Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Туркмены в Афганистане: материальная и духовная культура
Этнография - Народы Передней Азии

В Афганистане насчитывается около 400 тыс. туркмен, в Иране — около 200 тыс.

В Афганистане туркмены населяют северные, пограничные с СССР, районы: западную часть Мазари-Шерифской провинции и Мейменинскую область; незначительная часть туркмен обитает в Бадахшанской области.

Большинство туркменских племен Афганистана живет вперемежку с узбеками, составляющими в основном земледельческое население; в Мазари-Шерифской провинции и далее на восток с туркменами, кроме узбеков, соседствуют таджики. В Иране туркмены населяют главным образом так называемую Туркменскую степь по границе с Туркменской ССР, с юга ограниченную речкой Карасу, а с запада Каспийским морем. Кроме того, иранские туркмены живут в районах Буджнурда, Дерегеза и Серахса. Небольшие группы туркмен живут разбросанно в Турции, Ираке и Сирии, где они частично ассимилировались с местным населением.

Туркмены сохраняют племенные и родовые деления. Афганские туркмены в основном принадлежат к племенам эрсари и али-эли, кроме которых в Афганистане есть также небольшие группы сарыков, салоров и теке. В Иране живут иомуды, гоклены, игдыр, али-эли, салоры, сарыки и ряд мелких подразделений других туркменских племен. Турецкие туркмены принадлежат к племенам салор, языр, абдал, игдыр и др.

Предки туркмен, среди которых значительное место занимали огузы (гу- зы) и другие родственные им племена, издавна населяли степные районы, примыкающие к юго-восточному углу Каспийского моря. Здесь,на территории, совпадающей в основном с нынешним расселением туркмен в ’Туркменской ССР и в Иране, происходил многовековой процесс сложения туркменского народа, сопровождавшийся частичным оседанием некоторых кочевых туркменских племен. Так, уже в XVI в. на территории Ирана выделились так называемые саинхановские туркмены, основным занятием которых было земледелие. Отсюда отдельные туркменские племена по различным причинам расселялись на запад и на восток. Туркмены Афганистана издавна входили в состав населения небольших феодальных княжеств Андхоя, Ахчи, Сарыпуля, Балха, Шибиргана и Меймене, управлявшихся узбекскими династиями. Большая часть этих княжеств в начале XIX в. находилась в вассальной зависимости от Бухары. Афганские эмиры неоднократно пытались завоевать эти княжества, но только при эмире Абдуррахмане туркмены, живущие в районах Андхоя, Шибиргана и Меймене, были по русско-афганскому разграничению 1885—1887 гг. окончательно включены в состав Афганистана. У туркмен были отобраны и розданы афганским помещикам многие земли и пастбища к северу от Гиндукуша. Туркменская родовая знать в основном сохранила свои земельные угодья, но широкие массы трудящихся туркмен оказались в полной зависимости уже не только от туркменской, но и от афганской знати. Многие туркмены-земледельцы, потеряв в результате афганского завоевания свои участки, вынуждены были вновь перейти к кочевому образу жизни; большинство их превратилось в пастухов, выпасающих байские и помещичьи стада.

Что касается иранских туркмен, то с конца XVIII в. они формально вошли в состав иранской монархии Каджаров. Однако Каджарам пришлось затратить немало усилий, чтобы утвердить свое господство над туркменскими племенами. Так, в 1857 г. наместник Хорасана обманом заключил в тюрьму несколько десятков туркменских вождей, после чего шахские войска начали поход против туркменских племен, во время которого была учинена кровавая расправа над мирным населением Мерва. В 1860 г. шахские войска вторично напали на Мерв, но потерпели жестокое поражение от текинцев. То же повторилось в 1861 г. в Серахсе. Шахское правительство не прекращало попыток покорить туркменские племена и постепенно достигло своей цели: туркмены попали в зависимость от Тегерана. Тяжелый патриархально-феодальный гнет со стороны туркменской знати усугублялся национальным угнетением туркменского народа. Особенно ухудшилось положение туркмен в 1920—1930-х годах во время реакционной диктатуры Реза-шаха, который жестоко подавлял сопротивление туркменских племен, пытавшихся спасти остатки своей независимости и сохранить национальную культуру. Туркменам было запрещено носить национальную одежду, иметь в домах привычную обстановку, даже пить зеленый чай «по-туркменски», т. е. из пиал: они обязаны были пить черный чай «по-казенному», т. е. из маленьких стаканчиков. Нарушение шахских указов грозило штрафом, а иногда и телесным наказанием1. В последующие годы национальное угнетение туркмен в Иране сохранилось, а их экономическое положение еще более ухудшилось.

Основные занятия. Общественные отношения

Туркмены поныне сохраняют древнее деление на чомур — оседлых и чарва — кочевых. В XIX в. переход от одного состояния к другому часто зависел от уровня зажиточности отдельного хозяйства: земледелием занималась главным образом беднейшая часть населения.

В Афганистане и в настоящее время основная масса туркмен продолжает заниматься кочевым и полукочевым скотоводством; к оседлому земледелию перешла лишь очень небольшая часть туркмен, живущих главным образом в Мазари-Шерифской провинции. Из числа туркменских племен Афганистана сарыки и часть салоров в последней четверти XIX в. кочевали от Серахса и Пенде на севере до Герата, Меймене и Сарыпуля на юге. Как и все другие туркмены, эти племена делились на кочевников и оседлых. Сарыки имели посевы в Иолатаньском и Пендинском оазисах, вели довольно оживленную торговлю с Гератом и Бухарой, но главным богатством их были каракулевые овцы. Салоры, вытесненные из Мерва текинцами в середине прошлого столетия, потеряли большую часть скота и почти перестали кочевать. Основная масса племени поселилась возле старого Серахса, а часть — к северу от Герата. Кочевать продолжали лишь зажиточные салоры. Наконец, у эрсари было значительно развито шелководство и шелкоткачество.

Главенствующее место в скотоводческом хозяйстве афганских туркмен занимает разведение овец, преимущественно каракулевой породы, и коз. Туркмены выпасают свой скот в горах, перегоняя стада на далекие расстояния. Уходя на летние пастбища, кочевники засевают на богаре ячмень и джугару; для охраны посевов оставляются бедняки-чомуры.

Наиболее богатые пастбища расположены в южной и юго-западной частях Мазари-Шерифской провинции и в Мейменинской области. Ранней весной из южной части Афганистана в Мейменинскую область перекочевывают со своими стадами афганские племена. Им отведены лучшие территории для выпаса. Большая часть остальных пастбищ и колодцев находится в руках туркменских баев, которые регулируют пользование пастбищными угодьями. В их же руках сосредоточена большая часть поголовья овец.

Многие баи имеют по 20—25 тыс. голов каракулевых овец, в то время как не менее 15% скотоводов совсем не имеют собственного скота. Вся масса туркменской бедноты находится в полной зависимости от крупных баев-скотоводов, обычно одновременно являющихся родовыми старейшинами. Владельцы огромных стад широко эксплуатируют труд бедных «сородичей», получающих за свою работу небольшую часть приплода.

О том, какое важное место занимает в хозяйстве Афганистана туркменское овцеводство, можно судить по следующим данным: туркменские скотоводы Шибиргана, Меймене и Андхоя владеют подавляющим большинством 4-миллионного поголовья каракулевых овец в Афганистане; туркмены поставляют до 90% афганского каракуля, по производству которого Афганистан занимает одно из первых мест в мире1.

Иранские туркмены разводят главным образом мелкий рогатый скот и верблюдов. На юге Туркменской степи разводят буйволов в качестве молочных животных. В настоящее время подавляющее большинство иранских туркмен перешло к оседлости: астрабадские и буджнурдские туркмены занимаются земледелием, иомуды-атабаевцы совмещают земледелие с отгонным скотоводством, прикаспийские иомуды-джафар- баевцы заняты рыбной ловлей и частично торговлей, до сих пор сохраняющей старинный меновой характер.

Земледелие у оседлых туркмен Афганистана и Ирана в общем мало отличается от форм земледелия у соседних с ними народов. Возделываются как неполивные, так и поливные земли. В Афганистане в основном выращивают пшеницу, ячмень, рис, просо, джугару и огородные культуры. Из технических культур возделывают хлопок. В Иране из посевных культур преобладают пшеница и ячмень; на юге, в районе Карасу, разводят дыни, табак. Гоклены занимаются садоводством и разводят шелковичных червей.

Как и много лет назад, основными орудиями обработки земли в крестьянском хозяйстве являются омач (деревянный плуг), мала (борона без зубьев), кетмень, лопата. Об отсталости техники земледелия говорит уже то обстоятельство, что в Туркменской степи до недавнего времени был распространен обычай хирова — первобытный способ самосева пшеницы, перестаивавшей на корню; опавшие зерна после сбора пшеницы слегка запахивали омачом. Устарела и оросительная система, в результате чего многие крестьяне вынуждены поливать посевы вручную.

И в Афганистане, и в Иране большая часть обрабатываемой земли и вся ирригационная сеть принадлежат помещикам. Крестьяне находятся в зависимости от крупных землевладельцев, большинство вынуждено арендовать землю на условиях издольщины. Существуют и отработки. Феодальная эксплуатация туркменских крестьян помещиками принимает еще более обнаженные формы, нежели патриархально-феодальная эксплуатация кочевников. Однако и у туркмен-земледельцев феодальные отношения переплетаются с сохраняющимися до сих пор патриархально-родовыми пережитками, которые широко используются эксплуататорской верхушкой. Влияние родовых старейшин до сих пор велико; поэтому эксплуатация бедняков их богатыми «родственниками» нередко завуалирована отношениями «родовой помощи» и т. п. Уже в XIX в. родовым старейшинам — аксакалам фактически принадлежали все лучшие земли и вода, считавшиеся родовой собственностью. В настоящее время владение землей и водой все более сосредоточивается в руках немногих помещиков и баев.

Число туркмен — городских жителей в Афганистане невелико: это главным образом выходцы из племени али-эли, которые уже в конце прошлого века занимались ремеслами в г. Андхой. Напротив, в Иране, в связи с ростом оседлого населения в туркменских районах, получили развитие города, населенные почти исключительно туркменами. Таковы выросший за годы второй мировой войны Гюмуштепе — центр иомудов- джафарбаевцев, Гумбети-Хауз на р. Горган, Пехлеви-Дешт и др. Города эти не имеют промышленного значения; большая часть их населения занята ремеслом и торговлей. Прослойка промышленных рабочих среди иранских туркмен незначительна; это главным образом текстильщики Мазандера- на и угольщики Хорасана.

Из ремесел, бытующих среди туркменского населения, следует отметить кузнечное (кузнец обычно одновременно бывает и лекарем, табибом), ювелирное и некоторые другие. В Иране пользуются славой искусных мастеров туркмены-плотники; их охотно приглашают в качестве строителей домов и для поделки различного рода деревянных предметов.

Повсеместно среди туркмен широко распространено ковроткачество и валяние кошм, главным образом в качестве домашнего производства. Туркменские ковры издавна пользуются всемирной известностью. Ковроткачеством, как и валянием кошм, занимаются исключительно женщины. Выделка ковров и кошм представляет существенное подспорье в хозяйстве туркменской бедноты. Ковроделы связаны с рынком: характерно, что в последнее время иомудские ковроделы, вынужденные учитывать вкусы и требования рынка, заменяют своеобразный иомудский орнамент более популярным текинским. Кроме ковров, туркмены ткут ковровые подушки и попоны, украшения для лошадей, занавески для окон и дверей и т. д.

Материальная культура

Большинство афганских туркмен, в частности салоры, зимой живет в куполообразных хижинах, плетеных из камыша и обмазанных глиной изнутри и снаружи; у эрсаринцев и али-элинцев преобладают глинобитные мазанки, в которых дымовое отверстие в крыше и дверь служат единственными источниками света. Войлочная юрта сохраняется в качестве летнего жилища во время перекочевок.

Жилищем иранских туркмен служат деревянные на сваях или каменные дома, так как вследствие засоленности почв в Туркменской степи, глина не пригодна в качестве строительного материала. Изредка встречаются дома из сырцового кирпича. Зажиточные туркмены обычно строят двухэтажные дома, низ которых, как правило, каменцый, а второй этаж — деревянный. В нижнем этаже такого дома живут женщины, в верхнем, в одной из комнат, находится михманхана (комната для гостей). Но наиболее широко распространенный тип дома — это камышовые постройки, обмазанные изнутри и снаружи глиной. Такие мазанки чаще всего не имеют окон. Обычно вокруг большого двухэтажного дома, в котором живет «глава рода» — бай, почти вплотную лепятся менее крупные деревянные и камышовые дома его «родственников». Группы наиболее близких родственников огораживают свои постройки невысокими глиняными заборами. Хозяйственных построек и помещений для скота у рядовых туркмен почти не встречается. В ненастные зимы скот помещается в камышовых загончиках.

Кочевая юрта бытует еще среди иомудов-атабаевцев, а также в качестве летнего жилья у зажиточных туркмен других племен.

Одежда афганских туркмен почти не отличается от той, которую носили в дореволюционное время их соплеменники в Закаспийской области1. У мужчин — рубаха и штаны, поверх которых надевается халат из верблюжьей шерсти — чекмен или ватный стеганый халат — дон. На ногах — кожаные чувяки, гюверх них галоши с медными задками. Головным убором служит высокая баранья шапка — телъпек или чалма — селле, а дома — суконная тюбетейка, обшитая узкой полоской меха. Женский костюм сарыков и салоров, схожий в общем с костюмом женщин других туркменских племен, отличается от него преобладанием синего, а не красного цвета. Кроме того, платья женщин племени сарык широки не только в нижней своей части, но и в груди.

У иранских туркмен мужская национальная одежда почти не сохранилась. Мужчины носят брюки и рубахи европейского покроя, в качестве верхней одежды — пальто самых различных фасонов. Ношение халатов было запрещено в правление Реза-шаха; сохранился все же чекмен, а также ичмек (шуба из бараньих шкур). Правительство Реза-шаха наложило запрет также и на национальный головной убор тельпек, который теперь носят лишь пожилые люди. Обувью служат персидские туфли, только изредка встречается еще национальная обувь чарык — постолы из коровьей или верблюжьей кожи.

Одежда женщин сохраняет национальный покрой и, по мере возможности, цвет и материал. Однако вследствие распространения фабричных тканей нарушения в цвете довольно часты. Головной убор состоит из большого шелкового платка, накидываемого на голову, и повязки—андана которая складывается в узкую полосу и завязывается поверх платка узлом на лбу. Сверху накидывается бумажная или шерстяная шаль; иногда ее заменяет большой клетчатый платок чаршанга, носимый и прикаспийскими иомудками в Туркменской ССР. Зимней одеждой служат ичмек или покупное пальто, нередко мужское. Обувь чаще всего покупная. Девушки рода Джафарбай на выданье накидывают при выходе из дома поверх тюбетейки большой платок, отчасти закрывающий лицо. Женщины лица не закрывают.

Духовная культура

В религиозном отношении туркмены принадлежат к мусульманам-суннйтам. Мусульманское духовенство и, в частности, фанатичные представители дервишских орденов — шпаны—играют большую роль в консервации суеверий и патриархальных пережитков.

Подавляющее большинство иранских и афганских туркмен неграмотно. В Афганистане в туркменских районах школ пока еще мало. В Иране, где школьное обучение ведется на персидском языке, частные, иногда нелегальные школы, обучающие детей на туркменском (официально именуемом «материнским») языке, закрываются властями.

Однако и в этих условиях широкие массы туркмен стараются сохранить свои национальные культурные традиции. Туркмены Ирана помнят и любят стихи замечательного туркменского поэта Махтум-Кули: его могила в иранском местечке Ак-токай (на берегу р. Горган) является местом настоящего паломничества.