Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Шелководство и пчеловодство китайцев. Охота и звероводство
Этнография - Народы Восточной Азии

Китай — родина шелководства. В основном разводятся шелкопряды тутовый и дубовый. Шелководство — важное дополнительное занятие в деревне.

По преданию, Лэйцзу жена легендарного Хуанди обучала народ шелководству. Китайские императрицы занимались шелководством во дворцах для примера подданным. Спрос на шелк издавна был огромен в Восточной, Центральной и Передней Азии и в Европе. Великий шелковый путь торговых караванов уже со II в. до н. э. связал «страну шелка» с Сирией и Римом. В III в. до н. э. шелк заменил в письме планки из бамбука и стал применяться в живописи.

В прошлом, принеся жертву духу шелководства в третьей луне, выбирали для начала работ дни под определенными сочетаниями циклических знаков.

При работе соблюдали ряд запретов. Находясь в помещении для выкормки гусениц и особенно возле них, не называли их насекомыми, от этого якобы получались нити спутанные и порванные; не говорили, что они ползают, иначе они расползлись бы в разные стороны. Женщины не бинтовали ног в этом помещении, боясь, что коконы получат форму изуродованной женской ступни. Не вымыв рук и лица, не трогали гусениц, опасаясь, что они окоченеют и погибнут.

Выкормка гусениц связана с культурой шелковицы, которая лучше всего растет на плодородных аллювиальных почвах в теплом и влажном климате, наиболее подходящем для развития шелкопряда. Наилучшие условия имеют Чжэцзян и Цзянсу, где шелководство дает свыше 40% всех доходов крестьян. Заготовку листьев, выкормку гусениц, заморку, сушку, запарку и размотку коконов, как и раньше, производят чаще женщины и подростки.

Красочно описывает эти работы сунский поэт Фэнь Чэн-да (1125—1193) в своем стихотворении «Размотка шелковичных коконов»:

Пора! Пора!

Вываривают коконы невестки Среди двора.

Шумят-гудят размоточные станы,

Как бы прибой.

Толст кокон, нитки длинны, и с пороком Нет ни одной.

Уж будет женщинам во что одеться,

Пощеголять.

А завтра, как заявятся на рынок,

Чем торговать!

Но поэт той же эпохи Чжан Юн (около 1010 г.) видел и другую сторону жизни:

Я пошел вчера в город Взглянуть на народ И, рыдая,

Назад возвратился,

Потому что в шелках Утопает не тот,

Кто над коконом Долго трудился.

С установлением морских связей шелк стал главным предметом вывоза вплоть до начала XX в., когда усилилась конкуренция японского шелка. Японские оккупанты, заняв важные районы шелководства, для устранения конкуренции Китая вырубили около 2 млрд тутовых деревьев. На месте шелковиц стали высеваться зерновые.

Дубовый шелкопряд известен со времени династии Хань. В год дает два поколения. Нить его кокона вдвое грубее нити тутового шелкопряда. Превосходя ее, как и шерсть, по эластичности и растяжимости, она стойка к воздействию высокой температуры, воды, солей, кислот и очень прочна на разрыв. Получаемые ткани (чесуча) используются для изготовления одежды, парашютов и пр. Гусениц выкармливают в естественных условиях. Основные районы разведения — провинции Ляонин (свыше 50% всей продукции КНР), Шаньдун и Хэнань. Меньше дают другие провинции. Доход от шелководства в горных районах южной части Северо-Восточного Китая втрое выше дохода от земледелия.

Лаврового шелкопряда в Цзянси, Гуандуне, Фуцзяни, Гуанси и на Тайване выкармливают листьями камфорного лавра и ликвидамбра. Рыболовные лесы из его нитей исключительно прочны.

Пчеловодство, при обилии диких и культурных медоносов, развито слабо, хотя им занимаются повсюду, а мед высоко ценят за лечебные свойства. Более развито пчеловодство на севере в Ляонине и особенно в Хэйлунцзяне, а также в Хэбэе (районы Пекина и Тяньцзиня), Хэнани и Шаньси; на юге — в Аньхуэе, Чжэцзяне и др. В Хэйлунцзяне разводят завезенную русскими кавказскую разновидность пчел. Она имеет длин

ный хоботок и потому более продуктивна, чем китайская и итальянская, разводимые в других районах.

Теперь пчеловодство стало одной из важных отраслей подсобного хозяйства, пчел начали использовать для повышения урожайности рапса (бассейн Янцзы) и других полевых культур, а также для опыления плодовых деревьев (Ляонин). К 1959 г. насчитывалось 3 млн пчелиных семей. Каждая семья в среднем дает до 20—25 кг товарного меда и до 200—500 г товарного воска в год. В прошлом в некоторых районах страны в значительном количестве собирали мед и воск диких пчел, живущих в дуплах и расщелинах скал.

Охота и звероводство

Охота является важным занятием еще с глубокой древности. В период Шан-Инь охотились даже на слонов и носорогов. В те времена на охоте пользовались сложным луком. В песнях «Шицзина» о нем говорится:

Ладно сработанный лук, вделанный в рог на концах.

Если отпустишь — концы врозь разойдутся легко!23

В этом же источнике неоднократно говорится о псовой и облавной охоте, которой занималась знать.

Охота имела достаточно важное значение и в последующие периоды истории страны.

Несмотря на уничтожение большей части лесов и распашку огромных пространств земли, пушной промысел имеет большое значение для экономики страны и теперь. Им занимаются профессионалы-охотники, а также часть крестьян в зимнее время. На охоте употребляют ружья, капканы, ловушки, силки, самострелы, ямы, луки, копья в зависимости от вида животного и местных традиций. Местами сохранилась охота с ловчими птицами.

Пушнина занимает важное место в экспорте КНР. В основном это шкурки колонка (по добыче которого Китай стоит на первом месте в мире), солонгоя, лисицы, корсака, тарбагана и других зверьков. По пушным богатствам и видовому составу наиболее выделяется северо-восток, где ежегодно добывается в среднем следующее количество шкурок: колонок — до 600 тыс., солонгой — до 300 тыс., белка — до 80 тыс., заяц маньчжурский — свыше 500 тыс., барсук, хорь, красная лисица, енотовидная собака, соболь, выдра, тигр, леопард, рысь, волк степной и альпийский и др. В Северном Китае главное место по добыче занимает заяц (5 млн), затем колонок (до 400 тыс.), барсук и др. Для автономного района Внутренняя Монголия характерны тарбаган (до 20 тыс.), заяц-толай (до 300 тыс.), лисица, корсак, волк, кот-манул и другие степные виды. В Северо-Западном Китае, кроме тех же зверей, что и в Маньчжурии, охотятся на снежного леопарда (ирбис), дикого яка, красного тарбагана и др. В Центральном Китае добываются колонок (около 100 тыс.), заяц (700 тыс.), лисица, енотовидная собака, леопард, тигр, волк и др. В Юго- Западном Китае наибольшее значение имеют циветта азиатская и малая индийская, куница пальмовая, барсук китайский, меньшее — колонок, выдра речная и малая южнокитайская, дымчатый леопард, тигр южнокитайский и др.

Промысловое значение в ряде районов имеют мясные звери: на севере — дикий кабан, косуля, дзерен, изюбрь, лось, горал, кабарга мускусная, медведь; на юге — кабарги, мускусная и китайская, олени хохлатый, ханчул и др. Из птиц добываются фазан, утка, гусь, куропатка, саджа, тетерев, рябчик и др.

Хищническая охота в старом Китае снизила выход некоторых видов пушнины. Сейчас упорядочен пушной промысел, установлены сроки и размеры добычи пушных зверей: утверждены стандарты на важнейшие виды пушнины и т. д.

В северной половине Китая с помощью советских специалистов созданы зверофермы, где разводятся серебристо-черная лисица, соболь, колонок, енотовидная собака и др. Пантовое оленеводство (пятнистый олень, изюбрь), известное на северо-востоке и раньше, стало заметно развиваться только теперь.

Охота имеет большое значение и для китайской медицины, применяющей лекарства из наружных и внутренних органов некоторых зверей. Панты (лужун) — неокостенелые рога пятнистого оленя и изюбря — являются ценнейшим продуктом, используемым также и за границей. Хвост, половые органы и окостеневшие рога самца изюбря, а также выпоротки телят у изюбриц, употребляемые в медицине, во много раз превышают стоимость их шкуры и мяса. У тигра крайне высоко (по сравнению с мясом и шкурой) ценятся все кости, сердце, печень, желчь и др. У медведя на лекарства идут желчь, лапы, у кабарги — мускус, у горала — свежая кровь, у лисицы — желчь и т. д.

Изюбря бьют, выслеживая в тайге или из засады на «солонцах» — ямках с солью, заранее подготовленных в местах, посещаемых оленем. Осенью, во время течки, изюбря подманивают на «рёв», т. е. на звук берестяной трубы, похожий на голос оленя. Раньше изюбря и кабаргу китайцы ловили в ямы с заостренным колом на дне, которые устраивались на «засеках» — изгородях из поваленных деревьев, тянувшихся иногда на десятки километров. Иногда на изюбриной тропе настораживали заряженные ружейные стволы, от спуска которых тонкая проволока шла поперек тропы. Для поимки живого оленя на тропах ставили «башмаки» — квадратные рамки из деревянных брусков с острыми деревянными или железными гвоздями, направленными внутрь. Олень, ступив в середину «башмака», уже не мог освободить ногу, защемленную гвоздями. Зайца добывают ружьем, проволочными петлями на тропах и самоловками — слопцами, которые ставят вблизи жилья на расчищенных местечках у стогов соломы или на огородах. Слопец состоит из щита, сплетенного из прутьев, с тяжелым грузом наверху. Настораживают его с таким расчетом, чтобы заяц потянул за кусок капусты, привязанный с нижней стороны плетенки. При этом сторожок слетает и слопец давит зайца. Иногда расставляют на заячьих тропках заостренные полые внутри камышинки. Острие устанавливают на уровне груди зайца под углом 45°. Налетев на острие, заяц погибает через несколько скачков, так как кровь быстро вытекает через полую камышинку. Другая ловушка состоит из расщепленного обрубка дерева до 20 см толщины и до 1 м высоты. Для прочности его обвязывают внизу проволокой и вкапывают на заячьей тропе. Раздвоенный сверху в виде рогульки, он настораживается поперечной палочкой. Заяц, прыгая через раздвинутые части обрубка, задевает натянутую вверху нитку сторожка, выскакивающего при малейшем нажиме, и защемляется, как клещами. Лисиц и волков нередко добывали пилюлями со стрихнином.

На птицу китайцы обычно охотятся вдвоем. Один стреляет, другой разыскивает убитую птицу, носит ее и помогает «вытаптывать» крепко сидящих фазанов. Дробь употребляют обычно чугунную. Фазанов добывают также ловушками на пашнях, куда они прилетают или приходят кормиться. Ловушка состоит из плоского круга, плотно сплетенного из ивовых прутьев, диаметром до 1.2 м. С верхней стороны на круг привязываются камни. Круг ставят под углом 45° на расчищенном участке пашни или гумна и опирают на рогульку; к ней привязывается сторожок, придерживаемый снизу палочкой, на которую кладутся два жиденьких прутика. Под кругом разбрасывают зерна кукурузы, гаоляна или чумизы. Как только фазан^ наступит на прутик, палочка падает, а с нею выскакивает сторожок. Тяжелый круг, лишенный опоры, падает и сплющивает фазана. Куропаток ловят корзинками со стенками до 25 см высотой. Устанавливают их так же, как и на фазанов. Иногда ловят сетью. Найдя стайку куропаток, выбирают небольшую лужайку где-нибудь возле бугорка с кустиками. Здесь на сторожках ставят сеть (2 X 2.8 м) с боковыми крыльями в стороны. От сторожков протягивают веревку до 25 м длиной к ближайшему кусту или какому-либо выделяющемуся предмету на земле. Изредка от сетки. узкой полоской насыпают зерно, за которым птицы более охотно бегут под сеть. Закончив приготовления, охотник надевает на себя щит — четырехугольную раму с натянутой белой тканью с отверстиями для глаз. Медленно двигаясь, юн находит замеченную стайку куропаток и начинает подгонять к сети. Чтобы не напугать птиц, охотник идет очень осторожно и медленно, раскачиваясь из стороны б сторону, чем привлекает внимание птиц. Куропатки, остерегаясь белого пугала, постепенно отступают от него. Охотник направляет движение стайки, заходя •с разных сторон, и в конце концов птицы попадают под растянутую сеть. Быстрым движением охотник дергает веревку, сторожки падают, и сеть накрывает иногда ®сю стайку целиком. В долинах Сунгари и Нонни издавна практикуется добывание диких гусей и фазанов с помощью «пьяного» зерна. Зерно кукурузы или гаоляна, пропитанное крепкой китайской водкой, разбрасывают в местах кормежки птицы. Птица, съевшая зерно, пьянеет, не может лететь и попадает в руки охотников. С 1930-х годов распространился способ добычи кукурузным зерном, начиненным .Карбидом, отравляющим птицу, но безвредным для человека.