Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Одежда и украшения хазара на територии Афганистана. Пища. Семейный быт. Язык и культура
Этнография - Народы Передней Азии

Мужская одежда хазарейцев состоит из белой хлопчатобумажной рубахи пиранг, широких штанов из того же материала туммун (у восточных хазарейцев иногда из грубой шерстяной ткани) и безрукавки воскат. Распространено два типа рубахи. Рубаха первого типа имеет круглый вырез по шее, продолжающийся на плечах в виде двух небольших разрезов и застегивающийся по сторонам шеи на две пуговицы; рукава прямые, снабженные ластовицами. Рубаха или лишена украшений, или иногда у ворота и на обшлагах обшита плетеным шнурком. На рубахе второго типа имеется узкий прямой стоячий ворот и прямой вертикальный разрез на середине груди, застегивающийся на пуговицы; рукава либо свободно свисают, либо заканчиваются обшлагом.

Безрукавку шьют из черной или красной бумажной материи или же сукна. Обычно она имеет на груди по два кармана с каждой стороны; ворот и карманы отделываются материей другого цвета, иногда позументом. Часто безрукавку украшают вышивкой. В холодное время года носят овчинные безрукавки, с цельной спинкой и клиньями в боках, расширяющими безрукавку внизу. Безрукавки не имеют застежки, их носят нараспашку.

У восточных хазарейцев часто можно встретить одежду типа долго- полого кафтана из грубого сукна с четырьмя карманами на передних полах (по два с каждой стороны); его носят поверх безрукавки, либо непосредственно поверх рубахи. Встречаются такие кафтаны и у западных хазарейцев. Это одежда городского типа, проникшая в крестьянскую среду.

Верхней одеждой у восточных хазарейцев служит халат из грубого сукна. Такой халат встречается и у западных хазарейцев, у которых он называется шал, но для них обычен хлопчатобумажный халат — джа- ман, стеганный на вате. Специально для халатов западные хазарейцы ткут хлопчатобумажную ткань в мелкую синюю и белую полоску. Рубаху или ахалат мужчины обычно подпоясывают широкой полосой бумажной материи; дома ходят неподпоясанными. Кафтаны вообще носят без пояса. Большое распространение имеют широкие кожаные пояса военного образца, принятые в афганской армии.

Головным убором повсеместно служат тюбетейка пулах и чалма салля. В сельских местностях во время работы и в домашней обстановке надевают только тюбетейку, чалму же повязывают при выходе из селения и при приеме гостей, а также в прохладную погоду. В некоторых районах Хазараджата носяг остроконечные шапки, отороченные широкой полосой бараньего меха.

Горожане носят тюбетейку и чалму, но, выполняя тяжелую работу,также оставляют на голове только тюбетейку.

Мужчины обуты в грубые кожаные башмаки кауш, надеваемые на толстые шерстяные носки джураб. Беднейшая часть населения летом ходит босиком, зимою делает себе поршни из телячьей шкуры чарух, привязываемые к ноге шерстяными веревками.

Одежда состоятельных хазарейцев шьется из более дорогих материалов. Безрукавки делаются из хорошего хазарейского сукна, рубаха и штаны — из импортной фабричной бумажной ткани. Отличительной чертой одежды богачей является ее обилие; поверх рубахи надевают и безрукавку, и кафтан, и один или два халата. Богатые западные хазарейцы поверх бумажного стеганого халата носят халат из верблюжьей шерсти; встречается и афганская овчинная шуба постин, расшитая шелками; на ногах носят афганские вышитые золотом башмаки с загнутыми кверху носками.

Женская одежда состоит из цветной бумажной рубахи, широких штанов и халата1. Рубаха, расширяющаяся книзу, имеет спереди разрез, застегивающийся у ворота на небольшую перламутровую пуговицу; иногда по обе стороны разреза нашиты по три светлые пуговицы. У западных хазарейцев молодьхе женщины носят рубаху из ярких цветных тканей, предпочтительно малинового или красного цвета, с суживающимися к обшлагу рукавами. Рубаха женщин более солидного возраста имеет старинный покрой: верхняя часть широких прямых рукавов сделана из какого-нибудь другого материала (например, при общем красном или вишневом цвете рубахи эти вставки делаются синие или полосатые). Такие рубахи носят и молодые женщины, но предпочитают более модные рубахи первого типа. Ворот у тех и других рубах обшит шерстяной или бумажной плетеной тесьмой, обшлага расшиты цветными нитками.

Штаны прямые, очень широкие на вздержке, имеют вид двух сшитых между собой юбок. Их шьют из фабричной цветной ткани ярких расцветок, предпочтительно с крупными яркими цветами, или из белой, большей частью домотканной материи. По низу белых штанов идет аппликация из нескольких рядов треугольников разных цветов. Халат расширяется книзу вставленными в бока клиньями; рукава имеют разрез от локтя донизу, так что нижняя часть рукава, подбитая яркой, чаще всего красной тканью, висит свободно.

Халат служит' верхней выходной одеждой, дома его носят только в богатых семьях.

Женский головной убор по форме напоминает кокошник: на тюбетейку нашивают над лбом тряпочки в виде возвышения, поверх повязывают два платка. При выходе из дома накидывают синее, клетчатое или черное покрывало. На ногах женщины носят туфли самого разнообразного покроя; крестьянки летом обычно ходят босиком.

Хазарейские женщины носят большое количество украшений1. На шее носят бусы, по праздникам часто в несколько ниток. Специфически хаза- рейское украшение — мура-рупиа\ это крупные бусы, нанизанные вперемежку с серебряными монетами. На руках носят парные широкие ажурные серебряные браслеты—дестине, на пальцах—серебряные кольца — ша, в ушах— серебряные серьги — гугивара, различных размеров и формы. В правое крыло носа вдевают украшение халаки пус в виде розетки с цветным камнем. На голову поверх платков надевают серебряное украшение в виде цепочки из серебряных четырехугольников, которое обводится вокруг всего головного убора; концы его перекрещиваются спереди над лбом и с помощью крючков прикрепляются к головному убору.

Социальные различия в женской одежде выражаются главным обра зом в качестве материала, из которого сшита одежда, а также в количестве и ценности украшений.

Пища

Основной пйщей у обеих групп хазарейцев является хлеб с прибавлением молочных продуктов.

Разнообразные виды побледнйх описаны только применительно к западным хазарейцам. Они приготовляют из овечьего молока катых — заквашенное кипяченое молоко; курут — высушенный на солнце сыр из катыха; чал — напиток из кислого молока с водой; каракурут — сыр, получаемый путем выпаривания сыворотки, оставшейся от приготовления ку- рута, с добавлением мелко растертого корня растения мах\ роган, — масло, сбиваемое из кислого молока. Основное питание летом составляет катых с хлеботуг, зимой—похлебка куруши из растертого сыра, воды, масла и лука, также с хлебом. Праздничными мясными блюдами являются плов или шурпа из мяса и лука с пряностями.

Общественные отношения

До подчинения хазарейских племен афганскому правительству они были слабо связаны друг с другом как в экономическом, так и в политическом отношении. Племена управлялись своими ханами, которые предводительствовали во время межплеменных войн. Память о том, когда во главе хазарейских племен, их подразделений и родовых групп стояли ханы, еще не изгладилась у современных хазарейцев.

Межплеменные войны хазарейцев, феодально-племенные усобицы, бывшие в Афганистане до конца XIX в. обычным явлением и сопровождавшиеся набегами, захватом имущества, угоном скота, способствовали усилению дифференциации в среде хазарейцев, обогащению ханов, превращению их в настоящих феодалов. В период, предшествующий покорению хазарейцев афганцами, во главе их стояли уже не племенные или родовые ханы, а малики2, возглавлявшие более или менее обширные территориальные группы — от пяти до трехсот-четырехсот селений. На такие же административно-территориальные группы хазарейцы делятся внутри племен до настоящего времени. Группы эти не имеют ни родового, ни какого-либо иного общего названия и не соответствуют племенным подразделениям, хотя иногда совпадают с ними, как, например, у племени джагури, где они еще сохраняют следы былого родо-племен- ного устройства. У нукроз, подразделения племени уразгани, в начале XX          в. было четыре малика, каждый из которых властвовал примерно над 80 селениями. Группа теймури, включавшая около 20 селений, подчинялась одному малику.

В условиях частых войн и набегов малик должен был быть сильным военным предводителем, распоряжавшимся значительной дружиной. Наличие такой дружины не только вело к выделению у хазарейцев феодальной прослойки, но и позволяло маликам осуществлять принуждение в отношении рядовых соплеменников.

Классовое расслоение, начало которому положило накопление большого количества скота в руках кучки военных предводителей и их дружинников, усиливалось с переходом хазарейцев к оседлому земледелию.

В руках маликов сосредоточивались крупные участки лучшей земли. Этот процесс имел у разных племен свои особенности, но во всех случаях приводил к концентрации земли в руках крупных земле владельцев.Так, например, в племени уразгани констатируется наличие трех различных по обеспеченности землей групп. В первую входят лица, не владеющие землей и принужденные работать у богатых хазарейцев, во вторую — владеющие небольшим участком земли и обрабатывающие его силами семьи, в третью — владеющие большими земельными участками и прибегающие к эксплуатации рабочей силы.

Эксплуатация носит феодальный характер: неимущие хазарейцы работают на землевладельца всей семьей и постепенно становятся настолько зависимыми от хозяина, что без его разрешения не могут перейти к другому владельцу.

Общественно-административное устройство хазарейцев отражает те же отношения феодального господства и подчинения. В результате образования в Афганистане при эмире Абдуррахмане централизованного многонационального государства феодально-абсолютистского типа ха- зарейские малики лишились политической власти и из независимых правителей превратились в представителей эмирского правительства. Главной их обязанностью сделался сбор государственных налогов с населения. Малики считались выборными, но выбирались всегда из числа крупнейших ханов, а в племени уразгани даже наблюдалась тенденция к наследственной передаче власти малика. Помощником малика был старшина, избиравшийся таким же путем и пользовавшийся в пределах, селения аналогичной властью.

Аманулла-хан еще более урезал политическую власть маликов. По закону 1921 г., сборщики налогов, малики, превратились в чиновников, выбираемых населением на три года из числа «самостоятельно владеющих собственностью и благочестивых людей»1. Таким образом, хазарейские малики теперь не всегда являются выходцами из племенной знати, но всегда богатыми землевладельцами. Малику, как правило, подчинено одно селение, и только в виде исключения допускается назначение одного малика для двух-трех селений. Формально правом выбирать малика обладает каждый взрослый мужчина, но практически в собраниях участвуют лишь старшины селений и ригисефиды (старики, буквально «белые бороды»), а также муллы и другие духовные лица. В результате малик всегда оказывается выразителем интересов эксплуататорской верхушки селения и духовенства. Вместе с тем малик является чиновником афганского правительства; он собирает налоги и проводит в жизнь правитель ственные распоряжения.

Семейный быт

Основная масса хазарейцев живет в единобрачии. Многоженство встречается лишь среди зажиточных людей; если небогатый хазареец берет вторую жену, это обычно вызывает порицание и насмешки. Браки заключаются чаще всего внутри родового подразделения — тойфа. Распространен брак между двоюродными братьями и сестрами (как кросскузенный, так и ортокузенный). При таком браке калым снижается или не платится вовсе.

Заключению брака предшествует ряд обрядов1. Сватовство сопровождается обрядом кантышкени (раскалывание сахара): отец жениха и отец невесты обмениваются платками, причем отец жениха кладет на платок, передаваемый отцу невесты, небольшую сумму денег; затем разбивают на куски голову сахара и раздают присутствующим.

Приблизительно за год до свадьбы справляют фатахуни (праздник чтения фатихи, первой главы Корана), на котором происходит торг из-за калыма. Если в селении ожидается несколько фатахуни, то иногда для сокращения расходов сговариваются и устраивают праздник вместе. Через три дня после фатахуни родственницы жениха несут в дом невесты сладкий хлеб, завернутый в скатерть, угощают им ближайших родственников невесты и снова, отказываясь от предлагаемого им чая и хлеба, просят снизить калым. Последний еще немного снижается. Обычай этот называется сурфаи риза (скатерть согласия). Сумма калыма устанавливается здесь окончательно. Интересно отметить, что как фатахуни, так и сурфаи риза являются у хазара и у живущих в непосредственном соседстве с ними джемшидов как бы женскими праздниками. На фатахуни женщины съезжаются с вечера, мужчины приезжают только в день праздника. На сурфаи риза в дом невесты отправляются только женщины. Таким образом, у хазарейцев, в отличие от других народностей, окончательная сумма калыма формально устанавливается женщинами, в чем можно видеть пережиток очень древних общественных отношений.

Свадьба (туй) празднуется через год после фатахуни. Гости — мужчины и женщины — съезжаются с вечера в селение невесты. Женщины, которые собираются только из ближних селений, приходят на свадьбу пешком, размещаются в отдельных чаппари, подальше от мужчин; подаются угощения, женщины поют и танцуют под звуки бубна. Мужчины собираются на ровном просторном месте посреди селения и после угощения почти всю ночь развлекаются танцами, борьбой, выступлениями актеров-импровизаторов. Утром мужчины отправляются на скачки. На богатых свадьбах победители получают призы — скот, халаты, деньги. Затем следует новое угощение, после которого большинство гостей разъезжается.

Невесту в день свадьбы обряжает какая-нибудь «счастливая женщина», богатая и имеющая много детей. Наряженная невеста, откинув шелковое свадебное покрывало и приложив к глазам платок, начинает причитания, в которых принимают участие ее мать и сестры. В это же время в большой юрте собираются мулла, родственники и почетные гости. К невесте посылают узнать, кого она избрала своим вакилем (представителем). Мулла трижды обращается к вакилю и к жениху с вопросом о согласии вступить в брак, затем читает молитву и благословляет жениха.

Жениха ведут под руки к дому невесты. Его сопровождает толпа сородичей и танцующие перед ним женщины. Жених выводит невесту из дома и помогает сесть на лошадь или на верблюда. При выводе из дома жениха и невесту осыпают серебряными монетами, изюмом и сладким печеньем. За невестой садится пожилая родственница, сопровождающая ее в дом мужа, если последний расположен в том же селении, жених и невеста объезжают селение, сопровождаемые толпой сородичей и гостей, танцующими женщинами, стреляющими из ружей всадниками.

При женитьбе на вдове или разведенной женщине свадьбы не справляют. По распространенному у хазарейцев обычаю левирата, вдова обычно становится женой младшего брата своего мужа. Если у нее есть дети, она при желании может не выходить больше замуж, а остаться жить при детях в доме брата мужа.

В семейном быту хазарейцев сохраняется много патриархальных обычаев, тяжело ложащихся на плечи женщины. Хотя женщины трудятся гораздо больше мужчин, они занимают в семье подчиненное положение. В наследовании их доля всегда меньше доли мужчины. Женщина не имеет прав на своих детей. Если после смерти мужа она не захочет стать женой его брата, а пожелает выйти замуж за другого человека, она лишается даже той малой доли наследства, которая принадлежит ей по праву, а дети остаются в секье отца.

Язык и духовная культура

Как указывалось выше, еще в начале XVI в. хазарейцы говорили на монгольском языке. По свидетельству Лича1, небольшая часть хазарейцев в первой половине XIX в. говорила на языке, близость которого к монгольскому доказал Габеленц2. В настоящее время хазарейцы ираноязычны.

По сообщению JI. Лигети, восточные хазарейцы говорят на таджикском языке, в словарном составе которого, однако, «самыми бросающимися в глаза элементами, несомненно, являются монгольские элементы»3.

Большая часть последних неизвестна даже живущему в Афганистане племени могал. «Встречаются среди них даже такие, — пишет Л. Лигети,— которые в настоящее время не нахожу нй в одном из окружающих таджикских диалектов. Вот для иллюстрации несколько слов хазара монгольского происхождения: alu^a Dz «молот», alo^a В, Т—монг. aluqa; qadur Dz «серп»—монг. qadu^ur, орд. belsi В, Dz, Т «кожаные перчатки» ~ монг. begelei,           ; bur^asu В «(белая) ивина»—монг. bur^asun; ceiji Dz «грудь», cejin В, Т ceji Dj — монг. cegeji орд. tscedzi; 711 ja В, Dz. О, T «ляжка»—монг. ^uya; sudri В, Dz, Т «изморозь», s.iidri Dj, G, О—монг. sigiideri,   орд. suder.»4 ,

Что касается языка западных хазарейцев, то, по сообщению того же Л. Лигети, они говорят на таджикском диалекте, значительно отличающемся от гератского. В нем имеются тюркские элементы и — кое-где — даже несколько монгольских слов: все это, однако, характерно и для подавляющего большинства таджикских диалектов Афганистана , в том числе для гератского5.

Своей письменности хазарейцы не имеют. Грамотность среди них распространена слабо.

Как язык, так и устное творчество хазарейцев не изучены. Песни имеют большей частью героическое или лирическое содержание; распространены частушки, преимущественно любовного характера, и сказки.

У хазарейцев имеются зачатки народного театра. На свадьбах выступают шут (лути) и несколько его помощников. Они разыгрывают перед зрителями небольшие импровизированные сценки фривольного содержания, в которых инициативная роль принадлежит шуту. Нередко в диалоге •с шутом выступает барабанщик, аккомпанирующий танцам. Женские роли исполняют мужчины, одетые в женские костюмы.

Мужские танцы носят воинственный характер. Под аккомпанемент зурны и барабана танцующие движутся по кругу, то сталкиваясь, то расходясь; своими движениями они как бы изображают бой. Женщины и девушки танцуют отдельно под бубен, также двигаясь по кругу, хлопая в ладоши и кружась.

Из народных развлечений следует отметить непременные на каждом празднестве или свадьбе скачки на лошадях и борьбу. Своеобразное зрелище представляет устраиваемый во время свадьбы бой самцов-вер- блюдов.

Как уже сказано, по религии восточные хазарейцы—мусульмане-шииты, а западные — сунниты. Широкие массы западных хазарейцев относятся к религии довольно равнодушно; строгое выполнение мусульманских религиозных обрядов характерно лишь для господствующей верхушки, и то не всегда. Отчасти это объясняется тем, что в Северном Афганистане, население которого представляет собой сложный конгломерат различных этнических наслоений, смешение племен и ассимиляция одних групп другими вызвали смешение религиозных культов и определили религиозную терпимость. Среди восточных хазарейцев, живущих в условиях большей замкнутости, влияние мулл ощущается больше.

У хазарейцев еще сильны доисламские верования. Это прежде всего вера в приворотные, оберегающие и другие магические средства, в добрых и злых духов дэве-пери и дэве-фаранда и в самого«страшного» из злых: духов — албасты, являющегося в виде отвратительной женщины с отвислыми длинными грудями и могущего сильно повредить роженице, если не будет принято предупредительных мер.

Культурная отсталость хазарейцев — результат тех социально-экономических условий, в которых они живут. Безземелье, феодальная эксплуатация со стороны собственных и афганских помещиков тормозят’ культурное развитие небольшого народа, способствуют консервации, отсталых форм его материальной и духовной культуры.