Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хозяйственно-культурные типы народов Восточной Азии: третья группа
Этнография - Народы Восточной Азии

Нам осталось рассмотреть хозяйственно-культурные типы третьей группы (пашенно-земледельче ские), встречающиеся у народов Восточной Азии. Ьопрос о времени появления в этой части эйкумены пахотных орудий не может считаться окончательно разрешенным. В надписях на древнекитайских бронзовых сосудах XI—IX вв. до н. э.) встречается иероглиф «лэй», который некоторые исследователи считают схематизированным изображением двузубого пахотного орудия и переводят на русский язык словом «соха». Однако иероглиф этот в записях иньского времени употребляется, по-видимому, в переносном значении (в смысле «обрабатывать землю», «заниматься земледельческим трудом») и в силу этого не может служить бесспорным доказательством наличия тогда пахотного орудия типа сохи. Скорее лэй представлял собой двузубый заступ, подобный баскской лайе. Относящиеся к более поздним эпохам археологические и этнографические материалы также не дают никаких оснований для вывода о бытовании в Восточной Азии двузубых пахотных орудий.

Первые хорошо датированные вещественные доказательства существования плужного земледелия (железные лемехи) в нашем распоряжении имеются только для периода VI—V вв. до н. э. Очевидно, однако, что задолго до массового внедрения в сельскохозяйственное производство пахотных орудий с железными сошниками могли употребляться более примитивные орудия того же назначения, целиком состоящие из дерева или снабженные лемехами из бамбука. На юге Восточной Азии (например, у хайнаньских ли) такие орудия сохранились до настоящего времени. Вероятно, таким образом, что постепенный переход от чисто ручного (мотыжного) земледелия к плужному происходит в бассейне Хуанхэ в первой половине I тысячелетия до н. э. Время это можно принять при современном уровне наших знаний и за исходный период формирования самого древнего в Восточной Азии хозяйственно-культурного типа третьей группы — типа плужных земледельцев умеренного и засушливого пояса.

К концу I тысячелетия до н. э. основные характерные особенности этого типа уже вполне сложились. Как письменные, так и археологические материалы, относящиеся к периоду III в. до н. э.—III в. н. э., с полной убедительностью свидетельствуют о том, что в то время существовали уже те специфические черты хозяйства и культуры, которые с такой большой яркостью выступают на протяжении всей дальнейшей истории народов Восточной Азии. Сформировавшийся тогда тип плужных земледельцев открытых ландшафтов засушливой зоны оставался господствующим на севере Китая на протяжении более двух тысяч лет вплоть до настоящего времени. Прогрессивно развиваясь и обогащаясь все новыми и новыми хозяйственными и культурными достижениями, тип этот как бы аккумулировал творческий опыт многомиллионного китайского крестьянства на всем пути его долгой исторической жизни. Кроме северных китайцев (хань), рассматриваемый тип в различных местных вариантах стал характерным и для некоторых других народов севера Восточной Азии, например для хуэй (дунган), маньчжуров, уйгуров, части ^монголов (перешедших к земледелию), корейцев.

Основными сельскохозяйственными культурами пашенных земледельцев севера являются с глубокой древности засухоустойчивые злаки — просо, чумиза, гаолян (один из видов сорго), некоторые сорта пшеницы. Большую экономическую роль играют также бобовые — соевые и другие бобы, земляной орех (арахис), фасоль, горох и т. п. Сильно развито овощеводство, особенно выращивание всевозможных сортов капусты, редьки, лука, чеснока, огурцов и тыкв. Очень распространен также в качестве полевой культуры батат. Из фруктов наиболее характерны абрикосы, хурма и китайский «финик» (жужуб). Виноградарство развито только л оазисах Синьцзяна; там же издавна процветает и бахчеводство (особенно славятся превосходные хамийские дыни). Культура риса не является здесь ведущей. Однако у корейцев, даже живущих на севере своей страны и в соседних районах Маньчжурии (провинции Цзилинь), рис, несмотря на сравнительно холодный и сухой климат, занимает в продукции земледелия первое место. Из технических культур существенное значение имеют хлопчатник, тутовое дерево (шелковица), рами (китайская крапива), табак, некоторые масличные (кунжут, сурепка, теперь также подсолнух). Повсеместно широко применяется ирригация арычного типа, связанная с недостатком воды.

Основным пахотным орудием в настоящее время является плуг, большей частью с тонким и широким двусторонним лемехом, напоминающим по форме лопату (заступ). В качестве тягловой силы используются ослы, лошади, помеси между ними (мулы и лошаки), а также крупный рогатый скот. При вспомогательных полевых работах и особенно на огородах широко применяются ручные орудия — мотыги, тяпки и лопаты различных типов. Характерно употребление вертикальных и двурядных горизонтальных борон, катков для разбивки комьев земли (большей частью каменных), однорядных и двурядных сеялок оригинальной конструкции е полыми бороздящими сошниками, в каналы которых подаются семена из особой коробки. Уборка зерновых производится «угловатыми» серпами с лезвием, почти перпендикулярным к рукояти. Молотят чаще всего на утрамбованном току при помощи катков, влекомых различными домашними животными. Веют обычно с лопаты.

Животноводство играет подсобную, но существенную экономическую роль. Кроме рабочих животных, китайцы и корейцы разводят преимущественно свиней, кур, уток. У мусульман (хуэй, уйгуры) свиней, конечно, нет, но зато больше крупного рогатого скота, овец и коз. Из весьма разнообразных и высокоразвитых видов домашнего производства и ремесел наиболее характерны для рассматриваемого хозяйственно-культурного типа гончарство (на базе которого развилась позднее выделка фаянса и фарфора), обработка дерева, плетение циновок, корзин и других вещей из гибкого лозняка, камыша, травы и соломы, прядение и ткачество (в частности, шелкоткачество), изготовление различных пищевых продуктов. Из сухопутных средств передвижения должны быть отмечены ручные одноколесные тачки, а также двуколки с большими колесами, влекомые теми же животными, которые служат тягловой силой в сельском хозяйстве.

Жилища народов севера Восточной Азии, относящихся к рассматриваемому типу, отличаются значительным разнообразием. При строительстве, однако, почти повсеместно широко используется глина. У народов Синьцзяна, а также у корейцев встречаются чисто глинобитные или саманные постройки; бытуют в этих местах, впрочем, и жилища с глиняной обмазкой плетеных стен. Для северных китайцев характерны каркасно-столбо- вые дома со стенами из сырцового или обожженного кирпича. Кровельными материалами служат солома, тростник, черепица. В Синьцзяне крыши часто бывают совсем плоскими, на севере Китая — плоско-двухскатными, в Корее — четырехскатными; градация эта связана с последовательным нарастанием количества осадков. Пол в крестьянских жилищах всех этих районов, как правило, земляной; на нем имеется обычно возвышение, занимающее значительную площадь; у северных китайцев и корейцев оно обогревается горячим воздухом (кит. кан, кор. ондолъ). Мебели в домах мало; наиболее характерны низкие столики различной формы и деревянные сундуки для домашнего скарба.

Пища восточноазиатских пашенных земледельцев засушливой зоны преимущественно растительная. Распространены пшеничные лепешки (в Синьцзяне) или «пампушки» (на севере Китая), каши из проса, чумизы и гаоляна (в Корее также из риса), разные блюда из бобов и овощей. Мясные кушанья китайцы и корейцы готовят главным образом из свинины или курятины; хуэй и уйгуры — из баранины или говядины (у уйгуров очень популярен плов). Везде в большом ходу различные острые приправы (красный перец, уксус, соевый соус). Костюм изготовляется преимущественно из хлопчатобумажных тканей (зимой — на вате); наиболее распространенными его элементами, общими для всех народов рассматриваемого типа, являются распашные куртки и халаты, штаны с широким шагом, носимые как мужчинами, так и женщинами, матерчатые туфли или плетеные сандалии, головные повязки, соломенные шляпы разных типов. Большим разнообразием отличается этническая специфика убранства, не связанная непосредственно с природными и хозяйственными условиями.

Распространенный на огромной территории тип плужных земледельцев засушливой зоны не может быть, конечно, вполне однородным. Даже в пределах Восточной Азии он образует несколько местных вариантов, из которых наиболее отчетливо выделяются три — северокитайский, корейский и синьцзянский. Различия между этими вариантами, частично отмеченные в предыдущем изложении, обусловлены, с одной стороны, неодинаковыми природными условиями Синьцзяна, Северного Китая и Кореи, с другой же стороны — конкретными историческими особенностями развития хозяйства и культуры народов трех указанных районов Восточной Азии. На образ жизни уйгуров Синьцзяна, например, оказали большое влияние их тесные связи с соседними скотоводческими народами, оазисный характер земледелия, взаимодействие с населением Средней Азии, исламизация. Для корейцев большое значение имели экономические, политические и культурные связи с Китаем и Японией.

К югу от гор Циньлина и Хуайяныпаня хозяйственно-культурный тип плужных земледельцев засушливой зоны постепенно сменяется другим типом третьей группы — типом пашенных земледельцев теплого и влажного пояса, преобладающим в настоящее время во всей южной материковой части Восточной Азии, как у китайцев, так и у большинства национальных меньшинств (особенно у чжуан-дунских народов); в видо- изменненой форме тот же тип характерен для Японии и южной части Кореи, которые хотя и расположены на широте северных районов Восточной Азии, но по своим климатическим условиям больше напоминают ее центральные и южные области. Климат в этих странах, как известно, мягкий и влажный. Оба основных пашенно-земледельческих типа Восточной Азии развились, конечно, на базе более древнего, мотыжного земледелия; однако если тип плужных земледельцев засушливой полосы Восточной Азии имеет местное происхождение, то распространение плуга в более южных субтропических и тропических влажных районах связано, хотя бы частично, с расселением китайцев, которые принесли с собой с севера уже сложившиеся навыки ведения сельского хозяйства на базе использования тягловой силы домашних животных.

Все народы южного района перешли к пашенному земледелию под непосредственным влиянием китайцев, хотя и внесли в его технику целый ряд усовершенствований, связанных со спецификой сельскохозяйственного производства в условиях теплого и влажного климата. Процесс распространения пахотных орудий на юг начался еще в конце I тысячелетия до н. э. и закончился (вернее даже заканчивается) только в наши дни. В Японию плуг также попал из Китая (возможно, через Корею в первых веках нашей эры). Таким образом, распространение пашенного земледелия на юге, а в значительной степени и на Японских островах было вместе с тем и распространением отдельных элементов китайской культуры. Понятно поэтому, что многие хозяйственные и бытовые навыки, выработавшиеся первоначально в засушливой «стране лёсса», были перенесены в более южные районы и хотя претерпели там известные изменения, но сохранили до настоящего времени многие черты «северного тяготения». Эти конкретные исторические обстоятельства накладывают на восточноазиатские варианты хозяйственно-культурного типа пашенных земледельцев теплого и влажного пояса в высшей степени своеобразный отпечаток.

Вместе с тем нельзя забывать, что характерные особенности типа мотыжных земледельцев тропиков и субтропиков с введением пахотных орудий отнюдь не исчезли, но продолжали свое развитие ускоренными темпами в новых, более благоприятных условиях. Многие из этих особенностей, например, были заимствованы китайцами от коренного населения южного района Восточной Азии и нашли у них самую благоприятную почву для дальнейшего усовершенствования. Традиции ручной обработки земли были сильны и на севере; на юге традиции эти не только сохранились, но в некоторых районах, особенно густонаселенных и малоземельных, еще усилились. К югу от Янцзы, например в области «рисовых долин» южного Аньхуэя, Хунани, Чжэцзяна, Фуцзяни, северного Гуандуна, Цзянси, большая часть крестьянской земли до самого последнего времени обрабатывалась вручную. Вышеописанная «грядковая» система земледелия именно здесь достигла своего совершенства. Аналогичные явления характерны и для большинства районов Японии, где около половины полей обрабатывается при помощи мотыг (хотя плуг, конечно, давно известен). Роль ручных приемов вспашки настолько велика, что можно говорить даже о «плужно-мотыжном земледелии».

Поскольку характерные особенности хозяйства, культуры и быта мотыжных земледельцев восточноазиатских тропиков и субтропиков были уже детально описаны выше, в настоящем разделе нам необходимо остановиться главным образом на тех новых явлениях, которые развились на юге и в Японии в связи с распространением здесь плужной обработки земли. Состав основных сельскохозяйственных культур с введением плуга остался в главных чертах таким же, что и при мотыжном земледелии. Однако клубнеплоды и корнеплоды стали постепенно отходить на второй план (отнюдь, конечно, не исчезая), а удельный вес заливного риса в общей продукции сельского хозяйства сильно возрос. С севера распространились и некоторые другие зерновые культуры, в особенности гаолян, чумиза, кукуруза, отчасти пшеница. Злаки эти часто высеваются на юге на более возвышенных богарных землях или являются зимними культурами (при снятии двух, а местами и трех урожаев). Большую роль (как и на севере) играет овощеводство, а также выращивание субтропических и тропических фруктов (бананы, ананасы, личжи, цитрусовые), полученные в наследство от мотыжных земледельцев теплого и влажного поясов. Из технических культур наибольшее значение приобрели хлопчатник, тутовое дерево, различные масличные, чай (имеющий, возможно, местное — южное происхождение). Для Японии очень характерно выращивание мандаринов и хурмы.

Основным пахотным орудием пашенных земледельцев юга Восточной Азии, а также японцев является в настоящее время легкий бесполозный «плуг» (точнее, рало), с толстым и узким односторонним лемехом в виде острого клина. Остальные сельскохозяйственные орудия в основном сходны с северными. При молотьбе, однако, чаще выколачивают колосья руками на молотильном камне или цепами. Главной тягловой силой в отличие от севера служат буйволы — наиболее распространенные домашние животные почти всех народов юга, живущих в долинах и на склонах невысоких гор (например, в районе Наньлина и холмов юго-восточного Приморья. Особенности ирригации на юге сложились, по-видимому, до распространения плуга. Зато внесение в почву фекальных удобрений — животных и особенно человеческих — связано с расселением китайцев.

Животноводство развито на юге Китая и в Японии слабее, чем в северной и западной частях Восточной Азии. В наибольшем количестве разводят одомашненных в глубокой древности свиней, кур, уток, гусей, буйволов. Быков и коров, а тем более ослов, лошадей и их помесей сравнительно мало даже у китайских переселенцев. Колесные экипажи различных типов (главным образом двуколки), конечно, давно известны, но и до настоящего времени не вытеснили вьючный транспорт, наиболее характерный для горных районов Юньнани и Сычуани, а также переноску грузов (в прошлом и людей) носильщиками. Широко применяется труд носильщиков и в Японии. Очень развиты всевозможные виды речного, озерного и морского каботажного транспорта; это находится в несомненной связи, с одной стороны, с богатством гидрографической сети и изрезанностью береговой линии на юге материковой части Восточной Азии и особенно в Японии, с другой же стороны — с развитием рыболовства, как озерно-речного, так и морского. У японцев на всем протяжении их истории рыболовство было одним из главных занятий. Характерны для береговых и островных районов Южного Китая, для Японии и южной части Кореи также морские промыслы (собирание съедобных водорослей, иглокожих, моллюсков и ракообразных, добыча перламутра, жемчуга, кораллов, раковин для различных поделок, выпаривание соли ж т. п.).

В области домашнего производства и ремесла для пашенных земледельцев юга и Японии наиболее характерно в первую очередь дальнейшее развитие тех отраслей, которые возникли здесь еще задолго до распространения плуга (плетение всех видов, прядение и ткачество, обработка дерева, гончарство, изготовление пищевых продуктов и т. д.)- Во всех этих тихоокеанских странах Восточной Азии — в Китае, Корее и Японии — еще в феодальную эпоху достигли высокого развития разнообразные виды кустарной промышленности, в частности художественной, созданные творческим трудом народных умельцев (фигурное плетение из бамбука и других растительных материалов, резьба по дереву, камню и кости, производство фаянса и фарфора, скульптурная лепка, художественное тканье, вышивка по шелку и т. д.). Хотя все эти отрасли народного творчества и не могут, конечно, считаться связанными с каким-либо одним хозяйственно-культурным типом, но в их технике и художественном оформлении у народов восточноазиатского юга есть немало специфики, ярко отражающей как природную обстановку их жизни, так и конкретный облик хозяйства, культуры и быта.

То же можно сказать и о всех видах обработки металла. Сама по себе металлургия не составляет достояния ни одного определенного хозяйственно-культурного типа; она может самостоятельно развиваться у самых различных народов, принадлежащих к типам третьей, а отчасти и: второй группы. Невозможно также связывать металлургию исключительно с одним народом или даже группой родственных народов. В Восточной Азии, однако, был расположен один из мировых центров обработки: бронзы, железа и других металлов — северокитайский. Именно здесь, в той же «стране лёсса», где возникло пашецное земледелие, впервые появилась в Восточной Азии во II тысячелетии до н. э. техника бронзового литья, а несколькими столетиями позднее (по-видимому, в VII —VI   вв. до н. э.) началось массовое внедрение в производство железных орудий. Во всем южном районе Восточной Азии обработка железа распространилась в процессе расселения китайцев параллельно с распространением пахотных орудий. Из долины Хуанхэ металлургия проникла, также в Корею и Японию. Таким образом, в южной части Восточной Азии эта отрасль производства оказалась связанной с хозяйств енно-куль- турным типом пашенных земледельцев тропиков и субтропиков. Некоторые народы рассматриваемой зоны, особенно принадлежащие к группам ицзу и чжуан-дунцев, сами стали прекрасными кузнецами. Другие народы южных районов Восточной Азии до последнего времени сами почти не занимались изготовлением железных вещей, приобретая их у китайцев или заказывая китайским кузнецам, жившим среди этих народов.

В этнографическом отношении для пашенных земледельцев восточноазиатских тропиков и субтропиков характерно сочетание культурно-бытовых особенностей, полученных от мотыжно-земледельческих предков,, с признаками «северного тяготения», связанными с расселением китайцев из бассейна Хуанхэ. С большой яркостью эта своеобразная комбинация «южных» и «северных» черт может быть прослежена в области народного зодчества. Осваивая обширные пространства южного района Восточной Азии, китайцы принесли туда уже сложившиеся раньше на засушливом севере формы жилища, некоторые особенности которого частично или полностью были восприняты южными народами.

У самих китайцев к югу от Янцзы выработался ряд местных вариантов жилого дома с некоторыми чертами «южного тяготения». Во многих районах здесь встречается клетчатая техника, напоминающая западноевропейский «fachwerk» (с обмазкой или без обмазки). В богатой осадками зоне крайнего юга (Фуцзянь, Гуандун, Гуанси, Гуйчжоу, юг Хунани и Цзянси) часто встречаются дома с внутренним двором, в котором помещается специальный бассейн для дождевой воды. У юньнаньских китайцев галерея вдоль фасада превратилась в широкую крытую веранду. Китайцы и хуэй на Хайнане живут в домах со стенами, плетенными из пальмовых листьев. К «южным» чертам должны быть отнесены и почти повсеместно распространенные в перечисленных районах летние кухни. В Японии развился особый вариант каркасно-столбового дома с раздвижными стенками, оклеенными бумагой.

Причудливо сочетаются «южные» и «северные» черты также в других: областях материальной культуры пашенных земледельцев южного района материковой Восточной Азии и Японии. В домах китайцев и многих других национальностей Гуандуна, Хунани, Гуанси, Гуйчжоу, Юньнани и: Сычуани мебель и утварь, плетенная из бамбука или пальмовых листьев, встречается в большом количестве наряду с тяжелыми деревянными вещами, характерными для северных областей (столы, стулья, шкафы, сундуки и т. п.). В пищевом рационе этих народов (а также японцев) основную роль играет вареный рис; он дополняется, с одной стороны, различными южными фруктами (особенно бананами и печеными клубнеплодами) , с другой — разваренными крупами из злаков северного происхождения (гаоляна, чумизы, проса, у японцев также ячменя). С древними навыками приморского населения тропиков и субтропиков связано употребление в пищу рыбы и других даров моря — крабов, креветок, трепангов, разнообразных моллюсков, водорослей. Зато северное происхождение имеют, по-видимому, палочки для еды, распространившиеся не только по всему Южному Китаю, но и по Корее и Японии.

С расселением китайцев связано также внедрение в среду южных пародов общекитайского костюма, сложившегося первоначально на се- вере: прямозастежных или левополых курток и халатов, штанов с широким шагом, матерчатых туфель. Наряду с ними местами продолжают,, однако, бытовать и более древние элементы одежды, характерные для коренного населения тропиков и субтропиков: набедренные повязки и двойные передники у мужчин, короткие несшитые юбки у женщин, распашные халаты без застежек и короткие курточки, не доходящие до пояса (у обоих полов). Сюда же относятся и главные составные части японской одежды: набедренный пояс (сита оби) и кимоно с широкими рукавами. К «южным» элементам костюма должны быть отнесены также широкополые шляпы из пальмовых листьев, дождевые плащи-накидки из того же материала, плетеные или деревянные сандалии (их разновидностью являются и японские гэта в виде подошвы на двух поперечных дощечках). Дома и на полевых работах в теплое время года обуви, впрочем, почти не носят.

Пахотные орудия были восприняты от китайцев, конечно, не только мотыжными земледельцами теплых долин и предгорий южного района Восточной Азии, но и народами высокогорных районов — тибетцами, ну, дулун, многими национальностями из группы ицзу. У них сложился своеобразный хозяйственно-культурный тип высокогорных пашенных земледельцев, характеризующийся сочетанием признаков, свойственных мотыжным земледельцам этой зоны, с особенностями северного происхождения. Плуги здесь преобладают тяжелые, с полозами, отвалами и широкими лопатообразными лемехами, во многом сходные с пахотными орудиями северного района Восточной Азии. В качестве тягловой силы используются главным образом волы и коровы; буйволов мало, а местами и совсем нет. На юго-западе района у многих народов при переходе от долинных и предгорных групп к высокогорным заметно меняется состав сельскохозяйственных культур, орудий труда и домашних животных.

Так, например, наси долины Лицзяна (север Юньнани) сеют преимущественно кукурузу и рис, пашут при помощи буйволов на легких плугах южнокитайского типа; их же высокогорные соплеменники культивируют гречиху, овес, ячмень, коноплю, пользуются тяжелыми пахотными орудиями с полозом, впрягая в них крупный рогатый скот. Даже в Тибете характер сельского хозяйства меняется при переходе от сравнительно низких районов (менее 3900 м над ур. м.) к высокогорным. В долине Цангпо встречаются субтропические ландшафты, возможна культура заливного риса. На высоте четырех и более километров природные условия становятся уже очень суровыми; преобладающими культурами являются здесь ячмень, овес и рожь.

Основные особенности культуры и быта высокогорных земледельцев юго-западного и западного районов материковой части Восточной Азии сохранились и после распространения пахотных орудий, вместе с которыми сюда (как и в восточноазиатские тропики и субтропики) пришли многие технические и культурные достижения населения бассейна Хуанхэ. Старинные каменные и срубные постройки стали, например, постепенно вытесняться домами китайского типа — глинобитными, саманными или кирпичными. Так, у упомянутых лицзянских наси все старые жилища — срубные, новые же (построенные за последние 50 лет) —из сырцового или обожженного кирпича. В наши дни почти все народы, принадлежащие к рассматриваемому типу, носят одежду китайского образца; наряду с ней бытуют, однако, и местные специфические формы костюма.

Переход от мотыжного земледелия к плужному имел место на северных рубежах бассейна Хуанхэ, а также у маньчжурских племен на территории Маньчжурии. Источники прямо говорят о том, что древние племена сушэнь, уги, илоу и другие предки маньчжуров «пахали землю двумя скотинами». Известно было пашенное земледелие также у кида- ней и чжурчжэней. В настоящее время эта отрасль сельского хозяйства является основным занятием не только китайцев Маньчжурии, но и живущих рядом с ними дауров, маньчжуров, сибо, части эвенков (главным образом солонов). Можно говорить, таким образом, о существовании здесь хозяйственно-культурного типа плужных земледельцев лесостепей и лесов умеренного пояса, широко распространенного в сходных климатических условиях в других странах Евразии.

Однако в конкретной историко-экономической обстановке северо- восточной части Восточной Азии тип этот, сложившийся здесь в его современном виде всецело под влиянием северных китайцев, трудно отделим от описанного выше типа пашенных земледельцев открытых ландшафтов умеренного пояса. Можно говорить только о том, что на северо- востоке по сравнению с бассейном Хуанхэ возрастает роль холодоустойчивых сельскохозяйственных культур (пшеница, ячмень, овес, лен и др.) и соответственно падает значение риса, повышается удельный вес животноводства в общей продукции народного хозяйства, достигают большего развития различные лесные промыслы (особенно в горах Хин- гана и Чанбайшаня). В области материальной культуры следует отметить более широкое использование сравцительно с другими районами лошади в качестве тяглового и упряжного животного, более частое применение деревянных (в частности, срубных) конструкций в народном зодчестве, особую форму кана в виде П-образной теплой лежанки, с трех сторон ограждающей середину фанзы, употребление «пампушек» (манъ- тоу) в качестве основной хлебной пищи, распространение в связи с суровым климатом разных видов теплой одежды (ватной, суконной, меховой). Но все эти культурно-бытовые особенности полностью сохраняют свой специфический «восточноазиатский» колорит.