Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Передней Азии в рабовладельческую и феодальную эпоху
Этнография - Народы Передней Азии

Складывание классовых рабовладельческих обществ на территории Передней Азии вызвало существенные изменения в этническом составе населения. Рабовладельческий способ производства, непременным условием которого является эксплуатация малопроизводительного труда значительных масс рабов, требовал крупных завоевательных походов, сопровождавшихся массовым угоном побежденных в рабство, и, как следствие этого, большими перемещениями населения. Вместе с тем, на территории рабовладельческих государств усиливался процесс социально-экономического развития отсталых, главным образом кочевых, племен. Это приводило к их массовым миграциям, основная экономическая причина которых указана К. Марксом: «...давление избытка населения на производительные силы заставило варваров с плоскогорий Азии вторгаться в древние культурные государства... Когда они увеличивались в числе, то сокращали друг другу площадь производства. Поэтому избыточное население было вынуждено пускаться в те великие сказочные странствия, которые положили начало образованию народов в древней и новой Европе»1. Так же обстояло дело и в странах Передней Азии, в которых массовые переселения и перемещения населения ускорили процесс формирования народностей древнего мира.

Как уже отмечалось, основание первых государств Месопотамии было связано с шумерийцами на юге и аккадийцами на севере. В III тысячелетии до н. э. между мелкими городами-государствами Двуречья шла напряженная борьба за гегемонию. Сначала преобладание получили города Шумера (Лагаш, затем Умма), но затем царям Аккада удалось создать мощное государство, включившее в себя значительную часть Месопотамии и соседние области (XXIV—XXII вв. до н. э.) Однако уже вскоре после этого в Месопотамию вторглись с гор Загроса кутии (гутеи), опустошившие страну и господствовавшие в ней свыше ста лет. Победители в значительной степени ассимилировались с народами Шумера и Аккада; известно, что их цари восприняли шумерскую культуру и аккадийский язык. После освобождения Месопотамии из-под власти кутиев возвысилась ш династия Ура, создавшая новое могущественное шумеро- аккадийское царство (XXI в. до н. э.).

На рубеже III и II тысячелетий в Месопотамии и сопредельных областях Передней Азии происходили значительные события, вызванные разложением у ряда племен первобытно-общинного строя, возникновением у них племенных союзов и военной демократии, становлением классового рабовладельческого общества. Появлялись новые государственные образования, происходили передвижения отдельных племен и народов.

В конце III тысячелетия в Месопотамию с запада проникли многочисленные племена амореев, которые создали сильное государство с центром в Вавилонии. Приблизительно в это же время с востока в Шумер вторглись горные племена эламитов. В борьбе между ними победило Вавилонское царство. Здесь укрепилась аморейская династия, достигшая наивысшего могущества при царе Хаммураби (1792—1750 гг. до н. э.), законы которого характеризуют современное ему общество как рабовладельческое, хотя и с сильными еще патриархальными пережитками. В середине XVIII в. до н. э. в ослабленную политической борьбой Месопотамию вторглись касситы, а позднее также и хетты. Господство касситов в Вавилонии продолжалось свыше пяти столетий. Завоеватели, восприняв древнюю вавилонскую культуру, письменность и даже язык покоренного народа, полностью с ним ассимилировались.

азия карта

Хеттские племена Малой Азии и северной Сирии на рубеже III —II     тысячелетий переживали период распада родо-племенного строя. В борьбе за преобладание среди племен Малой Азии в XIX в. до н. э. возникло одно из первых хеттских государств, которое в последующие столетия значительно усилилось. Хетты объединили под своей властью ряд областей Малой Азии и продвигались в сторону Сирии и Северной Месопотамии. Древнейшее население этих областей, как отмечалось выше, составляли хуррийские племена, рано испытавшие на себе влияние шумеро- аккадийской культуры, а с 2000 г. пришедшие в тесное соприкосновение с амореями, основавшими в Северной Месопотамии ряд небольших государств. В XVI—XIV вв. до н. э. возникла мощная хуррийская держава Митанни, охватившая всю Северную Месопотамию и часть северной Сирии. Столкнувшись с государством Митанни, хетты в XV в. одержали над ним решительную победу, но в Сирии встретили упорное сопротивление Египта. Длительная борьба закончилась мирным договором 1296 г. до н. э., по которому Сирия была разделена между двумя крупнейшими государствами того времени — Хеттским и Египетским. Вскоре, однако, хетты столкнулись с новыми грозными силами: с островов Эгейского моря в Малую Азию вторглись «морские народы», осевшие в западной и центральной части полуострова. Ослабленная их нашествием Хеттская держава распалась на ряд мелких княжеств, большая часть которых в XII в. была окончательно разгромлена Ассирией. К этому времени преобладающую часть населения хеттских княжеств составляли носители уже не хеттского, а арамейского языка.

После распадения Хеттской державы, а также ослабления Египта, простиравших свою власть на присредиземноморские области Передней Азии, на территории Сирии, Финикии и Палестины образовались небольшие самостоятельные государства западных семитов — хананеев. До этого на протяжении многих столетий здесь происходили непрерывные передвижения кочевых семитских племен. В первой половине II тысячелетия здесь возникло гиксосское объединение, захватившее Египет. В середине II тысячелетия в Палестине и в соседних странах появилась новая волна кочевников — древнееврейские племена, которые постепенно стали переходить к оседлости. В конце XIII в. на побережье Палестины осели «морские народы», получившие здесь название филистимлян. Борьба с ними ускорила консолидацию еврейских племен, уже переживавших последнюю стадию распада родового строя: к концу II тысячелетия до н. э. возникло древнеизраильское государство, вскоре распавшееся на Израиль иИудею. К началу I тысячелетия до н. э. относится также образование и расцвет самостоятельного финикийского государства с центрами в Библе, Сидоне и Суре (Тире).

Одновременно с еврейским заселением Палестины происходило заселение Сирии арамеями, образовавшими ряд мелких государств с населением частью арамеизированным, частью еще говорившим на старых местных диалектах.

Большую роль в этнической истории Передней Азии, особенно в I   тысячелетии дон. э., сыграла Ассирия. На протяжении II и I тысячелетий она пережила несколько периодов возвышения и следовавшего за ним упадка. Еще на рубеже III—II тысячелетий на территории хеттов существовали крупные ассирийские колонии, от этой же эпохи сохранились и первые упоминания об ассирийских царях. Однако в течение первых трех четвертей II тысячелетия усилению Ассирии мешали могущественные соседи: Вавилонское царство, хетты, сильное Митаннийское царство.

Лишь в XIII в. до н. э. произошло первое возвышение Ассирии: ассирийские войска вели успешные войны с Митанни и даже захватили Вавилон. Однако в XII в. наступило кратковременное усиление Вавилона, а вскоре опустошительные набеги арамейских племен вновь привели к крушению ассирийского могущества. Новое и последнее возвышение Ассирии начинается в IX в. дон. э. Основу военной мощи государства заложил Ашшур- насирапал II (884—859), подчинивший арамеев Месопотамии и дошедший в своих завоевательных походах до Средиземного моря; его преемник Салманасар III покорил Сирию и Вавилонию. С середины VIII в. ассирийские цари начали претендовать на объединение всего древневосточного мира. В течение столетия им удалось покорить всю Месопотамию, Сирию, Финикию, Палестину, западный Иран и завоевать Египет. Лишь во второй половине VII в. до н. э. Ассирия стала клониться к упадку и к концу этого столетия погибла под ударами объединенных сил Мидии и Вавилона.

Ассирийские завоевания сопровождались массовыми перемещениями покоренных жителей, насильственными переселениями, уводом огромного количества пленных. Вследствие этого этнический состав Ассирийской державы и ее культура были весьма смешанными: местные коренные племена смешивались с пришлым населением, завоеватели навязывали побежденным ассирийский язык, господствовавший в государстве. В то же время среди народных масс не только завоеванных территорий, но и самой Ассирии с VIII в. все большее распространение получал арамейский язык — язык племен, наиболее широко разбросанных в пределах государства, являвшийся средством взаимопонимания пестрого, перемешанного между собой населения Ассирийской державы.

Северным соседом Ассирии было государство Урарту, образованное в IX в. до н. э. коренными племенами Закавказья и северной части Передней Азии. Укрепившись в непрерывных боях с ассирийцами, государство Урарту достигло наивысшего расцвета в VIII в. до н. э., когда оно включило в свой состав часть Закавказья и вступило в союз с государствами северной Сирии. В дальнейшем, в эпоху ассирийского господства, урар- тийцам-все же удалось сохранить свою самостоятельность. Государство Урарту погибло лишь в VI в. под ударами мидян и кочевников-киммерий- цев, которые в конце VIII — начале VII в. через Кавказ вторглись в Малую Азию.

На развалинах Ассирии почти одновременно образовались две другие державы — Ново-Вавилонское царство и Мидия.

Основание Ново-Вавилонскому царству положила династия, вышедшая из среды халдейских племен, появившихся в южной Вавилонии еще в конце II тысячелетия. При царях этой династии Вавилон вновь стал крупнейшим политическим и торговым центром всего древневосточного мира. Вавилоняне вели успешные войны с Египтом, Иудеей, финикийскими городами. Навуходоносор дважды совершил походы для покорения Иудеи (597 и 586 гг. до н.э.), разрушил Иерусалим и увел значительную часть его населения в Вавилон; были завоеваны также Сирия и Финикия.

С появлением мидян на широкую политическую арену выступил индоевропейский этнический элемент. Мидяне создали свое государство в западной части Иранского нагорья, в горных областях Загроса и на равнинах к востоку от них; центром Мидийского государства стал город Экбатаны (на месте современного Хамадана). Вероятно, мидийский союз племен, положивший начало новому государству, включил в свой состав многие племена и народы иного этнического происхождения, в частности народы каспийской группы. Господство мидийцев простиралось на значительную часть Иранского нагорья, многие области бывшего Ассирийского царства и Малую Азию вплоть до р. Галис (Кызыл-Ирмак).

Вторая половина I тысячелетия до н. э. для Передней Азии была полна крупными политическими событиями, которые оказали значительное влияние на этнический состав населения и повлекли за собою большие изменения в области языка и культуры.

В середине VI в. в юго-западной части Иранского нагорья на основе союза ряда ираноязычных племен сложилось новое сильное Персидское государство, во главе которого стал Кир. В короткое время он сумел сокрушить мощь мидян, покорить Малую Азию, где уничтожил Лидийское царство, завоевать Вавилонию и предпринять ряд походов против кочевников на севере Ирана. После взятия Вавилона (538 г. до н. э.) плененным иудеям было разрешено вернуться на родину; восстановлены были финикийские города, пострадавшие во время неоднократных нашествий ассирийцев и вавилонян. Сын Кира, Камбиз, покорил Египет, а в царствование Дария I (521—486) держава Ахеменидов объединила весь ближневосточный мир, от восточных пределов Иранского плоскогорья до западной оконечности Малой Азии и Египта.

Однако и эта крупнейшая держава древнего мира оказалась не долговечной. Во второй половине IV в. до н. она была разгромлена грекомакедонскими войсками; весь Ближний Восток, включая Египет, оказался в руках Александра Македонского, размеры государства которого превзошли размеры державы Ахеменидов.

Огромные монархии Ахеменидов и Александра не были "прочными государственными образованиями. Тем не менее, персидское и македонское завоевания сыграли важную роль в истории народов Передней Азии. Они способствовали укреплению экономических и культурных связей ближневосточного мира, развитию торговли, росту городской жизни, быстрейшему переходу стран Передней Азии к развитому рабовладельческому способу производства. Эти завоевания, в еще большей мере, чем походы ассирийцев, благоприятствовали смешению между собой различных этнических элементов Передней Азии и формированию народностей. Они способствовали также привнесению в страны Востока греческой культуры и греческого языка.

Уже неоднократно указывалось на широкое распространение в I            тысяче леи ии до н.э. арамейского языка. Этот язык получил значение официального во всей западной половине Персидской державы, включая сюда и Египет. Распространение арамейской письменности объяснялось ее легкостью по сравнению с персидской клинописью; как известно, еще при Дарии I арамейский алфавит был приспособлен к персидскому языку и проник далеко на восток, до Средней Азии и Монголии. Арамейский язык стал языком широких народных масс Передней Азии. На нем говорили иудеи, вернувшиеся из вавилонского плена, его восприняли арабы, которые в конце I тысячелетия до н. э. значительно продвинулись в Сирию.

Теперь соперником арамейского языка выступил греческий. Уже задолго до македонского завоевания значительная часть Малой Азии, в особенности прибрежные области Малой Азии и Сирии, находились под влиянием эллинской культуры. Это влияние еще более усилилось после походов Александра, в образовавшихся после распада его империи эллинистических государствах. Однако влияние греческой культуры и распространение греческого языка в основном ограничилось указанными выше областями; далее на восток греческую культуру воспринимали лишь высшие классы населения. К началу III в. до н. э. почти вся Передняя Азия (за исключением южной Сирии, Палестины и западной части Малой Азии) входила в состав эллинистического государства Селевкидов. Южная Сирия и Палестина находились в руках Птолемеев, центр государства которых был в Египте; в Малой Азии образовался ряд царств, особенно сильно эллинизированных: Пергам и Вифиния на западе, Каппадокия и Понт на востоке. В это же время в Малую Азию проникли кельты (га- латы), обосновавшиеся в ее центральной части.

Уже с середины III в. до н. э, размеры государства Селевкидов начали сокращаться. В восточной его части образовались два новых государства: Парфянское, сложившееся на основе объединения ираноязычных племен, обитавших на северо-востоке современного Ирана, и Греко-Бактрийское, возникшее на северо-востоке Современного Афганистана, в южном Таджикистане и Узбекистане, где обитали бактрийцы, народ также иранского происхождения. Греко-Бактрийское царство, крайний форпост эллинизма на востоке, в середине II в. до н. э. погибло под натиском кочевников и парфян. Парфянское же государство постепенно крепло и расширялось, захватывало одну селевкидскую область за другой и лишь в I в. до н. э. натолкнулось на преграду в лице Рима, к этому времени уже укрепившегося в Малой Азии и на сирийском побережье (в 64 г. остатки царства Селевкидов были превращены в римскую провинцию).

Палестина в эллинистическое время входила в состав сначала египетской, а потом сирийской эллинистических монархий. Образовавшееся после разгрома Вавилона маленькое теократическое государство Иудея последовательно находилось под властью Ахеменидов, Птолемеев, Селевкидов, а затем римлян. В период римского владычества усилилось рассеяние евреев по странам Средиземноморья (так называемая диаспора), принявшее особенно широкие размеры после подавления римлянами иудейских восстаний в I и II вв. н. э. Остатки еврейского населения Палестины сравнительно быстро ассимилировались с окружающим населением, чему в частности способствовало широкое распространение новой религии — христианства.

Все первые шесть столетий нашей эры были заполнены борьбой между Парфянской державой (до 20-х годов III в.) и персидской державой Сасанидов (220—650), с одной стороны, и Римом (до конца IV в.), а затем Византийским государством (ядром которого была западная часть Малой Азии) — с другой. Вместе с тем соперникам с течением времени все в большей степени приходилось обороняться от нападающих на них с севера кочевых народов.

Известия о народах, живших в Средней Азии и в восточной части Иранского нагорья, на территории современного восточного Ирана и Северного Афганистана, имеются начиная приблизительно с VI в. до н. э. Это были оседлые ираноязычные хорезмийцы, согдийцы и бактрий- цы и кочевники — саки. Их языки, по существующей в настоящее время классификации, относятся к восточной группе иранских, в то время как языки персов и мидян причислены к западно-иранской группе. По некоторым известиям, последние ассирийские цари вызывали к себе вспомогательное войско из Бактрии; в конце VII в. до н. э. группы саков были приняты мидийским царем Киаксаром; мидийские власти поселяли пленных саков на окраинах своего государства; в период борьбы Ахеменидов с дреками в персидские войска привлекались саки, бактрийцы, хорезмийцы и согдийцы. С этими же народами столкнулся и Александр Македонский в своих походах в Среднюю Азию.

О расселении западных и восточных иранцев в более чем тысячелетний период, протекший со времени возникновения государства Ахеменидов до падения сасанидской державы в середине VII в. н. э., можно говорить лишь в общих чертах. По-видимому, персидские племена, первоначально занимавшие область Фарс на юго-западе Ирана, в сасанидский период распространились по всей западной части Иранского нагорья. При этом они ассимилировали .местные племена, усвоившие, в частности, персидский язык. Другая часть Иранского нагорья, лежащая к востоку от больших пустынь Деште-Кевир и Деште-Лут, была, по-видимому, населена племенами восточноиранского происхождения — бактрийцами, саками и др. Крайней западной границей их расселения, вероятно, были Хорасан и Сеистан; не случайно нередко последний этимологизируют как Сакастан («страна саков»).

До сих нормы почти не касались населения Аравийского полуострова, находившегося несколько в стороне от древних культурных центров Ближнего Востока — Египта, Вавилонии, Сирии — и торговых путей, связывающих эти страны. Однако уже в глубокой древности установились торговые связи с восточной и южной Аравией, известные по ассиро-вавилонским источникам, египетским текстам и Библии. Важнейшее место в культурной жизни Аравии в древности занимала ее юго-западная, наиболее плодородная, часть — Йемен. Здесь уже в конце II тысячелетия до н. э. возникло южноарабское рабовладельческое государство — Ми- нейское царство, позднее сменившееся Сабейским и Химьярским царствами.

Продвижение арабских племен на север в конце I тысячелетия до н. э. привело к образованию мелких государств на северных окраинах Аравийского полуострова и в прилегающих районах Сирии. Приобщенные к арамейской, а частично и к греческой культуре кочевники-арабы образовали ряд арабско-арамейских эллинистических княжеств. Крупнейшими из них были Осроэна (132 г. до н. э.— 244 г. н. э.) на левом берегу верхнего Ефрата со столицей в Эдессе, приблизительно одновременная ему Набатена между Мертвым морем и Синайским полуостровом со столицей в Петре и Пальмирена в юго-восточной Сирии со столицей в Пальмире. Набатена в начале I в. до н. э. превратилась в сильное царство, включавшее территорию Дамаска; грандиозные развалины Петры и близлежащие места сохранили набатейские надписи на арамейском языке, но с большим количеством арабизмов. Однако наиболее крупную культурную и политическую роль сыграла Пальмирена, возвышение которой относится к римской эпохе, когда город Пальмира стал важным узловым пунктом торговли между Востоком и Западом. Находясь под покровительством Римской империи, Пальмирена воевала с парфянами и в 265 г. разгромила их войско, дойдя до Ктесифона. Пальмирская царица Зиновия, именем Рима властвовала над всем Востоком. Пальмирская эллинистическая культура оставила огромное количество памятников, рассеянных по всем музеям мира.

Позднее, в эпоху Сасанидов, у самых границ Ирана и Византии, появились новые царства арабско-набатейского происхождения. Таковы государства Лахмидов в Хире и Гассанидов в Сирии. Это были как бы передовые арабские форпосты, находившиеся в постоянном общении, военном или мирном, с византийской и сасанидской империями и хорошо осведомленные об их внутреннем положении.

Народы Передней Азии в феодальную эпоху

В средние века процесс формирования народностей, еще более расширяясь, охватил все или почти все население Передней Азии. К V—VII вв. н. э. рабовладельческий способ производства окончательно изжил себя. Сохранившиеся к этому времени крупнейшие государственные образования, подорванные изнутри восстаниями рабов и освободительными движениями угнетенных иародов, распадались при первом же соприкосновении с полчищами продолжавших падвигаться на них варваров.

В первой половине VII в. н. э. произошло объединение арабов Аравийского полуострова, в качестве объединителя выступил уроженец города Мекки Мухаммед (ум. 632), провозгласивший новое религиозное учение — ислам (см. выше, стр. 24—25). При ближайших сподвижниках и преемниках Мухаммеда — халифах Абу-Бекре, Омаре и Османе, объединение и покорение всех арабских племен было закончено. Арабы вышли за пределы Аравийского полуострова и под знаменем ислама двинулись на завоевание других стран, в первую очередь византийских и иранских владений. В 635 г. был взят Дамаск, в 638 г.—Иерусалим, в 640 г. совершен поход для завоевания Египта; в 642 г., в результате победы арабов над сасанидскими войсками при Нехавенде, весь Иран оказался в руках завоевателей.

К середине VII в. арабы образовали новое обширное государство, отняв значительную часть владений у Византии (Египет и Ливию в Африке, Сирию и Палестину в Азии) и захватив сасанидские владения. Но на этом арабское завоевание не остановилось: в начале VIII в. арабы заняли восточные окраины Иранского нагорья и дошли до Инда, захватили всю Среднюю Азию, продвинулись в Малой Азии, а на западе завоевали Северную Африку и Пиренейский полуостров. Так возникло мировое арабское государство (халифат), столицей которого до середины VIII  в. был Дамаск, а позднее — Багдад.

рабо азия

Арабское завоевание оказало значительное влияние на культуру и этнический состав большинства покоренных стран. Однако это влияние не должно преувеличивать и рассматривать суммарно. Не имея возможности хотя бы коротко рассмотреть здесь формирование и развитие средневековой культуры в отдельных странах халифата, отметим лишь, что наиболее широкое распространение получила религия завоевателей — ислам, который исповедует подавляющее большинство народов Передней Азии до настоящего времени, хотя и ислам, войдя в соприкосновение с местными религиями, в ряде стран значительно видоизменился. Вместе с исламом, этой господствующей религией халифатской державы, завоеванные народы воспринимали и арабский язык, ставший в халифате языком науки, литературы, богослужения, государственного управления.

Однако значение арабского языка в завоеванных странах было различно; различны были и его судьбы с образованием на развалинах халифата новых государств. Народы Сирии, Палестины и Месопотамии (Ирака) — стран, где господствовал близко родственный арабскому также семитский арамейский язык, где распространение арабского языка началось задолго до ислама и образования халифата,— быстро ассимилировались с арабскими племенами и вошли в состав арабской народности.

Аналогичен был процесс консолидации арабов с также родственными им по языку хамитскими народами Египта и Северной Африки. Иную картину мы имеем на территории Ирана, Средней Азии, Закавказья, Малой Азии, на Пиренейском полуострове. Здесь арабскому языку не удалось вытеснить местные языки, имевшие большие литературные традиции и резко отличавшиеся по своему типу от арабского. Так, на востоке халифата уже в X в. персидско-таджикский язык начинает постепенно вытеснять арабский. В этническом отношении нашествие арабов также не имело для этих стран, временно вошедших в состав арабского государства, сколько-нибудь серьезных последствий. Халифы держали в Иране, в восточной части Малой Азии, в Закавказье и в Средней Азии значительные гарнизоны, переселяли сюда арабов-колонистов, но с течением времени гарнизоны были отведены обратно, а колонисты растворились в среде местного населения. Лишь кропотливые этнографические и антропологические исследования позволяют в настоящее время выявить в этих областях отдельные группы населения, в которых можно видеть потомков арабских поселенцев.

Арабское завоевание послужило причиной и некоторых других этнических перемещений и переселений. Так, в восточной части Малой Азии арабы оттеснили к западу греческое (византийское) население; произошло некоторое передвижение курдов и армян из районов Северной Месопотамии в более северные районы; наконец, вероятно, вместе с завоевателями какая-то часть западноиранского (персидского) населения передвинулась к востоку, в частности в Хорасан и Среднюю Азию.

XI—XV века для стран Передней Азии были периодом сложной политической истории, временем образования и распадения многочисленных, но недолговечных государств, возникавших на развалинах халифата. Лишь на короткое время значительная часть Передней Азии трижды подпадала под власть полчищ сельджуков, монголов и Тамерлана. К концу указанного периода политическая карта Передней Азии начала принимать более устойчивые очертания: на ее территории сложились два крупных государства — Османская империя и Иран, а двумя с половиной столетиями позже — и Афганское государство. В этническом отношении наиболее важное событие этого периода составило проникновение в Переднюю Азию нового этнического элемента — тюркских племен и народов, которые с начала II тысячелетия н. э. начали играть значительную роль в истории Передней Азии и вносить существенные изменения в ее этническую карту.

Уже в VI в. на огромной территории азиатских степей возникло тюркское государство, так называемый Тюркский каганат, затем распавшийся на Восточный и Западный. В состав Западного каганата вошла также и Средняя Азия; тюркские племена стали просачиваться в оседлые районы Средней Азии и Хорасана; с ними при завоевании Средней Азии встретились арабы. По соседству с Чачем (район Ташкента), в Семиречье, в это время кочевали племена тюрков-тюргешей, в Фергане и более южных областях обитали карлуки,. западнее всех продвинулись огузы, которые с нижнего течения Сыр-Дарьи и нижнего Зеравшана передвинулись в район Кызыл-Арвата, Мерва и Хорасана. Часть огузов в конце X в. стала именоваться туркменами. Можно полагать, что уже в этот период коренное иранское население подверглось значительной тюркизации; это относится, в частности, к населению современных Туркмении и Хорасана.

передяяя азия

Продвижению тюркских племен и групп на юг и запад содействовали арабские власти, а затем местные династии — Буиды, Саманиды и др. Из тюрок обычно составлялась гвардия халифа и других государей, что при ослаблении центральной власти нередко давало возможность отдельным начальникам тюркских отрядов захватывать фактическую власть в свои руки. Кроме того, еще во времена расцвета халифата отдельные тюркские племена переселялись на границы государства для несения пограничной службы. Так, например, при халифе Харун-ар-Рашиде отряды тюрков были переброшены из Хорасана в военную зону, отделявшую арабов от Византии, а также в Сирию, где возводились укрепления и создавались военные округа. Таким путем подготавливалась тюркизация Малой Азии и некоторых других областей1.

Одним из решающих обстоятельств в продвижении тюрков на запад было падение таджикского государства Саманидов, разгромленного на рубеже X—XI в. Караханидами, кочевой династией, ставшей во главе крупного тюркского объединения карлуков, ягма, аргу, чигилей и тюргешей. Одновременно к югу от Аму-Дарьи (Балх, Хорасан) возникло сильное государство Махмуда Газнийского, а на территории туркменских (огузских) племен сложилось объединение во главе с правителями из рода Сельджуков. Первоначально слабые и теснимые с востока Караханидами, тюрки-сельджуки проникли в Хорасан, где вступили в борьбу с Газневидами и постепенно завоевали все государство. Затем сельджуки устремились в Иран и Месопотамию; в 1055 г. сельджукский предводитель Тогрул-бек вступил в Багдад и здесь, в столице халифов, провозгласил себя султаном. Вместе с сельджуками и вслед за ними двигались и другие тюркские племена, которые оседали в Закавказье, в северо-западных областях Иранского нагорья, в северной Месопотамии и Сирии, в восточной части Малой Азии.

В XI в. сельджукам удалось создать сильное государство, объединившее всю Западную Азию от границ Афганистана до Византийской империи в Малой Азии и Фатимидского государства в Египте. Однако государство сельджуков не было долговечным; к середине XII в. оно распалось на отдельные части, в которых сельджукских правителей постепенно сменили их наместники, так называемые атабеки, правившие в отдельных областях Месопотамии, Ирана, Армении и Азербайджана. Почти никому из них не удалось положить начало прочным династиям, и в XIII в. они должны были уступить место монгольским завоевателям. Лишь в Малой Азии господство сельджуков оказалось более прочным. Малоазиатские сельджуки должны были признать власть монголов, но монгольское владычество было здесь непродолжительным. Малоазиатская ветвь сельджукских султанов правила до начала XIV в., постепенно захватывая одну область Малой Азии за другой и все более оттесняя византийцев на запад. Своей столицей они сделали город Конью в средней части полуострова и к концу XIII в. овладели Малой Азией почти полностью.

Монгольское нашествие, захватившее почти всю Переднюю Азию (кроме Аравии, Сирии и западной части Малой Азии), явилось причиной нового крупного передвижения ее народов. Монголы истребляли целые города и области, уничтожая коренное население. Большие группы населения бежали на запад, спасаясь от преследования завоевателей; среди них, естественно первое место занимали более подвижные кочевые племена, главным образом тюркского происхождения. Наконец, и самые полчища монголов включали большое количество тюркских кочевников, постепенно обосновывавшихся и оседавших в занятых монголами областях. Таким образом, монгольское завоевание способствовало дальнейшей тюркизации ряда областей Передней Азии.

Монгольское гросударство, как и другие, созданные в ходе завоевания державы, было непрочным. Разделенное на феодальные уделы между потомками Чингис-хана, оно быстро пришло в упадок. На развалинах его возник ряд государств с династиями в основном тюркского происхождения (Джелаиры в Месопотамии и Азербайджане, Музаффариды в Курдистане, Фарсе и Кермане, туркменские династии Ак-Коюнлу и Кара- Коюнлу, сменившие Джелаиров, и др.)* В конце XIV в. через Иран, Азербайджан, Месопотамию и Сирию прошел Тимур, на короткое время включив все эти области в свое государство, центр которого находился в Средней Азии (Самарканд). После смерти Тимура северная часть Афганистана и западный Иран в течение столетия оставались под властью его потомков, которые на западе соперничали с упомянутыми туркменскими династиями Ак-Коюнлу и Кара-Коюнлу.

В Малой Азии в начале XIV в. Сельджукское государство распалось на десять мелких владений, во главе каждого из которых стояли феодальные тюркские роды. Вскоре среди них возвысилось княжество Османов, находившееся в северо-западной части полуострова, почти на самой границе еще уцелевших византийских владений. Османское государство быстро росло и к концу XIV в. поглотило все другие тюркские владения в Малой Азии. Оправившись после поражения, нанесенного ему Тимуром в 1402 г., Османское государство превратилось в крупную турецкую державу. В середине XV в. турки заняли Константинополь, столицу и последний оплот Византии, и вышли за пределы Малой Азии. В Передней Азии они захватили Сирию, Месопотамию, часть Аравийского полуострова. В своих завоевательных стремлениях на востоке турки натолкнулись на сопротивление возникшего в начале XVI в. в Иране сильного государства Сефевидов, подчинившего весь Иран.

С возникновением этих двух крупнейших государств — Османской империи и Ирана — сложился в основном и тот этнический облик Передней Азии, который сохраняется до настоящего времени.

В дальнейшем происходили лишь сравнительно незначительные этнические изменения, частичные передвижения отдельных племен и народов, не меняющие картины в целом. Наиболее крупное из них — возникновение в середине XVIII в. Афганского государства, связанное с продвижением афганцев — народа иранской языковой группы — из области Сулеймановых гор в более северные районы, вплоть до верховьев Аму- Дарьи. В Иране можно указать также на принудительное переселение при Сефевидах значительных групп армян и грузин из Закавказья в Ка- радаг и в центральные области страны, переселение некоторых курдских племен с западных окраин государства на северо-восток, в Хорасан, для защиты от набегов и кочевников, и на создание шахсевенской гвардии из тюркских племен, с отведением им земель в Азербайджане и в районе Саве. Некоторые этнические передвижения происходили в Иране и в середине XVIII в., в связи с нашествием афганцев, феодальными междоусобицами и воцарением каджарской династии. Для Турции и турецких владений можно отметить переселения в Турцию и Сирию в середине XIX в. значительных групп северокавказских народностей, истребление в период первой мировой войны турецкими властями армянского и айсорского населения, уцелевшая часть которого бежала за пределы турецких владений, и принудительное выселение после первой мировой войны греков из западных областей Малой Азии. Наконец, для самого последнего времени укажем на переселение значительного числа евреев в Палестину (особенно в годы второй мировой войны и после нее).