Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хозяйственные крестьянские постройки китайцев. Городские жилища
Этнография - Народы Восточной Азии

Большинство хозяйственных построек как на севере, так и на юге имеет каркасно-столбовую конструкцию. Постройки эти — амбары, свинарники, хлева для крупного и мелкого рогатого скота, конюшни (для лошадей, ослов, мулов и лошаков), курятники и др. — чаще бывают прямоугольными в плане. Стены их на севере кладут из сырцовых кирпичей или соломенных жгутов, пропитанных глиняным раствором. Иногда их делают глинобитными или плетневыми и обмазывают глиной. На юге распространены стены из бамбуковых планок или плетеных щитов. Во многих случаях их заменяют навесы, примыкающие к стене ограды, дополняемые боковыми стенами. В северных провинциях встречаются амбары необычного вида. Это круглые в плане, высокие постройки с глухими плетневыми стенками, обмазанными с обеих сторон глиной, с конической соломенной крышей. Эти амбары, очевидно, являются отражением древнейшего вида жилья — ямного и наземного округлого жилища, которое с распространением прямоугольных типов жилья стало использоваться лишь для хозяйственных целей, как это можно наблюдать у ряда народов. Кукурузу в початках хранят в особом амбаре (баоми лоуцза). Этот амбар имеет вид свайной постройки на четырех-шести столбах с дощатым помостом наверху и стенками из жердей, гаоляновых стеблей или плетня, легко продуваемыми ветром. Крыша двухскатная, соломенная. Поднимаются в амбар по приставной лесенке. Ямы для овощей (цайцзяо) имелись не во всех хозяйствах. Зачастую их выкапывали на улице рядом с усадьбой. Эту глубокую (до 4 м) прямоугольную яму, с отвесными стенками и ровным дном, перекрывают на уровне поверхности земли несколькими бревнами. Промежутки между ними закладывают рядом жердей, на которые сплошным слоем настилают стебли гаоляна или кукурузы. Все это засыпают толстым слоем земли. Вход с подъемной крышкой устраивают в центре или € краю. Спускаются в яму по приставной лестнице. Такие ямы, возможно, имели прототипом древние ямные жилища с входным отверстием наверху.

Городские жилища

Во всех китайских городах встречаются в большом количестве, а часто и преобладают жилые дома, в основе которых лежит уже знакомая нам каркасно-столбовая конструкция, но более развитая по сравнению с сельским жилищем. К последнему близки только старые жилища рабочих и малоимущей части городского населения, в большинстве случаев однокамерные, с земляным полом, небольшими окнами и плосковыпуклой двухскатной крышей. Горожане среднего достатка ставили свои дома на кирпичном или каменном фундаменте.

Йередко их дома имели открытую галерею по фасаду, образуемую свесом крыши. Двухскатная крыша, покрытая обычно серой черепицей, имеет высокий конек, концы которого выгибают вверх в виде рога или украшают керамической головой дракона. На угловых свесах кровли можно уЕИдеть ряд керамических фигурок мифических животных, в прошлом оберегов, а теперь воспринимающихся как традиционное архитектурное украшение.

постройкаСтарые городские жилища, на севере в массе одноэтажные, на юге же нередко двухэтажные, отличаются строгой симметрией по отношению к центральной оси здания. В центре фасада находятся одностворчатые или двустворчатые двери. Верхнюю половину двери сейчас застекляют. Раньше ее заклеивали бумагой. Широкие и высокие окна занимают весь фасад жилища и также заклеиваются бумагой. Они разделяются столбами каркаса и отличаются разнообразием узора решетки. Теперь их нижняя часть застеклена. Окна жилых построек всегда обращены внутрь усадебного участка, поэтому задние глухие стены жилищ чаще являются оградой усадьбы. Обращенное фасадом на юг главное жилище (нанъу) считается лучшим. Худшим считается противоположное здание (бэйу), в окна которого никогда не заглядывает солнце. Обычно оно примыкает к воротам усадьбы и используется для хозяйственных нужд, раньше здесь помещали прислугу или бедную родню. Главное жилище чаще делится на три комнаты. Посредине расположена большая гостиная, в которую входят прямо со двора. С обеих сторон в нее выходят двери спальни и кабинета хозяина. Стены и полы выкладываются из серого кирпича. Двери, оконные переплеты и столбы каркаса часто окрашены в яркий красный цвет. Сходную же планировку имеют флигели и другие жилые постройки.

В небольших китайских городах, жители которых частично занимались земледелием, усадьбы многих горожан ничем не отличались ог крестьянских. Планировка типичной городской усадьбы имеет сходства с сельской. Это такой же вытянутый прямоугольник, по границам которого находятся раздельно стоящие постройки. Отличие заключается в ином устройстве и назначении строений, иногда в разделении участка на дополнительные дворики, расположенные один за другим, и т. п. Ог улицы и соседей усадьбу отделяют высокие, глухие стены ограды пли жилых построек, нередко расположенных на одном уровне. Расположение жилых строений на участке однодворной усадьбы, наиболее распространенной повсюду, носит постоянный характер и не зависит от входа (часто единственного) во двор. В условиях городской тесноты вход может быть с любой стороны двора, но лучшим считается вход с южной стороны. Во двор попадают через ворота или калитку с массивными деревянными створками, окрашенными в ярко-красный или черный цвет. Створки украшают медными кольцами, бляшками и т. п. По бокам калитки обычно ставят каменные столбики с изваянием мифического льва (шицза) наверху. Внутри двора, на некотором расстоянии от входа, во всю его ширину, ставили большей частью отдельную, а иногда примыкающую к постройке, уже знакомую нам иньби. Прежнее осмысление значения иньби в значительной мере забыто, и эти заслоны стали предметом украшения (ср., например, «Стену девяти драконов» во дворцовом ансамбле Гугун в Пекине). Во дворике прокладывают дорожки из серого кирпича, а между ними иногда высаживают плодовые деревья или многолетние цветы. Порой кирпичом выстилают весь дворик. В этих случаях деревца (гранаты, инжир, на юге также цитрусовые, пальмы и др.) и цветы помещают в кадки и горшки.

Главное жилое здание, где по традиции помещались самые старшие в семье, обращено фасадом на юг и всегда стоит поперек в северном конце участка, чаще на самой его границе. Перед ним по бокам находятся флигеля младших членов семьи (женатых сыновей и др.), обращенные фасадом на восток и запад. На краю южной части участка, нередко под одной крышей, размещены кухня, гостиная, комната для прислуги и т. п. Если участок мал, то, вопреки традиции, все постройки смыкаются, образуя замкнутый в плане двор. В богатых усадьбах имелось два-три и больше двориков, расположенных один за другим. Они отделялись поперечно стоящими жилыми зданиями и кирпичными заборами с калитками или фигурными проходами в них (чаще круглой формы, в виде «полной луны», и т. д.). В таких двориках возводили горки из ноздреватых камней причудливой формы с декоративными, обычными или карликовыми, деревьями и многолетними цветами, особенно с древовидными пеонами. Рядом устраивали небольшие водоемы для золотых рыбок и лотосов или держали их в красивых керамических толстостенных корчагах-аквариумах. В связи с увеличением числа помещений изменялось и их назначение. Иногда их соединяли крытыми галереями.

Обстановка жилища и утварь

Обстановка жилища крестьян и большинства трудящихся города отличается своей простотой и скудностью.

На севере Китая характерным элементом жилой комнаты является кан, занимающий большую часть ее площади. На этой отапливаемой лежанке все члены семьи проводят значительную часть времени — спят, едят, работают и отдыхают. Здесь же ползают и играют маленькие дети. На теплом кане подсушивают отсыревшую крупу, муку, зерно и пр., вялят на зиму овощи и фрукты, а иногда его приспосабливают для выведения цыплят и утят. Кан застилается циновками (сицза), сплетенными из тростника или расщепленных на узкие полоски стеблей гаоляна. Иногда весь кан застилают одной большой войлочной подстилкой (канчжанъ), которую стелят прямо на глиняную штукатурку кана. Перед сном циновки или кошму обметают небольшим веничком. Затем расстилают в ряд один к одному узкие ватные матрасы (жуцза), отдельные для каждого члена семьи. Сверху матрас бывает обшит бумажной тканью — яркой одноцветной или с пестрым рисунком. Края матраса обшивают полосой черной ткани, а низ — белой. Под матрасы стариков и детей нередко подкладывают войлочные подстилки (чжаньцза), обшитые простой синей тканью. Матрас обычно покрывают чехлом — простыней (жуданъ).

Укрываются широким стеганым ватным одеялом (бэйцза). Чаще такие одеяла женщины шьют дома из купленной заготовки — цельного пласта одеяльной ваты (бэйтай), оплетенного в разных направлениях тонкими нитками, или стегают из старой, но перебитой заново ваты. На верх одеяла нашивают яркие ткани с различным узором, бумажные или шелковые. Чтобы одеяло не пачкалось, под него подкладывают большую белую простыню (бэйданъ), которую приметывают, загнув на верх одеяла с трех или четырех сторон. На край такого пододеяльника у изголовья дополнительно приметывается небольшой кусок белой ткани (бэйтоу)г который меняется чаще. Перед сном одеяло обычно подворачивают с трех сторон, а затем под заправленное таким образом одеяло (бэйво — буквально «одеяло-гнездо») залезают со стороны изголовья. Спят на кане. ложась головой к проходу.

Раньше китайцы под голову (затылок) подкладывали узкие четырехгранные валикообразные подголовники — подушки (чжэнътоу), туго набитые гречишной или рисовой шелухой. На них натягивали белые сквозные наволочки (чжэнътоутао), оставлявшие открытыми с обеих сторон квадратные боковинки (чжэнътоудин) подушек, украшенные вышивкой. Подголовники имели различную форму и делались из бамбука^ дерева, ткани, кожи, циновок (иногда их покрывали лаком), а также керамики и фарфора. Теперь почти повсеместно употребляют небольшие прямоугольные удлиненные подушки европейского типа, чаще набиваемые не пером, а «пухом» рогоза, рисовой шелухой или другим мягким, но плотным материалом. Иногда еще встречаются квадратные подушки со сквозным отверстием для уха (эрчжэнъ). На день все постельные принадлежности (бэйжу) складывают в стопку у стенки или убирают в шкаф или сундук, стоящий на кане у стены. С начала XX в. широко распространились фабричные одеяла (танъцза) — шерстяные, плюшевые, байковые и тонкие хлопчатобумажные для лета.

жилищаВо многих городах Северного Китая, а ближе к Центральному Китаю и в деревнях кан заменяется низкой деревянной кроватью (мучуан); на юге, где каны отсутствуют, кровати делают из бамбука. На кровать стелят войлочную подстилку (чуанчжанъ) и ватный матрас (чуанжу). Давно уже перестали быть редкостью железные кровати (течуан) с проволочной сеткой или пружинными матрасами. В семьях рабочих и служащих нередко все кровати составляют вместе, используя их наподобие кана.

В жаркое время многие спят на улице, особенно на юге, где нередко подстилают под себя только одну спальную циновку (чуанцза, сицза).

С появлением младенца над каном или возле него, обычно рядом с постелью матери, подвешивают на длинной веревке колыбель (яочэ) маньчжурского образца (на севере). Высокие лубяные борта колыбели, состоящие из двух дугообразных выгнутых пластин луба, скрепленных под тупым углом, бывают окрашены в красный цвет (цвет радости) и расписаны яркими цветками и благопожеланиями.

На время еды посреди кана ставят низенький и узкий прямоугольный столик (канфанъчжор) на четырех коротких ножках (20—30 £м высотой). В другое время этот столик отодвигают в сторону, ставят на ребро, прислонив к стенке, или вешают на гвоздь. Порой его используют и для письма; в зажиточных семьях для этой цели имелись особые столики, иногда с ящиками для книг и бумаг, лакированные, покрытые украшениями. Кое-где можно встретить ставящийся на кан низкий квадратный столик (канбасянъчжо).

Летом, в хорошую погоду, на время еды столик для кана выносят во двор и ставят на землю. Вокруг него на маленьких, очень низких деревянных или бамбуковых скамеечках (сяодэнцза), простых или складных, а то и прямо на корточках садятся за еду все члены семьи.

Одежду, белье и другие предметы хранят в шкафах (игуй) и простых деревянных сундуках (исянцза) или в сундуках, обтянутых свиной кожей (писянцза), которые ставятся иногда один на другой по краям кана у стен.

Непосредственно на пол ставят небольшой прямоугольный продолговатый обеденный стол (чжоцза), две-три скамейки (чанбанъдэн) с очень узкими длинными сиденьями или табуретки (уцза) с узкими или квадратными сиденьями, в редких случаях стулья (ицза). Иногда еще имеется квадратный стол (басянъчжо), обычно стоящий у торцовой стены. Здесь же помещается небольшой посудный шкафчик (ванъгуй), обычно на подставках.

В зажиточной семье держат две-три большие фарфоровые миски (да- цыпэнъ) для подачи кушаний в праздничные дни и шесть-восемь обеденных глубоких пиалообразных чаш (лугунванъ), в которых подают на стол кушанья, а также десять-двенадцать обеденных пиал (фанъеанъ), в которые накладывают сваренный гаолян, рис и т. п. Закуски подают в тарелках (панъцза), приправы — в блюдечках (децза). Палочек (куайцза) для еды, заменяющих наши вилки, имеется до 10 пар и больше. Их делают из дерева, бамбука и пластмассы, а дорогие — из слоновой кости, камня, украшая различными рисунками и изречениями. У дешевых деревянных палочек низ раньше оковывался жестью, у дорогих — серебром. Своеобразной формой, напоминающей лепесток лотоса, отличаются ложки (гэнчи) — фарфоровые, эмалированные, жестяные, а теперь и пластмассовые.

Кухонная утварь довольно многочисленна. В печи вмазывают один- два тонкостенных чугунных котла — большой (даго) и малый (сяого). В них готовят пищу, кипятят воду, пекут лепешки. Закрывают их деревянными круглыми крышками (гогай). Здесь же находится скребок (го- чанъцза) и веничек (шуачжу) для чистки котлов.

Для приготовления пампушек, пельменей или каши на пару в некоторых семьях имеется особое приспособление — пароварка (лунти), которую ставят на котел с кипящей водой. Она состоит из нескольких круглых коробов с широким лубяным ободом и бамбуковой решеткой на дне, ставящихся один на другой. Сверху их прикрывают пропускающей пар циновочной крышкой. Характерен также сосуд для варки пищи (хого) типа русского самовара.

Муку просеивают через сито (мянъло). Тесто раскатывают на доске (мянъбанъ) обычной скалкой (ганъбинчжу), а лапшу — особой скалкой (ганъмянъчжан). Лапшу и вермишель вынимают из котла черпаком- цедилкой (чжаоли), сплетенной из очищенной лозы или металлической. Вешают ее на гвоздь возле котла. Различные кушанья и супы берут черпаком-поварешкой, деревянным (мушаоцза) или железным (тешаоцза).

Продукты режут на толстом поперечном обрезке древесного ствола (цайдуньцза) тяжелыми и широкими короткими ножами-секачами — овощным (цайдао) с прямым лезвием и мясным (пянъдао) с закругленным лезвием.

Воду приносят в ведрах, деревянных (шуйшао) или железных (шуй- тун), на прямом деревянном коромысле (шуйбянъданъ) с длинными железными крючками. Возле кадки с водой находится черпак (шуйпяо), вырезанный из дерева, с одной или двумя очень короткими ручками или сделанный из половинки разрезанной вдоль фигурной тыквы, а иногда из жести.

Воду, соленые овощи, соевый соус и другие приправы держат в толстостенных поливных керамических кадках — больших (даган), свыше 1         м высотой, средних (диган), около 1 м, и малых (цюйган), до 50 см высотой. Для овощей, соевого соуса и готовой пищи имеются чашки, глиняные серые (сяовакуй) или керамические обливные (ганеанъ), иногда фаянсовые. В хозяйстве не обходятся без нескольких широких и низких кринок различной формы и размера (цайкоу, тоупин, динтоу). Для солений употребляют широкие и высокие обливные горшки (годатанъ), сужающиеся вверху. На полке можно увидеть поливные глиняные латки для теста и т. п. — большие (дапэнъ), средние (эрпэнъ) и малые (санъ- пэнъ, сяопэнъ). Для хранения продуктов, подачи кушаний на стол в обычные дни и других целей служат простые серые латки — крупные (давапэр), средние (эрвапэр) и мелкие (санъвапэр, сяовапэр).

Для праздничных дней держат глиняный обливной чайник для водки •(ницзюху), узкий конусообразный сосудик для ее подогрева (из меди, •олова, фарфора или жести), а также несколько миниатюрных пиалообразных фарфоровых чашечек (цзючжун), из которых пьют подогретую водку.

Ни одна семья не обходится без чайника (чаху), фарфорового, железного или жестяного, пяти-шести фарфоровых или фаянсовых чайных чашек-пиал (чаванъ) и разукрашенной чайницы (чаетун, чаепин), сделанной из бамбука, жести, меди или фарфора. Иногда еще встречаются жестяные чайникообразные самовары (куайху). Теперь редкая семья не имеет одного, а то и двух простых, очень дешевых термосов (жэшуйпин), так как кипяток пьют в течение дня очень часто.

Раньше умывались в медных тазах, а теперь только в эмалированных (янцыпэнъ), обычно украшенных внутри и снаружи каким-либо ярким рисунком или орнаментом, нередко художественно выполненным. Особенно популярны тазы с воспроизведенными рисунками известного художника Ци Бай-ши и с традиционной народной тематикой. В городах для удобства умывания тазы ставят на особую деревянную подставку с длинными ножками.

У горожан в каком-либо углу комнаты всегда находится высокая фарфоровая или эмалированная плевательница, теперь обязательно закрываемая деревянной крышкой с длинной ручкой.

Зимой в Северном Китае с наружной стороны дверей нередко навешивают стеганые ватные занавесы (мэнълянъцза), натянутые на бамбуковые планки и обычно украшенные стеганым узором или аппликациями из ткани другого цвета.