Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Литература китайцев. Поэты и критики раннего средневековья. Народная проза
Этнография - Народы Восточной Азии

Рабочий фольклор в Китае начал развиваться сравнительно недавно. Для него характерны два основных направления: создание поэтических произведении, тесно связанных с фольклорной песенной традицией, и создание и развитие театрального искусства. В настоящее время рабочий фольклор тесно смыкается с самодеятельностью. Художественная самодеятельность как бы перебрасывает мост между фольклором и индивидуальным творчеством. Тематика рабочего фольклора берется обычно из жизни и быта отдельной фабрики, цеха, участка.

В марте 1950 г. в Пекине было создано Общество по изучению китайского фольклора (Чжунго миньцьзянь вэньи яньцзю хуэй), которое является центром собирательской и издательской деятельности в области фольклористики. Общество за годы своего существования опубликовало ряд монографий, сборников и статей по вопросам фольклора. Преимущественное внимание уделяется народной песне.

С апреля 1955 г. Общество издает специальный журнал «Миньцзянь вэньсюэ» («Фольклор»), печатающий произведения фольклора народов КНР, статьи китайских фольклористов, переводы работ советских исследователей по общим вопросам народного творчества.

Китайская литература исторически делится на два неравных периода: до 1919 г. господствовала литература, написанная на языке вэньянь, малодоступном для широких народных масс, после 1919 г. ведущее положение заняла литература на языке байхуа, основанном на живом разговорном языке.

Классическая литература и ее значение в духовной жизни народа

Период старой китайской литературы занимает три тысячи лет. За это время высокого уровня достигли и поэзия, и проза, и драматургия. Они глубоко проникли в толщу китайского народа и стали частью его духовного богатства.

«В Китае даже совершенно неграмотный народ далеко не чужд литературной пищи... тем, кто видел, как внимают слушатели своему шошуды, становится ясно, как глубоко проникают нити культуры в толщи этого удивительного народа», — писал академик В. М. Алексеев.5

Китайская классическая литература оказала большое влияние на развитие литературы соседних стран Восточной и Юго-Восточной Азии.

Надо сказать, что литература старого периода не была однородной: в ней в большей или меньшей степени сохранились следы влияния разговорной речи, а некоторые памятники написаны почти полностью на живом языке своего времени.

В древности под литературой понимали прежде всего классические канонические книги, в которых видели откровения древних мудрецов, учителей жизни.

Считали, что, только изучив эти книги, человек мог достигнуть нравственного совершенства.

С середины I тысячелетия н. э. большое развитие получают новые жанры китайской литературы, родившиеся из народного творчества: повествовательная литература, песенно-повествовательная. Позднее развивалась драматургия. Эти жанры стоят на грани фольклора и литературы. Именно они в период до 1919 г. представляли ведущее направление китайской литературы. Эта литература прошлого является фактом сегодняшнего дня культуры китайского народа.

Литература древнего Китая действительно несла в себе всю сумму знаний того времени, поэтому понятно, что в ней видели источник просвещения.

Только древняя поэзия носит вполне определенные черты литературного (в нашем смысле слова) явления; философские, исторические, экономические, военные трактаты являются синтетическим литературным жанром. Стиль и изложение в них подчинены задаче осмыслить явления общественной жизни человека и его поведения в обществе.

В древних трактатах мы встречаем значительные вкрапления поэтического текста, и притчи, и новеллы, и пословицы, но весь этот художественный материал привлекал авторов не сам по себе, а лишь как средство доказательства своих мыслей. Поэтому современная литературоведческая терминология и понятия применяются условно.

Больше всего дошло до наших дней сочинений, связанных с кругом идей конфуцианства. Это прежде всего так называемые «Сышу» («Чет- верокнижие») и «Уцзин» («Пять канонов»). К первой группе принято относить «Луньюй» («Суждения и беседы»), «Мэн-цзы» (книга названа по имени философа Мэн Кэ), «Дасюэ» («Великое учение») и «Чжунъюн» («О середине»); ко второй группе — «Ицзин» («Книга перемен»), «Шицзин» («Книга поэзии»), «Лицзи» («О правилах поведения»), «Шуцзин» («Книга истории») и «Чуньцю» («Весна и осень»). Такая группировка трактатов сложилась уже при династии Сун, в XI в. В «Даодэцзине» («Книга о Пути и Нравственности») и «Чжуан-цзы» (книга названа по имени философа Чжуан Чжоу) нашли выражение идеи даосизма. Надо отметить, что эмоциональное впечатление от этих трактатов значительно глубже, чем от конфуцианских сочинений.

История китайской поэзии начинается с «Шицзина», который включает народные песни, гимны, храмовые песнопения, относящиеся примерно к XI—VI вв. до н. э. В «Шицзине» четыре раздела: «Го фын» («Нравы царств»), «Сяо я» («Малые оды»), «Да я» («Великие оды») и «Сун» («Гимны»); в них триста пять песен, которые, как говорит традиция, Конфуций отобрал из трех тысяч. Тематика песен охватывает многие стороны быта древнего Китая: любовь и труд, храмовые обряды и подвиги царей, войну и далекие походы воинов. «Шицзин» оказал огромное влияние на последующее развитие китайской поэзии.

Цюй Юань (343—278), поэт из южного китайского царства Чу, испытал в своем творчестве сильнейшее влияние фольклора Южного Китая. Это влияние настолько велико, что некоторые исследователи ставили под сомнение самый факт существования поэта. До нас дошел сборник.

Третий крупнейший памятник древней поэзии —песни юэфу6 хань* ского времени. Они продолжают традиции «Шицзина» в тематике, но в отличие от «Шицзина» их основу составляет не четырехсловная строка, а пятисловная (по пять иероглифов в строке). Это на первый взгляд несущественное изменение привело к значительным изменениям ритмической организации китайского стиха и подготовило расцвет поэзии в средние века.

Все эти три важнейших памятника поэзии древнего Китая тесно связаны с народным бытом.

«Шуцзин» («Книга истории») начинает собой традицию повествовательной исторической литературы в Китае. Элемент легендарности и вымысла в этих сочинениях постепенно уменьшался, и они становились все более и более научно достоверными. Выдающиеся литераторы и историки древнего Китая Сыма Цянь (145—86 до н. э.) и Бань Гу (32—92 н. э.) положили начало исторической науке.

Поэты и критики раннего средневековья. Народная проза

Как и в древности, главную литературную ценность представляла в это время поэзия. Поэтов было много, хотя их творчество и не отличается особым разнообразием. История китайской поэзии навсегда сохранит имена Цао Пэя (187—226), Цао

Чжи (192—232), Юань Цзи (210—263), Цзи Кана (223—262), Пань Юэ {247—300), Чжан Хуа (232—300), Цзо Сы (250?—305?), Янь Янь-чжи (384—456), Се Лин-юня (385—433), Бао Чжао (415?—466), Се Тяо (464—499), Шэнь Юэ (441—513), Юй Синя (513—581) и многих других.

Однако над именами всех этих поэтов возвышается имя величайшего поэта средневекового Китая — Тао Юань-мина (365—427). Поэт-отшельник, певец единства человека с природой, автор замечательной утопии «Персиковый источник», глубокий философ, Тао Юань-мин сыграл едва ли не основную роль в формировании национального своеобразия китайской поэзии.

Особое место в поэзии этого времени занимает антология «Юйтай- синьюн» («Нефритовая башня — новые напевы»), составленная около 550 г. выдающимся поэтом Сюй Лином (507—583). Она количественно более чем в два раза превосходит «Шицзин». Во времена появления «Нефритовой башни» главным жанром литературы признавалась ритмическая проза, а главной добродетелью литературы — верность конфуцианской догме и культу написанного слова. Линия, представленная Сюй Лином, все это совершенно игнорировала и главным жанром посчитала любовную лирику, которая родилась из народной песни.

Эпоха средневековья была временем, когда возникла и развилась в Китае литературная критика. Замечательным и во многих отношениях непревзойденным другими китайскими критиками памятником остается трактат «Вэньсиньдяолун» («Резной дракон литературной мысли»), написанный около 500 г. Лю Се (456—520).

В этом трактате мы находим не только взгляды на литературу в целом, но и на отдельные жанры, а также глубокие замечания о стилистике. Трактат находится под сильным влиянием традиционного конфуцианского образа мышления.

Несколько позднее появился трактат, посвященный специально поэзии, — «Шипинь» («Категории стихов») Чжун Юна (480?—552); этому трактату подражали многие исследования.

Однако крупнейшие сочинения — трактаты Лю Се и Чжун Юна — имели ряд предшественников, из числа которых следует упомянуть «Рассуждения о литературе» Цао Пэя, «Ода литературе» Лу Цзи (261 — 303), «Бао пу цзы» Гэ Хуна (290—370).

В этот период начинает усиленно развиваться народная проза в виде волшебных рассказов, в которых действуют привидения, духи, волшебники, оборотни. Из числа сохранившихся сборников следует упомянуть весьма важный для истории литературы свод разных по величине рассказов — от очень коротких отрывков в несколько иероглифов до небольших, но вполне законченных новелл; свод этот называется «Соу- шэньцзи» («Рассказы о духах»).

Расцвет поэзии в танский период. «Движение за возрождение древности». Ду Фу, Ли Бо, Ван Вэй, Бо Цзюй-и

В конце VI—начале VII в. Китай вновь объединился под властью одной династии и вступил в период укрепления единой империи. Если прежде центрами культуры были в основном столица и двор, поместья крупных феодалов и их дворцы в главных городах, то сейчас такими центрами стали многие города, торговые центры, монастыри, рынки, дома торговцев, ученых, путешественников, школы; появились целые кварталы, населенные танцовщицами, певицами, музыкантами, акробатами, скоморохами. Укрепляются позиции буддизма, расширяются внешние связи Китая.

Танское время — переломный момент в истории китайской литературы. Это время необычайного взлета поэзии — от имен поэтов тесно в книгах, посвященных «золотому веку» поэзии. Развитие не только затронуло традиционные жанры, но и привело, к появлению (не без влияния иноземной музыки) и нового вида литературной поэзии — так называемых цы. В области художественной прозы эта эпоха характеризуется жанром новеллы, а также становлением первого из всех песенно-повествовательных жанров китайской литературы — жанра бяньвэнь (легенда).

Важнейшее значение для истории литературы этого времени имеет «движение за возрождение древности» («Фугу юньдун»), начатое Хань Юем (768—824). Это движение весьма напоминает европейское движение Возрождения. Поэзия и проза были частью этого движения. Как показал академик Н. И. Конрад, идеологической основой китайского Возрождения было представление, что наивысшая ценность общественной жизни и всего бытия — человек. Гуманизм — вот то общее, что роднит европейский Ренессанс и китайское «Фугу юньдун».

Среди плеяды блестящих имен поэтов танского Китая традиция выделяет в первую очередь четверых: Ли Бо (701—762), Ван Вэя (699— 761), Ду Фу (712-770) и Бо Цзюй-и (771-846).

Ду Фу — певец страдающих и бедствующих, тяжело переживавший несчастья, обрушившиеся на Китай, поэт-мудрец; Ли Бо — светлый, чуть иронический лирик, устремленный в мечты, в стихах которого традиционные темы китайской поэзии: пейзаж, вино, дружба, смерть и бессмертие — звучат просто, проникновенно и с кдким-то особенным интимным доверием к читателю; Ван Вэй — поэт-художник, для которого стихи и картины роднит одухотворенность, привнесенная человеком, умеющим видеть, умеющим оживить увиденное.

Мы знаем, что самые фантастические мечты человечества оказываются сплошь и рядом предвидением будущего, подсознательным ощущением потенциальных возможностей человека. В китайской классической поэзии есть особая, можно сказать, традиционная мечта об ином, лучшем мире, который находится неведомо где: то ли в глухих горах, то ли за морем цветущих деревьев, то ли за лабиринтом речных протоков. Иногда этот мир дает о себе знать, являясь одиноким скитальцам, отшельникам или поэтам. Мечта об этом мире волновала поэтов, и Ли Бо писал:

Меня спрашивают, что вы там живете — в темных горах?

Смеюсь и не отвечаю... Сердце мое спокойно.

Цветок персика пронесла струя — и нет его.

Есть другой мир — не наш человеческий...

Вера в иной, лучший мир — самая древняя и самая сильная мечта людей, и поэзия древнего Китая наполнена этой верой начиная с древнейшего памятника песен и ритуальных гимнов «Шицзина». Это романтическое начало — основа основ китайской поэзии — тесно связано с некоторыми буддийскими представлениями, однако оно не имеет ничего общего с религией. Неудивительно, что и Ли Бо, и Ван Вэй не избежали влияния буддизма, в частности того его принципа, что «высшее нужно искать в самом себе».

Эти поиски привели Ван Вэя к ощущению слияния с природой. Он писал:

Все голо.

По камням бежит ручей.

Багряных листьев Не смогу нарвать я.

Давным давно

Тут не было дождей —

Но дымка синяя Мне увлажняет платье.7

Тот же пейзаж у Ду Фу получает иное звучание, в его стихи вторгаются смута и страдания родной страны. Поэт пишет:

Страна распадается с каждым днем,

Но природа — она жива:

И горы стоят, и реки текут,

И буйно растет трава.

Трагедией родины удручен,

Я слезы лью на цветы.

И вздрогнет душа — если птица вдруг Крикнет из темноты.8

Ни один поэт старого Китая не пользовался при жизни такой популярностью, как Бо Цзюй-и. Он был известен в Японии и Корее. Две его большие поэмы «Лютня» и «Песня вечной скорби» имеют сюжет, что представляет весьма большую редкость в китайской поэзии; их своеобразие усиливает и тема — любовь. Как в поэмах, так и в стихотворениях в манере юэфу и в коротких четверостишиях Бо Цзюй-и стремился к простоте и выразительности языка, пренебрегая порой законами стихосложения, установленными еще в период Лючао (IV—VI вв.). Подобная ломка традиции характерна для танской поэзии в целом.

Если пятистопные и семистопные размеры китайской поэзии родились из песен юэфу, то «свободные» размеры цы берут начало в народной песенной поэзии. Цы, одним из наиболее прославленных авторов которых был Ли Юй (937—978), представляют собой стихотворения с разным числом иероглифов в строке. Однако весь их ритмический строй строго регламентирован мелодией, на которую писалось цы, так что формальные требования к цы еще более жесткие, чем к стихам предшествовавшего периода.