Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Завершение процесса феодализации у монгольских племен. Империя монголов
Этнография - Народы Восточной Азии

Северную группу племен китаиские авторы собирательно называли «шивэй» и считали ее род- ственнной киданям. Шивэй состояли из многих племен, каждое из них имело и свое название. На северо-западе границей расселения шивэй были верховья Онона и Керулена и частично Забайкалье, на востоке — черноречные мохэ (предки чжурчжэней), живших, как известно, по Амуру. Примерно при слиянии Шилки и Аргуни и сейчас еще есть городок, носящий название Шивэй, возможно еще с древних времен, сохраняя память о давно исчезнувшем племенном названии. Племя мынгу (монголы) было частью шивэй. Оно занимало земли в верховьях Онона и Керулена.

В 731 г. в орхонских надписях на памятнике Могилян-хана появляется название «татар», которое в то время употреблялось тюркскими племенами для обозначения шивэй. Впоследствии оно стало собирательным именем для целого ряда различных племен, вошедших в состав империи Чингисхана, как собственно монгольских, так и тюркских, принявших это название и сохранивших его.

О монголах раннего периода (VIII—XII вв.) сведений в письменных источниках очень мало. Известно, что они были подданными киданей и в 1084 г. приезжали с данью к ляоскому двору. Видимо, они принимали активное участие в борьбе киданей с чжурчжэнями на стороне киданей.

Так, в 40-х годах XII в., по сообщениям китайских источников, монголы вели победоносную войну с чжурчжэнями и остались фактически независимыми от них. Между монгольскими племенами, обитавшими в верховьях Онона, и племенами, обитавшими около оз. Байкал, уже с X в. можно проследить тесные родственные отношения; это отражено в монгольских источниках, где в первых главах всегда излагается генеалогия монгольских знатных родов. Там рассказывается, что легендарная прародительница монголов была дочерью «владетеля Гол-Баргучжина то- кумского», т. е. одного из старейших племен, обитавших около современного Баргузина. Она жила, по-видимому, на рубеже X—XI вв. Приблизительно в этот же период часть монгольских родов откочевала в район Прибайкалья. Эти откочевавшие роды монгольское предание, приведенное впервые в «Сокровенном сказании», называет ойратами и считает, что первоначально это были четыре (дорбэн) рода, разросшиеся впоследствии. Не исключено, что дэрбэты западной Монголии генетически связаны именно с этой группой. Следует отметить также, что уже в самом начале XIII в. в Прибайкалье обитали предки современных бурят, о чем также сообщают монгольские хроники, начиная с «Сокровенного сказания». По-видимому, обитавшее в этих районах еще в VI—VIII вв. тюркоязычное население постепенно было частично оттеснено в киданьский период с занимаемых им ранее земель на север, а частично слилось с монголоязычными пришельцами.

Общественные отношения у центральноазиатских племен того времени подробно описаны Б. Я. Владимирцовым. По способу ведения хозяйства монгольские и тюркские племена, населявшие Монголию и часть Сибири, подразделялись на «лесные» и «степные». «Лесные», которые населяли главным образом таежную зону, занимались охотой на крупных мясных и более мелких пушных зверей. Они жили в шалашах, покрытых древесной корой или шкурами. В поисках зверя бродили они по тайге, останавливаясь на временных стоянках.

«Степные» племена разводили крупный рогатый скот, овец, коз и лошадей. Кочевое скотоводство было основой их хозяйства и быта. Подсобную роль в хозяйстве играли охота и частично рыболовство. В XIII в. богатые семьи кочевали айлами — отдельной семейной группой, состоявшей из нескольких юрт, а бедные семьи — куренем (большой группой), сохранявшим черты родовой общины первых •веков нашей эры, описанной у сяньби. Такое разделение было вызвано тем, что богатому скотоводу нужно было большее пастбище, чтобы прокормить огромные -стада, в то время как неимущим выгоднее было кочевать сообща.

Для каждого члена рода (о б ох) соплеменники делились на сородичей (урух) ж чужеродцев (джад). Степень родства была неодинакова: урух были связаны кровным родством (по происхождению). Кроме того, существовали родственники по жене (торгуд), т. е. роды, с которыми были брачные связи. Чаще всего эти связи были с другими племенами, вполне определенными, например у монголов с унгиратами, у меркитов с олхонутами и т. п. Роды и семьи, с которыми были брачные связи, называли сватами (худат).

Монгольский род продолжал оставаться экзогамным. Роды, ведущие происхождение от общего предка (он назывался эбуге), имели общий родовой культ. Брак между членами таких родов не допускался. Род был отцовским. Причем были роды, ведущие свое происхождение от одного общего предка (реально существовавшего), и роды, считавшие своим предком животное, например волка, лань. Такие роды были более древними по происхождению. О том, что у древних монгольских племен существовал материнский род, от которого к XIII в. сохранились только пережитки, говорят обычаи, описанные в «Сокровенном сказании», например, переход молодого человека в зятья в семью его будущей жены на определенный срок (как и у сяньби), пережитки авункулата и т. п.

Наследование у монголов по обычному праву, сохранявшему еще черты первых веков нашей эры, характеризовалось миноратом: младший сын получал коренной юрт отца, а старших сыновей выделяли при жизни отца.

Роды объединялись в племя (иргэн). Первоначально племя состояло из ряда родственных между собой групп. К XII—XIII вв., когда у северной группы монгольских племен шел процесс дробления древних родов, эти связи стали нарушаться. Члены одного рода или племени оказывались уже в разных подразделениях. Поэтому понятие «ирген» — «племя» постепенно теряло свой первоначальный смысл. Оно со временем было заменено другим — улус («народ-удел», «народ- государство»).

Монгольские племена, обитавшие по Онону и Керулену, к началу XIII в. были объединены выходцем из племени монгол, рода Борч- жигин, Темучином, получившим впоследствии титул Чингисхана. Он стал основателем Монгольской империи.

Создавая свою империю, Чингисхан завоевывал соседние как родственные, так и иные по происхождению и этнической и языковой принадлежности племена. Если племя добровольно подчинялось, то, как правило, во главе его оставался старый правитель и оно просто несло ряд обязательств по отношению к центральному правительству (дань, поставки войск, снаряжения и т. п.). Если же племя завоевывали, то его дробили на части и раздавали сподвижникам Чингисхана. Тогда представители такого племени попадали в разные концы империи и теряли старые родовые связи. Так, например, произошло с найманами и кереитами (западными и северо-западными цзу-бу ляоского времени). На одной территории стали кочевать представители различных родов и племен, часто даже разноязычных. Древние родовые связи заменялись территориальными.

Каждому владельцу стад был выделен определенный район переко- чевок (нутук). Самовольные перекочевки на чужие земли строго карались, т. е. фактически араты (простонародье) были в эпоху Чингисхана прикреплены к земле.

Все монгольское общество делилось на сословия. Во главе государства стояли представители «золотого рода» — Чингизидов, ниже их были представители цаган ясун («белой кости») — темники, тысячники и т. п., которым было подчинено столько семей, сколько они могли .выставить в ополчение воинов сообразно со званием предводителя (10 000, 1000 и т. д.). Харачу («чернь»)—податное сословие, было обязано нести все повинности в пользу высших сословий. Со времен Угедея, сына Чингисхана (1228—1241), были установлены следующие повинности и подати: содержание почтовых станций (ям), продовольственная повинность (шу- лен), подойная повинность (снабжение кумысом) и т. п. В случае войны после ухода в ополчение мужчин эти повинности должны были нести оставшиеся дома. Как отмечено в «Истории МНР», все это были уже повинности феодального характера. Земледельческое население империи платило налоги с земли, а «лесные» народы выплачивали дань шкурками пушных зверей. Больше всех ценились соболя. Жилища монголов ярко описаны средневековыми путешественниками Плано Карпини, Рубру- ком, венецианским купцом Марко Поло и даоским монахом Чан Чунем.

У монголов были разборные юрты, ставившиеся на землю, а также и неразборные, перевозившиеся на повозках целиком. Вильгельм де Рубрук, совершивший путешествие к монголам в 50-х годах XIII в., так описал поразившее его передвижное жилище: «Дом, в котором они спят, они ставят на колесах из плетеных прутьев; бревнами его служат прутья, сходящиеся кверху в виде маленького колеса, из которого поднимается ввысь шейка наподобие печной трубы; ее они покрывают белым войлоком, чаще же пропитывают также войлок известкой, белой землей и порошком из костей, чтобы он сверкал ярче; а иногда также берут они черный войлок. Этот войлок около верхней шейки они украшают красивой и разнообразной живописью. Перед входом они также вешают войлок, разнообразный от пестроты тканей. Именно они сшивают цветной войлок или другой, составляя виноградные лозы и деревья, птиц и зверей».2

Наряду с разборными юртами были и жилища типа юрт, не снимавшиеся с повозок. Их устанавливали на платформе. В повозку с поставленной на ней юртой впрягали волов, которые и перевозили ее с места на место. Воображение европейцев было потрясено зрелищем такого передвигающегося по степи поселка.

Имущество свое монгольские племена перевозили в специальных повозках, также подробно описанных Рубруком: «... они делают четырехугольные ящики из расколотых маленьких прутьев, величиной с большой сундук... на переднем краю делают небольшой выход; после этого покрывают этот ящик, или домик, черным войлоком... В такие сундуки они кладут всю свою утварь и сокровища, а потом крепко привязывают их к высоким повозкам... Такие сундуки никогда не снимаются с повозок. Когда они снимают свои дома для остановки, они всегда поворачивают ворота к югу и последовательно размещают повозки с сундуками с той и другой стороны вблизи дома».3

Внешний вид монголов XIII в. хорошо описан западноевропейскими путешественниками Плано Карпини и Рубруком, которые побывали в монгольских степях в 40—50-х годах XIII в. В это время монголы носили халат, запахнутый на правую сторону, подвязанный поясом, к которому прикреплялся мешочек для огнива и других мелочей. На ногах войлочные или кожаные сапоги. На голове шапка типа малахая, отделанная мехом. Халат шили в зависимости от достатка: из холста, шелка, а зимой — меховой. Воин имел колчан со стрелами и лук (выгнутый в виде буквы «М»). Волосы мужчины заплетали сзади в косы, спереди подстригали, а верхнюю часть головы брили. Женщины носили тоже халаты, но без пояса (замужние).

На голове у женщин был сложный головной убор — бокка. Вот как описан бокка у Плано Карпини: «На голове же они носят нечто круглое, сделанное из прутьев или из коры, длиной в один локоть и заканчивающееся наверху четырехугольником, и снизу доверху этот (убор) все увеличивается в ширину, а наверху имеет один длинный и тонкий прутик из золота, серебра или дерева или даже перо; и этот (убор) нашит на шапочку, которая простирается до плеч».4 Сохранились и изображения монголов персидских мастеров, по которым можно восстановить облик монголов. Внешне и по одежде они сходны с родственными им киданями.

С глубокой древности у монголов сохранялся культ гор.

Кроме гор, у монголов того периода священными были Вечное синее небо (Тэнгри) и Мать-земля (Этуген). Вера в загробную жизнь, которая представлялась как продолжение земной, также была характерна для монголов того периода. Общение с миром духов (добрых и злых) осуществлялось через шаманов, которые приносили им жертвы и произносили заклинания. Монголы отличались веротерпимостью, и служители всех религий пользовались их покровительством. Впоследствии, когда империя разделилась на ряд фактически не связанных между собой улусов, монголы приняли религии завоеванных ими народов. В империи Юань привился буддизм (его принял Хубилай), а на западе — мусульманство.

Еще при жизни Чингисхана завоеванные им земли были даны в уделы (улусы) сыновьям и родственникам Чингиса. Так, Джучи и его потомки получили Енисейско-Иртышское междуречье и примыкающие к ним Дешт-и Кыпчак. Так как Джучи умер ранее отца, то его владения перешли к сыновьям. Причем, старший сын Джучи — Орда — вместе с младшими братьями получил по повелению Чингиса коренной юрт отца (со ставкой на Иртыше), а второй сын — Вату (Батый) — был назначен главой улуса, но без коренных земель: он должен был мечом добывать себе владения. Бату завоевал земли далеко на запад и явился основателем Золотоордынского ханства. Юрт Орды и его младших братьев впоследствии получил название Ак-Орды (Белой Орды). Это владение первоначально считалось «левым крылом» улуса Бату-хана, но впоследствии стало самостоятельным.

Земли к востоку от этого владения были «коренным юртом» монголов, и поэтому их наследовал младший сын Чингисхана — Тулуй. В верховьях Амура, где расположен Кондуйский городок, был удел младшего брата Чингиса — Отчигина-нойона — и его матери — Оэлун.

В XIII в. Монгольская империя, возглавляемая Чингисханом, а после его смерти в 1227 г. его третьим сыном, Угедеем, продолжала расти территориально. Монгольские войска под командованием старшего сына Джучи — Бату-хана (Батыя русских летописей) — завоевали русские земли, прошли в Восточную Европу и дошли до Адриатического моря. Бату-хан основал государство, известное в русской литературе как Золотая Орда.

Наследником императорского престола Угедей-хан назначил своего внука Ширемуна. Но вдова Угедея, Туракина, меркитка по происхождению, насильно взятая в жены Угедеем, договорившись с родственниками, не исполнила завещания. Она стала правительницей, постепенно подготовляя курилтай, на котором, согласно ее желанию, должны были избрать ее старшего сына, больного малоспособного Гуюка. Регентство Туракины, во время которого она очень запутала государственные дела и создала почву для многих конфликтов, длилось пять лет. Во время междуцарствия младший брат Чингисхана, Отчигин-нойон, выступил со своими войсками к Каракоруму, намереваясь объявить себя великим ханом. Но его попытка не имела успеха. В 1246 г. на курилтае на престол был возведен Гуюк.

Во время недолгого правления Гуюка (1246—1249) обострились его отношения с наиболее влиятельным представителем Джучидов — Бату. Этим не замедлила воспользоваться вдова Тулуя, Союркоктани-беки, чтобы укрепить связи с потомками Джучи. После смерти Гуюка и двухлетнего регентства его вдовы, Огул-Гаймыш, на курилтае в 1251 г. был с помощью Бату избран великим ханом старший сын Тулуя — Мункэ. Сыновьям Тулуя — Мункэ, Хубилаю, Хулагу, Аргуну и Ариг-Буге — суждено было играть выдающуюся роль в истории монгольского государства во второй половине XIII в.

Мункэ, избранный великим ханом в 1251 г., отправил Хулагу и Аргуна на запад завоевывать земли Ирана и Арабского халифата. Сам же* он вместе со своим братом Хубилаем предпринял поход на юг, чтобы окончательно завоевать земли Сунского Китая. Ариг-Буга своему младшему брату Мункэ пожаловал в удел часть Енисейско-Иртышского междуречья и северной Монголии с Приангарским краем. После того как Мункэ в 1259 г. умер в южном походе, Хубилай, поддержанный армией и частью родовитой знати, в 1260 г. объявил себя великим ханом в Кай- пинфу (близ Долоннора). В то же время, собрав монгольских князей, в Каракоруме объявил себя великим ханом младший брат Хубилая — Ариг-Буга, которого Мункэ оставил править «коренным юртом» на время похода. Избрание двух великих ханов: на севере — Ариг-Буги, а на юге — Хубилая — создало сложную ситуацию, которая привела к длительной междоусобной войне между Ариг-Бугой, поддержанным внуком Угедея Хайду и другими князьями, и Хубилаем. Ариг-Буга потерпел поражение и в 1264 г. сдался Хубилаю. Он был переселен в Китай.

Хубилай, став великим ханом, продолжал завоевания. К 1279 г. им- • был завоеван весь Китай. Последний малолетний император сунской династии был утоплен своим сановником, чтобы не попасть в плен к монголам.

Еще до полного завоевания Китая Хубилай принял для своей династии название Юань (1271 г.). При Хубилае и его преемниках династия все более и более отрывалась от дел и интересов коренной Монголии. Монгольская придворная знать попадала под влияние культуры оседлого населения, привыкала пользоваться предметами роскоши, постепенно все более и более отходила от старых традиций и простоты степного кочевого быта. Для императоров и их приближенных коренные монгольские земли стали далекой, бедной окраиной блиставшей роскошью Юаньской империи. Это отчуждение было настолько сильным, что через несколько лет после прекращения борьбы Хубилая с Ариг-Бугой началась новая междоусобица, возглавленная внуком Угедея — Хайду, который долгие годы вел борьбу с полководцами Хубилая. После смерти Хайду борьба коалиции с Хубилаем продолжалась до самой смерти Хубилая в 1294 г.

Таким образом, уже в период правления Хубилая Монголия только номинально входила в состав Юаньской империи. Фактически же она была независима от Хубилая и управлялась местными владетелями, которые вели с императором и между собой феодальные войны, чтобы увеличить свои владения за счет соседей и родственников. Потомки Джучи, Чагадая, Угедея и Тулуя, владевшие этими землями в течение второй половины XIII и в XIV в., то воевали, то заключали союз друг с другом и с центральным правительством.

Построенный по повелению Угедея Каракорум, описанный европейскими путешественниками XIII в., потерял значение столицы и стал провинцией. Центр административной, военной, торговой, культурной жизни переместился: для Хубилая и его потомков — в Китай, где был построен Дайду (впоследствии Пекин), а для князей северных земель — в Енисейско-Иртышское междуречье.

Монгольская империя, созданная силой оружия, просуществовала недолго. Уже при сыновьях Тулуя, в конце XIII в., она не представляла единства: на западе Золотая Орда и государство Иль-ханов (в Иране, созданное Хулагу и Аргуном), а на востоке империя Юань были по существу независимыми друг от друга владениями, хотя и поддерживали между собой политические связи. С течением времени эти связи все более и более слабели. Династия Юань была вынуждена сосредоточить все внимание на своих китайских владениях. Но все же удержать в своих руках Китай монголам не удалось. Последний император юаньской династии Тогон-Тэмур был в 1368 г. свергнут восставшим китайским народом и бежал в степи Монголии.

В течение 300 последующих лет территория Монголии была ареной жестокой междоусобной борьбы за власть между отдельными монгольскими феодалами. В начале XV в. произошел разрыв между восточными и западными монголами, т. е. между собственно монголами во главе с потомками Тогон-Тэмура и ойратами.

Став во главе ойратов, князь Махмуд распространил свою власть на всю Монголию. При внуке Махмуда Эсене ойраты достигли наибольшего могущества. В 1449 г. Эсен выступил против китайской армии, во главе которой стоял император Ин-цзун. Плохо оснащенная китайская армия была разбита, а император взят в плен. Со смертью Эсена руководящая роль перешла к восточным монголам, однако их ханы не пользовались былым авторитетом, феодальные распри продолжались. Правители минской династии Китая прилагали все усилия к тому, чтобы не допустить объединения монголов, сохранить их раздробленность. Алтын-хану ту- метскому, несмотря на удачные военные действия против Китая, которые усилили влияние юго-западной Монголии и ламаизма в южных частях страны, не удалось добиться прочного единства. Со смертью Алтын-хана его владение распалось на мелкие княжества, между кото рыми разгорелась новая борьба. К середине XVI в. восточные монголы разделились на северных и южных, что привело к распаду монголов на три группы — северную (халха), западную (ойраты) и южную.

В 30-х гг. XVII в. маньчжуры, двигавшиеся с севера, разгромили войско чахарского князя Ликдана, и южные монголы заявили о своем подчинении маньчжурам. Последние включили чахаров и тумутов в состав своих, так называемых «восьми знаменных» войск, утвердивших в Китае господство маньчжурской династии Цин.

Западные монголы, или ойраты, долгое время жили обособленно; в начале XVII в. от них отделились хошуты, завоевавшие Амдо и Центральный Тибет. Другое их подразделение — торгуты — перекочевали к берегам Эмбы, Урала и Волги и осели в приволжских степях, где стали известны под именем калмыков.

В конце XVII в. (1691 г.) князья и высшее духовенство северной группы монголов халхи, не желая присоединиться к западным монголам, пытавшимся объединить под своим руководством все монгольские народы для борьбы с цинским Китаем, приняли китайское подданство. Маньчжурские власти закрепили за монгольской верхушкой и главой ламаистского духовенства права на феодальные уделы.

Одновременно правители цинского Китая старались защитить себя от ойратов, стремившихся вновь с конца XVII в. к созданию общемонгольского государства. Ойраты этого периода чаще известны под именем джунгаров. В течение 70 лет они мужественно сопротивлялись маньчжурам. Во главе ойратов появлялись один за другим энергичные представители — Галдан, Цеван-Рабтан, Галдан-Цэрэн. При Цеван-Рабтане Джунгарское феодальное государство достигло большого могущества. В 1756 г. маньчжуры разгромили Джунгарию. После поражения ойрат- ского князя Амурсаны и истребления значительной части ойратов в Джунгарии их опустевшие земли постепенно заняли казахи и отчасти вернувшиеся с Волги торгуты (калмыки). Разгромив одних и подчинив других монголов своей власти, цинские императоры поделили всю Монголию на две части — Внешнюю (в настоящее время МНР) и Внутреннюю.

В отношении Внешней Монголии последовательно проводилась политика ослабления власти монгольских князей. Если вначале было сохранено исторически сложившееся удельное деление Монголии, то с течением времени политические права князей урезались. С дроблением их семей увеличивалось количество уделов (хошунов). Управление Монголией постепенно передавалось в руки китайских чиновников. На Монголию было распространено маньчжурское законодательство. Всякого рода подачками, назначением князьям жалованья, награждением их пышными титулами и т. д. маньчжуры превратили монгольских феодалов в послушных проводников своей политики. Кроме феодалов, надежной опорой маньчжурского правительства в Монголии являлось и буддийское (ламаистское) духовенство.