Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Классический Луншань. Культура «штампованной керамики». Неолит Юго-Западного Китая и Японии
Этнография - Народы Восточной Азии

Добытый за последние годы археологический материал позволяет в настоящее время поставить вопрос о взаимоотношении культуры Люлинь с так называемой культурой «классического» Луншаня, или культурой «черной керамики», распространенной на побережье Бохайского залива. Характерной особенностью этой поздненеолитической культуры, датируемой примерно концом III—II тысячелетием до н. э., является чрезвычайно своеобразная керамика черного цвета, изготовленная с применением гончарного круга. Техника изготовления глиняной посуды достигла у насельников этой культуры очень высокого уровня. Наиболее показательны блестящие лощеные сосуды, толщина стенок которых не превышает 2 мм. Специфическая форма сосудов — трипод гуй и бокалы с поддоном. В поселениях культуры классического Луншаня, раскопанных в провинции Шаньдун и на южной оконечности Ляодунского полуострова, были найдены костные остатки свиней, собак, овец, лошадей. Присутствие каменных серпов указывает на занятие земледелием. В керамической технике классического Луншаня можно проследить отдельные моменты, сближающие эту культуру с «хэнаньским Луншанем». Преувеличение этих общих черт привело к тому, что раньше эти две культуры обозначались одним и тем же названием — Луншань. Однако по мере обогащения наших знаний о характере различий в позднем неолите Северного Китая становится все более очевидным, что мы имеем дело не с двумя вариантами одной культуры, а с двумя различными культурами.

Классический Луншань обнаруживает близость к культуре Лянчжу, которая, как показывают стратиграфические данные, приходит на смену культуре Цинляньган на территории провинции Чжэцзян и в южной части Цзянсу. Для всего ареала распространения этой культуры по-прежнему, как и в период Цинлянь- гана, характерно рисосеяние. В результате обследования зерен риса, найденных в культурном слое Лянчжу, установлено, что насельники этой культуры выращивали рис двух сортов, имеющих распространение в Южном Китае и в настоящее время. Определенная преемственность между Цинляньганом и Лянчжу прослеживается и в традициях изготовления каменных орудий: плоских трапециевидных топоров с округлым лезвием и ступенчатых тесел, количество которых заметно возрастает. Новым моментом в хозяйственной жизни этого времени является одомашнивание буйвола. К этому же периоду относятся древнейшие для этого района сведения о разведении шелковичного червя: в поселении Лянчжу близ Ханчжоу были найдены остатки шелковых тканей. Географические условия — обилие рек и озер, близость моря — определяли исключительную роль судоходства. Насельники Лянчжу строили деревянные весельные лодки, служившие как для транспортных целей, так и для рыбной ловли. Другой отличительной чертой этой культуры являются изделия из различных сортов дерева и плетеные изделия из бамбука, в изобилии находимые при раскопках. Жили лянчжусцы в небольших домах свайной конструкции. Стены сооружались из вертикальных шестов, на которых закреплялись тростниковые или бамбуковые циновки, обмазанные сверху глиной. Двухскатная крыша также покрывалась циновками.

Культура «штампованной керамики»

В прибрежных районах Южного Китая (провинции Фуцзянь, Гуандун, восточная часть Цзянси, а также острова Тайвань и Хайнань) в конце II— начале I тысячелетия до н. э. сформировалась свое образная неолитическая культура, наиболее характерной чертой которой была керамика с геометрическим орнаментом, наносившимся с помощью штампа. Отсюда происходит и утвердившееся в литературе название этой культуры — культура «штампованной керамики». Однако археологические разведки, проводившиеся в этом районе за последние 10 лет, наводят на мысль, что представление о культуре «штампованной керамики» как о единой, нерасчлененной неолитической культуре Южного Китая является неточным. Вероятно, следует говорить о целом ряде культур, распространенных на значительной территории и имеющих некоторые сходные черты. К этим чертам, по-видимому, помимо керамики, можно отнести наличие в инвентаре ступенчатых тесел и плечиковых топоров, которые мы встречали и в стоянках Цинляньгана и Лянчжу. В большинстве стоянок культуры «штампованной керамики» можно проследить два слоя: для нижнего слоя характерна керамика, обжигавшаяся при невысокой температуре, для верхнего — глиняная посуда, приближающаяся по степени твердости к фаянсу. Наличие многослойных памятников этой культуры указывает на то, что она прошла длительный путь развития. Поздние слои культуры «штампованной керамики» можно отнести к эпохе энеолита и бронзы, приходящейся в этих районах Китая на вторую половину—конец I тысячелетия до н. э.

Неолит Юго-Западного Китая

О неолите на территории провинций Хунань, Гуйчжоу и Гуанси трудно сказать что-либо определенное, за исключением того несомненного факта, что эти районы были заселены уже в неолитическое время. Гораздо более обильным материалом располагают археологи в провинции Юньнань, где обнаружено и частично раскопано несколько десятков неолитических и энеолитических стоянок. Насельники неолитических стоянок близ Цанъэр в районе оз. Эрхай занимались земледелием мотыжного типа на искусственно террасированных горных склонах. Помимо риса, они выращивали, по всей вероятности, различные корнеплоды и клубнеплоды. Орудиями труда служили каменные полированные мотыги и топоры (в том числе плечиковые), а также трапециевидные и полулунные каменные ножи, сходные с северокитайскими, но имеющие в отличие от последних рабочий край на выпуклой стороне. Цанъэрская керамика изготовлялась главным образом вручную; однако в поздних слоях встречается керамика, формованная на гончарном круге. Наиболее характерный орнамент — вдавленные точечные линии, но изредка встречается и крашеная керамика. Жилищами служили круглые или четырехугольные полуземлянки, позднее — наземные хижины, частично, по- видимому, свайные. Датировка этой культуры довольно затруднительна. Так как в верхних ее слоях находят отдельные бронзовые предметы, можно предполагать, что она дожила до I тысячелетия до н. э. Однако нижние слои цанъэрских стоянок, совершенно лишенные металла, относятся к гораздо более раннему времени.

Можно предполагать, что в неолитическое время были уже заселены: и более западные районы Южного Китая, вплоть до Тибета. Об этом говорят случайные находки каменных орудий, точно датировать которые, к сожалению, очень трудно. Что же касается неолита Сычуани, то о нем можно говорить достаточно определенно.

Неолитические культуры Сычуани, в частности культура Даси, обнаруженная раскопками в 1957—1960 гг. в районе Ушань, тяготеют к близлежащим районам северо-запада. Так, глиняная посуда и погребальный обряд (скорченные погребения) имеют большое сходство с культурами, распространенными в верховьях Хуанхе (провинции Ганьсу и Цинхай).

Мацзяяо

Наиболее раннюю из известных в настоящее время культур этого комплекса — культуру Мацзяяо, раньше нередко отождествляли с Яншао. Сходство между этими культурами не только внешнее, выражающееся в наличии полихромной расписной керамики. Сходны были также основные занятия и образ жизни насельников Мацзяяо и Яншао. Мацзяяосцы занимались земледелием (чумиза), и не случайно поэтому основным домашним животным у них, как и у яншаосцев, была свинья.* Однако жилища мацзяяосцев, принадлежавшие к общему для неолита Северо-Китайской равнины типу (полуземлянка), отличались некоторыми конструктивными особенностями: крыша поддерживалась столбом, врытым в центре жилища, а стены крепились на четырех опорных столбах, помещенных по углам. Своеобразен погребальный обряд мацзяяосцев: умершего укладывали на бок в скорченном положении, у головы и около ног ставили несколько глиняных сосудов с зерном и мясом. Сверху клали слой веток, после чего засыпали могильную яму землей. Ориентировка погребений всегда западная.

Цицзя

Подобно тому как полихромная керамическая культура Яншао сменяется в среднем течении

Хуанхэ «хэнаньским Луншанем» с его серой керамикой, так культура Мацзяяо в верхнем течении Хуанхэ сменяется культурой Цицзя. На первый взгляд может показаться, что серая глиняная посуда типа Цицзя представляет собой более низкую по сравнению с Мацзяяо ступень развития гончарного дела. Так думал, между прочим, даже такой известный исследователь китайского неолита, как Г. Андерсон, считавший на этом основании, будто Цицзя старше Мацзяяо. Однако стратиграфия убедительно доказывает, что культура Цицзя — более поздняя культура нежели Мацзяяо. Земледельческие навыки насельников Цицзя представляют собой дальнейшее развитие основ хозяйства периода Мацзяяо. Возделывается по-прежнему чумиза. Почти не изменились земледельческие каменные орудия. Но в позднем Цицзя встречаются уже отдельные медные предметы — в середине II тысячелетия до н. э. эпоха неолита сменяется в этом районе эйкумены веком металла, по-видимому, несколько позднее, чем это имело место на Северо-Китайской равнине.

Крашеная керамика найдена и в Синьцзяне, но здесь она относится к еще более позднему времени — первой половине I тысячелетия до н. э. В ряде случаев крашеной керамике в этом районе сопутствуют мелкие каменные орудия геометрических форм, что указывает на наличие контактов с крупным неолитическим комплексом Северного Китая и Монголии, известным под названием микролитической культуры.

Микролитические культуры Северного Китая и Монголии

Область распространения этих культур очень обширна; она охватывает всю пустынно-степную полосу Северного Китая и Монголии, от Синьцзяна на западе до Маньчжурии на востоке. Культура эта существовала очень долго — от эпохи мезолита до II, а может быть, и I тысячелетия до н. э., т. е. до того времени, когда в бассейне Хуанхэ уже появился металл, сложилось классовое общество н возникли древнейшие государства. Важнейшей особенностью этой культуры являются оббитые орудия из агата и кремня (микролиты). Однако этим в сущности и ограничивается сходство многочисленных локальных вариантов данного комплекса. Памятники микролитической культуры западных районов Внутренней Монголии находят обычно на прибрежных террасах притоков Хуанхэ или у оснований песчаных дюн. Микролитам здесь сопутствуют немногочисленные полированные орудия. Примерно к этому же времени относятся неолитические находки с территории МНР. Для данного района особенно характерны орудия из халцедона, разноцветного кремня, яшмы и сланца. Встречаются здесь ножевидные пластинки, скребки, боковые резцы, наконечники стрел разных форм, в том числе с плоским или слегка вогнутым основанием, топоры с острым обушком, лавролистные наконечники копий. Имеются остатки керамики (в виде черепков с оттисками сетки-плетенки). В более позднее время на юге МНР появляется керамика, близкая к расписной керамике неолита Северного Китая. В целом для Центральной Азии в эпоху неолита было характерно преобладание охоты и скотоводства. Разводили здесь преимущественно овец и лошадей. Однако находки глиняной посуды, правда немногочисленные, и каменных зернотерок говорят против гипотезы о «чистом номадизме» этих племен. Образ жизни насельников этой части степной полосы был, вероятно, полукочевым.

Удельный вес примитивного земледелия был заметно выше в районе распространения восточного варианта микролитической культуры (Западная Маньчжурия). Наряду с многочисленными костными остатками домашних животных — крупного рогатого скота, овец, лошадей — здесь нередко находят оббитые и полированные земледельческие орудия — заступы, мотыги «скрипковидной» формы,5 а также жатвенные ножи. Орудия этих типов, особенно каменные мотыги, характерны и для другой, вероятно несколько более поздней, неолитической культуры, получившей название культуры «каменных ящиков».

Культура «каменных ящиков»

В эпоху энеолита и ранней бронзы эта культура получает широкое распространение на территории Маньчжурии, Монголии, севера Кореи. Поселения этого времени, как правило, небольшие по своим размерам, с незначительным по толщине культурным слоем. Основной злаковой культурой, возделывавшейся жителями этих поселений, была чумиза, а среди домашних животных главное место занимала свинья. Умерших хоронили в плиточных могилах («каменных ящиках») лицом вверх, иногда с несколько согнутыми ногами. Вместе с погребенным клали орудия труда и глиняные сосуды. В инвентаре женских погребений здесь почти всегда присутствуют пряслица, а в мужских — наконечники стрел; это свидетельствует о разделении труда по признаку пола. Иной характер носят погребения в «каменных ящиках» к востоку от хребта Чанбайшань, в бассейне р. Туманган. Здесь в инвентаре как мужских, так и женских погребений преобладают каменные наконечники стрел и копий. Земледельческих орудий крайне мало. Здесь жили, по-видимому, племена лесных охотников, почти незнакомых с земледелием.

Среди неолитических стоянок, открытых на территории Кореи, можно уже сейчас выделить две большие группы, различающиеся по местоположению. Одни стоянки находились в непосредственной близости от рек или моря, другие — в некотором отдалении от воды, на холмах и прибрежных террасах. Первые, как правило, сопровождались раковинными кучами (пхэчхон), вторые же — в корейской литературе получили название «стоянки на холмах».

Наиболее распространенный вид неолитических стоянок — поселения, состоящие из нескольких, а иногда и из сотни землянок (о. Чходо). Формы землянок разнообразны: среди них встречаются круглые, квадратные, прямоугольные. Крыша держалась на столбах, вкопанных в пол. В центре жилищ устраивались очаги. При раскопках открыты жилища со сложными очагами в виде дымохода, выложенного на полу из плиток, по которому шел теплый воздух (дер. Сонпхён около г. Унги).

Инвентарь неолитических стоянок Кореи представлен изделиями из камня (топоры, ножи, копья, наконечники стрел, шилья, ручные жернова, мотыги) и кости (рыболовные крючки, иглы, наконечники стрел, копалки, мотыги), а также украшениями (бусы из яшмы, из костей, браслеты из ракушек) и керамикой (разнообразные по форме, цвету и орнаменту сосуды, глиняные фигурки животных и людей).

Население Кореи, оставившее нам неолитические памятники, занималось рыболовством, сбором моллюсков, охотой и земледелием. В позднем неолите в Корее выращивали чумизу, просо, фасоль. На юге страны уже сеяли рис. Для этого времени были характерны такие домашние животные, как собака, крупный рогатый скот и лошади. Имеются указания на приручение северного оленя (стоянка в Кунсане). Были развиты примитивное ткачество, изготовление сетей из растительного волокна и нитей для сшивания одежды. С этим связано появление в неолитических стоянках глиняных пряслиц и костяных игл с ушком. В конце неолита появился гончарный круг.

Вопрос о хронологических рамках корейского неолита не может считаться решенным. По мнению корейского археолога То Ю Хо, одна из древнейших неолитических стоянок Кореи — Кунсан — датируется IV тысячелетием до н. э. Советский ученый М. В. Воробьев считает возможным относить большинство стоянок неолита в Корее к концу III—началу II            тысячелетия до н. э. Конец неолита в Корее приходится, вероятно, на середину I тысячелетия до н. э.

Неолит Японии. Дзёмон

Чтобы закончить обзор неолитических культур Восточной Азии, нам осталось сказать еще о новокаменном веке Японии. Многочисленные памятники этого времени, обнаруженные здесь почти повсеместно — от Рюкю на юге до Хоккайдо на севере, позволяют наметить ряд черт, объединяющих их в круг культур дзёмон. Хотя термин этот означает «веревочный узор», этот вид орнамента присутствует далеко не на всех типах керамики дзёмон. Объединяет ее лепной характер, специфика теста и обжига. В типах каменных орудий сходства наблюдается больше.

Из богатого и разнообразного каменного и костяного инвентаря, характерного для рассматриваемой культуры, особого упоминания заслуживают каменные тарелки и пестики для растирания растительной пищи, гарпуны всевозможных типов, многочисленные рыболовные крючки. Древнейшая керамика представлена высокими плоскодонными сосудами грубой техники с веревочным орнаментом в виде зигзагообразных линий; эти сосуды по размерам, форме и орнаменту очень напоминают плетеные корзины — сосуды Индонезии и Индокитая. В более позднее время появляются круглодонные и остродонные сосуды разнообразных, зачастую причудливо-вычурных форм.

При всех различиях в типологии инвентаря между многочисленными локальными и хронологическими вариантами культур дзёмон уровень хозяйственного развития их носителей на протяжении V—II тысячелетий^ до н. э< менялся мало. Все это типичные развитые неолитические культуры охотников, рыболовов, прибрежных собирателей. «Раковинные* кучи», состоящие из кухонных отбросов и достигающие огромных размеров, содержат остатки многочисленных видов моллюсков, иглокожих и ракообразных, а также разнообразной растительной пищи — орехов,, плодов, корней — и огромного количества рыбных костей. Известную роль играла и охота на морского зверя, особенно в более северных районах страны; меньше охотились на наземных животных, которых уже* тогда в Японии было, по-видимому, немного. Из домашних животных была известна только собака. Хотя и имеется ряд косвенных указаний: на наличие в позднем дзёмоне подсечно-огневого земледелия с возделыванием клубнеплодов, оно, однако, играло скорее всего лишь второстепенную, вспомогательную роль.

К середине I тысячелетия до н. э. относится археологически точно датируемое появление на северном Кюсю, Сикоку,и южном Хонсю новой культуры, сформировавшейся скорее всего в южных районах Кореи и вызвавшей в Японии значительные изменения хозяйственного уклада древнего населения. Эта новая, культура, известная в археологической литературе под названием культуры яёи, характеризуется новыми формами каменного и костяного инвентаря, новыми типами керамики, а также появлением бронзовых изделий. Наиболее существенны перемены, которые происходят в это время в хозяйстве. Впервые появляется поливное земледелие, и прежде всего* рисосеяние, которое начинает играть все большую и большую роль. В стоянках культуры яёи находят многочисленные земледельческие орудия (в частности, каменные мотыги), а также зерна риса. Известное развитие получило и животноводство: в памятниках этого времени встречаются кости лошади. Археологические материалы свидетельствуют также о все более развивающемся обмене, о связях населения островов с материком. Эти связи приобретают особенно важное значение в позднем яёи, в первых веках нашей эры. О населении Японии этой эпохи,, овладевшем уже техникой бронзового литья, мы располагаем первыми письменными свидетельствами древних хроник.

Древнекитайские племена неолитического времени

Несмотря на недостаточную изученность большинства неолитических культур Восточной Азии, уже сейчас можно попытаться связать отдельные археологические комплексы неолита с определенными этническими общностями, на базе которых происходило формирование народов Китая, Кореи, Монголии и Японии.

Новейшие археологические материалы, как мы видели, свидетельствуют о том, что начиная с культуры Яншао через «хэнаньский Луншань» до периода Шан-Инь можно проследить непрерывность соцдаль- но-экономического и культурного развития населения средней части бассейна Хуанхэ. Такая преемственность очень убедительно доказывается существованием на протяжении всего III—II тысячелетий до н. э. некоторых специфических форм орудий труда (например, жатвенных ножей с отверстиями), сосудов (в особенности триподов с полыми ножками), типов орнамента (веревочный орнамент) и других особенностей материальной культуры. Эти данные позволяют предполагать, что ян- шаоско-луншаньские племена были предками населения иньской эпохи, на основе которого, как мы увидим ниже, сложилась древнекитайская народность.6 Таким, образом, яншаосцев можно в известном смысле слова назвать древнекитайскими племенами.