Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Философия китайцев. География, этнография, история. Наука в новом Китае
Этнография - Народы Восточной Азии

Философские системы в Китае сложились очень рано. Самая ранняя из известных нам школ — школа натурфилософов; возникновение ее теряется в глубине веков. Первые представители этой школы пытались осмыслить явления природы и создать их классификацию.

Не менее древней, по-видимому, была и школа «агрономистов». Она развивала естественно-научное направление и имела большое практическое значение. Несколько позднее возникла школа легистов в связи с необходимостью философского обоснования теории государства и сграва.

Расцвет китайской античной философии падает на вторую половину I тысячелетия до н. э. Считается, что первые философские системы в Китае якобы были созданы праотцами философского даосизма — Лаоцзы ж конфуцианства — Кунцзы.

Вероятно, ни Лаоцзы, ни Кунцзы не были единственными «проповедниками истины». Во многих крупных царствах того времени странствующие философы, собрав вокруг себя учеников (по данным биографов Кунцзы, число его учеников превышало 3000 человек, но лишь 72 из них были достойны этого почетного звания), проповедовали свое учение. Нет нужды рассматривать здесь вопрос о подлинности их учений. Запись поучений и бесед вряд ли можно датировать временем более ранним, чем IV—III вв. до н. э. Многочисленность философских школ подтверждается хотя бы разнообразием основных философских направлений того времени.

Китайская научная традиция выделяет девять таких направлений: учение конфуцианцев (жуцзя), учение даосистов (даоцзя), школа натурфилософов (иньянцзя), школа легистов (фацзя), школа логиков (мин- цзя), учение моистов (моцзя), школа софистов (цзунхэнцзя), школа эклектиков (цзацзя) и школа «агрономистов» (нунцзя). Своеобразием традиционной классификации является отсутствие в ней единого принципа, что свидетельствует и о ее нечеткости, и о возможной неполноте. Не в письменной полемике, а в жарких спорах утверждался приоритет и авторитет философа. И когда возразить или остроумно ответить было нечем, то незадачливый спорщик-философ с позором бежал с диспута. Основные споры, естественно, шли между представителями трех основных учений: жуцзя, даоцзя и моцзя. Естественнонаучное направление «агрономистов» не вызывало спора благодаря конкретности его тематики. Все остальные учения в той или иной мере изложены в теоретических трудах представителей трех философских направлений. Так, один из основателей древнего даосизма философ Чжуанцзы (IV—III вв. до н. э.), обвиняя в софизме и суесловии своих противников по диспутам, но часто союзников по взглядам, говорил: «Кто в споре неразлучен с софистикой, тот приводит доказательства, словно нанизывает шарики или завязывает узлы на веревке, пускается в рассуждения о твердом и белом, сходном и различном, а устав, сделав половину шага, восхваляет бессмысленные слова: „Ведь это зло“. Таковы и учения Янчжу и Моцзы».

Вместе с тем напряженная борьба между тремя ведущими идейными течениями была осложнена своеобразной диффузностью древнекитайской философии.

Диффузность эта выражалась прежде всего в том, что, формально относя себя к тому или иному из трех основных учений или к одной из второстепенных школ, философ мог иметь идейных врагов среди соратников по диспутам, ученых того же направления и, наоборот, друзей среди противников. «В этой борьбе, — пишет советский исследователь философской мысли Китая Ян Хин-шун, — каждое из этих течений представляло две противоположные группы: материалистов, с одной стороны, и идеалистов — с другой».

Несомненно, что если пока еще нельзя провести прямую непрерывную линию развития материализма как особой линии в китайской философии, то можно отметить плеяду материалистов-философов Китая на всем протяжении его истории. К ним принадлежат авторы «Великого* плана» (дошедшего до нас в книге 4-й части V Шуцзина), древнейшие* натурфилософы, философ III в. н. э. Ван Би, философ-просветитель I   в. н. э. Ван Чун, воинствующий атеист V—VI вв. Фань Чжэн. К ним можно отнести прогрессивных мыслителей XII—XIII вв. Е Ши и Чэн Ляна, боровшихся против чжусианства, а также философа XVI в. Ли Чжи? открыто воевавшего против деспотизма знати, реакционных учений конфуцианцев Чжу Си и Ван Ян-мина, ставших знаменем японского» неоконфуцианства — предтечи японского фашизма. Философы XVII в. Ван Чуан-шань, Хуан Цзун-си и Гу Тин-линь активно участвовали в борьбе против иноплеменной агрессии. Материалистами были и философ-энциклопедист XVIII в. Дай Чжэнь и ученый конца XIX в. Тань Сы- тун, учение которого было теоретической основой антиманьчжурского» и антиколониалистского реформаторского движения.

Линия материалистической философии Китая может быть с полным основанием расширена включением имен многих философов-даосистову последователей «учения о глубочайшем». Это учение было выдвинуто- в противовес идеалистическому учению о «небесной воле» и было наивноматериалистическим и стихийнодиалектическим в основе вплоть до периода VIII—IX вв., когда даоские каноны были возведены в ранг «классической литературы». Даосисты систематически разрабатывали понятие ци — материальной субстанции мира и обосновали идею об объективном характере закономерности в мире вещей (Янчжу), о взаимосвязи всего существующего (Лецзы), а также «принципе недеяния» как способе проявления «естественного пути» — Дао. Этот тезис развивали все поздние даосисты.

Материалистические идеи звучат и в философских построениях учения моистов и самого Моцзы (V в. до н. э.), ратовавших за внимание к нуждам простого народа и порицавших расточительство. Моцзы, в частности, порицал нелепую расточительность при погребальном ритуале ш требовал вместо этого большего внимания к нуждам живых, он боролся против «бессмысленной бойни» — войны.

Представителями метафизической философии, идеалистической в самых главных положениях, были конфуцианцы.

Раннее конфуцианство, возникшее как этико-моральное учение о «гуманности» и долге как основе существования общества и как проповедь незыблемого «соответствия своему назначению» его классов, постепенно стало идеологией господствующего эксплуататорского класса. Порицая моистов за недостаточный аристократизм и «отсутствие культуры», конфуцианцы переняли у них проповедь «суждения по аналогии».

Разыскание и комментирование текстов древней классики явилось основным содержанием деятельности конфуцианцев ханьской эпохи. Среди них первое место принадлежит теологу и мистику Дун Чжун-шу (II—I вв. до н. э.), знаменитому своей филологической деятельностью, в частности определением первого канона «Классического Пятикнижия», а также продолжателю его дела Чжэн Сюаню (127— 200 гг. н. э.), составившему «Семикнижие». Следует упомянуть также Лю Сяна (I в. до н. э.), автора первой классификации памятников древности и поборника библиографии как науки.

Завершением создания догматических канонов известен Кун Инь-да (VII в.)г под главенством которого составлен труд «Уцзинчжэнъи» («Пятикнижие в правильном освещении»), знание которого требовалось при сдаче государственных экзаменов. В VII—IX вв. философ Хань Юй пытался вернуть конфуцианству дух просветительства, понимаемого как проповедь этических норм и устроения государства.

Новый подъем переживает конфуцианство в сунский период. Ряд ученых занимается историей, филологией, философией (логикой и теорией познания): Оуявг Сю (XI в.), Чжоу Дунь-и (XI в.), Чан И-чуань (XI—XII вв.) и особенно Чжу Цзы (Чжу Си; XII в.). Последний, развивая комментаторские традиции, стал родоначальником «охранительного течения» в комментаторстве, которое впоследствии было представлено многими идеологами господствующего режима.5 Учение Чжу Си стало поворотом к неоконфуцианству, подхваченному позже наиболее реакционными кругами интеллигенции феодального Китая и императорской Японии.

В отличие от чжусианского «охранительного течения» в комментаторстве XVIII—XIX вв. развивается и «критическое направление», которое представлено Ху Вэем (XVII—XVIII вв.), Чжан Сюэ-чэном (XVIII в.) и др. В целом конфуцианство представляет собой догму, способную к развитию лишь в схоластической форме.

География, этнография, история

Сбор и систематизацию географических знаний в Китае можно достоверно датировать IV в. до н. э., когда впервые был записан составленный ранее «Шаньхайцзин» («Свод сведений о горах и морях»). Он, как и многие из аналогичных ему древних географий других народов, содержит значительное количество фантастических сведений.6 Дальнейшее развитие географии как науки связано с развитием торговли и установлением дипломатических’ отношений с отдаленными странами.

Сборы географических сведений, производившиеся китайскими мореплавателями и путешественниками по суше, послужили основой для составления «докладов с мест» и «добавлений» к официальным и неофициальным «историям». На всем протяжении истории Китая до революции 1911—1912 гг. доклады с мест составляли лично путешественники или, по их сообщениям, чиновники местной администрации.

Эти доклады способствовали развитию географических и этнографических знаний, так как они включали описание маршрутов; попутно сообщались сведения о горах, реках, растительности, климате, полезных ископаемых, животных и т. п. Но самыми интересными были те доклады, в которых содержались сведения о происхождении, языках, обычаях и обрядах, религиозных представлениях о материальной культуре различных племен и народностей. По существу, путешественники были первыми китайскими этнографами, добросовестно и с усердием собиравшими «полевые материалы», нередко в очень трудных условиях. Одной из ярких фигур среди них был упоминавшийся ранее дипломат и путешественник II в. до н. э. Чжан Цянь. Сведения, поступавшие от таких путешественников, тщательно собирались и фиксировались. На основании их составлялись позднее специальные географические и этнографические описания, которые и включались в особые разделы истории династии.

Из крупных географов Китая XIX в. следует назвать Чжан Му и Хэ Цю-тао.

Отцом китайской истории традиция считает Сыма Цяня, ученого, жившего в II—I вв. до н. э. Им впервые были сведены ж систематизированы исторические записи и предания, составленные ранее, и включены в его знаменитое сочинение, названное «Шицзи» («Исторические записки»). Все сведения были разбиты на бэнъцзи — основной текст истории и шу — описание; отдельно были выделены бяо — хронологические таблицы; шицзя — истории знатных домов, а также лечжуанъ — предания и сообщения, куда включались биографии исторических деятелей, а также и этнографические сведения. Система расположения исторического материала, принятая Сыма Цянем, стала образцом для последующих историков. Сыма Цянь был не только собирателем и систематизатором исторических фактов. Он пытался объяснить причины исторических явлений и искал их в различии природных условий, в которых приходится жить разным народам. Это была одна из первых в Китае попыток объяснить некоторые явления истории материальными причинами. На протяжении более двух тысячелетий китайская историография выдвинула ряд блестящих имен. Продолжателями Сыма Цяня можно считать Бань Гу (I в. н. э.), автора «Цяньханыпу», Фань Е, автора «Хоуханыпу», и др.

В Китае издавна при дворе императора существовала должность (титул) придворного историографа. Характерно, что в период правления данной династии только подбирались материалы (документы): доклады чиновников, указы императоров, сообщения путешественников и т. п., а ее историю писал придворный (как правило, историограф) уже при следующей династии. Написание истории считалось в древности государственным делом и было частным лицам запрещено. Нарушение запрета каралось как преступление (что, впрочем, не помешало составлению ряда вайши — неофициальных историй).

В средневековую эпоху и последующие века в историографии участвовали Сыма Гуан, Вэй Чжэн, Ли Янь-шоу, Ма Дуань-линь и др.

Наука в новом Китае

В конце XIX в., в связи с ускорением процесса капиталистического развития и полуколониальным положением Китая, его ученые и философы знакомились с философскими течениями Европы и Америки. В этот период наиболее четко вырисовывается борьба двух основных направлений философии: материализма и идеализма. Сравнительно кратковременное увлечение кантианством и идеалистической диалектикой уступает место увлечению человеконенавистнической философией Ницше. Логическим продолжением этой линии в эпоху империализма был также прагматизм Дьюи и его китайского последователя Ху Ши.

Первое знакомство с работами Маркса и Энгельса в Китае относится к концу XIX в. Распространение идей марксизма-ленинизма связано с возникновением первых марксистских кружков и созданием Коммунистической партии Китая.

После провозглашения КНР наука Китая постепенно стала перестраиваться. Была создана новая единая Академия наук, по структуре резко отличная от прежних китайских академий.

Институты Академии наук распределены по пяти группам: технической, физико-математической, географо-геологической, биологической и общественных наук. Из 26 филиалов Академии наук Китая некоторые специализированы (подчинены одной группе или одной науке), но большинство почти повторяет структуру центральной своей организации.

Кроме Академии наук, в стране имеются десятки ведомственных научных и технических институтов, подчиненных Государственному Совету, а также отдельным министерствам и ведомствам. Местные научные учреждения призваны решать текущие проблемы, возникающие в связи с развитием промышленности, сельского хозяйства, медицины, культуры и образования на местах.

В 1959 г. было 106 институтов Академии наук, а число сотрудников превышало 7000 человек. В преобладающем большинстве это молодежь.

Два института ведут работу этнографического характера в составе Академии наук КНР: Институт языков национальных меньшинств и Институт национальностей, созданный в 1958 г. Историю, культуру и проблемы происхождения самих китайцев изучает ряд других институтов Академии наук КНР (а также Фольклорное общество и др.)* Большое значение имеют временные и постоянные выставки, краеведческие и историко-культурные музеи. Например, Исторический музей, бывший императорский дворец Гугун, различные исторические сооружения, к числу которых принадлежат, например, усыпальницы минских императоров, а также разнообразные мемориальные музеи (Дом-музей Лу Синя в Шанхае и др.).

Наконец, научно-исследовательскую работу проводят также высшие учебные заведения.