Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народ Афганистана кафиры: основные занятия, общественные отношения, семейный быт
Этнография - Народы Передней Азии

КАФИРЫ (НУРИСТАНЦЫ)

Кафиры — небольшая народность, живущая в северо-восточной части Афганистана, в области, расположенной по южным склонам Гиндукуша, в долинах трех горных рек — Алингара, Пеетча (Презунгуля) и Башгуля. Страна, населенная кафирами, представляет собой крайне пересеченную высокогорную, труднодоступную и труднопроходимую местность, поросшую лиственными, а в более высоких местах хвойными лесами.

Арабским словом кафир («неверный») соседнее мусульманское население назвало сохранявших до последнего времени свою древнюю религию1 жителей Кафиристана — «страны неверных». Еще 60 лет назад племена кафиров были независимы. Лишь в самом конце XIX в. политические события, в частности экспансия Англии на северо-западных границах Индии и в Афганистане, способствовали ликвидации самостоятельности кафиров. Стремясь задержать продвижение России на юг и политически закрепить отдельные горные области Гиндукуша и Памира за Индией и Афганистаном, англичане, захватив Дардистан2, «уступили» политические права на Кафиристан афганскому эмиру.

В 1896 г. эмир Абдуррахман направил войска в Кафиристан. Покорение страны сопровождалось насильственным обращением населения в ислам. «Все противившиеся, — писал придворный афганский поэт, — были истреблены, деревни их разрушены, имущество же их перешло в руки храбрых солдат эмира. Там в живых осталось немного. Они должны были принять истинную религию. Так завершилось великое дело покорения страны неверных»1. Сама «страна неверных» была переименована в «страну света» — Нуристан, а ее население — в нуристанцев. Однако в последующие годы свободолюбивые племена кафиров продолжали борьбу с завоевателями. «Ни ислам, ни власть кабульского правительства не встали еще здесь на твердую ногу», — писал о кафирах путешественник, посетивший Афганистан в начале 1930-х годов2.

В пределах Афганистана насчитывается 70 тыс. кафиров. Большое количество кафиров живет в Пакистане, в Читрале, куда они бежали, спасаясь от войск Абдуррахмана.

Сами кафиры общего самоназвания не имеют и именуют себя по названиям отдельных племен, на которые распадается население Кафиристана: кати, вайгели, празун (или парун), ашкун, вама (или вамаи).

Кати, наиболее многочисленное из кафирских племен, обитает в западном и восточном Кафиристане. Область западных кати охватывает долину потока Кантиво и систему долин речек Кулам и Рамголь (Рамгуль), впадающих в Алингар. По названиям этих речек кати называют себя кулам и рамголи. Важнейшие селения западных кати — Кантиво, Аспит, Кулам, Паригель, Ветзергром, Шаму, Паншигроми др. Восточные кати населяют долину р. Кунар. В группу восточных кати входят племенные подразделения камо, канто, мандагель и кушто. Область камо занимает нижнюю часть долины р. Башгуль с селениями Камгром, или Камдеш (самым крупным селением кафиров), Каму, Зарет, Петигель и Гавардеш. Канто населяют верхнюю часть долины; наиболее крупные селения — Лут- дек, Бадамук, Баргроматал, Аптзаи, Птзигром, Ахмеди-Деване (место паломничества к теплым источникам). По среднему течению Башгуля живут мандагели. Самое немногочисленное подразделение восточных кафиров — кушто занимает небольшую область к западу от камо.

Между областями западных и восточных кати расположена долина р. Пеетч, населенная кафирами празун (парун), которые считаются наиболее древней и чистой от посторонних примесей частью кафирского населения. Главные селения празунов — Пашкигром (Пашки), Туссум- гром, Девергром, Прунсгром, Штевегром.

К югу от празунов живут вайгели, населяющие верхнее и среднее течение р. Вайгель, нижнюю часть долины которой занимают афганские племена. Наиболее значительные поселки вайгели—Вайгель и Вренчигель.

Высокогорная область расселения кафиров ашкун служит водоразделом между средним течением рек Пеетчи Алингар; она охватывает часть высоких, густо заросших лесом гор, окаймляющих долину Кантиво и ряд долин, веерообразно расходящихся к обеим рекам. Главные селения аш- кунов — Бадшайгель, Гварнар, Масви.

По среднему течению Пеетча в единственном населенном пункте — поселке Вама живут вама. Они близки по языку к ашкунам, но отличаются от них некоторыми антропологическими признаками.

Встречающееся в прежней литературе подразделение кафиров на группы сияхпуги («одевающихся в черное») и сафетпуш («одевающихся в белое») было основано на внешних впечатлениях окружающих народов и, по-видимому, не соответствует действительности.

До афганского завоевания страна кафиров была почти недоступна для европейских путешественников; это положение в значительной мере сохраняется и в настоящее время. Поэтому имеющиеся о Кафиристане сведения носят весьма отрывочный, неточный, а частью и противоречивый характер1.

Основные занятия

Основными занятиями кафиров являются земледелие и скотоводство.

Разделение труда в кафирском хозяйстве сохраняет чрезвычайно архаические черты. Все земледельческие работы: пахота, сев, уборка урожая — производятся женщинами, которым помогают дети; скотоводческие работы — пастьба и уход за скотом, доение, а также приготовление сыра и масла лежат на мужчинах.

Климат Кафиристана допускает возделывание сельскохозяйственных культур только до высоты 3400 м, выше которой земледелие невозможно. Развитию земледелия препятствует и лесистость страны: поля приходится , отвоевывать у леса при помощи огня и топора; через несколько лет они истощаются и, будучи оставлены, быстро зарастают лесом.

Сельскохозяйственными культурами Кафиристан беден. Население возделывает ячмень, яровую пшеницу, засоренное рожью просо, мелкий сорт гороха; сеют также кукурузу и джугару. В защищенных от ветра глубоких долинах произрастают итальянское просо и изредка озимая пшеница.

Посев производится в конце апреля (озимой пшеницы — в октябре). Практикуется следующий севооборот культур: ячмень — пшеница — просо или горох. Иногда после одного оборота культур поле оставляют лод паром. Повсеместно применяется искусственное орошение: вода отводится из горных речек при помощи довольно сложных сооружений, лепящихся по склонам гор. Поля имеют вид тщательно обработанных террас. Для противодействия вымыванию почвы участки окружают низкими каменными стенками.

Если допускает величина участка, пахота производится легкой деревянной сохой с железным наконечником, в которую впрягают одного или двух быков. Комья земли после пахоты разбивают мотыгой, имеющей вид изогнутой палки с железным наконечником. Многочисленные мелкие участки, типичные для горного земледелия, обычно обрабатывают мотыгами, а Комья разрыхляют руками. Молотят изогнутыми палками; в качестве тока часто используют плоские крыши домов; веют зерно при помощи маленьких деревянных чаш, похожих на плоскодонную лодку и снабженных ручкой. Зерно размалывают на маленьких водяных мельницах, которые стоят рядами вдоль ручьев поблизости от селений.

Повсюду между полями и в селениях посажены фруктовые деревья: яблони, абрикосы, а также тутовое дерево та виноградная лоза.

Как уже упоминалось, скотоводством занимаются только мужчины. Кафиры разводят главным образом крупный рогатый скот и коз крупной породы/ дающих хорошую шерсть.

Овцеводство слабо развито, овцы бескурдючные и вообще низкопородные. С конца марта до октября скот пасется на горных пастбищах; пастухи живут в горных хижинах, сложенных из камня. Здесь же приготовляют сыр и сбивают в бурдюках масло. С наступлением снегопада стада спускаются в долины. С конца ноября до конца марта скот содержат в хлевах и кормят сухим луговым сеном.

Значительным подспорьем в хозяйстве кафиров служит сбор дикорастущих плодов и; ягод: грецкого ореха, мелкоплодного граната, инжира, кедровых орехов, маслины, крыжовника, малины и ежевики. Подсобным занятием служит также охота. Распространена охота на горного козла, каменную куропатку и другую дичь.

Кафиры ведут с окружающими их народами оживленную, преимущественно меновую торговлю, которая находится в руках афганцев и индийцев. Предметом’ вывоза служат шерсть, козы, масло, мед, орехи; в свою очередь кафиры приобретают различные промышленные товары, железо, соль.

Общественные отношения

По имеющимся очень неполным сведениям, родовой строй, сохранявшийся у кафиров сравнительно долго, в настоящее время распадается. Родо-племенные черты имеют известное значение лишь в области административного устройства и в рамках домашнего быта. Сохраняется родовая экзогамия, в которой заметны следы материнского рода: мужчина не должен брать себе жену в роде своей матери, также в роде матери своего отца.

Селение кафиров редко состоит из членов одного какого-либо рода. В зависимости от величины селения, в него входят представители 5—10 родов; каждый род в то же время рассеян группами по другим селениям. Таким образом, селение не является родовым и земля — уже не родовая собственность; в литературе отмечен как исключение «особый случай», когда в вайгельском сел. Нишей отдельным участком земли владел определенный род1. Все это позволяет предполагать, что экономическая основа родового строя у кафиров уже разрушена, но является ли собственность на землю хотя бы формально общинной, подлежат ли земли общинному переделу — остается неясным. На общинный характер землепользования указывает то, что совет выборных лиц — урир — выносит решение о начале сева и жатвы, следит за распределением воды, за сбором винограда и т. п. Однако данные о резком имущественном расслоении, упоминания 'о «бедных» и «очень богатых» кафирах, наконец, сообщения о том, что хозяин давал рабу маленький участок земли для его пропитания2, говорят о зачатках частного землевладения.

Рабство существовало у кафиров по крайней мере до конца XIX в. Рабы имелись у всех племен, но больше всего было их в племени кати. В сел. Камдеш на р. Башгуль существовал даже невольничий рынок, причем кати продавали рабов не только другим кафирам, но и соседним народам. Жители сел. Камдеш имели от 5 до 20 рабов. Известно, что одному из крупных старейшин принадлежало 180 рабов. В других племенах рабов было меньше; в отдельных случаях несколько хозяев имели сообща одного^ раба.

Хозяин свободно распоряжался рабом, мог продать его или сдать в наем. Рабы жили в отдельных домиках на краю селения (в сел. Камдеш эти домики составляли особый небольшой поселок). Эти рабы (бари), по всей вероятности, были потомками военнопленных. Кафиры считали бари нечистыми, запрещали им пребывание в священных местах и даже вход в дом кафира. Лишь рабы, занимавшиеся домашним хозяйством, могли входить в пространство между дверью и первым столбом, но с наступлением темноты они должны были возвращаться в свои жилища. Браки между бари и свободными не допускались обычаем; дети, рожденные наложницей-бари, не становились членами рода своего отца. Бари не мог освободиться от рабства путем выкупа, владелец не мог отпустить его на свободу; обусловленная рождением принадлежность к рабам была подобна родовой принадлежности свободных кафиров, и изменить это положение было невозможно.

Наряду с бари у некоторых племен имелись долговые рабы — лане. Несостоятельный должник должен был вместе со своей семьей работать на кредитора до тех пор, пока не выкупит CBoeJi свободы. За сумму выкупа, обычно равную удвоенной сумме долга, лане, как и бари, можно было продать, а также отдать в приданое дочери. Однако, в противоположность бари, лане, принадлежавшего к племени своего хозяина, можно было продать только члену своего племени. Лане выполняли для хозяина любые полевые и хозяйственные работы, а бари в своем большинстве были ремесленниками. Неравное общественное положение профессиональных подразделений бари (например, резчики по дереву и сапожники считались выше кузнецов и гончаров) напоминает кастовое деление населения Индии.

В целом общественный строй кафиров в конце XIX в. сохранил патриархально-рабовладельческие черты, которые были характерны для большинства народов Средней Азии и Северного Афганистана в античный период

На общественные отношения кафиров не могло не влиять наличие развитых феодальных отношеций у окружающих их народов. Однако за отсутствием прямых данных ничего конкретного по этому вопросу сказать нельзя. Несомненно, что в XX в., после включения Кафиристана в состав афганского феодального государства патриархально-феодальные отношения у кафиров получили известное развитие.

В зачаточном состоянии у кафиров существуют также элементы капиталистических отношений: богатые кафиры нанимают в качестве сезонных сельскохозяйственных рабочих бедняков из соседних некафирских племен. В последнее время развитие капиталистических отношений в Кафиристане, как и во всем Афганистане, усилилось.

В административном устройстве кафиров заметны пережитки патриархально-родовой организации. До завоевания Кафиристана афганскими феодалами все дела селения решала группа влиятельных старейшин — джастов, достигших своего звания после прохождения ряда религиозных церемоний, сопровождавшихся обильными пиршествами и угощением народа и старейшин. По некоторым сведениям, чтобы стать джастом, нужно было одиннадцать раз угостить все население деревни и десять раз — знатных лиц2. Таким образом, важнейшим условием для кандидата в джасты было обладание значительным состоянием. Далее, он должен был принадлежать к влиятельному роду, имеющему большое мужское потомство, обладать определенными способностями и даром слова. В прежние времена от будущего джаста требовалась также военная доблесть; он должен был убить по меньшей мере пятерых врагов. Религиозные церемонии и угощения, предшествовавшие избранию джаста, занимали обширный отрезок времени (у племени кати — до трех лет).

Богатство и численная мощь рода давали джасту большие преимущества в совете старейшин. В том случае, если сородичи могущественного джаста составляли большинство населения нескольких близко расположенных селений, его власть распространялась также и на эти селения. Большое богатство и влияние, устройство ряда щедрых угощений давали джасту возможность подняться до степени мира. Мир, по некоторым данным, являлся главой племени. Впрочем, в различных племенах положение было неодинаково. Так, например, в племени кам (подразделение восточных кати) господствовавшему роду Демидери противостояло несколько других, не менее сильных родов, в результате чего власть в этом подразделении делили между собою несколько джастов. В некоторых других подразделениях кати джаст сильнейшего рода обладал деспотической властью; он управлял селением своего рода и многими другими селениями пожизненно. В племенах ашкун и празун существовал правитель в каждом селении, причем у празунов, на территории которых находилась величайшая святыня кафиров — храм Имры, был в свое время особый правитель, политическая власть которого распространялась лишь на область, занятую его племенем, а религиозная — значительно шире. Звание правителя в этих племенах не было наследственным, правитель назначался советом старейшин из знатных людей.

Помимо джастов, носивших свое звание пожизненно, в кафирском селении существовал особый орган— урир, группа выборных лиц, возглавлявшаяся одним из джастов, который в этом случае назывался урджаст. В обязанности урджаста и его помощников входило распределение воды, регулирование пользования лесными плодами и фруктами, вынесение решения о начале сева и жатвы, улаживание мелких споров и ряд других дел. Урджасту надлежало также вести сношения с внешним миром, [оказывать гостеприимство чужакам и т. п.

Административный порядок, установившийся в кафирских селениях после завоевания Кафиристана Абдуррахманом и сохраняющийся до настоящего времени, известен лишь в общих чертах. Во главе каждого селения стоит малик, избираемый населением обычно из господствующего рода и утверждаемый афганским правительством. Малик обязан взимать налоги с населения. Второе по значению лицо в селении — мулла — духовный судья и религиозный наставник. От старых порядков сохранился совет старейшин, решающий внутренние дела селения.

Семейный быт

В семейном быту кафиров особенно отчетливо проявляются остатки патриархально-родового строя. Наряду с обычными малыми еще сохраняются большие патриархальные семьи, включающие семьи женатых сыновей. Отец, глава семьи, властвует деспотически, осуществляя неограниченную власть над всеми членами семьи. Отец решает вопрос о браке своих -сыновей и дочерей. За невесту взимается калым, величина которого (от одной до 10—20 коров) различна в разных местностях, но всегда зависит от зажиточности родителей брачущихся. Богатые кафиры имеют до четырех-пяти жен. Женщины не обладают никакими правами. Жена не наследует имущества после умершего мужа; оно делится между его сыновьями, братьями или другими родственниками мужского пола. Вдова также поступает в распоряжение наследников — широко практикуется обычай левирата.

После смерти главы семьи большесемейная община в одних случаях сохраняется под главенством старшего брата, в других — распадается на отдельные малые семьи.