Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Китая: маонань и ли
Этнография - Народы Восточной Азии

Народность маонань насчитывает свыше 18000 чел. Они расселены иа территории Гуанси-Чжуанского автономного района, в уездах Бэй- цзян, Наньдань, Хэчи.

Самоназвание маонань — гуннун, соседние китайцы называют их маонань.

По языку маонань относятся к дун-шуйской подгруппе чжуан-дунской группы китайско-тибетской языковой семьи. Маонань, кроме своего родного языка, знают китайский и чжуанский языки и говорят на них.

Последние исследования языка, материальной и духовной культуры маонань и мулао, чжуан, дун, шуй позволяют предполагать, что маонань происходят от большого этнического пласта древних боюэ. Уже в исторических хрониках IX в. н. э. появляются первые сведения о предках маонань. Уже в то время их предки были названы «маонань» и расселялись в пределах современной области обитания этого народа. Начиная с этого времени прослеживается вся история маонань, полная героических эпизодов борьбы, которую вели угнетенные народы против феодальной и колониальной эксплуатации за свое освобождение.

Маонань — земледельцы. Орошаемых земель очень мало. На них возделывают рис. По склонам гор расположены богарные земли, на которых сажают кукурузу, ячмень, батат, бобовые, а также технические культуры (хлопок, рами и т. д.). В некоторых районах сохранялось подсечно-огневое земледелие.

Следует отметить, что у маонань большее значение, чем у соседних народов, имеет животноводство. Скот содержат не только для сельскохозяйственных работ, но также и на мясо (особенно коров, быков, свиней) ; разводят кур, уток.

Из домашних ремесел женским считается прядение, ткачество и окраска тканей, мужским — плетение из бамбука.

По уровню развития социально-экономических отношений маонань не отличаются от других соседних народов.

В деревне маонань большей частью жили члены только одной фамилии, связанные узами кровного родства; все семьи выбирали сообща старейшину, который ведал урегулированием споров между членами общины и т. п.; существовали общие земли, пастбища, леса, вместе с тем зачастую распорядителями этих общих земель от имени общины выступали помещики и кулаки, и здесь притеснявшие и обиравшие крестьян, формально считавшихся сообщинниками.

Жилой дом сооружается из камня, но основные столбы, пол, перекрытия, внутренние перегородки деревянные. Крыша в большинстве случаев черепичная, но изредка дом кроется тонким сланцем. Некоторые дома двухэтажные (как у горных чжуан), верхний этаж жилой, нижний — загон для скота. Жилое помещение трехкамерное, планировка та же, что и у других чжуан-дунских народов. Перед домом часто строится невысокий деревянный амбар для хранения продовольствия.

Пища такая же, как и у соседних чжуан и мулао. Особенно часто применяют кислые приправы.

Одежда мужчин не отличается от чжуанской тех же районов. Женщины носят длинные кофты и штаны. Материал для одежды домотканный, женщины сами шьют всю одежду. Одежда преимущественно черного или синего цветов. Женщины носят косы или укладывают волосы. Носят головной платок, представляющий собой длинный кусок материи. Женские украшения состоят из серебряных браслетов, колец, серег.

Семья у маонань малая, моногамная. Брачные контракты заключались родителями, когда детям исполнялось 7—10 лет, а спустя 1—3 года происходила свадьба. У маонань разрешалось нарушение эндогамии только с чжуан, что свидетельствует о прошлом этническом единстве этих народов. В заключении брачного контракта и свадьбы значительную роль играла сваха. После свадьбы молодая возвращалась в дом своих родите-

лей, оставаясь там зачастую до рождения первого ребенка. После переселения молодой в дом мужа он производил раздел с родителями, и новая семья начинала самостоятельную жизнь. Если жена не приносила мужского потомства, муж мог взять вторую жену. У маонань сохранялись пережитки левирата, левират мог быть старшим и младшим, но в обоих случаях требовалось согласие женщины и ее семьи.

Для религиозных верований маонань, как и других чжуан-дунских народов, характерен синкретизм. Основной пласт составляют анимистические верования и культ предков, аналогичные чжуанским и мулао- ским.

У маонань имеются колдуны (шаманы), некоторые из них сделали гадания и выполнение разных обрядов (при похоронах, лечении болезней и т. д.) своим основным занятием.

Даоские и буддийские монахи также проповедовали в районах маонань. Некоторое распространение получило католичество. В храмах наблюдалось сосуществование изображений божеств всех этих религий и верований.

Обрядность и праздники у маонань в общем одинаковы с китайскими. Особое значение имеет праздник окончания сельскохозяйственных работ. Во время этого праздника все жители деревни собираются на склонах гор. Старики рассказывают предания, молодежь веселится, поет песни. В ходе песенной переклички юноши и девушки объясняются в любви. По содержанию песни бывают как традиционными, так и импровизированными.

Ли

Ли — общекитайское название для одного из народов чжуан-дунской группы, населяющего о. Хайнань (провинция Гуандун). Общая численность народа ли по переписи 1953 г. превышает 360 тыс. чел. Основными местами их расселения являются уезды горного района Учжишань — Байша, Баотин,^Пэдун, Жунфан и Цюньчжун. Отдельными группами и смешанно с другими народами ли живут на южном и юго-восточном побережье острова в уездах Линшуй и Яйсянь. В июле 1952 г. был создан автономный округ народов ли и мяо с центром в г. Тунчжа, включающий все эти семь уездов.

О. Хайнань находится в зоне тропиков. Обилие осадков делает возможным произрастание многих ценных видов тропических растений: кокосовой пальмы, каучуконосного дерева, цитрусовых. Все пять отрогов хребта Учжишань покрыты тропическими лесами, богатыми дичью.

Народ ли говорит на языке, входящем в чжуан-дунскую группу китайско-тибетской языковой семьи.

В старой литературе население Хайнаня, объединенное названием лиг называлось также лэй, лои.

Общее самоназвание ли — лай, однако отдельные группы имеют самоназвания: ха, хэщ моифи (мэйфи).

Вопрос об этногенезе ли

Древние китайские летописи сообщают, что в состав существовавшего в I тысячелетии до н. э. на территории к югу от Янцзы племенного объединения саньмяо входили цзюли («девять ли»).

Анализ археологического материала (находка неолитических стоянок на о. Хайнань в районе Учжишань) и фольклора позволяет предположить, что часть цзюли была предками современных ли и прежде всего- так называемых бэнъдили, т. е. той группы, которая под давлением китайцев первой отошла на о. Хайнань с побережья и обосновалась в отрогах Учжишань.

К началу нашей эры территория расселения ли охватывала как континентальные районы современной провинции Гуандун, так и о. Хайнань. С китайским проникновением на юг происходило постепенное оттеснение ли с континента на остров. Наряду с ли, в частности с племенами моифу, в конце династии Мин (XV—XVI вв.) на остров переселились племена мяо (сейчас мяо на Хайнане насчитывается более 16 тыс.). Долговременные культурно-исторические связи этой группы ли с мяо нашли отражение в культуре обоих народов. В языке моифу много заимствований из языка мяо.

По свидетельству японского исследователя Одака, позже всех (столетие назад) на остров переселились племена ха.

Анализ языкового материала и сведения исторических хроник позволяют сделать следующий вывод: группы, называемые бэньдили и мэйфу, являются древним и наиболее изолированным населением острова, а другие находились длительное время в тесном контакте с другим пришлым населением.

Хозяйство

Основным занятием народа ли до последнего времени являлись: земледелие (подсечно-огневое и пахотное), а также охота, рыболовство и собирательство (для горных групп). В хрониках середины XVIII в. отмечается, что основными орудиями у ли служат лук и стрелы, а также большой нож, который носят в корзинке за спиной и используют для прорубания проходов в непроходимых чащах и кустарниках. Материалы начала XX в. заставляют предположить, что охота и рыболовство уже потеряли свое первоначальное значение даже для горных ли, или бэньдили. Проведенная после 1949 г. аграрная реформа уничтожила феодальную собственность китайских и местных помещиков (последние обычно были представлены родо-племен- ной верхушкой), передала в руки трудящихся помещичью и общинную землю, узурпированную родовой знатью. Хозяйство у ли претерпело существенные изменения, появилась местная перерабатывающая и добывающая промышленности.

В прежнем хозяйстве и быту хайнаньских ли заметны два исторически сложившихся различных типа, развитие которых имело некоторые социальные особенности.

В центральном горном районе Учжишань автономного округа народов ли и мяо о. Хайнань в 24 пограничных ‘поселениях уездов Баотин, Лэдун и Байша, где проживает более 13 тыс. ли, что составляет 4% всех ли о. Хайнань, до недавнего времени существовала система нунгтонг инкунг, что означает 'объединение для совместного труда’. В какой-то мере это было сохранением системы первобытнообщинного земледелия. Эта система известна в литературе под китайским названием хэму (буквально 'единые пашни’).

С другой стороны, в остальных районах, где жило подавляющее большинство ли, существовала система индивидуальных земледельческих хозяйств.

При всей отсталости в прошлом хозяйства хайнаньских ли наиболее отсталым было хозяйство хэму. Ли, входившие в хэму, занимались или подсечно-огневым земледелием или обработкой земли для посева с помощью буйволов. При отсутствии сельскохозяйственных орудий по полю гоняли буйволов, они взрыхляли землю, затем одного из них пускали по прямой и в следы от копыт высевали зерно.

В индивидуальных хозяйствах благодаря тесным связям с другим населением острова употреблялись некоторые сельскохозяйственные орудия, в том числе плуг и борона, а также развивалось домашнее производство тканей, существовал обмен.

Социальная организация

Реакционные правители Китая, стремясь укрепить свое положение на острове, использовали в своих интересах родо-племенную верхушку общества ли, представители которой, превратившись фактически в посредников между китайскими феодалами и трудящимися массами, стали крупными собственниками земли, сдающими землю в аренду.

Все ли, живущие на о. Хайнань, подразделяются на несколько групп; возможно, это прежние родоплеменные объединения (племенная группа на языке ли — ком). Таких основных групп пять, ха (кит. сяоли), хэ (кит. цили), лай (кит. бэньдили), моифу (кит. мэйфули) и тай или охай (кит. ли — как собирательное слово). Внутри этих групп есть подразделения на группы родственных семей, которые различаются по «родовым» знакам — татуированным узорам у женщин на лице, руках и ногах.

У ли, живущих вне центрального района, где была развита система индивидуальных земледельческих хозяйств, существовало классовое расслоение феодального общества. Здесь на долю одного помещичьего двора приходилось 83 му земли, кулацкого — 57 му, крестьянского — 11.5 му; здесь была установлена система феодальной аренды и эксплуатации крестьян, выражавшаяся в отношениях между финг (хозяином) и фат (бедняком).

В центральном горном районе классовые противоречия вуалировались системой хэму. Ею было охвачено более 13 тыс. чел.

Земля и рабочий скот полностью или большей частью находились в собственности хэму. Имелись хэму, где значительная часть земли и скота была в частной ‘собственности, однако независимо от этого существовала обработка полей сообща, совместная затрата труда и равное распределение дохода по семьям в зависимости от количества душ. Хэму могли быть и крупными, объединяющими от 20 до 30 хозяйств, и мелкими — в 2—3 хозяйства.

Наиболее распространенным было объединение от 5 до 10 хозяйств. Члены хэму были связаны родственными узами, однако это не означало, что хэму состояло только из родственных семей. Могли быть и смешанные хэму, в состав которых входили неродственные между собой семьи.

Во главе хэму стоял старейшина. Он был наделен большими правами, с его смертью функции старейшины переходили к его младшему брату или сыну. На •обязанности старейшины лежала организация обработки полей хэму, ухода за общим скотом, распределение общего дохода, надзор за соблюдением норм обычного права.

В подавляющем большинстве случаев старейшина не участвовал в производственном процессе, но при распределении дохода он получал, кроме своей доли, «еще так называемое «общественное зерно — зерно кормилицы». Это «общественное зерно» первоначально предназначалось на различные общественные нужды или •служило резервом на случай неурожая. По количеству эта доля была весьма значительной, так как обычной нормой подобного отчисления из общего дохода было 7 цзиней с одного му. Этот дополнительный доход старейшина и его семья присваивали и таким образом постепенно становились кулаками или помещиками. При сохранении всех обычаев родовой помощи при обработке земли, постройке дома, в случае бедствий среди членов хэму складывались отношения, подрывающие основы этой пережиточной формы первобытной общины.

В последние годы внутри хэму появилось три вида земель: 1) «земля предков» — основная земля хэму, номинально не подлежащая разделу, однако разделение семей и дробление затем хэму вели к такому разделу; 2) «земля, принадлежащая группе», — купленная семьей или группой семей земля, больше не принадле- 1 экащая всему хэму; 3) «частная земля». Последняя в основном находилась в руках старейшины и его семьи.

В период революционного переустройства именно старейшины хэму, которые теряли свои былые привилегии, оказывали сопротивление преобразованиям.

Материальная культура

Различный уровень прежнего хозяйственного развития наложил свой отпечаток на некоторые элементы материальной культуры исторически сложившихся двух различных групп народности ли, что прежде всего выразилось, в различии жилищ.

Дома ли, называемые малам, отличаются от жилых строений ряда других народов тропической Азии, сооружаемых на сваях. Дома у ли, обычно однокамерные (хотя и существует условное разделение), имеют два хода, строятся прямо на грунте (утрамбованной площадке). Материалом служит дерево, доски, трава, лианы, глина, бамбук. Камень не употребляется. В центральном районе жилища, как правило, имеют форму авиационных ангаров, полукруглая крыша касается земли. Высота до 2.3 м, ширина около 4 м, общая длина 13 м, спереди и сзади крыша выступает на метр. В окраинных районах дом таких же размеров, но он представляет собой жилище прямоугольного плана с двухскатной выступающей (нависающей) крышей.

У мужчин почти всех групп ли некоторое распространение получила одежда общего для чжуан-дунских народов типа, наряду с сохранением (и в этом случае) самобытных традиций в ее украшении.

В то же время женская одежда мэйфу, ха и лай полностью сохраняет свою национальную форму. Одежда этих групп ли изготовляется домашним способом из хлопчатобумажной ткани, окрашивается в темносиний, почти черный цвет. Одежда девушек украшается белыми, коричневыми или красными горизонтальными полосами или красивой вышивкой, как и в женской одежде мяо.

Одежда мужчин мэйфу состоит из верхней куртки покроя кимоно С узкими рукавами темносинего цвета, называемой веен, и такого же- цвета юбкообразной набедренной повязки (кон). Иногда куртку подпоясывают. Верхняя накидка типа плаща у мужчин такая же, как у женщин, только несколько длинней, темносинего цвета. Обычно мужчины мэйфу нрсят короткий, доходящий до колен передник.

Верхняя кофта у женщин называется также веен, она несколько короче мужской, чаще всего коричневого цвета с белой каймой. Покрой кофты типа туники с пришивными рукавами, разрез прямой. Юбка (лиин) подобно саронгу, охватывает тело кругом. Передник гораздо длиннее мужского; он чаще всего коричневого цвета с белыми полосами. Основной же цвет одежды, как и у мужчин, темно-синий. У бэньдили юбка узкая и короткая, не доходит до колен.

В другой такой же юбке (лиин) женщины носят детей и укладывают их спать, такой же обычай есть у малайских и шаньских женщин.

У ли головным убором служит род тюрбана (головное полотенце); праздничный убор тщательно расшит, украшен вышивкой и кистями на одной стороне. В дожливую погоду нередко носят деревянные башмаки. На работе в поле, где много колючек, мэйфу носят кожаные туфли — ком-ном.

Семейно-брачные отношения, обрядность

Семьи моногамные и патриархальные. Женатые сыновья отделялись, сохраняя право наследования имущества родителей, однако девушка, выходя замуж, теряла такое право. Подобное положение в центральном районе объяснялось прежде всего существованием хэму и .связанной с ними системой распределения дохода по едокам.

Все группы ли были анимистами. В случае неурожая или другого стихийного бедствия в жертву божествам и духам приносили крупный рогатый скот. Скот приносили в жертву и при похоронах. В центральном районе хоронили в колоде, выдолбленной из одного куска дерева, в окраинных районах — в гробах китайского типа.

Существовал своеобразный обычай добрачных встреч, свидетельствующий о пережитках первобытнообщинных отношений. Для девушек к юношей, достигших соответственно 14—15 и 16—17 лет, строились общие дома. Весной юноши и девушки собирались на поляне в отрогах Учжишань. Они пели и плясали друг перед другом. Такие встречи проходили ежегодно, молодые люди могли свободно вступать в интимные отношения, а достигнув зрелого возраста, заключить по обоюдному согласию договор о браке. Никто, даже родители, не могли помешать этим встречам. Договорившись между собой, молодые люди ставили в известность своих родителей. Однако свобода выбора отягощалась системой выкупа невесты.

Семья юноши должна была преподносить семье девушки подарки: бедняки — одного вола и слиток серебра; семья побогаче — трех волов и 15 слитков серебра. Кроме этого, у всех ли до вступления в брак жених был обязан прислать в дом невесты в качестве выкупа 20—30 цзиней свинины. Если брак оказывался неудачным и жена добивалась развода, то первыми возражали ее родители, так как они получили подарки, которые возвращались в случае развода (тем более, что при вторичном браке родители жены могут вообще не получить подарков).

Жена после заключения брака оставалась у своих родителей и уходила в дом мужа только после рождения ребенка.

Фольклор и национальное искусство

Хайнаньские ли в прошлом не знали письменности. В ряде районов некоторые зажиточные ли отдавали своих детей в китайские школы, но это было возможно лишь при условии, если школьник откажется говорить на родном языке, носить национальную одежду. После образования КНР был подготовлен проект алфавитной письменности ли на латинской основе. Создание письменности может способствовать возникновению письменной национальной литературы этого народа, имеющего богатые фольклор- - пые традиции.

От поколения к поколению передавались легенды, предания, сказания, песни, сказки, пословицы и поговорки. Известна легенда о происхождении ли. В очень давние времена на одной из гор хребта Учжишань некий человек из южных стран нашел яйцо. Из яйца вышла прекрасная девушка, которая, став женой этого человека, родила людей племени ли. Поэтому гора и называется Ли-шанъму Торная мать [племени] ли’. (Легенда очень напоминает мотивы чжуанской поэмы Вэй Цилиня «Одежда из перьев ста птиц»).

Ли — прекрасные певцы и музыканты. Женщины славятся искусной вышивкой своей одежды. Все эти черты национального искусства бытуют и в настоящее время.