Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хозяйственно-культурные типы народов Восточной Азии: вторая группа
Этнография - Народы Восточной Азии

Хозяйственно-культурные типы второй группы — мотыжно-земледельческие и животноводческие — начали складываться на востоке Азии на рубеже IV и III тысячелетий до н. э., когда древнекитайские племена бассейна Хуанхэ стали постепенно переходить от охоты и собирательства к выращиванию культурных растений и домашних животных. В субтропических и тропических районах Восточной Азии переход этот начался, по-видимому, несколько позднее; однако и здесь неолитические культуры Южного Китая принадлежали в основном земледельческим племенам — древнейшим представителям хозяйственно-культурного типа мотыжных земледельцев теплого и влажного пояса Восточной Азии. В дальнейшем тип этот стал господствующим у большинства народов, говорящих на южноазийских (мон- кхмерских), чжуан-дунских и мяо-яоских языках, а также у некоторых групп тибето-бирманцев. По существу почти все народы, расселенные к югу от Янцзы, принадлежали к рассматриваемому типу вплоть до распространения у них плуга.

В настоящее время, например, в пределах Китая нет ни одного народа, совсем незнакомого с плугом. Однако у очень многих из них, живущих на юге и юго-западе страны, и даже у самих китайцев к югу от Янцзы бытуют хозяйственные и культурные особенности типа мотыжных земледельцев теплого и влажного климатического пояса. С наибольшей яркостью особенности эти выступают у гаошань на Тайване, у кава и других южноазиатских народов Юньнани, у цзинпо и некоторых далеко продвинувшихся на юг представителей народов группы ицзу в той же провинции (хани, лаху), у хайнаньских ли, отчасти также у мулао, мао- нань в Гуйчжоу и Гуанси (чжуан-дунская ветвь), местами у мяо и яо. Следует особо подчеркнуть, что многие технические и бытовые навыки, связанные с мотыжно-земледельческим хозяйством, не только не исчезли с введением плуга, но и получили стимулы для дальнейшего развития. Практически характерные черты плужных и мотыжных земледельцев тропиков и субтропиков чрезвычайно тесно переплетены между собой и связаны целым рядом незаметных переходов. Кроме того, в ряде районов в условиях большой плотности населения и недостатке рогатого скота имел место возврат к обработке земли мотыгой, при сохранении общего знакомства с плужными методами.

Важнейшими сельскохозяйственными культурами у мотыжных земледельцев теплого и влажного пояса Восточной Азии были с глубокой древности различные съедобные клубнеплоды и корнеплоды, в особенности таро и ямс, имеющие, по-видимому, местное происхождение. Таро выращивалось больше в долинах, а ямс — в предгорьях. Наряду с ними, однако, уже в эпоху неолита на юге Китая был известен рис, хозяйственное значение которого в дальнейшем непрерывно возрастало, так что в настоящее время он стал основной сельскохозяйственной культурой всех низинных, а отчасти и предгорных районов, расположенных южнее Янцзы. Первоначально выращивался суходольный рис, посевы которого и теперь еще нередки на горных склонах юга и особенно юго-запада страны (например, у кава, бэнлун, цзинпо и других народов). Однако еще до распространения плуга земледельцы тропиков и субтропиков стали постепенно переходить к выращиванию заливного риса, связанному с развитием искусственного орошения, достигшего у многих национальностей этой зоны, например, у чжуан, тай, буи, дун, высокого совершенства.

При почти постоянном избытке влаги на юге главная задача искусственного орошения состояла в том, чтобы правильно распределить воду и своевременно подавать ее на поля и отводить с них. В долинах эти цели достигались отводкой воды по каналам из рек и озер, а на горных склонах — устройством системы искусственных террас с подачей на них воды, текущей с гор самотеком. Разбитые на правильные прямоугольники рисовые поля в низинах и укрепленные каменными стенками ступенчатые террасы на склонах гор стали характерными чертами культурного ландшафта юга Восточной Азии. Что касается до удобрений, то они в период господства мотыжного земледелия, по-видимому, почти не применялись. Но и без удобрений на плодородных почвах этого района можно было получать достаточные урожаи (нередко даже по два в год).

Параллельно с усовершенствованием способов выращивания риса земледельцы теплого и влажного пояса Восточной Азии обогащали ассортимент сельскохозяйственных культур. Широкое распространение получило выращивание батата, маниоки и некоторых других съедобных клубнеплодов и корнеплодов, частично имеющих, вероятно, американское происхождение. С этими растениями соперничали бобовые, известные на востоке Азии с древнейших времен. Очень характерно для мотыжных земледельцев тропиков и субтропиков также использование плодов и фруктов: бананов, ананасов, манго, личжи, лунъяня, цитрусовых, древесных дынь (мугуа или папайя), дурьяна, а в наиболее теплых районах (например, на Хайнане и п-ове Лэйчжоу) также кокосовых орехов и плодов хлебного дерева. Из технических культур выращиваются различные масличные (особенно клещевина, кунжут, сурепка, рапс), хлопчатник, тунговое дерево, абака (манильская пенька), табак, ареко- вая пальма (на крайнем юге в настоящих тропиках), сахарный тростник.

Для обработки земли мотыжные земледельцы теплого пояса, использовали палки-копалки и мотыги всевозможных типов с бамбуковыми, каменными, а позднее и с железными наконечниками. У некоторых народов юга Восточной Азии значительная часть земли обрабатывалась вручную. У кава, например, мотыгами рыхлили около 40% посевной площади. Аналогичные явления наблюдались также у ли, ряда групп мяо и яо. Ли также часто рыхлили землю перед посевом, прогоняя по полю буйволов. В прошлом при расчистке богарных полей почти всюду была распространена подсечно-огневая система земледелия, в качестве подсобной она сохранилась до настоящего времени (особенно в горах). Уборка урожая до наших дней производится частично путем простого выдергивания или путем срезания верхушек колосьев при помощи особых маленьких ножей в бамбуковой оправе, зажимаемых между двумя пальцами. По форме и способу употребления ножи эти очень напоминают каменные полулунные и трапециевидные орудия эпохи неолита, употреблявшиеся, вероятно, для той же цели.

Мотыжным земледельцам восточноазиатских тропиков и субтропиков были известны также различные домашние животные. Собака, одомашненная еще в мезолите, использовалась на охоте и для охраны дома; собачье мясо употреблялось в пищу (это характерно для большинства народов Восточной Азии). В неолите были одомашнены свиньи; на юге в дальнейшем была выведена особая их порода — гуандунская — белая с темными пятнами, вогнутой спиной и провислым брюхом; по происхождению порода эта связана, по-видимому, с индийским диким кабаном. Значительную роль в хозяйстве большинства народов юга Восточной Азии издавна играли также куры и утки (меньше гуси), одомашненные, вероятно, на месте. На Хайнане и теперь встречаются дикие банкивские, или «сорные», куры — родоначальники домашних. Гораздо раньше распространения плуга были одомашнены различные виды крупного рогатого скота: в богатых водоемами долинах получили преобладание буйволы, в более возвышенных и сухих районах — быки и коровы, сходные с индийскими горбатыми зебу. Овцы, козы, ослы, мулы, лошаки и тем более лошади для восточноазиатских тропиков и субтропиков не характерны; они завезены сюда с севера, главным образом в связи с расселением китайцев и народов группы ицзу, и получили распространение преимущественно на юго-западе — в Сикан-Юньнаньском районе.

Из разнообразных отраслей домашнего производства, а позднее и ремесла у мотыжных земледельцев тропиков и субтропиков Восточной Азии наибольшего развития достигли разные способы обработки бамбука, пальмовых листьев и стволов различных вьющихся и травянистых волокнистых растений. Большого развития у многих народов данного района достигли прядение и ткачество; сырьем служат хлопок, конопля, маниль- ская пенька, различные виды волокнистых агав. Станок большей частью ручной, индонезийского типа, дающий возможность выделывать полотнища шириной в один локоть (около 33 см). Издавна развиты также различные способы обработки дерева, гончарство, у некоторых народов также кузнечество, изготовление бронзовых и серебряных украшений.

Из транспортных средств для рассматриваемых народов наиболее характерна переноска тяжестей в плетеных корзинах или тюках на коромыслах или непосредственно на спине при помощи лямок. У живущих в горах — мяо и яо, отчасти также у хайнаньских ли — все грузы и в настоящее время переносятся почти исключительно носильщиками. На горных тропах юго-запада (Юньнань, Сычуань) чаще используются вьючные животные: лошади, ослы, мулы, лошаки, местами даже быки. Этот вид транспорта, однако, для земледельцев теплого и влажного пояса нехарактерен; его распространение связано, вероятно, также с продвижением на юг китайцев и народов группы ицзу. Очень типичны для земледельцев тропиков и субтропиков в качестве путей сообщения висячие бамбуковые мосты.

Материальная культура земледельческих народов юга Восточной Азии тесно связана с характером их хозяйства и окружающими естественногеографическими условиями. Жилище сооружается здесь большей частью на некотором расстоянии от земли — обычно сырой, иногда и прямо заболоченной. У многих народов этого района до настоящего времени бытуют настоящие свайные постройки — жилые, или хозяйственные. В домах на сваях живут кава, булан, бэнлун, цзинпо, некоторые южные группы чжуан, тай и других народов той же языковой ветви. Нижний ярус таких домов, огражденный сваями и обычно не имеющий стен, используется часто для содержания домашних животных или для некоторых работ (например, для плетения, прядения и тканья). Перед фасадами домов или рядом с ними устраиваются на высоте 1.5—2 м особые платформы на сваях, служащие для сушки зерна и других видов продовольствия, для различных домашних работ и т. п.

Каркас почти всех жилых и хозяйственных построек земледельцев тропиков и субтропиков Восточной Азии — бамбуковый или бамбуководеревянный. Стены обычно плетутся из распластанных бамбуковых стеблей или пальмовых листьев. Пол в свайных постройках тоже состоит из бамбуковых матов. Крыши устраиваются двух- или четырехскатными, иногда несколько закругленными на коротких сторонах, часто с седловидными прогибами в середине. Поддерживаются крыши столбами, стоящими по средней линии дома. Кровельным материалом служат маты из травы, тростника или рисовой соломы. У ли широко распространены жилища, напоминающие по общей форме ангары или опрокинутые лодки; стены и крыша в них составляют одно целое.

Местами встречаются также дома в виде навесов, совсем лишенные стен или огражденные только с двух-трех сторон. Форма жилищ обычно вытянуто-прямоугольная, вход помещается на фасадной короткой стороне под выступающим навесом крыши. Часто имеется также вход с задней стороны, где помещается хозяйственный дворик. Внутри жилище делится иногда легкими бамбуковыми перегородками на несколько помещений (одно из них часто предназначается для женщин). Потолок и окна, как правило, отсутствуют.

Открытые очаги (один или два) располагаются внутри жилища. Если пол земляной (как например, в новых домах ли), очаг помещается прямо на полу между несколькими камнями, если же пол бамбуковый (как в свайных постройках кава, бэнлун или цзинпо) — на особом возвышении из земли и щебня. Мебели в домах почти нет. Сиденьем иногда служат низкие деревянные чурбаки. Столы отсутствуют. Спят на полу, на циновках, под голову подкладывают бамбуковые подголовники. Самодельная посуда изготовляется из бамбуковых стеблей или кусков дерева; в большом ходу также плетеные вещи, в особенности сумки и корзины. Широко используются и гончарные изделия, в настоящее время большей частью покупные. Основной пищей является разварной рис, часто вместе с кукурузой, гаоляном, чумизой или какой-либо другой крупой. Корнеплоды пекут в горячей золе. Овощи и рыбу многие народы (особенно из чжуан-дунской группы) особым образом квасят, приготовляя из них своего рода паштет с острым запахом. Вино изготовляется из риса (главным образом из клейких его сортов) или корнеплодов, в частности из маниоки.

Костюм мотыжных земледельцев восточноазиатских тропиков и субтропиков в последние столетия сильно изменился под влиянием китайских переселенцев. В прошлом основными элементами одежды у мужчин были, по-видимому, набедренные повязки или сшитые на одном боку двойные фартуки. Женщины носили несшитую поясную одежду типа индонезийского саронга, часто богато украшенную вышивкой или аппликацией. Верхняя часть тела как у мужчин, так и у женщин в старину оставалась открытой (особенно во время полевых работ или пребывания внутри жилища). Очень давно, впрочем, была известна и короткая пря- мозастежная куртка туникообразного покроя. У некоторых народов (например, у ли, отдельных групп мяо и яо) женщины под эту куртку надевают специальный четырехугольный нагрудник. Обувь отсутствует иочти полностью; босиком ходят даже в холодное время года; травяные сандалии надевают почти исключительно в дорогу. Головные уборы как мужские, так и женские отличаются большим разнообразием, отражая этническую специфику отдельных народов и их групп. В большом ходу (главным образом у мужчин) чалмообразные уборы разных цветов. На работе и в пути носят широкополые шляпы различных фасонов — бамбуковые, соломенные, из пальмовых листьев. Шляпы эти защищают и от солнца, и от дождя. Очень распространены также плащи-накидки из пальмовых листьев.

Таковы в общих чертах наиболее характерные особенности хозяйственно-культурного типа мотыжных земледельцев теплого и влажного пояса, бывшего в недавнем прошлом одним из основных хозяйственнокультурных типов всей южной половины Восточной Азии. Тип этот, распространенный на огромной территории, от Гималаев до Тайваня и Японии и от Янцзы до Хайнаня и Вьетнама, естественно должен был распадаться на ряд местных вариантов. На юге, например, отчетливо выделяются долинный и горный варианты рассматриваемого типа. Первый из этих вариантов всецело связан с выращиванием заливного риса в речных и озерных низинах; он очень характерен для большинства чжуан-дунских народов. Второй вариант тоже базируется на культуре риса — большей частью заливного (на террасах), но также и суходольного. Однако заметную роль здесь играют и другие культуры, проникшие сюда из Северного Китая (гаолян, чумиза, кукуруза и т. п.). Этот вариант представлен у кава, бэнлун, цзинпо, отчасти также у мяо и яо, ли и гаошань, у многих народов из группы ицзу (у самих ицзу, бай, наси, хани, лаху и др.)*

От горного (может быть, лучше сказать предгорного, или низкогорного) варианта типа мотыжных земледельцев тропиков и субтропиков намечается целый ряд постепенных переходов к особому хозяйственнокультурному типу высокогорных земледельцев, характерному для большинства народов группы ицзу, а также — в специфическом варианте — для части тибетцев (преимущественно в бассейне Цангпо) и близких к ним национальностей. Почти все особенности этого типа, сложившегося уже в условиях умеренного или даже прохладного климата северо-за- падной Юньнани, западной Сычуани и юго-западного Тибета, с большой яркостью выступают у живущих на высоте 2000 и более метров над уровнем моря групп ицзу, лису, наси, ну, дулун, в меньшей мере — у расселенных ниже и южнее бай, лаху и хани. Отдельные черты типа высокогорных мотыжных земледельцев можно проследить также у мяо и яо.

Основными продовольственными культурами высокогорных земледельцев юго-западного и западного районов Восточной Азии являются различные холодоустойчивые злаки: овес, ячмень, отчасти пшеница, а также гречиха. В больших количествах выращиваются завезенный с севера гаолян и чумиза, а в последнее время, кроме того, кукуруза и картофель. Из технических культур следует отметить коноплю и сурепку. Рис известен повсеместно, но является большей частью уже второстепенной культурой. С ирригацией высокогорные земледельцы в настоящее время знакомы, но применяют ее сравнительно мало; в основном земледелие остается богарным (суходольным). Животноводство играет подсобную, но часто значительную роль. В составе стада много коз и овец, которые часто пасутся круглый год на горных лугах. На юге Тибета встречаются и яки. Для вьючного транспорта широко используются ослы и лошади, помеси между ними, быки и яки, а также овцы. В домашнем производстве видное место занимают различные виды обработки камня, дерева, кож, шерсти и меха.

Жилище разнообразно: наряду с глинобитными, саманными и сырцово-кирпичными постройками встречаются срубные, каменные и комбинированные дома. Срубная техника в старину преобладала у народов, живущих в зоне высокогорных хвойных лесов (наси, лису, ну, некоторые группы ицзу и тибетцев). Очаги, как правило, помещаются внутри жилищ. В питании большое место занимают лепешки (овсяные, гречневые, кукурузные и др.)> заменяемые в Тибете поджаренной ячменной мукой цзамбой. Мясо (особенно в Тибете) едят чаще, чем земледельцы субтропиков и тропиков. Тибетцы употребляют молочные продукты, в особенности выдержанное коровье масло. В костюме, испытавшем почти всюду китайское влияние, большую роль играют различные меховые, войлочные и шерстяные накидки, а также меховые безрукавки. Среди разнообразных головных уборов выделяются вязаные щерстяные колпаки и меховые шапки. Обувь распространена гораздо больше, чем в теплом поясе.

Если на юге Восточной Азии хозяйственно-культурные типы мотыжных земледельцев у многих народов преобладали еще сравнительно недавно, то на севере этой части эйкумены аналогичные типы давно уже уступили свое место типам, связанным с плужным (пашенным) земледелием и отчасти животноводством.

Характеризовать мотыжно-земледельческие типы севера Восточной Азии приходится главным образом на основании археологических материалов, относящихся к эпохе неолита и ранней бронзы. Изучение этих материалов ясно показывает, что у древнекитайских племен бассейна Хуанхэ в III тысячелетии до н. э., в период расцвета яншаоской и лун- шаньской культур, вполне сложился хозяйственно-культурный тип мотыжных земледельцев умеренного и засушливого пояса. Для этого типа уже тогда были характерны следующие особенности: 1) оседлый образ жизни, преобладание засухоустойчивых сельскохозяйственных культур (в первую очередь чумиза и различные бобовые), развитое свиноводство; 2) обмазанные глиной постройки (полуземлянки) на столбовом каркасе, с конусообразной или плоско-двухскатной крышей, утрамбованным земляным полом и расположенным у входа очагом; 3) широкое использование керамики и других глиняных поделок в хозяйстве и быту, плетение циновок и корзин из травы, тростника и соломы, прядение и ткачество.

В эпоху неолита население севера Восточной Азии не знало, конечно, металла, не применяло еще искусственного орошения и не пользовалось удобрениями. Однако все эти крупнейшие хозяйственно-технические достижения, как нам хорошо известно, в последующие исторические эпохи получили на востоке Азии широкое распространение прежде всего также в бассейне Хуанхэ и уже отсюда проникли в другие восточноазиатские страны.

Культурный очаг севера Восточной Азии оказывал воздействие на племена Центральной Азии, которые с глубокой древности находились в тесной связи с населением Средней Азии. На рассматриваемой территории в эпоху неолита и ранней бронзы (III—II тысячелетия до н. э.) сложился, по-видимому, местный вариант хозяйственно-культурного типа мотыжных земледельцев засушливого пояса. Вариант этот можно назвать оазисным.

С распространением в первой половине I тысячелетия до н. э. пахотных орудий мотыжное земледелие перестало быть основой экономики народов этого района. Это не значит, однако, что особенности рассматриваемого хозяйственно-культурного типа исчезли. Напротив, как и на юге, многие из них продолжали прогрессивно развиваться, не только сохраняя, но и укрепляя и расширяя свое место в экономике и быту. Более того, для Северного Китая (особенно для бассейна Хуанхэ), а также для Кореи и Японии очень характерно сохранение ручной обработки земли на части (иногда даже преобладающей) полей вплоть до настоящего времени. Явление это свидетельствует о специфическом пути развития восточноазиатского земледелия, связанном с конкретными историческими условиями, в частности с очень небольшими размерами крестьянских земельных участков и недостатком рабочего скота.

Сравнительно слабое внедрение обработки земли при помощи плуга компенсируется в Восточной Азии широким применением удобрений (в особенности человеческих фекалий), высоким уровнем развития ирригации и созданием так называемой грядковой системы земледелия, при которой сельскохозяйственные культуры выращиваются на узких, возвышенных полосках земли, тщательно разрыхляемой и унаваживаемой. Между такими грядками устраиваются дренажные канавки. Особенно широко система эта применяется при выращивании овощей: всевозможных сортов капусты, редьки, лука, огурцов, тыкв и т. п., бобовых, клубнеплодов (батата, в последнее время также картофеля). Искусственное орошение в засушливом поясе севера Восточной Азии имеет арычный характер; в отличие от влажного юга главной целью ирригации является здесь не регулирование обильного поступления воды, но сохранение и правильная подача на поля воды. В дальнейшем, при характеристике пашенного земледелия, нам еще придется вернуться к этим вопросам.

Для древних земледельческих культур северных районов Восточной Азии характерны каменные шлифованные топоры различных типов, ножи с отверстиями для срезания травы и колосьев, серпы с «угловатым» лезвием, некоторые типы мотыг и заступов. В области питания с теми же культурами связано употребление разваренных зерен и овощей в качестве основной пищи, преимущественное использование свиного, куриного, утиного, а в прошлом и собачьего мяса, разнообразие рыбных кушаний, отказ от молочных продуктов, дробление пищи на мелкие кусочки, употребление палочек при еде.

Преобладающий тип жилища у рассматриваемых народов — каркасностолбовой (иногда свайный) дом. в котором крыша опирается только на деревянный остов, стены же никакой нагрузки не несут (вне зависимости от заполняющего их материала). Характерно, что столбы каркаса не вкапываются в землю, а опираются на каменные подушки-базы. Такой опорный каркас сохраняется нередко даже в срубных и каменных постройках. Домашняя утварь и посуда изготовляются чаще всего из дерева и глины. Широко распространены всевозможные плетеные изделия: сумки, корзины, циновки, кровельные маты и т. п. В ходу также плетеные шляпы и плащи из различных растительных материалов. Для костюма — как мужского, так и женского — очень характерно преобладание распашных халатов и кофт при почти полном отсутствии глухих форм одежды, надевающихся через голову. В древности мужчины носили поясную одежду в виде набедренных повязок и двойных коротких фартуков, а женщины — несшитые юбки; позднее те и другие элементы стали постепенно заменяться штанами, заимствованными, вероятно, от центральноазиатских народов.

В области искусства для древнего периода культуры этих районов были характерны некоторые виды орнамента, частично бытующие и в настоящее время. К таким орнаментальным мотивам относятся в первую очередь ленточные или линейные спиральномеандровые формы, известные еще со времени культуры Яншао. Узоры эти и теперь очень популярны у многих народов Китая в украшениях бытовых предметов, а также в вышивках и аппликациях на одежде. Широко распространен был у древнекитайских племен также и «глазковый орнамент», состоящий из отдельных изображений глаз (как на сосудах шан-иньской и чжоуской эпох). Специфичны для той же культуры и изображения животных, как бы разрезанных на две половины и распластанных на плоскости. Наряду с этими стилизованными изображениями для китайцев на всем пути их исторического развития характерны реалистические рисунки животных (в частности тигров), птиц, деревьев, трав, плодов и цветов. Часто встречаются изображения фантастических львов, фениксов и драконов, играющих большую роль в фольклоре многих восточноазиатских народов.

К северу и западу от «страны лёсса» — очага древнекитайской культуры в пределах Монголии, Маньчжурии, Синьцзяна и Тибета — лежала зона формирования еще нескольких хозяйственно-культурных типов второй группы. Один из них — тип лесных мотыжных земледельцев умеренного пояса — сложился, по-видимому, в первых веках нашей эры среди маньчжуров и отчасти, монгольских народов Маньчжурии. Базой его формирования мог быть вышеописанный тип оседлых рыболовов бассейнов больших рек. Оседлый образ жизни этих рыболовов и возможность создания у них некоторых пищевых запасов способствовали тому, что наиболее южные их группы под влиянием соседей стали переходить к мотыжному земледелию лесного типа. В письменных источниках начиная с первых веков нашей эры сообщается, что племена южного Приамурья и Приморья (сушэнь, уги, илоу и др.) выращивают просо и пшеницу, разводят свиней, живут в землянках с входом через дымовое отверстие, выделывают одежду из холста, а также из свиных и собачьих кож. В этих описаниях ясно выступают черты доземледельческой «палеоазиатской» культуры и постепенного перехода от нее к лесному земледелию, вероятно подсечно-огневого типа. До наших дней, однако, тип мотыжных лесных земледельцев в Восточной Азии не сохранился, так как в районах его распространения довольно рано получило развитие плужное земледелие.

Что же касается животноводческих типов второй группы, то они получили в пределах современной МНР и Синьцзяна очень широкое распространение и именно здесь, у монгольских, тюркских и отчасти тунгусо- маньчжурских народов, достигли своего наивысшего развития. Это связано, конечно, с тем, что эти народы складывались и расселялись преимущественно в степях и полупустынях Центральной Азии, страдающих от недостатка влаги, но все же богатых естественными пастбищами для скота. В этих условиях и возник центральноазиатский очаг формирования хо- зяйственно-культурного типа кочевников-скотоводов засушливой зоны умеренного пояса, ставшего характерным для большинства групп монголов и некоторых других монголоязычных народов (ту, дунсян, баоань), для многих тюрков (в частности, для казахов и киргизов) и для части маньчжуров.

Экономической базой рассматриваемого типа является комплексное животноводство с регулярными сезонными перекочевками. В составе стада главную роль играют овцы (местами также козы) и лошади; в меньших количествах разводится крупный рогатый скот и верблюды (в Центральной Азии двугорбые). Верховая езда является основным способом передвижения; при перевозке тяжестей используются преимущественно деревянные арбы с двумя большими колесами. Существенное значение имеют и верблюжьи вьюки. Некоторую роль в хозяйстве играет охота на степных животных (особенно с ловчими птицами). В пище наибольшее значение принадлежит вареной баранине и различным молочным продуктам, хлеб употребляется чаще всего в виде лепешек, а также сочней (пшеничных или ячменных). Из напитков наиболее популярен чай, преимущественно кирпичный, который пьют обычно с молоком (иногда также с солью). Кобылье молоко используется для приготовления кумыса.

Жилищем служит разборная юрта с решетчатым каркасом и войлочным покрытием; у монголов она бывает обычно цилиндро-конической, а у тюрков — цилиндро-полусферической. В быту для самых разнообразных целей употребляются кошмы и войлоки. Среди утвари главную роль играют кожаные и отчасти деревянные изделия, глиняная посуда почти отсутствует. Очень широко распространены кожаные сосуды типа бурдюков. Костюм состоит из шерстяной нательной рубахи туникообразного покроя у женщин и распашного короткого халата (реже куртки) у мужчин, штанов с широким шагом (у обоих полов), верхней меховой одежды типа шубы или овчинного тулупа, кожаной обуви различных видов, суконной или меховой шапки. Женские головные уборы отличаются сложностью и разнообразием; часто встречаются высокие уборы на твердой основе. С животноводством связаны также местные культы и праздники, излюбленные фольклорные сюжеты.

С центральноазиатским животноводством (особенно с коневодством) связано, ш)-видимому, и возникновение оленеводства, первоначальный очаг которого многие советские этнографы локализуют на юге Сибири (Алтае-Саянское нагорье, Прибайкалье). С распространением у лесных пеших охотников оленеводства сложился новый хозяйственно-культурный тип таежных оленеводов, до недавнего времени преобладавший у большинства тунгусских и некоторых других народов Сибири. Олень используется здесь главным образом в качестве вьючного животного; служит он, однако, и для верховой езды. Материальный быт оленеводов остается очень сходным с бытом их непосредственных предшественников — пеших таежных охотников. На северо-востоке Китая к типу таежных оленеводов относились, по-видимому, предки орочонов и эвенков, пришедшие в Маньчжурию и Внутреннюю Монголию из Сибири. В дальнейшем, однако, орочоны и большинство эвенков утратили оленей, частично сменив их на лошадей. Это связано, вероятно, с отсутствием ягельников в местах нового расселения указанных групп. Только так называемые якуты, живущие на западных склонах Большого Хингана (вплоть до берегов Ар- гуни) в условиях сурового горного климата, близкого к сибирскому, сохранили свои оленьи стада. Эта часть эвенков и в настоящее время может быть отнесена к типу таежных оленеводов.

На высокогорном плато северного и западного Тибета сложился еще один своеобразный хозяйственно-культурный тип второй группы — тип высокогорных скотоводов-кочевников. Исходной средой его формирования были, вероятно, горные собиратели, охотники и рыболовы юго-западного района Восточной Азии.

Экономической основой типа высокогорных скотоводов является животноводство с преимущественным разведением яков, покрытых густой и длинной шерстью и хорошо приспособленных к суровому тибетскому климату. Шерсть яков используется для изготовления кошм, войлоков и шерстяных тканей, кожа идет на выделку обуви и других бытовых вещей, мясо и молоко употребляются в пищу. Применяются яки и для транспорта (главным образом вьючного); трудные горные тропы они преодолевают прекрасно. Кроме яков, в состав стада входят овцы, козы, крупный рогатый скот и лошади; издавна известны гибриды между яками и коровами, дающие хорошее молоко и отличающиеся более «покладистым» нравом по сравнению с чистыми яками. Очень характерно для рассматриваемого хозяйственно-культурного типа развитие всех отраслей домашнего производства и ремесла, связанных с переработкой животного сырья (кожевенное и шерстобитное дело, прядение и твднье шерсти).

Основное жилище высокогорных скотоводов — переносный шатер на жердяном каркасе, покрытый шкурами животных, кошмами или полотнищами шерстяной (чаще всего черной) ткани. В последнее время в качестве кровельного материала употребляется также брезент (особенно летом). Очаг помещается внутри жилища; он служит одновременно для приготовления пищи и отопления. Утварь и посуда большей частью кожаные, деревянные или чугунные; керамики почти нет (если не считать покупного китайского фарфора у более зажиточных слоев населения). В питании существенная роль принадлежит вареному мясу, салу, топленому выдержанному маслу, кислому молоку. Хорошо известна, конечно, и цзамба, получаемая от земледельческих соседей. Наиболее распространенные способы приготовления мясных кушаний — варка в подвесном или укрепленном на треноге чугунном котле и поджаривание на вертеле над открытым очагом. Главные элементы кост!ома — суконные халаты и штаны, меховые шубы, кожаные сапоги, меховые шапки разной формы. Характерно ношение халата или шубы на одном плече (при открытом другом); в жаркое время одежда эта может быть целиком спущена до пояса и завязана на нем. Обычай этот связан несомненно с резкими суточными колебаниями температуры.

Наиболее характерными представителями типа высокогорных скотоводов являются кочевые и полукочевые группы тибетцев самых суровых по своим климатическим условиям центральных и северо-западных районов Тибета. Тибетцы, живущие в более мягких условиях, в округе Чамдо, северо-западной Юньнани, Сычуани и Цинхае, а также близкие к ним по языку и культуре цян и цзяжун по общему этнографическому облику являются как бы переходными группами от этого типа к соседним — высокогорно-земледельческому на юге и западе и животноводческо-степному на севере. Переходные черты к земледельческим народам юго-западного района выступают, например, у этнографической группы тибетцев сифань на севере Юньнани. Хозяйственно-культурные связи с кочевниками центральноазиатского типа (главным образом монголами) прослеживаются с наибольшей отчетливостью у тибетцев Цинхая.