Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хозяйство и материальная культура китайского народа мяо. Верования. Брак и семья
Этнография - Народы Восточной Азии

Районы, населенные мяо, представляют собой по преимуществу горные и лесные массивы. Провинция Гуйчжоу вместе с провинцией Юньнань составляет единый географический район — Юньнань-Гуйчжоуское плато. В рассмотренном гористом районе мало земли, пригодной для обработки. Обрабатываемая площадь в провинции Гуйчжоу составляет 11% всей ее территории, а в провинции Юньнань — около 6 % .

Юго-западные районы Сычуани и западные районы Хунани являются фактически продолжением этого плато. На о. Хайнань мяо расселены также преимущественно в горных районах.3

Невозможность обеспечить прожиточный минимум, занимаясь только земледелием, определила своеобразие хозяйства мяо, в котором наряду с основным занятием — земледелием значительная роль отводится скотоводству, рыболовству, охотничьему и лесному промыслу (рубка .и сплав леса).

Земледелие у мяо представлено двумя основными видами — богарным и поливным. Богарное земледелие, начало которого прослеживается в хрониках как подсечно-переложное (ср.: «пашут ножом, сеют огнем»), является древней традицией.

Богарное земледелие мяо характеризуется разработкой горных участков, продолжающей традицию древнего подсечно-переложного земледелия. Семья на выбранном участке срубает все деревья и выжигает траву вместе с сучьями и деревьями. Затем зола равномерно распределяется по полю, взрыхленному мотыгой. Подготовленный участок называется «поле, обработанное огнем». Высевают на этих участках просо, гаолян, гречиху, но больше всего кукурузы. Во второй посев идет конопля, бобы, лекарственное растение «иевлева слеза» (Coix lacryma). Сеют в апреле—мае, убирают урожай в августе—сентябре. При такой системе обработки наибольший урожай собирается в первый год, а затем земля истощается и через 3—4 года семья переходит на новый участок, чтобы вернуться на старый, когда он вновь зарастет.

Вызываемые этим способом земледелия частые переселения порождали стремление к большому развитию орошаемого земледелия и к широкому использованию прогрессивных методов сельскохозяйственного производства крестьянами тех территорий, по которым такие переселения совершались.

Уже к 40-м годам XX в. у мяо Гуйчжоу получило широкое развитие на сухих, неорошаемых участках применение удобрений: золы сожженных деревьев, а также фекалий. Зимние культуры — пшеница, бобы, рапс — высевались сразу же после снятия урожая клейкого риса на вновь вспаханном и удобренном поле.

Применением этих форм севооборота обеспечивалось сохранение плодородия почвы. Вместе с освоением методов богарного земледелия мяо перенимали у соседних народов орудия труда, не применявшиеся ранее в их хозяйстве.

История орошаемого земледелия у мяо* остается пока неясной.

Многие авторы в самом иероглифе «мяо» (самоназвание народа), который графически состоит из двух частей «поле» и «трава», что в целом означает «ростки риса»,—усматривают определенную этимологию: «люди, занимающиеся разведением заливного риса». В исторических хрониках распространение поливного земледелия (преимущественно культуры риса) связывается с народом мяо как создателем этого способа выращивания сельскохозяйственных культур. Однако собранные в Гуйчжоу материалы показали, что часть гуйчжоуских мяо в прежние времена не знала способа обработки орошаемых полей. Так, лушаньские мяо сохраняют еще предание о том, что, придя в эти районы, они встретились с мулао (группа древнего парода лаосиляо, относящегося по языку к чжуан-дунской ветви). В эти края, по преданию, мяо пришли сразу же вслед за мулао и вынуждены были об менять на 70 своих соплеменников 7 мулао, которые должны были научить их обработке земли. Если говорить о современном разведении культуры заливного риса в этих районах Гуйчжоу, то определенно можно утверждать, что мулао знали этот способ, а мяо научились ему. Существует рассказ о том, что одна деревня мяо пригласила к себе на жительство две семьи мулао и каждая семья мяо отдавала им своих детей, чтобы мулао научили их разведению заливного риса.

Подобные ^тведешш заставляют предположить, что если мяо научились навыкам орошаемого земледелия у мулао, то сами могли явиться распространителями этого способа среди .других южных народов.

Поливное земледелие мяо ведется в горных районах, в котловинах или на отлогих берегах внутренних (по отношению к горному району) рек. Спускающиеся отлогие участки горы превращаются в террасовидные поля, на которые вода поступает или из естественных водоемов с вершин или нагнетается из реки при помощи больших водяных колес.

Такие колеса, изготовленные преимущественно из бамбука, достигают иногда в диаметре 10 м. Колеса приводятся в движение водой, потоки которой ударяют в черпаки, служащие одновременно и лопастями. Вода, попадая в черпаки, устроенные между двумя обручами колеса, поднимается до крайней верхней точки и выливается в желоб. Из желоба вода поступает в бамбуковые трубы. Иногда трубы бывают металлические. По трубам вода или достигает центрального поля, откуда растекается вниз по террасам, или на одинарных участках орошает только одно поле. В последнем случае используются водяные колеса небольшого размера и короткие трубы,

Поле под поливную культуру начинают обрабатывать в конце февраля или в первой половине марта (по солнечному исчислению). С началом полевых работ женщины отправляются в горы собирать хворост и бурелом, которые сжигают, а полученную золу вносят в почву для удобрения. Мужчины в течение нескольких дней вспахивают и боронуют участки. Мяо пашут землю плугом, используя в качестве тягловой силы быков и буйволов.

Земледельцы мяо, несмотря на сохранение у них пережитков первобытнообщинных отношений, имели пахотную землю в частной собственности. Земля, принадлежавшая раньше роду и племени, была узурпирована ту-сы и гуйчжу (первоначально глава рода). Основная масса крестьян мяо находилась в положении арендаторов у своих, мяоских, помещиков, у помещиков китайцев, ицзу, буи и ли.

Арендаторы и крестьяне-собственники (например, селения Мэнгуань провинции Гуйчжоу) в общей сложности должны были уплачивать 6 различных видов налогов и сборов, одновременно с этим крестьян давила ростовщическая эксплуатация. Еще в 1927 г. китайский автор Ян Вань- сюань, описывая положение крестьян мяо уезда Дадин той же провинции Гуйчжоу, писал, что китайские и мяоские помещики из бывших ту-сы обращаются с арендаторами как с домашними рабами. Арендная плата, как правило, устанавливается не ниже 7з урожая, и это помимо сборов и налогов, собираемых правительственными учреждениями.5

Феодальная зависимость крестьян мяо от собственных помещиков, помещиков китайцев и ицзу наиболее ярко выражалась в арендных отношениях и определяла классовый антагонизм их общества. Трудящиеся крестьяне мяо горячо поддержали проведение у них первого этапа аграрной реформы — снижение ренты и ссудного процента, высказались за полное осуществление аграрных преобразований, за ликвидацию помещичьего землевладения, что послужило началом революционных перемен в сельском хозяйстве. К 1959 г. более 98% всех хозяйств мяо во всех провинциях были объединены в кооперативы высшего типа.

В прошлом натуральный характер хозяйства определил широкое развитие домашних ремесел. В среде мяо много искусных ремесленников,, обменивающих свои изделия на продукты сельского хозяйства. Большой популярностью пользуются вышивки мяо, которые считаются лучшими в стране. Ткани местного производства из хлопка, конопли и шелка, которые изготовляются на вертикальном ткацком станке, имеющем сходство со станками тайваньских горцев, народов Ассама и Филиппин, идут на изготовление одежды мяо. Преобладание в женской одежде мяо ткани того или другого определенного цвета — белого, синего, темно-бордового (кажущегося черным), красного, а также «пестрой» (вследствие украшения ткани богатой вышивкой) — послужило основанием для разделения всего народа мяо в китайской и западноевропейской литературе на пять основных групп, неверно отождествляемых с пятью племенами («белые мяо», «синие мяо», «черные мяо», «красные мяо», «пестрые мяо»).

Женский костюм мяо в болынёй степени, чем мужской, сохраняет национальные особенности. Обыденный и праздничный (сюда относится и свадебный) костюмы различаются по качеству и богатству вышивки, однако основные элементы одежды остаются неизменными.

Женская одежда состоит из верхней кофты, которая, как и куртка мужчин, надевается прямо на тело. Кофта шьется из хлопчатобумажной или шелковой ткани с преобладанием цветов, характерных для данной группы. Кофта (оцау) —покроя кимоно и не имеет застежек. Левая пола накрывает правую.6 Есть кофты с прямым разрезом. Спереди кофта засовывается за опоясывающий юбку пояс, концы которого свисают с обеих сторон по бедрам. Сзади кофта остается незаправленной. Рукава широкие и длинные, при работе они подворачиваются. По нижнему краю кофты у мяо из Гуйчжоу идет обшивка шириной в 4 см из голубой материи. У других групп эта обшивка украшена вышивкой или аппликацией из разноцветных кусочков материи. На обшлагах рукава и до локтя также часто делается вышивка. Сзади на кофте пришивается квадратный кусок материи того же цвета, что и обшивка, образующий своеобразный воротник. У молодых девушек на спине кофты в центре имеется вышитый крестом пестрый треугольник (аба), основание которого украшено бисерной бахромой.

Женщины мяо носят несшитую юбку (та), которая бывает различной окраски, но чаще темно-синей или черной. Юбка, так же как и кофта, запахивается слева направо. Левая ее пола находит на правую и с правого бока на юбке образуется несколько складок. Край левой полы украшает вышитая полоса в 5 см. Поверх юбки надевается передник (бангсай) из пеньковой ткани, отбеливаемой обычно известью и украшенный нашивными вышивками или батикованными полосками ткани. Женщинам и девушкам приходится носить тяжести, поэтому для предохранения кофты на плечах носят накидку из грубой пеньковой ткани.

Женщины обычно ходят босиком или носят соломенные сандалии. В холодное время они, как и мужчины, обертывают ноги от щиколотки до колен обмотками. У некоторых групп хунмяо (красных мяо) западной Хунани получили распространение южнокитайские женские штаны.

Праздничный наряд, особенно свадебный, отличается богатством отделки. Женщины мяо высоко ценят свою праздничную одежду, так как ее шьют и вышивают в течение многих лет. Как правило, каждая женщина мяо имеет хотя бы одну вышитую одежду. Они начинают учиться вышивке с 7—8 лет. При выборе невесты отдается предпочтение девушке, на которой самая красивая, искусно вышитая одежда.

Мяо не только вышивают ткани, но и батикуют их. Батикование ткани считается национальной традицией и у мяо, и у яо. Буи займствовали батикование у мяо. Орнамент на мяоской одежде отличается национальным характером и не носит следов китайского влияния. Напротив, китайцы восприняли у мяо изображение в орнаменте овец, лягушек, слонов и т. п., что характерно для южнокитайского стиля в искусстве китайского народа.

Мяоская деревня имеет основную центральную улицу, вьющуюся зигзагами; от нее расходятся маленькие переулки. В каждом переулке стоят дома нескольких родственных семей. Переулки связаны между собой тропами. Идя по центральной улице, можно подумать, что в этой деревне нет жителей, так как они ходят по тропкам между переулками, нечасто появляясь на главной улице. Подобное расположение домов в селении было в прошлом обусловлено частыми стычками мяо с войсками императорского и гоминьдановского Китая. Сторожевые башни, частоколы вокруг деревни, мосты через протоки перед деревней, окружающие горные цепи и лабиринты переулков — обеспечивали эффективную защиту от нападения. Поселения мяо поэтому и называются в китайской литературе чжай, что означает военная крепость.

Дом мяо представляет собой жилище одной семьи. Женатый сын обычно не остается в доме родителей, а строит новый дом. В строительстве дома принимают участие родственники и близкие друзья. Хозяин будущего дома обеспечивал их питанием во время работы. Сооружается жилище из камня, глины, кирпича, дерева и бамбука. Обычно дом представляет собой прямоугольную постройку на высоком каменном фундаменте или на утрамбованном грунте с потолочным перекрытием и двускатной крышей. Стены глинобитные или из кирпича, иногда из бревен. Крыша соломенная, бамбуковая или черепичная. Хайнаньские мяо для покрытия крыши применяют также пальмовые листья. Мяоский дом (пиг) в отличие от китайского дома тех же провинций, как правило, однокамерный, условно подразделяющийся на две, три, четыре и пять «комнат». Наибольшее же распространение имеет трехкомнатное жилище. Дома богачей мяо сооружались четырех- и пятикомнатными и иногда в два-три этажа. На чердаке обычно хранится зерно, пряжа, орудия рыбной ловли, иногда там спят.

Трехкомнатный дом мяо, как уже говорилось, в плане прямоугольный, по длине дома идут четыре столба, которые поддерживают четыре балки чердачного перекрытия. Второй и третий столбы делят внутреннюю площадь дома на три помещения, которые не разделяются перегородками. Несмотря на то что перегородка воображаемая, представление о разделении дома очень четкое.

У мяо автономного уезда Дамяошань Гуанси-Чжуанского автономного района постройки, как и у чжуан, двухэтажные, на каменном фундаменте. Нижний этаж отводится для скота, верхний для людей. В их жилищах разделение на три комнаты строгое и есть внутренние перегородки — стены.

Центральное помещение, куда входящий в дом мяо сразу же попадает из дверей (менгцзу), является своего рода парадной комнатой.

Прямо у задней стены стоит такой же, как и у чжуан, стол — алтарь с табличками предков. Правый и левый (дальний) углы отведены под спальни (тейпаг). Здесь находятся неотапливаемые лежанки (мэнгпаг), накрываемые черными противомоскитными сетками. Перед лежанками в левом помещении отводится место для сельскохозяйственных орудий, корма для скота, а ближе к передней стенке устроена изгородь для загона скота. Здесь же расположен второй, дополнительный выход из дома. В правом помещении перед лежанками устроен очаг — высокая плита (ко-чо) в метр вышиной от пола с двумя вмазанными котлами. Дымохода прежде не делали, плиту топили по черному, а дым выходил через отверстие в потолке и крыше. Между плитой и спальней у правой стенки стоит полочка с обрядовыми чарками для вина. Обстановку дома составляют стол (типэй), стулья с изогнутыми спинками (ко-кэг) и скамейки (ко-ки). В доме же около лежанок стоят сундуки, где хранится одежда. На столе у плиты, у правой стенки дома, стоит металлическая и гончарная утварь: миски, чашки, плошки, кувшин для воды, деревянные ведра.

Общественные отношения

Феодальный Китай, завоевав южные районы, создал вокруг мяоских поселений специальные военные опорные пункты. Все поселения мяо были разбиты на военные округа. Споры между деревнями мяо решались только управителем военного округа. Округ ведал сбором налогов и податей со всех деревень мяо в сфере его юрисдикции. Такая система военных округов была создана китайцами для удержания в повиновении мяо, постоянно выступавших против феодального и национального гнета.

В отдельной деревне устанавливалась система баоцзя. 5—10 семей представляли первичную ячейку, за проступки одного отвечали все, ячейка выделяла лиц для несения внутренней охраны и поддержания порядка. Старшим над этой группой, как и над объединением этих групп в большую организацию из 5—10 ячеек (охватывающую 2—3 соседних деревни), обычно был зажиточный крестьянин (кулак) или помещик. Нередко оба они были потомками ту-сы или гуйчжу. Всеми делами одной деревни ведали 2 или 3 старшины, один из которых занимался сбором арендной платы и налогов, другой — разрешением мелких споров, третий — организацией общеродовых обрядов и празднеств. Последний старшина обычно избирался из числа самых старых и уважаемых лиц деревни. Первые две должности, бывшие в руках потомков родовой знати, передавались по наследству.

Довольно раннее развитие феодальных отношений и устройство военных округов разрушили родовые связи и фактически свели на нет племенную организацию. Вместе с тем отдельные факты свидетельствуют о существовании у мяо своеобразных форм территориальной (сельской) общины.

Ян Ханьсянь, по национальности мяо, историк и этнограф своего народа, в работе «Родовая организация дахуамяо» 7 убедительно показал сохранение общинных традиций у мяо. Община у дахуамяо включала в свой состав прежде всего кровных родственников, членов данного рода, во-вторых, усыновленных, в третьих, женщин из чужого рода, пришедших в данную общину после брака, в силу правила экзогамии. По достижении зрелого возраста усыновленный мог вернуться в свой род. После смерти мужа вдова становилась главой семьи, но привилегиями члена рода не пользовалась, они распространялись только на ее детей. Все жители деревни в случае какого-либо бедствия оказывали пострадавшему помощь и поддержку. Члены такой общины считают себя потомками одного предка, сообща участвуют в свадебных празднествах, придерживаются общеустановленных табу. Глава ее называется по-китайски гуйчжу, что буквально значит 'человек, управляющий дьяволами’, или 'хозяин демонов’; он ведает религиозной и отчасти политической сторонами жизни данного общества. Эта должность наследственная и передается родственнику по мужской линии. Вообще правом наследования в семье пользуются дети по отцу, и только в тех случаях, когда нет сыновей, наследует дочь.

Семейно-брачные отношения

Семья мяо патриархальна. Брак патрилокальный. Однако женщина остается в доме своих родителей и после замужества, уходя в дом мужа лишь с рождением ребенка. Семья включает в качестве полноправных членов всех сыновей, их жен и их потомство и незамужних дочерей. Термины родства охватывают пять поколений: дед, отец, я, сын, внук. Имущество семьи принадлежит всем сыновьям и после смерти родителей делится между ними.

Юноша вступает в брак 17—18 лет, а девушка 15—16 лет. Брак и прежде заключался только при условии обоюдного согласия молодых, и родители не имели права вмешиваться, хотя иногда испрашивалось их согласие. Родители обеих сторон выступали в брачных церемониях сватами лишь после того, как их об этом просили молодые.

У мяо, так же как и у яо, ли, ицзу и др., заключению брака предшествует обряд, называемый по-разному у различных групп мяо: яомалан, тяоюэ, тяо лушэн, тяохуа, что означает 'танцы под луной’, 'свободное общение молодежи’, 'место флейты’, 'танец цветов’ и т. д.

После сбора урожая и до нового года (ноябрь—февраль) у одних групп, а более широко — 8-го числа четвертого месяца молодежь собирается в долину, расположенную недалеко от соседних деревень (пережиток родовых союзов). Сюда приходят юноши одной деревни и девушки другой. Все одеты в самые лучшие платья. Вместе с молодежью на праздник «танцы под луной», или «лунные танцы», собираются и их родители, которые располагаются где-нибудь на возвышенности. Щеголяя своими лучшими нарядами, искусной вышивкой, девушки выстраиваются по одну сторону лужайки, а юноши по другую. Юноши приходят с бамбуковыми свирелями (ки или ганг). Праздник молодежи открывает музыка свирелей, затем запевают юноши и девушки, начинаются песни и танцы. То приближаясь, то расходясь, юноши и девушки подзадоривают друг друга песнями. Песни, как правило, поются любовные и шуточные. Юноша начинает песню и поет один куплет, второй подхватывает девушка, затем вновь юноша и т. д. В перерывах между танцами и пением молодежь пьет вино. Во время общего веселья молодые люди успевают договориться друг с другом, понравившиеся друг другу становятся на время праздника сговорившейся парой. Наибольшим успехом пользуется та девушка, которая лучше поет, танцует и особенно та, у которой искусней других вышит узор на кофте и юбке. У некоторых групп мяо девушка должна приходить на такие праздники в одежде не только украшенной собственной вышивкой, но сшитой из материи собственной выделки. Даже пеньку для материи она должна вырастить сама, для этого у девушки в личной собственности находится участок земли, называемый «пеньковое поле». У девушки успехом пользуется ловкий и сильный юноша, который также умеет хорошо петь, плясать, играть на флейте. К концу праздника девушки и юноши вновь выстраиваются друг против друга и по знаку старшего из родителей юноши подбегают к своим избранницам и на ночь уходят с ними в горы. Иногда строятся специальные дома для «новобрачных». Проведя совместно ночь, юноша и девушка обычно становятся женихом и невестой, хотя иногда такие встречи и не ведут к заключению брака. Подобные встречи продолжаются неоднократно. Как правило, молодые сообщают родителям о предстоящем браке в случае беременности девушки или же после ряда новых встреч.

Родители жениха, узнав об его избраннице, режут курицу, и по расположению некоторых частей ее внутренностей приглашенный шаман (патэ) предугадывает, счастливым ли будет данный брак.

После того как родители жениха получили от шамана благоприятный ответ, они наносят визит родителям невесты и сговариваются об устройстве свадьбы и о размерах выкупа за невесту. Родители невесты испрашивают у нее согласия на брак. Конечно, она всегда соглашается, так как юноша был избран ею самой. После сговора родителей юноша вечерами приходит к дому невесты со свирелью, играет и поет любовные песни. Девушка также отвечает ему песней. Во время посещения сватов и свах в обоих домах устраивается пиршество. День самой свадьбы превращается в большой праздник.

Верования

Религию мяо можно охарактеризовать как анимизм и шаманизм. Анимизм у мяо выражается в одухотворении природы и природных явлении, шаманизм — в том, что имеется специальный человек, «связанный с духами». Он может якобы изгонять злых духов и призывать добрых.

По мяоским представлениям, каждый человек имеет «душу» и «тело». Во время сна душа покидает тело.

Основная часть религиозных верований мяо связана с культом предков.

Характерной чертой народной религии мяо является вера, наряду с местными духами, в высшего духа — духа грома. Этот дух управляет всеми духами в мире и надзирает за всеми людьми. Он наказывает за преступления. Только дух грома может лишить человека жизни. Говорят, что душа ушла на небо, потому что услышала призыв — удар грома. Душам людей, согласно воззрениям мяо, суждена неодинаковая доля: 1) справедливая душа переселяется после смерти в другого человека, 2) злая душа поселяется в трупе, 3) душа предков пребывает в священном дереве. Священному дереву поклоняются как местному духу-покровителю. Никто не смеет притрагиваться к нему во избежание болезней и несчастий.

Мяо не дают специальных названий духам по месту их обитания, как это наблюдается у китайцев. Все духи называются одним словом куенг, или с добавлениями: куенг ки — 'дух ветра’, куенг нду— дух дерева’. Почитаются такще души предков. Мяо различают злых и добрых духов. Добрые духи живут в Нцэ — на небе, в загробном мире, а также на земле среди людей, в шалашах. Злые духи обитают в подземном царстве.

Христианство, распространявшееся в основном сетью католических миссий, а также даосизм и буддизм не оказали заметного влияния на развитие религиозных воззрений мяо, хотя среди них есть отдельные лица, исповедующие эти религии.

Устное народное . творчество

Основой духовной культуры является богатейший фольклор мяо, сокровищница тысячелетней мудрости бесписьменного народа.

Пение, музыка, танцы составляют важнейшую часть их культурной жизни, они издавна служили средством для воспитания подрастающего поколения.

«Мяо — это народ, который любит песню: они, работая, передвигаясь по отвесным скалам, поют прекрасные, смелые песни фэйгэ (летающая песня’), которая может перелететь с одной горы на другую. Принимая гостей, они поют „песню вина". Среди юношей и девушек распространены любовные и танцевальные песни».8

В каждой из указанных выше групп песен есть свои подразделения.. Так, существуют песни «поздравления с рождением сына», «песни-встречи гостей», «песня -- приглашение принять участие в общей песне», «песня — приглашение отведать бычьего мяса», «песня при танцах с барабаном» и т. п. Некоторые из этих песен, связанные со свадебными обрядами, могут быть отнесены в равной мере к свадебным, любовным или обрядовым песням. Специально обрядовые песни, т. е. такие, которые поются только при похоронах, жертвоприношениях, составляют незначительную часть всего песенного богатства мяо и исполняются обычно только шаманами.

Каждая песня мяо создается различными авторами и, хотя посвящается какому-то определенному моменту, имеет несколько вариантов. Чаще всего короткие песни первоначально были импровизацдями, которые затем вошли в быт.

Устное народное творчество мяо не ограничивается только созданием песен, легенд и сказок. Совсем недавно были записаны две части огромного эпического сказания народа мяо: «Песня о бабочке» и «Песня о золоте и серебре», которые по своей яркости и выразительности не уступают признанным эпическим образцам других народов мира.

Для создания мяоской письменности ученые провели детальное изучение диалектов и установили, что при единстве грамматики в языке мяо есть фонетические и лексические диалектные различия. В связи с этим было решено утвердить три алфавита (на латинской основе) для трех диалектов — восточного (западная Хунань), центрального (юго-восточная Гуйчжоу и Гуанси) и западного (Сычуань, запад Гуйчжоу, восток Юньнани, запад Гуанси). Кроме этого, было решено реформировать письменность северо-восточного диалекта, распространенного в Юньнани, где после революции стали употреблять видоизмененную так называемую Поллард-скрипт.9

Создание письменности мяо имеет большое значение для их культурного развития. Бесписьменный в прошлом народ мяо хранил и развивал свое прекрасное устное творчество.

Мяо имеют уже сейчас не только выдающихся сказителей, но и своих драматургов. Известными пьесами стали «Третья сестра дворца драконов», «Общество любви» и др. На основе ряда прежних, в той или иной степени обрядовых, праздников появились сейчас новые народные праздники, например женский праздник—«Пир освобождения», в района Хайни провинции Гуйчжоу. Этот праздник, возникший на основе старинного женского обрядового праздника, называемого «трапеза замужних сестер», устраиваемый семьей, в которой есть дочь на выданьи, превратился в широко распространенный у всех мяо не только Гуйчжоу, но и соседних провинций смотр народного искусства.

Народ мяо прошел длительный исторический путь развития. Через тысячелетия он пронес лучшие черты самобытной культуры, впитывая и осваивая все передовое, что могли дать культуры соседних народов. Достижения культуры и быта народа мяо становятся известными и доступными для других народов. Очевидно, мяо займут достойное место в процессе взаимного обогащения культур. В ходе этого процесса будет идти дальнейшее этническое развитие народа мяо, укрепление единства которого началось в огне революционных боев.