Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Салары: материальная и духовная культура, быт
Этнография - Народы Восточной Азии

Салары населяют западные провинции Китайской Народной Республики. Наиболее плотно они селятся на небольшой высокогорной местности по правому берегу р. Хуанхэ, в юго-восточной части провинции Цинхай. 24 февраля 1954 г. здесь создан Саларский автономный уезд Сюньхуа (главный город — Цзиши). Уезд окружают районы с китайским, хуэйским и тибетским населением, с которым салары с давних пор находятся в тесном контакте. Количество саларов в уезде — 23 444 человека (1958 г.). Кроме автономного уезда, салары проживают в других местах провинции Цинхай — уездах Хуалун, Хайбэй, Хайси, Хуаннань, Хайнань. Салары живут и в соседней провинции Ганьсу — в уездах Линься, Гань- нань, Сунань (автономный уезд юйгу), Ланьчжоу, а также на западе Синьцзян-Уйгурского автономного района, в районе г. Инин, в Пекине и других городах страны.

Общая численность саларов в КНР 31 тыс. человек (1953 г.).

Уезд Сюньхуа делится на И волостей. В 7 волостях (на севере) живут преимущественно салары, в остальных (на юге) — салары, китайцы, хуэй, тибетцы. К собственно саларским волостям относятся Гейцзы (Алтиюли), Сучжи, Сюньян (Полер), Цзиши (Язы), Чиншуй (Сеныр), Немынь, или Кова (Ко), Бейчжуаи (Ахвар). Селения саларов тянутся полосой от Сучжи на западе до Бейчжуана на юго-востоке. Немного в стороне остается Мынта (Чицзы), находящаяся в труднопроходимой горно-лесистой местности в северо-восточном углу уезда.

В сознании саларов еще живо старое административное деление на гуны. Сначала (1731 г.) гунов было 12, затем (1781 г.) их стало 8.

Современное государственное деление не совпадает с прежним. Волость Гейцзы объединила два гуна — Гейцзыгун и Чагагун, а волость Чиншуй — Сеныргун и Чицзыгун.

Область к западу от г. Сюньхуа раньше называлась (иногда называется и теперь) Шансыгун («четыре верхних гуна») по течению р. Хуанхэ, к востоку — Хасыгун («четыре нижних гуна»). Вместе они составляли «внутренние гуны» саларов. На левом берегу р. Хуанхэ находились 5 «внешних гунов» (вайугун). Из них сохранился только один — Ганьдугун, входящий ныне в соседний уезд Хуалун. Все это очень напоминает деление на «внутренних» и «внешних» салоров у туркмен, тюркоязычного народа юго-западной группы.

Салары говорят на языке тюркской семьи. Саларский язык сильно смешан. Основа его — язык огузской ветви (й в начале слов, дательный падеж на -а, -е, прошедшее время на -миш). На нее наслоились кыпчак- ские элементы (дательный падеж на -га, -ге, прошедшее время на -ган). Поэтому С. Е. Малов справедливо отнес саларский язык в среднюю группу наряду с языком хивинских узбеков.2 Письменности салары не имеют. Мусульмански образованные люди пользовались арабской графикой, но сама она не получила широкого распространения в народе, не стала его письменностью, несмотря на то, что арабскими буквами написаны целые книги. Как государственный язык у саларов принят китайский.

Саларский язык испытал воздействие китайского и тибетского. Китайское влияние заметно в фонетике, морфологии, синтаксисе и лексике, тибетское влияние — только в лексике. Несмотря на то, что эти влияния, конечно, многое изменили в саларском языке, но тем не менее по основным своим чертам он остался языком западнотюркским. Имея это в виду, можно сказать, что и сами салары — не коренные жители этих мест, а передвинулись сюда с запада.

Происхождение

В китайских хрониках салары упоминаются со второй: юловины XIV в., но не ранее. Какого-либо указания на происхождение саларов в них нет.

Сами себя салары называют салар или салыр. Древнейшие формы этих названий — салур и салгур. Махмуд Кашгарский (XI в.) относит эти этнонимы к огуз- ским племенным наименованиям. Племя салор указывают среди огузскиХ племен «Китаби Коркуд» (XV в.) —книга легендарных рассказов об огузах, историки Рашид-ад-Дин (XIV в.), Абульгази (XVII в.) и др. Подробный анализ источников о салорах сделан В. В. Бартольдом.3 Племя салыр есть у туркмен Советского Союза, живущих у Мары и Серахса.

Этноним «салар» ведет свое происхождение от «салур» или «салор» — формы с конечными губными после негубных являются более древними, чем формы с конечными негубными.

Устные истории (саларниги лиши) передают повесть о том, как предки саларов, Караман и Ахман, переселились в современные западные провинции Китая из г. Самарканда. О причине переселения говорится глухо. В различных версиях сказаний меняющийся маршрут передвижения саларов по этим районам позволяет думать о том, что переселение осуществлялось в несколько этапов. Сохраняется неизменным везде 1370 г. — время поселения саларов в провинции Цинхай.

В 60-е годы XIV в. в Самарканде развертывается напряженная борьба Тимура за власть, в которую были вовлечены и туркменские племена из Мерва.

Имя Тимура в саларских лиши не называется. Следовательно, салары переселились в Китай до того, как имя Тимура приобрело известность. Причины переселения, по-видимому, надо искать в событиях указанного выше периода.

Эпизод переселения хранят и народные обычаи саларов. Прежде на свадьбе показывалось тдве ойны («верблюжья игра») —театрализованное представление* того, как Караман, погрузив на белого верблюда священный Коран, едет по Китак> в поисках пристанища и находит его в Гейцзы. В диалоге перечисляются места передвижения.

Род караман, как известно, встречается в составе племени салор у туркмен. И устные предания саларов, и народный обычай в легендарной оболочке удержали несомненно исторический факт. Можно думать, что древние салуры (салоры) в своем движении на запад частично осели в районе Самарканда, в соседстве с кыпчакскими племенами. Другой поток задержался на территории современной Туркмении и позже вошел в состав туркменского народа. Дальше волна салоров докатилась до Малой Азии. Здесь салоры растворились в массе турецкого народа, оставив свой след в топонимике Восточной Анатолии (в XV в. салуры еще отмечались в Турции — поэт Кади Бурханеддин был потомком салуров).

В конце XIV в. самаркандские салуры из рода караман волна за волной переселились на земли Центральной Азии и осели в местности южнее Синина. Около 600 лет салары живут в западных провинциях Китая. Современные салары — одна йз народностей КНР, имеющая свою национальную автономию, родной язык, оригинальную историю, уклад жизни и обычаи. Антропологический тип саларов неоднороден: четко различаются европеоидный тип и монголоидный тип.

Занятия и материальная культура

Большая часть саларов занимается земледелием. Сеют пшеницу, ячмень, овес, гречиху, чумизу. Земли, пригодной для посева, мало. В долинах заботливо укреплен и тщательно обработан каждый клочок земли, сеют и в предгорьях. Зерна высевают обычно женщины, по обычаю, заведенному издавна. В гористой местности даже на близком расстоянии ландшафт и условия для земледелия резко различны: в долинах — вода и зелень, урожай снимают на месяц раньше, чем в горах, где воды мало и климат сухой. В домашнем хозяйстве салары разводят овец, коров, быков, коней, мулов и ослов. Из овечьей шерсти ткут грубую ткань. Почти каждый двор у саларов имеет сад и огород, которые содержатся в образцовом состоянии. В садах вызревают груши, виноград, орехи, в огородах — картофель, дыни, арбузы, перец. В некоторых местах для удобства орошения сады и огороды глубоко врыты в землю. Ог арыка, текущего вдоль улицы, сделаны узкие каналы, по которым вода через отверстие в стене вливается в сад или огород.

Около с. Мынта, там, где много лесов, население занимается плотничеством. Приречные салары сплавляют лес и перевозят людей и грузы на больших двух- или четырехвесельных плоскодонных лодках с тупым носом и кормой.

К ремеслам обслуживающим население уезда, относятся кузнечное, гончарное, сапожное, мукомольное и некоторые другие.

Салары живут большими селениями, без городских стен. Расстояние между селениями небольшое (10—15 км). Дома примыкают близко друг к другу, окна выходят на двор. На улицах — арыки, обсаженные карага- чом и ивой.

Жилища саларов обычно глинобитные или в редких случаях сложены из сырцового кирпича. По внешнему виду они напоминают уйгурские дома. Фундамента нет, иногда его заменяет ряд камней, на которых возводятся стены. Пол земляной, в больших домах деревянный. Крыша плоская, покоится на продольных балках, в мечетях и в некоторых других домах она двухскатная, китайского типа. Этажей один или два. Каждый дом имеет айван. Двери деревянные, из одной, двух или четырех створок, створки открываются внутрь комнаты, порог высокий. Окна по обеим сторонам от двери представляют собой узорчатые решетки, иногда очень богатого рисунка. Верхняя часть для лучшего освещения поднимается снаружи. В большие решетки в некоторых случаях вделываются внизу застекленные оконца.

Жилищный комплекс саларов состоит из двух частей: хозяйственного двора и двора для людей. В первом — помещения, где находится скот и сельскохозяйственный инвентарь. Во втором — жилые постройки: гостиная и кухня. На этом дворе всегда очень чисто и опрятно; если нет сада, растут два-три куста роз. Может быть, конечно, и другая планировка: жилой двор и хозяйственный двор, заканчивающийся садом.

Комнаты жилого двора небольшие и невысокие. Дверь вводит сразу в комнату, прихожая отсутствует. Напротив дверей обычно узкий, длинный стол на высоких ножках, уставленный безделушками. Над ним висит картина с иероглифом «счастья и долголетия», рядом изображение мусульманских святынь — Мекки и Медины, на других стенах — китайские пейзажи и различные благожелательные надписи. Налево (или направо) от дверей располагается кан, занимающий почти половину комнаты. Кан покрыт ковром или кошмой, на нем маленький столик и сундук для вещей. Сундуки, поставленные один на другой, бывают и в противоположной кану части комнаты. В некоторых домах встречаются особые футляры для Корана в виде небольшого ящика с резными дверцами и двухскатной крышей. В комнате принято возжигать тоненькие ароматные свечи. Комнаты саларов своим убранством во многом напоминают жилища хуэй. Но у местных хуэй в отличие от саларов в комнатах — зеркала, европейского типа мебель и много надписей, ограждающих от нечистой силы.

В пищу саларов входят мясо, рыба, овощи, молоко, хлеб, рис. Мясо (обычно баранина) подается отдельно, или с лапшой, или с рисом. Чай, к которому добавляется молоко, пьют с хлебом. Лакомые блюда саларов: баоцзы — испеченные на пару круглые пирожки с начинкой из сахара; етлоулах — жареное куриное мясо кусочками вперемешку с вермишелью из крахмальной муки; мома — испеченные на пару пампушки; куджа — густой суп; куймак — оладьи. Кухня у саларов китайская. Пища всегда подается горячая, мясо мелко нарезано. Вилок и ножей не требуется, при еде салары пользуются, как и окружающее население, палочками.

Летом мужчины носят рубашку, штаны, жилет или куртку, как у хуэй. Куртка бывает двух видов: 1) с разрезом посередине и прилегающими друг к другу полами, застежка хуэйского образца, слева матерчатый шнурок, кончающийся сплетенной из него же пуговицей, справа шнурок с петлей на конце, по бокам снизу два кармана; 2) куртка, застегивающаяся справа налево, на боку и по косой линии у левого .плеча. На ногах туфли на матерчатой подошве. На голове обязательно шапочка из легкой материи с невысокой тульей и плоским, круглым дном. Женщины поверх длинных штанов надевают халат или куртку хуэйского покроя, сверху халата надевается камзол. Женщины носят матерчатые туфли, иногда с вышитыми носками. На голове раньше все саларские женщины носили кейту — головной убор, прикрывающий голову, уши, часть спины и шею. С недавних пор молодые женщины кейту не носят, его надевают только после 35 лет. Зимой мужчины и женщины надевают стеганые на вате халаты или тулупы.

Духовная культура

Салары исповедуют ислам суннитского направления (следуют учению Абу-Ханифы).

Ислам у саларов неоднороден: он делится на лаопэй — «старый толк» и синъпэй (или джеди-ду) — «новый толк». Новый толк появился 50 лет тому назад благодаря реформистской деятельности группы ши да ахун («десяти больших ахунов»). Эта группа состояла из духовенства дунсян- ской и хуэйской национальностей, руководил ею дунсянин Ма Нур-хэй. После образования КНР салары вернулись к «старому толку».

В каждом гуне около девяти больших и малых мечетей (1958 г.). Самая крупная, соборная, мечеть находится в Гэйцзы. Это религиозный и историко-культурный центр саларов. Здесь сосредоточены саларские древности. В мечети хранится Коран, вывезенный, по словам ахунов, первыми переселенцами из Самарканда. Каждая из 30 частей его, в толстых, кожаных, с тиснением обложках, помещается в плоских ящичках.

Крупные мечети управляются ахуном и несколькими имамами, последние избираются общиной на один год. Средние и малые мечети управляются имамом и наставником. При каждой мечети имеется религиозная школа (медресе). Мечети имеют вакуфные владения, к которым относятся земля, вода, сады. Прежде до 7з урожая с вакуфных земель шло в пользу мечетей.

У саларов есть культ святых — почитаются сорок вели, которые в числе первых пришли в Сюньхуа. В слабой форме сохранился зикыр, отдаленно напоминающий радения дервишей. Он совершается обычно один раз в год, за три дня до праздника рамазан. После пятого намаза, в 10—11 час. вечера, собираются дома и в мечетях. Ахун читает молитву, режут барана и едят мясо. Церемония длится полчаса—час.

Народные обычаи имеют общий тюркско-мусульманский характер, но в них есть и свои особые оригинальные черты.

Так, свадьба состоит из следующих этапов: родители жениха посылают свата к родителям невесты; если родители невесты согласны на дальнейшие переговоры, то родители жениха с тем же сватом высылают пару сережек или пачку чая. В случае, если дары приняты, это означает, что родители невесты согласны выдать свою дочь замуж; родители жениха по своему достатку высылают со сватом материальное вознаграждение семье невесты (михыр); назначается день свадьбы. Свадьбы устраиваются чаще всего осенью, после уборки урожая, и продолжаются в течение нескольких дней. В первый день совершается обряд освящения брака (никахохума). Гостям подается угощение, причем мясо играет роль ритуальной пищи. Передняя часть барана подается отцу невесты, задняя часть — дяде невесты. Ошибка не допускается, если же она происходит, то свадьба расстраивается. Это внимание к невесте — очень старая особенность жизненного уклада тюрков, след древних матриархальных отношений. Лет 30—40 тому назад на свадьбе разыгрывалась сценка то ее ойны, теперь забывающаяся, гости декламировали орух сбз, величали невесту.

Второй день свадьбы — проводы невесты в дом жениха (йенкине озат). Дружки жениха, провожающие невесту, в ее дом не входят, а ожидают у дверей. Выходя из дому в сопровождении родителей и дружков жениха, невеста, прощаясь с родительским домом, плачет. В доме жениха молодая дарит всем своим новым родственникам по паре туфель, а свекру и свекрови — еще по одной подушке. На третий день (тохолаба) молодые встречаются. На четвертый день (кхойанба) новобрачные посещают дом невесты.

В прошлом девушки вступали в брак 13—15 лет, юноши —16—17 лет. Теперь брачный возраст для девушек установлен 16—18 лет, для мужчин —19—20 лет. Раньше было принято многоженство, женились на двух, трех, пяти, девяти и одиннадцати женах. И сейчас еще сохранились семьи с двумя, тремя женами. Старшая жена называется уллылых, младшая — кичилых, другие — по своим именам.    ~

Семья у саларов обычно небольшая. Иногда она является объединением нескольких семей родных братьев и носит тогда название агней. Хотя после женитьбы братья номинально отделяются друг от друга, их семьи продолжают жить совместно. Наряду с эгим сохраняются пережитки патриархальной общины в виде союзов родственных по крови семей (комсен). Делами такого «союза семей» управляют авторитетные старейшины. В случае каких-либо затруднений одной семьи другие семьи приходят ей на помощь. Тесные патронимические связи у саларов указывают на то, что некогда у них были родо-племенные отношения. Но в настоящее время у саларов отсутствует всякое представление о каких- либо родовых или племенных делениях. Поэтому саларские ту-сы, которые существовали в прошлом, — не родовые, а административные начальники саларов.

На похоронах в память покойного раздаются деньги, чай, соль, дрова, одежда и вещи умершего. На третий день устраиваются поминки. Собравшимся подаются суп, мясо, оладьи. Поминки делают также через 7, 40 и 100 дней. Такие поминки делаются в течение трех первых лет.

Существует обычай заклинания (пиреохугучы). Ахун читает молитву, дует на воду и дает ее пить больному. Гадают или по особой книге гаданий (фалиачкан), или по священным текстам (пдреачкан).

Известно и моление о дожде (йагмурсана). У источника (йул) собираются жители селения. Ахуны стоят впереди всех, засучив штаны и вывернув наружу халаты. Один из них стоит в воде. Ахуны читают молитву и одновременно колотят близстоящих людей, нанося каждому по 39 ударов, сверху вниз, с головы до ног. Это называется тазыр. После этого все расходятся. Иногда старший ахун, стоявший в воде, остается. Ему устраивают сиденье, и он, опустив ноги в воду, сидит 3—7 дней. Ходить ему не полагается. Кто-либо из жителей приносит ему еду. Три последние обычая у саларов сейчас встречаются очень редко, они уходят в прошлое. Все участники этого обряда соблюдают пост.

Почитание старших у саларов очень сильно. При разговоре со старшими по возрасту или положению людьми принято втягивать в себя воздух. По-видимому, сказывается тибетский обычай — не осквернять своим дыханием воздух, которым дышит уважаемое лицо.

Устное народное творчество саларов очень богато по содержанию и по форме. К фольклорным жанрам относятся томбах — сказки бытовые, волшебные, новеллистические, сказки о животных, птицах и т. д., лиши — исторические легенды саларов о переселении из Самарканда в Китай, йур — песни лирического, любовного содержания. Любопытно, что до недавнего времени салары не пели у себя дома или в селении песен, которые они любят и знают. Песни эти пели только в поле, во время работы. Излюбленный музыкальный инструмент саларов — кхуши (кобуз). Мотив песен свой, особенный, не похожий на мотивы китайские или тибетские. Саларские женщины исполняют рифмованные «плачи». Они бывают двух видов: сагыш — плач по родительскому дому и йыгы — плач по умершим.

Часть сказок — тюркского происхождения. Встречаются типично западные сюжеты из серий «героическое сватовство» и «возвращение мужа», как в эпосе «Алпамыш» или «Одиссее» Гомера, хранящие в себе древние тотемистические представления. Часть сказок, более поздняя по происхождению, передает сюжеты китайских и тибетских сказок с их собственными именами и местными особенностями.