Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Языковые и антропологические итоги этногенеза народов Передней Азии
Этнография - Народы Передней Азии

Здесь невозможно, конечно, остановиться на^ всех этнических перемещениях за последние пятьсот лет, точно так же, как это невозможно было- сделать и для более ранних эпох. Но приведенный обзор основных этнических групп Передней Азии в их историческом движении позволяет сделать весьма существенный вывод. Он заключается в том, что происходившие на протяжении тысячелетий многочисленные перемещения племен и народов, завоевания, культурные и языковые заимствования и т. п. исключают возможность существования каких-либо «чистых», однородных в этническом и антропологическом отношении, народов. Напротив, каждый из современных народов представляет собой результат различных этнических напластований.

Мы уже видели на примере арамеизации населения Сирии и Месопотамии в I тысячелетии до н. э., что язык и антропологический тип далеко* не всегда изменяются параллельно. Если стойкость антропологического типа при столкновении и последующем взаимном общении двух различных по своему антропологическому типу народов зависит в основном от их количественного соотношения, то стойкость языка зависит от целого ряда культурных, социально-экономических и политических факторов, причем количественные показатели часто не играют здесь решающей роли. Характерным примером в данном случае могут служить тюркоязычные народы Передней Азии. В этом отношении весьма интересны положенияг выдвинутые в последнее время на основании многочисленных антропологических изысканий JI. В. Ошаниным и в основном разделяемые другими советскими учеными — антропологами, историками и этнографами. Как известно, тюркские и монгольские народы являются пришельцами из центральноазиатских степей; уже незадолго до начала нашей эры они проникли в арало-каспийские степи, затем постепенно продвинулись в Среднюю Азию, северный Иран, Азербайджан, Малую Азию. По всему этому огромному пути тюрки пронесли свой язык, тюркизировав- коренное население современных Узбекистана, Туркмении и отчасти Хорасана, население Азербайджана и Малой Азии. Столкнувшись в аралокаспийских степях с незначительным по своей численности ираноязычным населением (отчасти кочевым, отчасти оседлым), тюрки не только ассимилировали его в языковом отношении, но и сами поселялись в^ относительно большом числе на этих территориях (современные казахи и особенно киргизы), вследствие чего в антропологическом типе резко усиливалась доля монголоидного элемента, господствовавшего на их родине — в Центральной Азии. Однако далее к западу тюрки, смешавшись с более компактным ираноязычным населением Туркмении и среднеазиатского междуречья и передав ему свой язык, в гораздо меньшей степени изменили его антропологический состав (узбеки, туркмены); наконец, еще дальше на запад, в густо населенных областях северного Ирана, Азербайджана и Малой Азии, при тюркизации коренного* населения, монголоидные черты пришельцев-тюрков растворились окончательно и почти не обнаруживаются ни у азербайджанцев, ни у анатолийских турок.

Действительно, несмотря на большую языковую близость туркмен, азербайджанцев и анатолийских турок, все эти три народа различны по> своему антропологическому типу. Туркмены относятся к так называемому закаспийскому (по терминологии JI. В. Ошанина) типу индо-памирской группы и характеризуются длинноголовостью (долихокефалия); это европеоидный тип с незначительной примесью монголоидных элементов; есть достаточно данных утверждать, что этот антропологический тип сложился на месте и что туркмены являются потомками древних ираноязычных племен, впоследствии тюркизированных по языку, а в антропологическом отношении слегка монголизированных.

Азербайджанцы принадлежат к другому европеоидному антропологическому типу, так называемому хорасанскому, занимающему промежуточное место между индо-памирской и переднеазиатской группами. Тип этот также отличается долихокефалией, но, при отсутствии сколько- нибудь значительных следов монголоидной примеси, обнаруживает ряд черт сходства с арменоидным (ассироидным) типом: обильное развитие волосяного покрова и резко выдающийся нос с выпуклой спинкой. Весьма любопытно, что к этому же антропологическому типу относятся и другие народы, совершенно отличные от азербайджанцев по языку, а именно персы и белуджи. Вполне вероятно, что персы и азербайджанцы (возможно также и белуджи) являются потомками тех племен и народов, которые входили в мидийский союз, включая и народы описанной выше каспийской группы. У некоторых из этих народов, в частности у белуджей, отмечаются также некоторые черты сходства с дравидами (очень смуглая кожа, курчавые волосы, сравнительно толстые губы).

Турки в антропологическом отношении заметно отличаются от только что упомянутых народов. В целом анатолийские турки характеризуются всеми признаками европеоидной расы, а также брахикефалией и преобладанием темных оттенков волос и глаз. Однако специфические черты ассироидного, или арменоидного, типа (в строении носа и других признаках) для турок не характерны, и, несмотря на брахикефалию, они примыкают скорее к западной средиземноморско-балканской группе южных европеоидов.

В то же время, как отмечают многие исследователи, туркам свойственно большое количество вариаций антропологического типа. Это обстоятельство дает право утверждать, что в этногенезе турецкого народа участвовали многочисленные народности, жившие когда-либо на территории Малой Азии, как индоевропейского, так доиндоевропейского происхождения. При этом как раз собственно тюркские племена (сельджуки и др.) играли, вероятно, в этногенезе турок количественно весьма небольшую роль. Следует отметить, что усложнению этногенеза и выработке большого количества вариаций антропологического типа турок способствовало и насильственное отуречивание различных .национальных меньшинств страны, систематически проводившееся турецкими властями вплоть до самого последнего времени.

Мы рассмотрели здесь три основные группы тюркоязычного населения Передней Азии. Кроме них, существует еще целый ряд отдельных тюркоязычных племен и небольших народностей, главным образом на территории Ирана. Эти племена, до сих пор кочевые и полукочевые, представляют собой, по-видимому, еще не ассимилировавшиеся с местным коренным населением остатки отдельных тюркских племен, пришедших в разное время в Иран.

В отношении современных ираноязычных народов нам пришлось уже говорить о персах и белуджах. К этой же языковой группе принадлежат курды, луры и бахтиары в западной части Ирана, таджики, афганцы хазарейцы и джемшиды в Афганистане. Этногенез первых трех из этих народов, вероятно, близок к персидскому; их предки, по-видимому, входили в тот же круг народов, что и предки персов. Напомним, что районы обитания этих народов (в горах Загроса и далее к северу) лежат на границе области древнего распространения наиболее ярко выраженного арменоидного типа (аккадийцы, хурриты, урарты), частично с ней совпадая. Таким образом, территория курдов, луров и бахтиаров расположена как бы на стыке двух современных антропологических типов: долихокефального — хорасанского и брахикефального — арменоидного: Поэтому очевидно, что в формировании антропологического типа курдов, луров и бахтиаров участвовали представители обоих указанных типов. В научной литературе принято связывать луров с древними эламитами и касситами. Курдов связывают с кардухами, народом неизвестного происхождения, упоминаемым античными авторами: однако возможно, что со времени арабского завоевания термин «курд» прилагался к населению, образовавшемуся в результате смешения иранских, семитских и, быть может, армянских племен.

Труднее говорить об этногенезе ираноязычных народов Афганистана, так как относительно восточной части Иранского нагорья мы не имеем от древности каких-либо достоверных и определенных исторических сведений. Наиболее ранние сведения здесь восходят лишь к середине 1 тысячелетия до н. э. В отличие от персов, таджиков считают потомками восточно-иранских народов, в первую очередь бактрийцев и согдийцев (то, что таджики в настоящее время говорят на языке западно-иранской ветви, весьма близком к персидскому, является, по-видимому, следствием позднейших культурно-лингвистическихсвязейивлияний). Это различие подтверждается и различием в антропологических типах обоих народов: в противоположность длинноголовым персам, таджики принадлежат к короткоголовому европеоидному типу индо-памирской группы, называемому советскими антропологами типом среднеазиатского междуречья или памиро- ферганским; можно полагать, что этот тип сложился именно в районе среднеазиатского междуречья и к югу от Аму-Дарьи и что к нему принадлежали древние бактрийцы и согдийцы, а возможно, и племена саков. Вероятно, к этому же типу принадлежало и древнее население северо- восточной части Хорасана.

Из других ираноязычных народов большой интерес представляют хазарейцы, единственный сейчас ираноязычный народ с ярко выраженными монголоидными чертами. Предполагают, что хазарейцы —ираноязычные потомки монголов, поселившихся на территории современного Афганистана в XI11 в. Джемшиды и афганцы в антропологическом отношении обнаруживают, с одной стороны, сходство с туркменами, с другой — с длинноголовыми племенами северо-западной Индии. Сказать что-либо более определенное об их происхождении пока не представляется возможным.

Среди семитского населения Передней Азии, оставляя в стороне часть населения южной Аравии, у которой констатированы некоторые негроидные черты, можно выделить два антропологических типа. В то время как население Аравийского полуострова в целом должно быть отнесено к длинноголовому средиземноморскому типу, население Палестины, Сирии и Месопотамии в значительной степени принадлежит к короткоголовому арменоидному типу. Последнее обстоятельство становится понятным, если вспомнить все сказанное выше по этнической истории Сирии и Месопотамии. Приходившие сюда семиты распространяли свой язык, но сами постепенно растворялись среди местного населения, меняя свой физический облик. В этом отношении весьма характерно, что на сохранившихся древних изображениях кочевники Сирии и Месопотамии, очевидно, еще не успевшие прийти в более тесное соприкосновение с местным населением, сохраняют черты средиземноморского типа, в то время как оседлое население обладает явно арменоидными чертами. Таким образом, можно считать бесспорным, что арабы Палестины, Сирии и Ирака являются в значительной степени потомками древнего коренного населения этих стран.

Эти же древние этнические компоненты, вероятно связанные с древними урартами, лежат в основе еще одного переднеазиатского народа — армян, язык которых, наряду с древними элементами, в значительной мере обнаруживает индоевропейские черты — результат смешения древних аборигенов страны с позднейшими ее насельниками.

Таков сложный этнический состав древнего и современного населения Передней Азии, на основе которого в настоящее время происходит процесс формирования новых этнических общностей.