Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Китай под властью кочевников. Маньчжурское иго
Этнография - Народы Восточной Азии

Борьба с чжурчжэнями складывалась не в пользу Китая. Политика капитуляции, проводившаяся сун- ским двором, сводила на нет результаты героической борьбы китайских патриотов. Легендарный Юэ Фэй, возглавивший античжурчжэньскую армию, пал жертвой клеветы и предательства. Правители Сун не извлекли урока из своей ошибки, допущенной в 1125 г. Теперь они сделали ставку на племена монголов, выступивших против власти Цзинь. Роль объединителя монгольских племен выпала на долю Темучина, принявшего в 1206 г. титул Чингисхана. Походы Чингиса против кара-киданей (переселившейся на запад части киданей), Хорезма, Бухары, Самарканда заложили основы будущей мировой империи Чингисидов. В 1234 г. сунский двор заключил союз с монголами, надеясь с их помощью вернуть утраченные территории Северного Китая. Второй дипломатический просчет правителей обошелся Китаю дороже, чем первый. Монголы повторили то, что в свое время сделали чжурчжэни: разбив своего противника, монгольская конница неудержимым потоком хлынула на юг. В 1280 г. сунский двор пал. Китай оказался под властью иноземной династии, глава которой — хан Хубилай — дал ей наименование Юань.

Монгольское завоевание — жестокие расправы с местным населением, разрушение производительных сил — надолго задержало историческое развитие Китая. Были возрождены различные формы рабства, особенно в ремесленном производстве. Монголы ввели в стране систему баоцзя — круговую поруку всех жителей деревни за проступки, недоимки или долги члена данной общины. Один из монгольских деятелей образно выразился: «Хотя мы империю получили, сидя на лошадях, но управлять ею, сидя на лошадях, невозможно». Монголы сохранили в Китае прежнюю структуру государственного аппарата, лишь несколько видоизменив ее. Так, в период династии Юань была установлена новая система управления районами расселения национальных меньшинств — так называемая система тусы. Местные вожди, родо-племенная верхушка получали наследственные должности для управления районом, за что несли ответственность перед центральным правительством. Конечно, к таким формам управления районами расселения нацменьшинств в Китае прибегали и до династии Юань. Но только при монголах все управление районами расселения нацменьшинств оформилось в стройную систему. Все эти районы были разделены на определенные административные единицы (фу, чжоу, сянъ), которые и отдавались в управление чиновнику, назначаемому, как правило, из представителей местной феодальной или срео- дализирующейся верхушки, а иногда и специально присылаемому из центра. Введение системы тусы способствовало тому, что власть центрального правительства по отношению к некитайским народам стала более реальной (особенно по сбору налогов). Эта система просуществовала начиная с XIII в. в отдельных районах вплоть до середины XX в., т. е. около 700 лет.

В этнической истории народов Восточной Азии эпоха монгольского владычества занимает весьма своеобразное место. Пройдя с огнем и мечом по территории Китая, Средней Азии и Восточной Европы, монголы принесли народам этих стран неисчислимые страдания и пепел пожарищ. Монгольское вторжение значительно задержало социально-экономическое и культурное развитие покоренных монголами стран. Огромный ущерб был причинен и народам Китая. Все население Юаньской империи было разделено на четыре категории: к первой и наиболее привилегированной относились монголы, ко второй — прочие иноземцы, к третьей — северные китайцы, к четвертой, наиболее бесправной, — население Южного Китая. Правительственные должности могли занимать в первую очередь представители первых двух категорий. Если же учесть, что к числу «иноземцев» относились люди нескольких десятков народностей и этнических групп, завоеванных монголами или же вступивших в контакт с ними, то станет понятным, что представляло собой военное и гражданское окружение хана. Впервые в истории Китая сложилось такое положение, когда должности государственного аппарата занимали монголы и китайцы, кидани и уйгуры, арабы и персы и даже выходцы из различных стран Европы. Пожалуй, одной из самых колоритных фигур на этом пестром фоне был знаменитый венецианец Марко Поло, занимавший высокие должности при хане Хубилае и проживший в Китае около семнадцати лет. Период монгольского господства отмечен переселением в Китай многочисленных групп населения Средней Азии и современного Синьцзяна. По свидетельству персидского историка Рашид-ад-дина, недалеко от Пекина (ставшего при монголах столицей империи) можно было встретить поселения, основанные выходцами из Самарканда. С переселением среднеазиатских мастеров связано распространение в Китае производства шерстяных тканей и ковров. Оттуда же шел второй путь проникновения в Китай культуры хлопка, которая уже в XIII—XVI вв. была освоена китайским населением провинций Шэньси и Шаньси. Из Средней Азии в Китай проникают новые астрономические знания, система календаря. Наряду с буддизмом получают распространение ислам и христианство.7 В свою очередь Китай знакомит Запад со своими изобретениями — компасом, порохом, книгопечатанием.

Эпоха Юань была важным этапом в этногенезе различных групп народности хуэй. Результатом монгольского завоевания было оседание на юге Китая компактных групп монголов (вплоть до пров. Юньнань) потомков размещенных здесь военных гарнизонов.

Китай в эпоху позднего средневековья

В XIV в. усилилась антимонгольская борьба китайского народа, находившая свое выражение в деятельности тайных религиозных обществ. Террор, обрушенный на мятежные провинции, не ослабил, а усилил антимонгольские выступления китайского населения, которые в 1361 г. вылились в мощное восстание. Повстанцы освободили значительную территорию на юге страны и предприняли в 1367 г. большой поход на север. В период восстания выдвинулся крестьянин Чжу Юань- чжан. В 1368 г. он провозгласил в г. Нанкине новую китайскую династию Мин. Совершив ряд походов на юг, Чжу Юань-чжан объединяет под властью Мин все южные китайские провинции. Однако на севере мон- голы сохранили свои позиции; не вошла в пределы Минской империи и Маньчжурия.

Минская династия не могла не считаться с тем, что она пришла к власти благодаря победе могучего народного освободительного движе- ния. Земли, принадлежавшие монголам и их прислужникам, были объявлены государственной собственностью. Большая часть крупных феодалов, старой знати вместе с десятками тысяч их сторонников была истреблена Чжу Юань-чжаном. Рабы и безземельные крестьяне получали землю в разоренных войной и опустевших районах. Эти мероприятия способствовали подъему сельскохозяйственного производства. Одновременно были приняты правительственные меры, направленные на улучшение положения ремесленников и торговцев, городского населения, принимавшего активное участие в антимонгольской борьбе.

Но подъем экономики минского Китая происходил в рамках феодального общества, которое все больше и больше становилось тормозом в развитии производительных сил. При минской династии было установлено, что все сельское население, не исключая и живших в деревнях феодалов, обязано выплачивать налоги. Чиновничество, получавшее казенное жалованье, было свободно от налогов и повинностей. В связи с этим стала быстро расти земельная собственность городских ростовщических слоев.

Формировался новый слой феодалов, живших постоянно в городах и сдававших землю в аренду. Учитывая развитие в XV—XVI вв. внешней и внутренней торговли, укрепление мануфактур, феодалы нередко навязывали крестьянству выращивание технических культур, в деревню проникал торговый капитал, что приводило к разорению крестьян, усилению ростовщического гнета.

Лихоимство сборщиков налогов, лишение крестьян земли, с одной стороны, и введение так называемых принудительных сельскохозяйственных культур, с другой, явились основой недовольства широких народных масс, особенно приморских, наиболее развитых провинций. Восстания против феодалов и чиновников в XV в. потерпели поражение, но они привели к известному смягчению феодальной эксплуатации, к укреплению крестьянского землевладения в форме так называемой системы «одно поле — два хозяина». По этой системе земельный участок считался собственностью феодала, но помещик уже не имел права отнять его у постоянного арендатора.

В конце XVI в. в сельском хозяйстве была введена денежная феодальная рента и ряд феодальных повинностей заменен денежными платежами. Но так как в деревне продолжало господствовать натуральное хозяйство, эта мера усиливала ростовщическую кабалу крестьян. Крестьяне теряли землю, разорялась, устремлялись в города, где в крупных фарфоровых, шелкомотальных и ткацких мануфактурах, на строительстве судов и дорог, на рудниках и шахтах, как казенных, так и принадлежавших феодалам, применялся наемный труд. В ряде южных районов страны феодалы использовали на полевых работах сезонных рабочих.

Среди исследователей существуют различные точки зрения по вопросу о характере наемного труда в минском обществе XV—XVI вв. Большинство историков считает, что можно говорить о возникновении в недрах феодального китайского общества элементов капиталистического способа производства. Существует мнение, что причинами войн Мин с рядом азиатских государств была проблема рынков и расширения внешней торговли.

После войн Тамерлана в Средней Азии нарушилась связь Китая с Западом по сухопутью, и в начале XV в. великий китайский мореход Чжэн Хэ совершает семь экспедиций в Индию, Индонезию и достигает берегов Восточной Африки. В результате этих экспедиций Минская империя освоила важные для того времени морские пути, во многих пунктах Юго-Восточной Азии и Индии были основаны китайские торговые фактории. На Малакке, в Индонезии и на Филиппинах появляются китайские поселенцы. Продолжает меняться численное соотношение между китайским и некитайским населением на юге Китая.

Как можно было видеть из предшествующего изложения, распространение китайцев на территории современного Китая в различные исторические периоды происходило неравномерно. Если в I в. н. э. южнее Янцзы было, по-видимому, около 5% китайцев, то в III в. их число достигло уже 25%. В VII в., т. е. в эпоху создания централизованной Танской империи, на юге жило менее 10% китайцев, а в XII в. (период чжур- чжэньского завоевания севера) —около 40%. К концу XV в. (в период расцвета минского Китая) китайцы, жившие к югу от Янцзы, составляли почти половину численности китайского населения. Таким образом, в течение многих столетий волны китайских переселенцев с севера оседали в южных районах страны, смешиваясь с местным, аборигенным населением и формируя южные особенности китайской культуры. К минскому времени относится, в частности, окончательное оформление основных групп китайских диалектов. Нельзя не обратить внимания на тот факт, что в районах, в которых в настоящее время распространены диалекты, наиболее отличающиеся от северного, почти нет некитайского населения (провинция Фуцзянь, некоторые районы Гуандуна). В то же время в районах компактного расселения основных национальных меньшинств Китая среди китайского населения распространены диалекты, мало отличающиеся от северного (провинции Юньнань, Гуйчжоу). Этот факт нельзя объяснить одной лишь географической удаленностью того или иного района, так как Фуцзянь, например, расположена гораздо ближе к северу, чем Юньнань или Гуйчжоу. По-видимому, формирование основных групп китайских диалектов связано с последовательными волнами переселения китайцев в южном и юго-западном направлениях. В районах, где такое переселение имело место в более ранний период, основная масса местного населения постепенно ассимилировалась, но в то же время передала китайским поселенцам некоторые особенности своей культуры и языка. В районах же, подвергнувшихся китайской колонизации только в сравнительно позднее время, национальные меньшинства сохранили свою этническую и лингвистическую специфику, язык китайских поселенцев также не претерпел сколько-нибудь существенных изменений.

Маньчжурское иго

На территории Маньчжурии, не входившей в состав Минской империи, в XIV—XV вв. по-прежнему жили чжурчжэни. В это время они распадаются на ряд враждующих между собой племен и групп. Постепенно среди них начинает усиливаться одна группа, получившая название маньчжуров. Предводитель маньчжуров, Нурх:аци, объединив вокруг себя другие чжурчжэньские племена, в 1616 г. объявил себя правителем империи Цзинь (Поздней Цзинь в отличие от чжурчжэньской династии XIII—XIV вв.). Почувствовав серьезную опасность, надвигающуюся на Китай с северо-востока, минское правительство приняло меры к укреплению пограничной полосы и заново отстроило Великую китайскую стену, в том числе ее участок от Шаньхайгуаня через Кайюань вплоть до устья р. Ялуцзяна;8 на основных заставах вдоль стены были расквартированы большие воинские соединения. Однако поход против маньчжуров, предпринятый в 1618 г., не только окончился неудачей, но и привел к потере китайских форпостов па Ляодунском полуострове. Наследник Нурхаци нанес поражения Корее и монголам, после чего объявил о переименовании ханства Цзинь в империю Цин. Маньчжуры совершают несколько опустошительных набегов на территорию Северного Китая и доходят даже до предместий Пекина.

Возвышение маньчжуров совпало с периодом тяжелого социального кризиса Минской империи. В 1628 г. в стране вспыхивает крестьянская война под руководством Ли Цзы-чэна. Восставшие выдвинули лозунг о равном наделении богатствами, о поддержке торговли, о доступности образования всем людям. К восстанию примкнуло большое количество рабочих рудников и шахт, ремесленников и горожан, торговцы и часть интеллигенции. Ли Цзы-чэн совершает поход через всю страну — из провинции Шэньси до Пекина. Когда крестьянская армия подошла в 1644 г. к Пекину, императорский гарнизон отказался сражаться с повстанцами и открыл ворота. Но феодалы не сложили оружия. В их руках были самые боеспособные силы империи — войска У Сань-гуя, защищавшие проходы в Великой стене от маньчжуров. Феодалы торопили У Сань-гуя выступить против «голытьбы», но он не рассчитывал на своих солдат и пошел на предательский сговор с маньчжурскими князьями. 200-тысячная армия повстанцев стала теснить войска У Сань-гуя, но, когда победа была близка, в битву неожиданно вступила маньчжурская конница к смяла повстанцев. 6 июня 1644 г. в Пекин вступили маньчжуры.

Началась эпоха маньчжурского ига, продолжавшаяся более двух с половиной столетий (1644—1911 гг.).

Со зверской жестокостью подавляли маньчжуры патриотическое дви- .жение китайского народа, но оно вспыхивало то в одном, то в другом районе. В историю вошла героическая защита жителями городов Цзя- нинь, Цзядин и других; эта борьба имела трагический исход. В 1645 г. маньчжурское правительство обнародовало указ, предписывавший всему китайскому населению в течение десяти дней перейти на маньчжурскую прическу, т. е. сбрить часть волос, а оставшиеся заплести в косу. Для китайцев, которые издавна считали свою традиционную прическу одним из выражений национальной независимости, этот указ был величайшим унижением. В ряде городов возникают очаги сопротивления бесчинству завоевателей. В г. Цзядине население в течение длительного времени оказывало маньчжурским войскам вооруженное сопротивление. После взятия города маньчжуры учинили жестокую резню, уничтожив всех оставшихся в живых жителей.

Многие десятилетия понадобились маньчжурам для завоевания всей территории минского Китая. Долгое время продолжали держаться очаги сопротивления в Сычуани, Юньнани и Гуйчжоу. Широко известна героическая борьба населения Тайваня во главе с Чжэн Чэн-гуном, изгнавшим с острова обосновавшихся там голландских колонизаторов.

Завершив кровавое завоевание южных районов Китая, маньчжуры начали длительные войны за расширение территории своей империи. В результате этих завоеваний к XVIII в. постепенно складываются современные границы Китая. Во второй половине XVIII в. было разгромлено Джунгарское ханство, территория которого вошла в состав Маньчжурской империи под названием Синьцзян (буквально «новая граница»). Вассальную зависимость от маньчжурского императора признал Тибет. С 1725 г. при местном тибетском правительстве стали пребывать полномочные представители цинского двора (амбани). Власть маньчжуров еще более укрепилась в Тибете в конце XVIII в., после изгнания оттуда непальских турков. Для управления вновь присоединенными территориями при центральном правительстве был образован специальный: орган — Лифань-юань, преобразованный в 1907 г. в министерство (Ли- фань-бу). В цинскую эпоху была реорганизована система управления народностями Южного Китая. Уже в период Мин в некоторых районах была ликвидирована наследственная власть тусы и введена система чиновников, назначаемых и сменяемых по распоряжению центрального правительства. Однако особенно широко эта политика стала проводиться в период маньчжурского господства, при императоре Юнчжэне (1723— 1735). Установление новой системы управления в районах расселения национальных меньшинств явилось концентрированным выражением ассимиляторской политики Цинов. Ответом на нее были массовые восстания местного населения. Особенно значительные размеры приняла антимань- чжурская борьба среди мяо, населявших провинцию Гуйчжоу.

Своеобразно сложилась судьба коренного населения крайнего северо- востока империи — Маньчжурии. Хотя с установлением цинской династии Маньчжурия вошла в состав империи, но до середины XIX в. она оставалась доменом маньчжурских императоров и доступ на ее территорию для переселенцев из районов собственно Китая был закрыт. Только с конца XIX в. (а особенно широко после падения цинской династии) начался процесс переселения китайцев в Маньчжурию, протекавший весьма интенсивно и сопровождавшийся массовой ассимиляцией маньчжуров.

В период династии Цин произошли значительные изменения в культуре и быте коренного китайского населения. Существенно изменилась одежда китайцев. Костюм, считающийся сейчас национальным китайским, в основном маньчжурский. Значительное влияние на китайскую архитектуру оказало тибетское строительное искусство. От монгольских и тюркских народов китайцы заимствовали многие музыкальные инструменты.

Этот процесс взаимовлияния народов находил отражение и в языке. В современном китайском языке немало лексических заимствований из маньчжурского, монгольского, уйгурского, тибетского. В свою очередь китайский язык оказал большое влияние на словарный фонд языков многих народов Китая.