Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Язык афганцев. Народное образование. Литература. Фольклор
Этнография - Народы Передней Азии

Афганский язык (пушту, или пашто) принадлежит к восточной группе иранских языков.

В фонетическом отношении пушту отличается богатым консонантизмом: имеется 30 согласных фонем; гласных фонем восемь: а, а, е, э, и, о, г/, ъ. Ударение в пушту динамическое, подвижное и свободное.

Для морфологии пушту характерна флексия имен существительных, прилагательных, числительных и местоимений. Имеются в основном два падежа: прямой и косвенный беспредложный; остальные падежные значения передаются путем сочетания косвенной формы имени с предлогом или послелогом, а иногда с тем и другим вместе; так, пъ кор ке — «в доме» в АЬмад та — «Ахмаду» и т. д. В именах различаются грамматические категории мужского и женского рода, одушевленности и неодушевленности. Все эти категории учитываются при образовании форм множественного числа.

Особенность синтаксиса пушту — наличие эргативной конструкции для всех форм прошедшего времени переходных глаголов. Действующее лицо ставится в косвенном беспредложном падеже, и глагол согласуется с объектом действия в лице, роде и числе: например, ма ас вахист — я купил коня; ма асуна вутаръл — я привязал коней. Сказуемое обычно замыкает предложение. Определение предшествует определяемому: тор ас — вороной конь.

Пушту распадается на несколько диалектов. По ряду фонетических и морфологических признаков эти диалекты разделяются на северо-восточную группу с центром в г. Пешаваре и юго-западную с центром в г. Кандагаре. В фонетическом отношении звукам г и х северо-восточной группы соответствуют звуки ж и ш в юго-западной группе; например, пахтун и паштун—афганец (патан). Существует и ряд других различий. Следует отметить, что в восточном пушту имеется большое количество слов, заимствованных из индийских языков, а в западном значителен удельный вес заимствований из соседних иранских языков — таджикского и персидского. Отметим также, что с середины XIX в. в пушту проникло много европейских слов, в том числе и русских.

Большинство афганских племен (около 70%), в частности такие крупные племена, как гильзаи, моманды, юсуфзаи, говорит на диалектах 'северо-восточной группы. Некоторые диалекты пушту резко отличаются от остальных. Таковы в северо-восточной группе афридийский диалект, в юго-западной — вазирский. В обоих этих диалектах а произносится как о. В вазирском диалекте звук о заменяется звуком е или ё, а звук у— звуком и. Эти два диалекта мало понятны для других афганцев. Остальные диалекты для взаимного понимания говорящих требуют лишь небольшой практики. В целом, несмотря на иногда довольно значительные различия, диалекты пушту, имеющие единый грамматический строй и основной словарный фонд, составляют один язык.

Процесс формирования афганского национального языка характеризуется рядом особенностей.

В течение многих веков государственным языком Афганистана и в значительной мере языком культурного общения афганских племен было одно из наречий таджикского языка — фарси кабули, а на западе Афганистана также и персидский язык. Ряд географических, исторических и социальных причин способствовал тому, что у афганцев сохранились родо-племенное деление и племенные диалекты. Афганский народ был разделен между Афганистаном, полосой «независимых племен» и Индией, что также тормозило процесс формирования национального языка.

В то же время существуют причины, облегчающие этот процесс. Значительная часть афганских племен, говорящих на разных диалектах, приходила во взаимное общение как во время хотя бы и недолгосрочных объединений для совместных военных действий, так и в связи с караванной торговлей (повинда), которую в течение ряда веков вели многие афганские племена. В XVI в. начал развиваться торговый и культурный центр восточных афганцев — г. Пешавар, а с XVIII в.—торговый, политический и культурный центр западных афганцев — Кандагар. Важно отметить, что уже в эти века пушту был не только разговорным языком афганских скотоводов и земледельцев: в Дуранийской державе (XVIII в.) в армии господствовал язык пушту; найденный недавно в Пешаваре судебник Ахмед- шаха написан на кандагарском диалекте. С XII в. существует и литература на пушту, алфавит для которой был создан на основе приспособленной к афганскому арабской графики.

В силу указанных причин еще задолго до XIX в. начали складываться территориальные диалекты: кандагарский на западе и пешаварский на востоке. Кандагарское наречие стало общим языком не только для господствовавшей в Афганистане группы племен дурани, ной для западных гильзаев, какаров, таринов и др. Пешаварское наречие стало обслуживать не только племена халилей и момандов, диалект которых лег в его основу, но и другие племена северо-восточной группы, тяготевшие к Пешавару. На основе халило-момандского диалекта сложился северо-восточный, на основе дуранийского диалекта — юго-западный (кандагарский) литературный язык.

За последние 15 лет в жизни афганцев произошли события, сыгравшие важную роль в процессе формирования национального языка. В 1936 г. пушту объявлен государственным языком в Афганистане, введено обязательное изучение его в школах; делопроизводство частично уже переведено с таджикского языка на пушту; часть газет и журналов издается только на пушту, на этом языке ведутся радиопередачи, ставятся пьесы. В 1943 г. в правилах* правописания, выработанных Афганской академией, было отдано предпочтение языку северо-восточной группы. В августе 1948 г. афганские и пешаварские литераторы, собравшись в Кабуле, разработали новые правила правописания, также отражающие собой определенную уступку восточноафганскому языку (приняты его нормы спряжения). Год спустя кабульское радио, ведшее передачи на северо-восточном и на юго-западном наречиях, стало пользоваться только северо-восточным.

Следует учитывать, что в настоящее время роль литературного языка возросла по сравнению даже с недавним прошлым. Школа, печать, радио (с 1942 г.), театр (с 1950 г.) расширяют сферу применения афганского литературного языка. Выросший на основе разговорного литературный язык в свою очередь начинает оказывать влияние на народный язык и племенные диалекты.

Народное образование

Разумеется, это влияние пока еще не может быть очень значительным. По данным 1952 г.} общее число грамотных мужчин в Афганистане не превышало 20%, женщин — 5%*. Однако школьная сеть в Афганистане непрерывно растет; количество учащихся сейчас достигает 110 тыс.

Школы делятся на лицеи (12 классов), неполные средние (9 классов) и начальные (6 классов). Имеется несколько профессиональных учебных заведений. В 1942 г. открыта первая женская гимназия. В 1952 г. существовало тесть женских школ, две из которых (в Кабуле) были второй ступени.

В 1946 г. из существовавших ранее отдельно факультетов создан Кабульский университет. Сейчас на его шести факультетах (медицинском, литературном, научном, юридическом, богословском и женском) обучается около 750 студентов. Созданы также педагогический и учительский институты.

К числу научных учреждений страны должен быть отнесен и Кабульский музей, основанный в 1918 г. Богатство музея составляют замечательные собрания памятников бактрийско-эллинистического искусства, найденные при раскопках в районе Джелалабада, образцы цветной настенной живописи IV—V вв. н. э., многочисленные миниатюры, рукописи и предметы быта эпохи средневековья.

Литература

Древнейшим памятником письменности на , пушту можно считать «Жизнь афганских святых» Сулеймана Маку (XII в.). К XV в. относится другой литературный памятник — история завоевания княжества Сват юсуфзайскими племенами (1413—1424) и раздела между ними земель Свата. Эта история была написана вождем юсуфзаев, шейхом Мали (Адам бин Мали), и называлась «Кадастровая книга шейха Мали».

Сильный толчок развитию литературы на пушту в XVI—XVII вв. дало рошанийское движение. Сохранилось важнейшее произведение (относящееся к 1650 г.) основателя секты рошани Баязида Ансари: «Хайр- уль-байан» («Преблагая весть»), долго считавшееся уничтоженным его противниками; в 1939 г. в Индии были напечатаны отрывки на пушту из его рукописи. Рукопись написана на пушту со вставками на арабском, фарси и хинди. «Хайр-уль-байан» считается первым образцом ритмической прозы на пушту. Язык Баязида и его стилистические приемы оказали большое влияние на современников и последующих писателей. Вокруг Баязида Ансари и его преемников организовалась группа поэтов, пропагандировавших взгляды рошанийцев. Среди них выделялись мулла Арзани, Лавлат Дохани, Мирза-хан Ансари и др.

Противники рошанийцев тоже прибегали к языку пушту, чтобы бороться с этим движением. Главный из них, Дарвеза (1533—1638), написал на пушту катехизис, «Махзан-уль-ислам» («Сокровищница ислама»), в котором он отстаивал ортодоксальное мусульманство и поносил рошанийцев.

Из произведений светской феодальной поэзии значительной известностью пользуется творчество Хушхаль-хана, вождя племени хотак, поэта и полководца (1613—1688). Язык Хушхаля отличается простотой. Диапазон его тематики очень широк: любовная лирика, призывы к борьбе против власти Моголов, автобиография, наставление по соколиной охоте и т. д. В числе потомков Хушхаль-хана имеется около двадцати поэтов и прозаиков, из них наиболее известны поэты Абдулькадыр, Казым-хан Шайда и историк Афзаль-хан.

В том же XVII в. творил крупный поэт-суфий, моманд Абдуррахман (1632—1708). Диван его содержит лирические стихотворения, произведения дидактического и религиозного содержания. Лирика Абдуррахмана, бодрая и жизнеутверждающая, пользуется большой популярностью и до сих пор служит предметом подражания.

К XVIII в. относится творчество другого крупного поэта моманда, муллы Абдул-Хамида, лирика которого, в отличие от творчества Абдуррахмана, отличается упадочничеством и пессимизмом.

Со второй половины XVIII в. наступил период временного упадка литературы на пушту. Оживление ее наблюдается лишь в третьей четверти XIX в. в Северо-Западной провинции Индии. В самом Афганистане некоторый толчок развитию литературы на пушту в начале XX в. дало младоафганское движение.

В 1936 г., одновременно с объявлением пушту государственным языком Афганистана, была создана Афганская академия, ставящая своей целью изучение пушту и развитие литературы на этом языке. С 1936 г. две газеты (а позже—еще две) выходят только на пушту. С 1940 г. только на пушту издается орган Афганской академии — литературно-художественный журнал «Кабул».

За последние годы наблюдается заметное развитие афганской художественной прозы и поэзии. Возникают и развиваются новые жанры—рассказ, очерк и повесть. В поэзии, сохраняющей традиционные формы, усиливается тенденция сближения поэтических жанров с народно-разговорной речью. Отсюда — стремление некоторых поэтов современного Афганистана внедрить в литературу форму стихотворения в прозе. В лирике, где особенно сильно звучали традиционные любовные мотивы, отчетливее слышатся мотивы гражданские. В прозе все шире и полнее находят отражение насущные потребности национальной жизни.

Особенный подъем в литературной жизни Афганистана начался в сороковых годах, когда под влиянием всемирно-исторической победы над фашизмом во многих странах Востока усилилась национально-освободительная борьба. Наиболее крупное произведение этого периода — цикл стихотворений в прозе Бенава «Горестные размышления», вызвавший многочисленные подражания.

Абдаррауф Бенава — один из крупнейших писателей современного Афганистана. Уже на раннем этапе своего литературного творчества Бенава выступил с произведениями, в которых резко обличал бездельников из чиновничьего аппарата (рассказ «Мне некогда»), подвергал критике пережитки в быту (например, уплату калыма — в рассказе «Несчастная девушка»). Цикл «Горестные размышления» был создан писателем в 1947—1948 гг. Для характеристики творческого облика Бенава уместно вспомнить слова писателя, приведенные в литературном журнале «Кабул»: «В наш век нельзя воспевать лишь интимные чувства, нужно обратиться к положению своего народа и общества».

Характерен творческий путь Садикуллы Риштина. Еще в конце 30-х годов Риштин увлекался традиционными сюжетами «соловья и розы», но затем обратился к очерку. Серия его путевых зарисовок посвящена впечатлениям писателя от поездки в Каттаганскую провинцию Афганистана. Во время этой поездки Риштин имел возможность осмотреть многие отечественные предприятия и ознакомиться с условиями жизни рабочих. Писатель стремится объективно передать все, что видел и слышал; заметны и его симпатии к афганским трудящимся.

Другие афганские писатели — Салими, Нур Мухаммед Тараки обращаются к жизни крестьян. Так, перу Тараки принадлежат два интересных по своей социальной направленности очерка о крестьянах: «Вяленая говядина» и «Вот, послужи-ка!». Симпатии автора — на стороне афганского крестьянина, трудолюбивого и честного.

С конца 40-х годов новые веяния чувствуются и в творчестве многих других афганских писателей. Их произведения пользуются популярностью, потому что в какой-то мере выражают думы и чаяния большей части афганского народа. Горячее слово писателя, желающего своей стране мира и процветания, отзывается в сердце каждого патриотически настроенного афганца. С большим уважением говорят читатели о творчестве таких крупных поэтов и прозаиков, как Риштин, Хадим, Бенава, Мадж- рух, Мухлис, Гуль Пача Ульфат, Гулям Рахман Джарар, Мухаммед Арсалан Салими, Змарйалай, Пайинда Мухаммед Захир и др.

В последние годы на литературную арену выступило новое поколение афганских писателей, молодежь — выпускники Кабульского университета и других учебных заведений страны. В лице Гуляма Мухиуддина Айю- би, Мухаммеда Гуляба Нанграхари, Мухаммеддина Жвака, Мухаммеда Халила Рошана и других молодых писателей в афганскую литературу входит достойная смена, которой суждено в ближайшем будущем сыграть немалую роль в дальнейшем развитии всех жанров афганской литературы.

Правительство прилагает серьезные усилия к развитию литературы, в частности введены литературные премии. Сейчас большое внимание уделяется переводу на пушту произведений иностранных писателей. Переводится и русская литература: рассказы А. Чехова, JI. Толстого, М. Горького и других авторов.

Фольклор

Большое значение в духовной жизни афганского народа сохраняет фольклор. Значительной популярностью пользуются народные песни-двустишия (ланоаи), по форме напоминающие наши частушки. Это белые стихи, причем первый стих обязательно должен состоять из девяти слогов, а второй — из тринадцати. Так, например:

Зъ гул пъ лас дърта валар йъм,

Йа гул ме вахла, йа рухсат ме ка че дзъма.

(С розой в руках стою перед тобой,

Либо розу возьми мою, либо отпусти меня, и я уйду).

Содержание ландай самое разнообразное: они бывают любовные, военные, сатирические и пр. Широко распространены свадебные и плясовые песни. Разнообразны по своему содержанию сказки. Очень популярны легенды об Адам-хане и Дурханай ‘— афганских Ромео и Джульетте, о Патехане, отправившемся с дружиной добыть себе княжество в Индии, но погибшем в бою, и др. В фольклорных произведениях нередко отражены родовые отношения.

Богата народная поэзия. Дум (дъм), поэт-певец, играет важную роль в свадебных и иных празднествах. Хотя думы обычно неграмотны, у них существуют свои школы, где они проходят специальную подготовку. Новичок или ученик (гиагирд) идет к знаменитому думу, который становится его учителем (устад). Часто думы — афганизированные индийцы; само слово дум индийского происхождения, обозначающее члена касты музыкантов; под тем же именем (в форме дом, лом и ром) известны певцы- цыганы в Иране, Турции, Европе. Обычно думы — выходцы из народа: среди них имеются садовники, ткачи и т. п.

Тематика произведений афганских думов сходна с тематикой народной поэзии у других восточных народов. Это исторические песни на злобу дня, легенды, любовная лирика и т. п. Основные жанры народной поэзии — газель и чарбайта.

Музыка и развлечения

Из музыкальных инструментов наиболее распространены зурна (сурна) и барабан (долкай); имеются бубен (дарйал), скрипка (сарингай), которую держат, как виолончель. Пастухи-играют на свирелях (шпелай). На свадьбах можно встретить и литавры (накара). Изредка употребляется волынка (бинбаджа).

Пением или музыкой сопровождаются пляски, в которых участвуют и мужчины и женщины. Выделяются боевые пляски мужчин с винтовкой или саблей.

Несколько слов о народных развлечениях афганцев. Очень распространены национальные спортивные игры: скачки, джигитовка, стрельба в цель из винтовки и лука, военные игры. В игре хусай участвуют две партии: каждый игрок держит правой рукой свою левую ногу и, прыгая на одной ноге, старается свалить протиника. И дети и взрослые играют в бабки и в мяч. Мужчины увлекаются перепелиными и петушиными боями.

В последнее время получили распространение и другие виды спорта. В Кабуле создана секция Олимпийского общества. В 1955 г. афганская спортивная делегация посетила СССР.

Религия

Большую роль в духовной жизни афганцев продолжает играть религия.

По религии афганцы — мусульмане-сунниты; исключение составляет племя дзадзи, исповедующее шиизм. Церковь в Афганистане не отделена от государства. Первая статья действующей ныне конституции Афганистана гласит: «Религией Афганистана является священная религия ислама, а ее официальным и общим для всех исповеданием является превосходнейшее ханифитское учение. Афганский падишах должен исповедовать эту религию»1. Король одновременно является главой ислама в стране, министр юстиции — председателем высшего духовного совета. В учреждениях прерывают работу для того, чтобы служащие могли совершать очередные молитвы.

Праздничный день по всей стране — пятница (джума). Неукоснительно соблюдаются все мусульманские праздничные и памятные дни. Это прежде всего месячный пост рожа, когда принимать пищу разрешается лишь с наступлением вечера. По окончании поста празднуется «малый праздник»; в этот день после молитвы в мечети посещают с поздравлениями родственников и друзей. Через два месяца празднуют трехдневный «большой праздник», иначе курбан байрам (праздник жертвоприношения). Режут баранов, коз; ночью 27 рамадана жгут фейерверк, раздают милостыню неимущим. Празднуются также дни рождения и смерти пророка Мухаммеда.

По официальным данным, в Афганистане в 1937 г. насчитывалось 100 тыс. мулл. Влияние духовенства очень велико. Многие муллы—учителя в школах; муллы же являются судьями. В Афганистане лишь за последнюю четверть века стали применяться нормы современного законодательства, и то главным образом в отношении воинской повинности, коммерческих дел и т. п. В остальном продолжают действовать нормы мусульманского законодательства — шариата, а также, особенно в сфере личных отношений, обычноправовые установления племен — адата, или же, по-афгански, пахтунвалай. На этих последних, представляющих большой этнографический интерес, остановимся подробнее.

Обычное право афганских племен

Толкование обычного права и установление размера компенсаций принадлежит родовой или племенной джирге, члены которой называются джир- гату, а знатоки адатоз — джиргамар. По суровости наказания различают орана тижа (тяжелый камень) и спыка тижа (легкий камень).

Нормы обычного права (тижа — камень, или нирх — тариф) различны у разных афганских племен. Важнейшими из них в Афганистане являются нормы момандов, ахмедзаев, мангалов, дзадранов; второстепенное значение, по широте их распространения и использования, имеют нормы тохов, тараков, хотаков и дурани.

Один из важнейших сводов обычного права опубликован в 1940 г. Это — свод исахелей, ветви ахмедзаев2. Этим кодексом пользуются и Другие афганские племена, наряду со своими нормами.

Кодекс устанавливает компенсацию за убийство, ранение и увечье, похищение женщины, потраву, кражу и т. п.

За убийство взыскивается «цена крови» {хунх\ тадж. — «кровь»), размеры которой составляли в 1930-х годах от 7 до 11 тыс. афгани, сильно повысившись по сравнению с прежней ставкой в 3,5 тыс. кабульских рупий2. За убийство старейшин, почетных лиц и доблестных бойцов •>азмер хуна повышается.

За обесчещение убитого (мужчину или женщину) взыскивается два хуна3. Если заберут ружье убитого, требуется возврат оружия и уплата шарм (тадж. «честь») наследникам убитого.

Если в убийстве участвовало несколько человек, хун распределяется между ними, но с фактического убийцы берут на 500 рупий больше.

Если наследникам убитого в виде уплаты дают девушку-невесту, из суммы хуна вычитается сумма калыма — две трети хуна; если выдается грудной ребенок — третья часть хуна. Для замирения предпочитают вступить в родство. Убийцу прощают, если он явится и возьмется рукой за постель какого-нибудь покойника из рода убитого или если он ляжет в могилу, вырытую для такого покойника, при условии уплаты некоторой компенсации.

При определении компенсации за ранения и увечья различаются открытые части тела (лицо, глаза, уши и т. п.) и закрытые. Тариф тщательно разработан; так, если выбьют один глаз, компенсация равна половине хуна, если оба глаза — хун; одно ухо — половина хуна, два уха — хун; язык — хун, зубы — по одной десятой хуна и т. д. В случае ранения ножом в спину размер компенсации снижается, так как подобное ранение считается позорным для пострадавшего.

За насильственный увоз девушки виновник платит один хун и половину хуна в виде штрафа. В случае согласия девушки выйти замуж за похитителя, собирается джирга, назначающая двойной калым. Однако, чтобы девушка эта получила доступ в дом своих родителей, нужно совершить обряд примирения (нанавате). Если девушка выйдет замуж без согласия отца, он имеет право убить ее4.

В случае измены жены муж убивает обоих виновных, если застанет их на месте преступления. Родственники убитого в этом случае не имеют права мстить. Если кто-либо увезет чужую жену, платит хун в семикратном размере. За изнасилование виновному отрезают ухо или нос.

Существует левират: вдова достается родному или двоюродному брату покойного без уплаты калыма. В случае выхода вдовы замуж за пределы рода мужа взыскивается компенсация, ибо существует правило: «вдова принадлежит роду».

В случае избиения жены досмерти отец ее может вмешаться и мстить обидчику, как за убийство.

Если кто-либо спалит чужой дом, то с виновника взыскивается стоимость имущества, пострадавшего от огня, и штраф за обесчещение дома. Поджог шатра кочевника наказывается строже.

За угон скота взыскивается его стоимость в девятикратном размере. За потраву хлебов взыскивается стоимость их в четырехкратном размере.

В случае пуска воды на свой участок вне очереди также полагается штраф.

В афганских адатах отражены родовые пережитки: кровная месть, гостеприимство, обычай нанавате и т. п. О губительности таких обычаев, как кровная месть, ясно говорит поговорка: «О долг мести, ты разорил два дома». Их консервации способствует пока еще слабо развитая экономика Афганистана, низкий культурный уровень широких слоев населения. Нормы обычного права в значительной мере феодализированы, в них видно социальное неравенство. Джирга, которой принадлежит толкование обычного права, в основном состоит из представителей фео- дализированной родо-племенной верхушки; в случае внутренних раздоров джирга предпочитает обращаться не к массам, а к властям, которые охотно вмешиваются в такие конфликты, чтобы поставить во главе рода или племени своего человека и урезать племенные «вольности».