Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Обрядовая поэзия китайцев. Мифология. Легенды. Сказки
Этнография - Народы Восточной Азии

Китайское устно-поэтическое народное творчество включает целый ряд видов и жанров, каждый из которых имеет свои отличительные особенности, историю и художественную специфику. Основное различие наблюдается между фольклором Северного и Южного Китая, причем примерная граница проходит по р. Янцзы. На севере отчетливо выделяется своими особенностями фольклор провинций Ганьсу, Шэньси и Цинхай. Богата фольклором провинция Шаньдун. Различия в народном творчестве китайцев разных местностей объясняются историческими условиями формирования китайской народности.

Китайский фольклор имеет длительную зафиксированную историю. Легенды, пословицы, сказки, а особенно песни начали записывать в Китае очень давно. Так, первый памятник поэзии — «Шицзин» — включает народные песни XI—VI вв. до н. э., миф о Пастухе и Ткачихе записывали много раз — от IV в. до н. э. и вплоть до наших дней; легенды о Сунь Син-чжэ бытуют около тысячи лет и т. д.

Китайский фольклор теснейшим образом связан со всей китайской культурой. Именно через произведения народного творчества неграмотный крестьянин приобщался в прошлом к национальной духовной культуре, знакомился с историей своей страны.

На протяжении долгих веков существования фольклора он служил основой и источником развития китайской литературы. Для Китая характерен своеобразный процесс взаимовлияния литературы и фольклора. Многие фольклорные произведения, пройдя литературную обработку, возвращались в народ в новом, измененном виде. Китайская литература значительно обогатилась благодаря влиянию народного творчества. Так, знаменитая поэзия периода Тан (VII—X вв.) во многом обязана своим расцветом народной поэзии периодов Хань и Лючао (III в. до н. э. — VI  в. н. э.); знаменитый китайский роман родился из народных фаблио; творчество таких корифеев китайской литературы, как Цюй Юань, Тао Юань-мин, Ли Бо, Пу Сун-лин, тесно связано с фольклором. И в настоящее время фольклор — это один из источников, питающих развитие китайской литературы.

Обрядовая поэзия

В древнем Китае обрядовая поэзия была сильно развита. Песни и танцы сопровождали многочисленные обряды — жертвоприношения богам (обряд ла), изгнания злых духов (например, обряд но — изгнание духа болезней) и т. п. Обрядовые песни (иши гэ) исполнялись при бракосочетании, по случаю рождения ребенка, на похоронах, при новоселье. В свадебных песнях восхваляются вступающие в брак, новобрачным желают никогда не знать ни голода, ни холода, ни жажды, жить в довольстве и радости. Основная тема песен по случаю рождения ребенка — пожелание данной семье и в дальнейшем обильного потомства. Родителям желают иметь детей больше, чем зерен в стручке перца, чем кузнечиков в поле, и т. п. При похоронах специальные лица оплакивали покойника, восхваляя его достоинства, выражая соболезнование семье.

Важнейшие жертвенные песни — те, которые связаны с хозяйственной деятельностью древних китайцев. В песне «Урожайный год» («Шицзин», отдел «Гимны») поется о богатом урожае и о желанном изобилии; в песне «Под водой» (там же) — о богатом улове, часть которого молящиеся обещают уделить духам, и т. п. Этими обрядами и культовыми действиями ведали жрецы (си) и жрицы (у). В древних китайских книгах отмечается, что в то время пение, музыка и танец существовали нераздельно. Цикл «Девять песен» («Цзю гэ», предполагаемый автор — великий поэт древности Цюй Юань) по существу является ярким памятником обрядовых песен. К этим песням примыкают «Песни священных струн» («Шэнь сянь гэ»), записанные в IV—V в. н. э.

В песнях, посвященных циклу сельскохозяйственных работ, в поэтической форме говорится о том, какие работы следует исполнять крестьянину в различное время года и в различные сельскохозяйственные сезоны. Во многих песнях — двенадцать строф по числу лунных месяцев, либо четыре строфы по числу времен года, причем каждая строфа начинается с названия месяца или времени года. Каждому из двадцати четырех сезонов, на которые делится китайский год, соответствуют также многочисленные пословицы, цель которых дать в художественной и легкой для запоминания форме приметы и агрономические советы.

Мифология

Драгоценной частью китайского национального культурного наследия являются древние мифы. Китайская мифология не дошла до нас в полном виде. Однако отрывки и свидетельства в древних книгах позволяют восстановить несколько прекрасных мифов, в которых отразились особенности мировосприятия древних китайцев, их фантазия, любовь к труду, готовность к самопожертвованию.

В группе мифов повествуется о начале мира, о происхождении земли, неба, людей и тварей.

В мифах о солнце, звездах и планетах содержатся наивные попытки объяснить различные небесные явления. Желание осмыслить лунные затмения вызвало, например, миф о Небесной собаке, которая проглотила луну, а затем по требованию Владыки неба вынуждена была выплюнуть ее.

Из наблюдений над звездным небом родился и замечательный миф о Пастухе и Ткачихе, который в форме многочисленных легенд живет в китайском народе до сих пор. На одном берегу Небесной реки (т. е. Млечного Пути), говорится в легенде, жили юноша и девушка. Они полюбили друг друга и часто встречались, а затем девушка ушла от своего отца, Небесного государя, к возлюбленному. Злой отец решил вернуть дочь, послал войско, которое похитило и возвратило ее домой. Влюбленные решили встречаться тайно, но, когда они собрались на свидание, Небесный государь перенес свой дворец на другой берег Млечного Пути и между Пастухом и Ткачихой пролегла река. Лишь раз в году, 7-го числа седьмой луны, птицы (орлы, вороны или сороки) слетаются в таком количестве, что образуют мост над Небесной рекой, пройдя по которому Пастух и Ткачиха встречаются. Так объясняет миф, почему созвездие Тельца и звезда Ткачиха ближе всего подходят друг к другу именно в это время. В дальнейшем этот сюжет получил иное развитие, пополнился деталями, новыми вариантами и превратился в трогательную повесть о любви двух тружеников и их борьбе за счастье.

Группа прекрасных мифов рассказывает о героях древнего Китая, об их борьбе с чудовищами и стихиями.

Таков миф о герое И, совершившем семь великих подвигов во имя людей, когда жена Ди-цзюня, Владыки востока, родила 10 солнц. Рожденные солнца разместились на ветвях гигантского дерева Фусан: одно на вершине, остальные на нижних ветвях. Выходили они из ущелья Тангу, где росло это дерево, по очереди. Но однажды они расшалились — ведь это были еще дети — и вышли все сразу. Они не хотели причинить людям зло. Наоборот, они полагали, что их яркий свет приятен людям. Храбрец И убил девять солнц из десяти, поднявшихся на небо одновременно и сжигавших все живое, победил чудовище с телом змеи, лицом человека, убил Сверлозуба, хищную птицу Дафын, гигантского змея Сюшэ, вепря Фынси и огнедышащее чудовище Цзюина.

Другим важнейшим мифом героического цикла является миф о Гуне, его сыне Юе и об их борьбе с наводнением. Разгневавшись на людей, говорится в мифе, Верховный владыка Шанди послал им в наказание потоп. Страдания людей тронули только одного бога — Гуня. Он похитил на небе «живую землю» и начал бороться с наводнением. Но Верховный владыка послал бога огня Чжу- юна, и тот убил Гуня. Из трупа Гуня вышел его сын Юй, который победил потоп и спас людей. Путешествия Юя во время борьбы с потопом, его самоотверженная работа — замечательная и яркая повесть о созидательном труде.

В ряде мифов повествуется о Ди-цзюне, одном из героев-богов китайской мифологии. Он и его потомки передали людям различные знания, орудия и инструменты. Много сделали для людей мифические герои Фу Си, Яньди (Шэнь- нун) с сыновьями и др.

В мифах о великане Куа-фу, бегавшем наперегонки с солнцем, о птице Цзин- вэй, которая старается засыпать море, о мятежном Син-тяне отразился героизм, трудолюбие и талантливость древних китайцев. Некоторые мифы вошли в исторические хроники, а герои мифологии стали восприниматься как действительно жившие императоры и государи.

Легенды

Широко бытуют в Китае легенды мифологические, исторические и религиозные. В мифологических легендах старые сюжеты мифов используются и переосмысливаются в соответствии с изменением взглядов народа в эпоху классового общества.

Одной из наиболее известных мифологических легенд является «Сказание о Белой Змее» («Байшэ чжуань»). Впервые легенда о Белой Змее стала известна в эпоху Тан, но в совершенно ином, чем в настоящее время, виде. Там повествовалось о том, как некто Ли встретил на берегу озера красавицу — оборотня водяной змеи, три дня забавлялся с ней, а вернувшись домой, превратился в воду и умер.

Легенда в ее современном виде оформилась в период правления династии Южная Сун (XI—XIII вв.). В ранних вариантах Белая Змея выступала как злой оборотень. Идея этих вариантов сводилась к тому, что человек и оборотень не могут жить вместе: оборотень высасывал жизненные соки человека. Но со временем произошло переосмысление легенды. Белая Змея стала символом любящей и преданной мужу женщины, которая борется за счастье против религиозных догм.

Сюжет легенды в современном варианте таков: юноша по имени Сюй Сюань однажды спас от смерти змею. Чтобы отблагодарить его, змея решает стать женой Сюй Сюаня. Она превращается в женщину редкой красоты и вместе с подругой, Синей Змеей, также принявшей облик девушки, знакомится с Сюй Сюанем, становится его женой и поселяется у него в доме. Синяя Змея живет у нее в качестве служанки. В счастливую жизнь супругов вмешивается буддийский монах Фа Хайу который выдает Сюй Сюаню секрет его жены. С помощью зелья, полученного от монаха, Сюй Сюань превращает жену снова в змею и, убедившись в том, что его возлюбленная — оборотень, умирает. Белая Змея с опасностью для жизни достает для него целебную траву. Воскресший Сюй Сюань уходит в монастырь, где его укрывает Фа Хай. Белая Змея вступает в бой с монахом, но терпит поражение, лмонах заточает ее в пагоде Лэйфынта. Оттуда подругу спасает Синяя Змея, и они вместе улетают на небо. Эта легенда существует в нескольких вариантах, на эту же тему исполняются многочисленные пьесы.

Одной из характерных черт китайского фольклора является описание в нем многочисленных женщин-героинь, образы которых пользуются широкой популярностью и любимы народом.

В исторических легендах содержится народная оценка различных исторических событий и лиц. Часто подлинные факты и персонажи истории смешиваются в легенде с вымышленными событиями и героями, а сама история существенным образом переосмысливается в народном сознании. Китайская история служит неисчерпаемым источником тем, сюжетов и образов фольклора. В легендах повествуется о всех наиболее значительных событиях истории. Есть циклы легенд о периодах Чжоу (1027—403 гг.), «Борющихся царств» (403—221 гг.), об императоре Цинь Шихуанди (246—210 гг. до и. э.), о борьбе китайцев с иноземцами, о крестьянских восстаниях и т. д.

К историческим легендам, в которых факты переплетены с художественным вымыслом, относится широко известная в Китае легенда «Мэн *Цзян-шой ищет мужа». Молодая девушка по имени Сюй Мэн Цзян 1 (Сюй — фамилия ее отца, Мэн — фамилия матери, а Цзян — фамилия приемной матери) вышла замуж за некоего Фань Си-лана. Молодожены были счастливы, но внезапно по приказу императора Цинь Шихуанди Фань Си-лана забрали на строительство Великой китайской стены. Наступают холода. В других семьях собирают теплую одежду и посылают ее тем, кто на строительстве. Но в семье Фань Си-лана нет никого, кто мог бы отнести ему теплую ватную одежду. Во сне Мэн Цзян-нюй видит своего страдающего супруга и решает сама отправиться в путь. На строительстве она узнает, что ее муж погиб. Он был живым замурован в стену.

Мэн Цзян-нюй собирается везти домой тело супруга. В это время ее встречает император. Прельщенный красотой женщины, он хочет сделать ее своей наложницей. Мэн Цзян-нюй соглашается, но при условии, что император устроит роскошные похороны Фань Си-лана и сам будет идти за гробом. Император дает согласие, но, когда погребение заканчивается, Мэн Цзян-нюй бросается в реку и тонет. В воде ее встречает дракон, который уводит ее жить в подводный дворец. Посрамленный император прекращает строительство стены.2

Цикл исторических легенд посвящен борьбе трех царств: Вэй, Шу и У (III в. н. э.). Имена участников этой борьбы — Цао Цао, Лю Бэя, Чжоу Юя, Чжугэ Ляна и др. — стали нарицательными. Особенно популярен в народе образ героя Чжугэ Ляна — искусного полководца, неистощимого на выдумки, хитрости и маневры, умного и проницательного.

В ряде легенд воспеваются доблесть и патриотизм великих полководцев древности — Сюэ Жэнь-гуя, Ян Цзи-е, Юэ Фэя и др. Их имена стали нарицательными, их хорошо знают китайцы с детских лет.

Некогда были широко распространены религиозные легенды, в которых повествовалось о жизни святых буддийского и даоского пантеонов, о чудесах, совершаемых монахами, об уходе из мира. Эти легенды интересны своеобразной фантастикой.

Сказки

Близко к легенде примыкает китайская сказка. Во всех деревнях Китая бытует много народных сказок.

Одной из наиболее важных групп сказок являются сказки волшебные, к которым относятся также сказки о животных и рассказы о необычайном (чуанъци). В ряде сказок хороший и трудолюбивый человек получает волшебным путем богатство, а злой и жадный гибнет, пытаясь разбогатеть таким же способом (сказки «Гора солнца», «Два брата», «Дерево, приносящее деньги» и др.)* Многочисленны сказки, в которых спасенное животное начинает служить своему спасителю («Змей и стоножка», «Дровосек и улитка» и др.). Одним из наиболее частых мотивов является женитьба героя на змее, лисе, еже или другом животном, принявшем облик женщины. Как правило, такой брак приносит человеку счастье, за исключением тех случаев, когда человек сам или чаще по наущению монахов начинает сомневаться в искренности и безвредности оборотня. В таких случаях оборотень покидает человека и счастье их разрушается (сказки «Тигр-жена», «Змея» и др.)* Множество таких сказок обработано Пу Сун- лином (1622—1715) и через народных рассказчиков возвратилось в народ.

Как правило, действующие лица таких сказок не имеют имени. В лучшем случае их называют каким-либо обобщающим именем. Этого требует самый жанр волшебной сказки, требуют особые законы типизации в сказке и сама эстетика сказки.

В волшебных сказках еще сильны пережитки первобытного мировоззрения, отражены древние обычаи и обряды. Порою в сказочной форме выражаются мечты простых тружеников об идеальных отношениях между людьми, о лучшем устройстве общества, о красоте и счастье, о богатстве и свободе. Эти мечты — один из наиболее ранних видов социальной утопии.

Чрезвычайно многообразны и многочисленны сказки с ослабленным фантастическим элементом или вовсе без него. Все, что происходит в этих сказках, может произойти в реальной жизни, но практически никогда не происходит. В такие сказки легко! может быть (и часто так и происходит) включен фантастический элемент или деталь. В этих сказках особенно сильно развита социальная сатира. В них сплошь и рядом батрак или слуга оставляют в дураках хозяина, плохо с ними обращавшегося, мстят ему, часто разоряют и губят (например, сказки из большого цикла «Помещик и батрак», «Сравнение способностей» и др.). В некоторых сказках герой — отверженный, презираемый человек. Он хитростью и ловкостью добивается успеха и побеждает врагов и чудовищ, которых не могли победить другие. Однако национальной особенностью китайских сказок в целом является то, что в них необязателен счастливый конец. Сказки рассматриваемого типа относительно кратки, их сюжет значительно проще, чем у сказок с преобладающим фантастическим элементом.

Близки к сказкам и многочисленные анекдоты, в которых высмеиваются недостатки людей, злоупотребления чиновников, жадность богатых, испорченность нравов и пороки общества.

Басни (юйянъ) имеют прозаическую форму, обычно кратки и заключают в себе мораль, часто становящуюся пословицей. Мораль эта почти никогда не высказывается прямо.

Многочисленные сказки и другие виды фольклора имеются и у народов, населяющих Китай и соседние страны. Сказки Тибета, Монголии, Индии, народов Южного Китая проникали в китайское народное творчество, обогащали его. За последнее время в Китае широко распространились также и арабские сказки. Все они были легко усвоены китайцами и приобрели китайский национальный колорит.