Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Восточная Азия во время мезолита: Китай, Монголия, Корея, Япония
Этнография - Народы Восточной Азии

Возникшая в позднем палеолите хозяйственно-культурная дифференциация населения Восточной Азии становится еще более заметной в мезолите. Это было связано несомненно со значительным развитием производительных сил человеческого общества того времени и с появлением ряда хозяйственно-технических нововведений, которые обеспечивали людям гораздо более совершенное приспособление к окружавшим их естественно-географическим условиям, чем это было раньше. Вспомним, что именно к мезолиту относится широкое распространение лука и стрел,, различных вкладышевых орудий, тесел и топоров, а также одомашнивание собаки. «Лук, тетива и стрелы, — писал Ф. Энгельс, — составляют: уже очень сложное оружие, изобретение которого предполагает долго накапливаемый опыт и изощренные умственные силы, следовательно, и одновременное знакомство со множеством других изобретений».3

К сожалению, в Восточной Азии мезолит еще очень слабо изучен и трудно отделим как от позднего палеолита, так и от неолита. Так, в Китае к собственно мезолитическому периоду может быть отнесено только^ очень небольшое количество памятников.

Южный Китай

К числу памятников, относящихся к мезолитическому периоду, возможно, принадлежат некоторые находки в пещерах Гуанси-Чжуанского автономного района. Еще в 1935 г. Пэй Вэнь-чжун обнаружил здесь грубые «макролитические» орудия без керамики, датируемые, по-видимому, рассматриваемым периодом. В соседних северных районах Вьетнама выделяют обычно две переходные от палеолита к неолиту культуры — бакшонскую и хоабиньскую. К сожалению, расовый состав мезолитического населения южного Китая нам неизвестен. Правда, недалеко от южных границ этой области, в Там- нонге (Верхний Лаос), в 1936 г. был найден женский череп, относящийся, по свидетельству описавших его французских археологов Ж. Фро- маше и Е. Сорена, к мезолитической эпохе. Череп этот обнаруживает ряд особенностей, сближающих его с южными монголоидами, в частности с черепом из Люцзяна. Возможно, что южномонголоидные группы, обитавшие в позднем палеолите на юге Китая, в последующую, мезолитическую эпоху уже начали продвигаться на юг и достигли северного Индокитая.

Северный Китай и Монголия

На севере Китая, а также в МНР до последнего времени мезолитические памятники были мало известны. Правда, в Синьцзяне, Внутренней Монголии и Маньчжурии в большом количестве найдены орудия «микролитического» облика, которые раньше относились к мезолиту. Однако подавляющее большинство таких орудий представляет собой подъемный материал и не поддается точной датировке. Только во Внутренней Монголии у подножия песчаных дюн несомненно встречаются подлинно мезолитические орудия, находимые вместе со скорлупой страусовых яиц. Очевидно, в это время здесь жили, как и в конце палеолита, степные охотники и собиратели.

Из костных остатков людей к эпохе мезолита предположительно могут быть отнесены два черепа из Чжалайнора. Предварительное ознакомление с этими черепами показывает, что лицо у них очень плоское, абсолютно широкое и высокое, носовые кости слабо выступают, клыковые ямки выражены нерезко, предносовые же, напротив, сильно развиты. Высота черепов невелика, по головному указателю они мезокранны. Все это указывает на принадлежность чжалайнорских находок к северным монголоидам, в последующие эпохи широко распространенным в Центральной Азии, вплоть до Большого Хингана на востоке. Чжалай- нор находился в мезолите, вероятно, на восточных рубежах расселения этой ветви монголоидной большой расы.

Интересные мезолитические стоянки открыты и на территории Монголии. Монгольский мезолит найден в многослойных памятниках: в одних случаях (аэропорт в окрестностях Улан-Батора, Мойльтын-Аш в районе Каракорума, карьер Сангино) можно проследить эволюцию каменной индустрии от ранних этапов позднепалеолитической культуры непосредственно до самого мезолита, в других же случаях (например, уникаль- пая стоянка у подножия хребта Арц-Богдо) — от мустьерского, а может быть, и с более раннего времени, через мезолит и неолит до эпохи ранней бронзы. Особенно велика научная ценность тех стоянок, где мы можем точно проследить переход от мезолита к неолиту, ибо такие стоянки чрезвычайно редки.

Корея и Япония

В Корее до настоящего времени достоверных па- [ятников эпохи мезолита не обнаружено. Зато в Японии такие памятники довольно многочисленны. Возможно, что именно к мезолиту относится и первоначальное заселение Японских островов.

Вопрос о времени появления людей в этой части Восточной Азии неоднократно поднимался в специальной археологической литературе. Были попытки доказать присутствие человека в Японии уже в эпоху палеолита* К этому имелись как будто и геологические основания, так как в плейстоцене Японские острова, по-видимому, соединялись с материком. Однако до настоящего времени все сообщения о находках в Японии палеолитических* орудий оказывались недостоверными. Все же полностью отрицать возможность таких находок в будущем не приходится, особенно если учесть, что древнейшие памятники могли быть частично затоплены или смыты при тех изменениях в уровне моря, которые наблюдаются здесь на протяжении последних тысячелетий. Те орудия, которые ряд японских археологов склонен классифицировать как раннепалеолитические, скорее являются макролитами, принадлежащими к гораздо более позднему, возможно даже неолитическому, времени. Стратиграфически места находок таких орудий не отделены четко от неолитических слоев, а в ряде случаев они встречаются даже в одном слое с керамикой. Памятники раннего палеолита в Японии не представлены. Поэтому даже при допущении возможности проникновения в Японию каких-то групп архантропов в эпоху существования в плейстоцене континентального моста ставить вопрос о какой-либо преемственности между ними и более поздним населением Японии, разумеется, невозможно.

По мезолиту Японии, напротив, мы располагаем в настоящее время достаточно обширным и достоверным материалом. Стратиграфически мезолитические орудия непосредственно предшествуют ранненеолитическим. Типологически они очень напоминают, с одной стороны, хоабинь- ские орудия из северной части Вьетнама, с другой стороны, среди них представлены и микролиты, близкие к ордосским. Абсолютная датировка наиболее ранних памятников человеческой деятельности на Японских островах, полученная методами точных наук, позволяет отнести проникновение человека сюда примерно к VII тысячелетию до н. э.

При современном уровне наших знаний по археологии Восточной Азии очень трудно, конечно, решить, каким путем могли проникнуть на Японские острова первые люди. Континентального моста на рубеже плейстоцена и голоцена уже не существовало, считать же носителей мезолитической культуры потомками весьма гипотетических палеолитических обитателей Японии было бы не решением вопроса, а отказом от его решения. С другой стороны, нелегко представить себе переселение людей в Японию морским путем в столь отдаленную от нас эпоху, как мезолит. Надо заметить, однако, что тасманийцы, по уровню своего развития близкие к мезолитическим людям, попали в Тасманию, по-видимому, именно морским путем, так как Бассов пролив, отделяющий ее от Австралии, имеет очень древнее происхождение.

Тасманийцам известны были плоты; могли существовать они и у древнейших обитателей Японии. Переправа же на плотах через Корейский пролив или даже путешествие на Японские острова из Южного Китая через Тайвань и Рюкю не представляется нам — особенно после опыта Тура Хейердала — чем-то совершенно невероятным. Большое сходство японского мезолита с одновременными культурами Индокитая свидетельствует скорее в пользу этого второго (южного) пути заселения Японских островов. Интересно в данной связи отметить, что орудия хоабиньского типа, помимо северной части Вьетнама, Южного Китая и Японии, встречаются в Малайе, Таиланде, на Суматре и на Филиппинских островах. Австралоидные черты расового типа айнов — несомненных потомков древнейшего населения Японии также говорят в пользу гипотезы о заселении этой страны с юга морским путем.