Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Таджики, сарыкольцы, ваханцы
Этнография - Народы Восточной Азии

В Китайской Народной Республике, по данным переписи 1953 г. проживает 14 тыс. таджиков. Они расселены в горах юго-западной Кашгарии, в горных долинах Восточного Памира и северо- западного Куньлуня. Наиболее компактная группа живет в Ташкурган- ском таджикском автономном уезде. Таджики Китая представлены двумя припамирскими народностями, говорящими каждая на своем особом языке восточпоиранской группы, — сарыкольцами и ваханцами; более многочисленные сарыкольцы живут только в Китае, в то время как основная масса ваханцев живет в СССР и в Афганистане, а в пределах Китая: ваханцы являются довольно поздними выходцами с территории указанных двух государств. Помимо этих двух припамирских народностей, в юго-западной Кашгарии имеется, по-видимому, и некоторое количество' собственно таджиков (язык которых, как известно, принадлежит к другой,, западноиранской, группе).

Есть основания полагать, что в более пли менее отдаленном прошлом таджикское (иранское) население в Кашгарии было довольно многочисленным. Еще путешественники XIX в. отмечали тот факт, что в Кашгарии можно встретить значительные группы людей, резко отличающихся по своему физическому типу от основного тюркоязычного населения. Р. Ша, указывая на физический тип яркендцев, считал, что их следует относить к «отатарившимся арийцам»; 1 русский путешественник М. В. Певцов сообщает, что в Яркендском и отчасти в Каргалыкском округах приходилось часто встречаться с людьми, походившими по своему типу на таджиков, «высокого роста, с густой, окладистой бородой, густыми, дугообразными бровями, горбинкой на носу и узким межбровьем».2 К этому следует прибавить, что топонимика восточной части Кашгарии дает много таджикских (западноиранских) названий; весьма многочисленны поселения и места, имеющие составной частью своего названия термин «лянгар» (Терек лянгар, Хош лянгар, Ак лянгар, Чулак лянгар), безусловно иранского происхождения;3 на равнине близ Яркенда и Каргалыка встречается ряд селений с базарами, названными по тому дню недели, в который здесь устраивался базар, причем названия этих дней недели таджикские (шамбе базар — «субботний базар», якшамбе базар — «воскресный базар», сешамбе базар — «вторничный базар»); в горных долинах Раскем-Дарьи и Тизнафа встречаются чисто таджикские названия, как например сел. Санглаши (тадж. сапги лахши — «скользкий камень»), перевал Куколян (тадж. пуи полон — «большая гора»), урочище Шивер (тадж. Шибер; шивер — «болотистый луг с родниками»); самое название р. Тизнафа (тизнаб, вероятно, происходит от таджикского тезаб — «быстрая река»).

Исторические сведения

Сарыкольцы живут в селениях в долинах Сары- кола (или Ташкургана) и ее притоков Тагармы и Вачи, а также в долине Раскем-Дарьи, ниже впадения Мариона и по самому Мариону.

Сарыкольская долина и являющаяся ее продолжением к северу долина Тагармы ограничены с запада Сарыкольским хребтом, служащим водоразделом между бассейнами Аму-Дарьи и Тарима, а с востока — хребтами Кашгарским и Ташкурганским. Здесь находится большая часть сарыкольских селений, группирующихся вокруг Ташкургана (административного центра Сарыкола, носившего раньше название Варшиди).

Сарыкольская долина, по-видимому, уже с отдаленных времен служила удобным путем, связывавшим Кашгарию с Индией, а также и со Средней Азией.

Перевал Минтеке через Гиндукуш проходим в течение всего года, тогда как более восточные проходы через широкое нагорье Каракорума значительно труднее; в то же время истоки Сарыкола отделены от истоков Пянджа—Аму-Дарьи лишь незначительным перевалом, дающим возможность легко переходить из Вахана в Сарыкол. О торговом значении долины Сарыкола свидетельствует, в частности, тот факт, что еще в начале XX в. в Ташкургане находился самый большой и самый старый в припамирских странах рынок, в котором имели свои лавки кашгарские и индийские купцы.

Вполне естественно, что Сарыкольская долина, к тому же находившаяся на стыке границ Китая, Индии и среднеазиатских ханств (а впоследствии и России), являлась объектом соперничества этих государств. Ее судьба в значительной степени зависела от случайностей многовековой борьбы между китайцами и их западными мусульманскими соседями за обладание Синьцзяном, или Восточным Туркестаном. В 1832 г., после длительных распрей и войн с китайцами, кокандский хан Мадали занял Ташкурган, оставив в нем местного правителя. В результате утверждения в Кашгарии власти Якуб-бека правитель Сарыкола Алаф-шах в 1866 г. признал свою зависимость от него, но через некоторое время, вследствие общих смут на Памире и в припамирских районах, Алаф-шах отказался подчиняться Якуб-беку. В конце 60-х годов войска Якуб-бека заняли Сарыкол, его правитель был убит (по другим сведениям, бежал в Бадах- птн), а сарыкольцы выселены в Яркенд и Кашгар.

Через два года сарыкольцам разрешили вернуться на родину. Участники английской экспедиции Форсайта, посетившие Сарыкольскую долину в 1874 г., отмечают, что в долине было еще много оставленных селений и развалившихся домов и что количество населения значительно сократилось. В Ташкургане среди развалин древнего Варшиди, на возвышенности выстроен форт из камня и глины, в котором живет наместник Аталыка (Якуб-бека); он управляет страной и собирает доходы при посредстве старшин, которых в каждом селении имеется по двое. Путешественники особенно подчеркивают твердость управления страной: воровство наказывается конфискацией скота и земли, прелюбодеяние — смертной казнью обоих виновных, убийств неизвестно совсем; в прежнее время, говорили местные жители, они боялись уходить далеко из своих селений в связи с набегами алайских киргизов, а также канджутцев, теперь же, если кто бросит кнут на равнине, то найдет его на том же месте через год, отмечали члены экспедиции Форсайта.4

После смерти Якуб-бека в 1877 г. Китай утвердил свою власть над Кашгарией, в том числе и над Сарыколом, но долгое время китайское правительство не имело в Сарыколе даже военного поста. Лишь в связи с усилением политической напряженности в 80—90-х годах прошлого века в этих местах китайцы в 1884 г. поставили гарнизон в Ташкургане.

Среди припамирских языков сарыкольский ближе всего к шугнан- скому, их объединяют вместе с рушанским, бартангским и орошорским языками в одну подгруппу, называемую шугнано-рушанской. Это обстоятельство дало основание говорить о близости сарыкольцев к шугнан- цам и даже о переселении сарыкольцев из Шугнана. По словам Форсайта и его спутника Гордона, сарыкольцы пришли из Шугнана, они составляют с шугнанцами единый народ и заняли долину Сарыкола семь поколений назад;5 пришельцами из Шугнана сарыкольцев считает и В. Гейгер.6 Напротив, Р. Ша склонен полагать, что миграция шла в обратном направлении, что большинство припамирских таджиков перешло через Памир с востока на запад, а из сарыкольцев — лишь одна из групп, задержавшаяся к востоку от Памира. М. С. Андреев слышал от жителей долины Хуф (Западный Памир, Рушан), что их отдаленные предки вышли когда-то из Сарыкола.7 Однако никаких данных, подтверждающих то или иное из приведенных мнений, не имеется. Во всяком случае по образу жизни и культуре сарыкольцы близки к другим припамирским народам, в частности к шугнанцам.

Занятия и материальная культура

Основным занятием сарыкольцев является земледелие. Обрабатываемые участки земли расположены вокруг селений или по склонам гор, в Сарыкольской долине главным образом по западным. В долинах Сарыкола, Тагармы, Вачи, Мариона и Раскем-Дарьи возделывают пшеницу, ячмень, два вида гороха, маш; в местах же, лежащих на высоте более 3000 м (например, в верхней части Сарыкольской долины), высевают только гималайский ячмень и горох, так как пшеница здесь не вызревает; случается, что и в более низких местах при наступлении ранних холодов посевы гибнут. В Сарыкольской долине имеются небольшие посевы люцерны и горчицы, масло которой используется для примитивных светильников. Садоводство почти не играет никакой роли: немногочисленные фруктовые деревья приносят редко созревающие плоды. Большое значение имеет скотоводство; население держит лошадей, волов, овец и коз, а также яков сравнительно мелкой породы, которых используют и при пахоте.

В начале или середине мая большая часть жителей сарыкольских селений уходит со стадами в горы и в верховья долин, где остается до осени, перегоняя скот с одного пастбища на другое. Продукты скотоводства — масло и шерсть — население сбывает, приобретая взамен зерно и ткани; из шерсти кустарным способом приготовляют войлоки и грубую шерстяную ткань.

Сарыкольские селения компактны в отличие от более низких районов Кашгарии, где отдельные усадьбы разбросаны среди полей. Тип жилища не отличается от такового у других припамирских народов; дома большие, глинобитные или из грубого камня, скрепленного глиной, с плоской крышей, без окон. В доме сбоку от входа делается глинобитное возвышение, в котором устраивается очаг; вдоль обеих боковых стен, а также задней стены идут широкие глинобитные нары, на которых располагаются обитатели дома; иногда отдельно ставится помещение для приема гостей. В старое время в селениях сооружались каменные башни для защиты населения от разбойников.

Одежда сарыкольцев мало отличается от одежды других припамирских народов. Гордон сообщает, что покрой одежды похож на ваханский.8 Национальной одеждой являлся длинный халат, шерстяной или хлопчатобумажный, подпоясываемый широким кушаком, у женщин — рубаха- платье; обувь — овчинные мягкие сапоги с крепкой кожаной подошвой, головной убор мужчин — овчинная шапка с отворотом, у женщин — свободно накинутый платок. В настоящее время в обиходе одежда фабричного изготовления — рубахи, брюки, ватные куртки, сапоги.

Продуктами питания в основном являются хлеб и молоко. Хлеб выпекают в виде больших лепешек; их заливают в деревянных блюдах топленым маслом с кислым молоком. Приготовляют различные похлебки с лапшой, овощами, которые также заправляются молоком или мукой. В настоящее время стали больше употреблять мяса.

Сарыкольцы

Старые путешественники отмечали довольно независимое положение женщин, которые работали на полях и были полными хозяйками дома. В обществе они держат себя свободно и не закрываются. Только жены и дочери старшин носили покрывало и проводили жизнь в затворничестве. Среди населения господствовала моногамия, только старшины имели по две жены; разводы были редки. По обычаю, жених выплачивал отцу невесты выкуп, в основном скотом. Свадьба обставлялась торжественно; человек, совершавший бракосочетание, трижды спрашивал невесту, а затем жениха о согласии вступить в брак, затем он брал кусок жареной баранины, разрезал его на две части, дул на каждую из них и, обмакнув в соль, правой рукой клал кусок жениху в рот, а левой — невесте. При этом он говорил: «Эти двое муж и жена! Бог их соединил, да не разлучат их люди!». Новобрачные принимали от присутствующих поздравления и подарки. Торжество продолжалось три дня, после чего новобрачный уводил жену в свой дом. Вдова могла выйти замуж вторично через год после смерти мужа.

До прихода русских в Среднюю Азию и установления власти Якуб- бека в Кашгарии вследствие постоянных междоусобиц между киргизами, сарыкольцами, населением Канжута, Читрала и Бадахшана многие местные жители обращались в рабство и отправлялись в Бухару, Кашгар и другие города; иногда местные старейшины продавали в рабство и своих соотечественников — сарыкольцев.

Сарыкольцы любят музыку и танцы. Молодежь выступает с песенной импровизацией под аккомпанемент флейты; разделившись на две группы, они исполняют песенные любовные диалоги, сопровождаемые танцами. Верующие сарыкольцы принадлежат, как и представители других памирских народов, к секте исмаилитов, которые считают своим духовным главой Ага-хана, в прежнее время они посылали ему в Индию религиозную подать.

Ваханцы

Ваханцы (или, как их называли в Кашгарии, ва- ханлыки) и собственно таджики живут восточнее сарыкольцев — в долине Азгансала (приток Яркенд-Дарьи), Тизнафа и Кальяна. Ваханцы занимаются скотоводством, преимущественно овцеводством. Подспорьем им служит земледелие, которым они немного занимаются в горных долинах, засевая исключительно ячмень. До недавнего времени ваханцы вели пастушескую жизнь. Зимой они жили в каменных хижинах или в глиняных небольших постройках, а летом в войлочных юртах, устанавливаемых около зимних жилищ. Скот их пасся круглый год на окрестных горах, на ночь пригонялся к жилищам. Мужчины и женщины большей частью носили домотканые шерстяные халаты, сапоги из шкур собственной выделки и куполообразные овчинные шапки шерстью внутрь, с отворотами в виде околыша. По своим обычаям и языку они не отличаются от ваханцев верховьев Пянджа; верующие принадлежат к секте исмаилитов.