Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Песенно-повествовательный жанр китайцев. Шошуды. Епос. Песни
Этнография - Народы Восточной Азии

Специфически китайским национальным видом фольклора является песенно-повествовательная литература (цзянчанвэнъсюэ, шочанвэнъсюэ, чуапьчанвэнъсюэ, цюй-и). Сюда относятся многочисленные и меняющиеся от местности к местности жанры, в которых пение чередуется с прозаическим повествованием, причем исполнение сопровождается часто игрой на различных музыкальных инструментах (пипа, санъсянъ, сыху и др.), ударами в барабан, гонг или простые деревянные дощечки. Исторически эти виды песенно-повествовательной литературы восходят к так называемым бянъвэнъ — жанру простонародной литературы, родившемуся из буддийских песнопений в эпоху Тан (VII—X в.), но включающему много и светских повестей («У Цзы-сюй», «Ван Чжао-цзюнь», «Чжан И-чао» и др.). Бяньвэнь — довольно сложный жанр, в котором сочетается проза с ритмической прозой и стихами-песней.

Небуддийские сюжеты бяньвэнь заимствовались из народных легенд. Бяньвэнь могли исполнять лишь рассказчики-профессионалы, знавшие особенности и законы повествования.

Близки к бяньвэнь и баоцзюанъ (буквально «драгоценные свитки»), среди которых наряду с произведениями на религиозные сюжеты мы находим и повествования о Мэн Цзян-нюй, Лян Шань-бо и Чжу Ин-тай и многих других героях китайского фольклора.

На юге наиболее распространенным видом песенно-повествовательной литературы явились тапьцы — сказы, исполнявшиеся, как правило, в сопровождении струнных инструментов. В провинции Фуцзянь они носили название пинхуа, в провинции Гуандун — муюйшу и т. д. Таньцы пользуются особой популярностью среди женщин. Тематика их разнообразна: здесь и сюжеты исторические, и бытовые, и легенды, и мифологические рассказы, но преобладают лирика, любовные истории. Форма поэтической части таньцы — семисложная строка, допускающая некоторые отклонения.

На севере широкое распространение получил жанр гуцы — сказ под барабан. Гуцы делятся на большие и малые. Различие их не только в величине, но и в тематике. Если в больших гуцы повествовалось о войнах, походах и подвигах, то в малых гуцы основной темой была любовь. Гуцы имеют многочисленные местные подвиды. Различия между этими подвидами определяются тематикой, характером исполнения, музыкальным сопровождением и местностью бытования. Для гуцы характерна более длинная строка в поэтической части — как правило, до 10 знаков в строке. Сейчас различия между таньцы и гуцы постепенно стираются и сводятся главным образом к языковым (диалектальным) различиям. Исполнителей песенно-повествовательных произведений часто бывает несколько, они ведут диалоги, сопровождаемые мимикой, жестикуляцией, различными театральными приемами.

В период Сун (X—XIII вв.) в Китае появляются профессиональные рассказчики — шошуды. Особенного развития жанр шошу (дословно «рассказывание книг») достиг в XVIII в.

Шошуды

Репертуар первых шошуды сохранился в виде сборников повестей, известных под названием хуабэнъ (дсловно «пересказ основного содержания»), цыхуа («рассказ с песнями»), шихуа («рассказ со стихами»), пинхуа («простые рассказы»), цгяншюу («повествование об истории») и т. п.

В настоящее время репертуар шошуды делится на классические и новые повести. На пересказ сказителя влияют и предшествовавшие пересказы, так что можно говорить о целых школах сказа в шошу. На жанре шошу особенно наглядно видны сложные взаимоотношения китайского фольклора и литературы. Как известно, большинство китайских классических романов и пьес представляет собой обработку средневековых народных повестей и легенд. В свою очередь эти произведения возвращались в народ при помощи шошуды и служили источником для произведений фольклора. Наиболее удачные произведения — пересказы шошуды передаются от поколения к поколению, бережно хранятся.

Как правило, шошуды специализуется на одном каком-нибудь произведении^ которое он затем и повторяет много раз. К основной линии повествования рассказчик добавляет многочисленные отступления, вводит новые самостоятельные сюжеты, новых героев.

Исполнение шошуды обычно сопровождается игрой на музыкальных. инструментах. Нередко рассказчики выступают вдвоем. Главная цель шошуды при исполнении — произвести возможно большее впечатление на слушателя. Он должен создать яркие образы действующих лиц. Для этого он прибегает к ряду приемов, которые называются «рука», «рот», «тело», «шаг», «дух», причем главным является, конечно, «рот», т. е. приемы, с помощью которых шошуды передает характер речи героя, наречия различных мест, подражает различным звукам — пению петуха на рассвете, лаю собак, ударам гонга ночной стражи, бряцанию оружия, вою ветра и т. п. Все это оживляет повествование. Приемы «руки», «тела» и «шага» означают жестикуляцию, имевшую свои условности и законы. «Дух» — это приемы, с помощью которых выражаются чувства, переживаемые героями, их радость, злоба, горе, веселье. Опытный слушатель уже знаком с системой этих приемов pi знает, что скрывается за многочисленными условностями. Этими приемами достигается максимальная конкретность исполнения. Слушатель не только слышит, что У Сун победил тигра (знаменитый эпизод из романа «Речные заводи»), но и почти видит, как сделал это герой.

Жанру шошу присущи народность, демократизм. Он пользуется необыкновенной популярностью. Этот жанр претерпевает сейчас большие изменения. Из репертуара шошуды постепенно исчезают фантастические, мистические повести, в которых рассказывалось о судьбе, божествах и т. п. и которые были полны суевериями и пережитками старого, феодального мировоззрения. Репертуар новых шошуды строится, во-первых, на произведениях китайской классической литературы, во-вторых, на произведениях современных китайских писателей и, в-третьих, на личном творчестве шошуды, которым часто помогают работники литературы и искусства. Наиболее ярким примером творческой перестройки шошуды является путь, пройденный сказителем Хань Ци-сяном.

Слепой шошуды Хань Ци-сян потерял зрение трех лет от роду. Но замечательная память помогла ему запомнить более 70 книг — факт весьма редкий. Кроме книг, Хань Ци-сян знал множество песен, сказок, легенд, пьес, мелодий. С 1944 г. он начал рассказывать повести, сложенные им самим. Сюжеты подсказывала жизнь, народно-освободительная борьба китайских трудящихся. Так возникли рассказы «Лю Цяо находит счастье», «Великая победа у Ичуань» и др.

Эпос

Сложным представляется вопрос о китайском героическом эпосе. До нас дошло несколько старинных героических песен: о генерале Цзи Бу, о полководце Юэ Фэе, о девушке- героине Му Лань. Произведения типа героического эпоса немногочисленны и никак между собой не связаны. Песни о JIo Фу, о жене Цзяо Чжун-цинау о Дун Юне носят скорее характер баллад, нежели эпических песен. В современных песнях эпический элемент очень краток, в них лишь упоминаются герои романов и пьес. По-видимому, героический эпос растворился в китайском романе и пьесе, с одной стороны, и в песенно-повествовательных жанрах — с другой.

Пословицы, поговорки, загадки

Чрезвычайно разнообразны и многочисленны китайские пословицы (янъюй). В них отразилось отношение народа к событиям социальной, семейной жизни, его многовековой опыт в области трудовой деятельности и познания природы. Этот опыт, обобщенный в кратких и художественных изречениях, служит многим поколениям.

Пословицы существуют в Китае в целом ряде видов. Наиболее древними являются так называемые чэнъюй (дословно «установившиеся выражения»), многие из которых берут начало от изречений исторических деятелей, философов, писателей или произошли из старинных китайских народных басен и повестей. Например, широко известна пословица «Е Гун хао лун» — «Е Гун любит дракона». Этот чэнъюй берет начало от басни о некоем Е Гуне, который всем говорил, что он любит драконов, все свое жилье увешал изображениями дракона; но когда к нему явился настоящий дракон, Е Гун испугался и поспешил спрятаться. Чэнъюй очень часто употребляются в литературной речи, способствуя ее обогащению. Как правило, рассказы, связанные с чэнъюй, хорошо известны в народе.

Самым распространенным видом пословиц являются пословицы, родившиеся из живого разговорного языка. Каждая пословица — законченное художественное целое, объединенное ритмом, с рифмой, с приемами контраста.

Вот несколько пословиц о труде: «Ямынь цянь, и фын янь, шэнъи цянь люши нянь, чжунтянь цянь, ваньвань нянь», т. е. «Деньги из ямыня — струйка дыма; деньги от торговли — на шестьдесят лет; деньги от обработки земли — на десятки десятков тысяч лет»; «Бу жу ху сюэ, бу дэ ху цзы» — «Не проникнешь в логово тигра, не поймаешь тигренка» и др.

В ряде пословиц отразились общественные отношения, влияние положения человека на его характер. Например: «Фужэнь сы лайнянь, пиньжэнь сы янь- цянь» — «Богатый думает о будущем годе, бедный думает о том, что пред глазами»; «Хэ гуань у сы, хэ шуй у юй» — «У какого чиновника нет корысти, в какой воде нет рыбы».

Во многих пословицах мы встречаем наблюдения над семейной жизнью в старом Китае. Женщина в феодальном обществе была бесправна. Это отразилось в ряде пословиц: «Цзя цзи суй цзи, цзя цюань суй цюань» — «Выйдешь за петуха — следуй за петухом, выйдешь за пса — следуй за псом»; «Цзячу-ды нюй, майчу-ды тянь» — «Выданная замуж дочка, что проданное поле», и др. Однако такими пословицами не исчерпываются пословицы, основанные на наблюдении семейной жизни, — они настолько же разнообразны, насколько разнообразна и сама жизнь.

Как видно из приведенных выше примеров, пословица состоит, как правило, из двух частей. Но часто употребляется только первая часть, так как подразумевается, что собеседник или читатель знает пословицу полностью. Такие неполные пословицы называются сехоуюй и представляют своеобразное явление китайского фольклора.

Китайские загадки очень образны и живописны. Загадкой может служить все, с чем человек встречается в своей повседневной жизни. Разумеется, наиболее часто загадываются животные, предметы и явления, хорошо знакомые простым людям. Приведем несколько примеров: «Голова есть, шеи нет; все тело в льдинках; есть крылья, но не умеет летать; нет ног, а все же может идти» (рыбка); «Красный бачок с зеленым дном, в середине горсть пшена» (перец); «Когда стоит — ростом меньше, чем когда сидит» (собака). Загадки обычно представляют собой короткий стишок.

Песни трудовые и лирические

Многовековую историю имеет китайская народная песня. Песня сопровождает каждый трудовой день крестьянина, рабочего, носильщика. Песен великое множество. Песня — один из наиболее подвижных жанров народной поэзии, и сейчас в Китае возникает много песен с новым содержанием, незнакомым прежде фольклору.

В исторических песнях о событии редко повествуется, оно просто называется, действующие лица песен обычно только упоминаются, ибо подразумевается, что они хорошо знакомы слушателям.

Наиболее древними песнями являются песни трудовые (хангэ, яо- хаоцзы и т. п.). Это песни, сопровождающие трудовой процесс непосредственно: работу в поле, усилия рыбаков, вытаскивающих сети, размеренную ходьбу носильщиков. Как правило, текст в этих песнях играет роль подчиненную, он даже необязателен, главное же — ритм и простая мелодия. Кроме песен, сопровождающих процесс труда, к трудовым песням относятся также песни, в которых поется о труде. В старом Китае основной темой таких песен была тяжесть подневольного труда. Например:

Рикша плачет, рикша плачет:

Кости, как палки, лицо отощало,

С утра до вечера он должен усердно бегать,

Одежда — рубище, еды не хватает.3

Тема подневольного труда в старых песнях — лишь одна из тем социального протеста. Гневное отношение вызывало царившее прежде общественное неравенство, несправедливость которого ярко рисует следующая песня:

Хижина кровельщика крыта травой,

Одежды нет у ткачихи,

Ест пресный суп торговка солью,

Сеятель риса ест рисовые отруби,

А мукомол — тыквенную ботву.

У продавца сладостей — горькая жизнь,

Поджаривающий овощи только нюхает их запах,

На голом кане спит тот, кто плетет циновки,

И у обочины дороги умирает тот, кто пышно

хоронил других.4

В песнях, выражающих социальный протест, разоблачается жадность и взяточничество чиновников, произвол и жестокость помещиков, глупость монахов. Эти песни бытуют и в новом Китае как память о тяжелом прошлом.

Наиболее обширную часть лирических песен составляют песни семейные и любовные. Основная тема семейных песен — жизнь женщины в семье мужа, притеснения, которые она терпит от мужа, свекрови, золовок. Подобные песни не имеют каких-либо существенных отличительных особенностей — у всех народов, испытавших тяжесть феодального гнета, мы находим такие же песни. Следует отметить только, что китайским песням свойственна предельная конкретность бытового описания, что видно и из приведенных выше примеров. В новых лирических песнях отражаются изменения, произошедшие в семейном укладе после революции.

В многочисленных игровых, шуточных, детских песнях много юмора, радости и поэтических находок.

Лирическая песня обобщает отдельное событие, чувство, делает его близким и понятным всем. По-видимому, поэтому в лирической песне нет определенных имен у тех, о ком поется, а есть только рикша, батрак, пастух, дровосек, богач, жена, золовка, любимый и т. п., т. е. любой батрак, любой пастух, любой возлюбленный.

Высокие художественные достоинства народной песни давно сделали ее источником творческого вдохновения многих китайских поэтов. Народная песня оказывает сильное влияние на современную поэзию.

Другие фольклорные жанры

Близко к песне примыкают поэтические жанры, которые исполняются без мелодии, без пения. Надо отметить, что в китайском фольклоре текстов песен значительно больше, чем мелодий, так что на одну и ту же мелодию часто приходится несколько песен, порою весьма различных по содержанию.

Самым распространенным жанром такого рода являются куайбанъ, родившиеся в Северном Китае, а сейчас широко распространившиеся по всей стране. Куайбань — поэтические произведения со строгим ритмом и рифмой, исполняемые, как правило, под мерный стук кастаньет. Поэтому говорят «считать куайбань» или «говорить куайбань» в смысле «исполнять куайбань». Тематика куайбань весьма разнообразна, ритмы тоже. В некоторых из них, нескончаемо длинных, может рассказываться сюжет романа «Речные заводи», в других, весьма коротких, описывается какой- либо небольшой факт или событие. Многие куайбань сложены сейчас воинами китайской армии, рабочими и крестьянами. Тематика новых куайбань берется из современной жизни.

Произведения в жанре минъяо можно петь, а можно и декламировать. Миньяо, как правило, короткие стихи свободных размеров на самые разнообразные темы.

Народные песни в различных местах Китая называются по-разному: (шанъгэ, синътянъю, хуар и т. д.).