Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Ископаемые человекообразные обезьяны (антропоиды) в Восточной Азии во время палеолита. Древнейшие люди (архантропы)
Этнография - Народы Восточной Азии

Историю первоначального расселения людей в Восточной Азии естественно начинать с вопроса о времени появления на этой территории древнейших ее представителей — ископаемых гоминид. Новейшие палеонтологические материалы позволяют предполагать, что Восточная Азия или во всяком случае ее южная материковая часть могла входить в обширную зону земного шара, в пределах которой на рубеже третичного и четвертичного периодов происходило постепенное превращение какой-то группы антропоидов в людей. Гипотезе этой не противоречат также геологические и палеогеографические данные, показывающие, что в то время на юго-востоке азиатского мате^ рика почти повсеместно господствовал теплый климат, а влажные тропические леса чередовались с более открытыми ландшафтами типа саванн, наиболее частыми в предгорьях.

Большое значение для проблем эволюции и расселения предков гоминид имеют находки ископаемых зубов дриопитека на юго-западе Китая, в провинции Юньнань, в уезде Кайюань. Зубы эти, обнаруженные в 1956—1957 гг. группой китайских ученых в нижнеплиоценовых слоях, были описаны У Жу-каном, который отнес их к особому виду дриопитека— дриопитеку кайюаньскому (Dryopithecus Keiyuanensis), по многим признакам близкому к дриопитеку панджабскому (Dryopithecus punjabicus) из Сиваликских холмов северной Индии. Вместе с этими зубами обнаружены остатки различных животных, в том числе зубы тетра- лофодона, очень характерного для раннеплиоценовой фауны.

Как известно, многие антропологи считают дриопитеков ископаемыми антропоидами, относительно близкими к третичным предкам гоминид. Вполне возможно, что место находки кайюаньского дриопитека было расположено недалеко от восточных рубежей прародины человечества, примыкавшей, по мнению многих исследователей, например Г. Ф. Дебеца, к Гималайским горам.

Значительный интерес для понимания путей развития высших приматов в конце третичного и начале четвертичного периода представляют находки нижних челюстей и отдельных зубов гигантопитеков на юге Китая, главным образом в Гуанси-Чжуанском автономном районе.

Судя по абсолютным размерам этих находок, гигантопитеки были самыми крупными из всех известных до настоящего времени современных и ископаемых высших приматов. По объему коренные зубы гигантопитеков почти в 6 раз превосходят соответствующие зубы человека. Общая длина тела гигантопитека могла превышать, по-видимому, 2 метра, а вес его мог достигать 250 и более килограммов. Однако по некоторым особенностям зубы этого огромного животного приближались к человеческим (резцообразные клыки, слабо выраженная диастема и др.).

Вопрос о месте гигантопитеков в эволюции приматов окончательно не решен. Мнение Ф. Вейденрейха о том, что эти животные были не обезьянами, а древнейшими гигантскими людьми (гигантропами), не может считаться обоснованным уже потому, что гигантопитеки напоминают людей только по отдельным признакам и отличаются от них по ряду других, часто очень существенных морфологических особенностей. Более обоснована гипотеза Пэй Вэнь-чжуна и Дун Ти-чэня, которые рассматривают гигантопитеков как крупных антропоидов, по некоторым чертам приближавшихся к гоминидам, но не принадлежавших к ним. Заслуживают также внимания соображения У Жу-кана. Этот исследователь считает гигантопитеков боковой ветвью «прегоминид», развивавшейся по пути превращения в человека, но вымершей в конце раннего или в самом начале среднего плейстоцена (700—600 тыс. лет до н. э.). Настоящими людьми гигантопитеки не стали, так как они никогда не изготовляли даже самых примитивных орудий труда.

Древнейшие люди (архантропы)

Древнейшими достоверными представителями гоминид в Восточной Азии были синантропы, или «пекинские люди», обычно выделяемые антрополо

гами в особый вид Sinanthropus pekinensis. Костные остатки этих людей были обнаружены главным образом в пещере Юаньжэньдун около Чжоу- коудяня, в 54 км от Пекина.

По новейшим геологическим и палеонтологическим данным, костные остатки синантропов должны быть отнесены к среднему плейстоцену*; они синхронны, по-видимому, второму межледниковому периоду Гималаев. В абсолютных числах это соответствует примерно периоду от 500 до 400 тыс. лет до н. э. Климат, в условиях которого жили синантропы, был более мягким и влажным, чем теперь. В окрестностях Чжоукоудяня чередовались степные и лесные ландшафты и жили различные животные. Вместе с костями синантропов встречаются кости древних слонов, верблюдов, антилоп, буйволов, носорогов, различных оленей, диких козлов, медведей, махайродов (саблезубых тигров), гиен, различных видов грызунов.

По большинству морфологических признаков синантропы отличались более прогрессивными особенностями по сравнению с жившими несколько ранее яванскими питекантропами. Восстанавливая длину тела по размерам длинных костей нижних конечностей, советские антропологи определяют средний рост мужских особей синантропа в 162—163 см, а женских — в 151—152 см. В отличие от питекантропов синантропы, ио-видимому, уже вполне усвоили вертикальную походку, хотя и обладали еще большим количеством примитивных черт — в строении скелета, черепа, зубов и мозга. Руки синантропов были полностью свободны от функций передвижения и всецело использовались для трудовой деятельности. Черепа синантропов удлиненные, очень низкие, большей частью узколобые; черепные кости отличаются большой толщиной. Лоб. однако, не такой покатый, как у питекантропов.

Вместимость мозгового черепа синантропов составляла в среднем 1075 см3, в то время как у питекантропов она равнялась 867 см3, а у современных людей — 1400 см3. Передний отдел лобных долей мозга был сильно суженным, теменная область — уплощенной, височные доли — узкими. Все это показывает, что психическая деятельность синантропов хотя и была несомненно весьма сложной, не достигала еще уровня мышления людей современного типа. По мнению В. В. Бунака, для синантропов (как и для питекантропов) в области мышления были характерны наряду с разнообразными представлениями «начальные понятия», а в области речи — выкрики-призывы, находившие выражение в определенных, но еще слабо дифференцированных артикуляциях.

В научной литературе вопрос о генетическом соотношении синантропов с другими древнейшими гоминидами получил различное освещение. Так, Ф. Вейденрейх считал питекантропов, синантропов и даже гейдельберж- цев Западной Европы более или менее одновременными формами и различия между ними рассматривал как региональные, по масштабу соответствующие расовым различиям современного человека. Однако большинство антропологов видит в синантропах по сравнению с яванскими обе- зьяно-людьми более высоко организованный вид гоминид.

Костные остатки синантропов сопровождались находками многочисленных каменных орудий, разбитых и обожженных костей животных и золы, что свидетельствует об употреблении огня. Орудия изготовлялись как из ядрищ, так и из отщепов; материалом служили различные вулканические породы (часто в виде галек), роговой камень, тонкозернистый зеленый песчаник, кварц и редко кремень. Форма орудий довольно разнообразна: среди них встречаются дисковидные скребла со слегка ретушированными краями, изделия типа остроконечников и т. д. Наиболее древние поделки обнаружены на дне пещеры Юаньжэньдун, в местонахождении № 13. Они датируются началом среднего плейстоцена. Большинство орудий синантропов найдено, однако, вместе с их костными остатками в той же пещере, в местонахождении №1. Заслуживает особого внимания факт нахождения в верхних слоях скреблообразных орудий из рогового камня гораздо лучшей выделки по сравнению с инвентарем низших слоев. Значительный интерес представляют также находки из местонахождений №№ 15, 4 и 3, датируемые более поздним временем, чем орудия из пещеры Юаньжэньдун. Техника обработки камня здесь бесспорно выше; появляются даже некоторые новые типы орудий, например своеобразные остроконечники с мелкой ретушью. Обнаружены также типичные ручные рубила миндалевидной формы.

В целом орудия синантропов хотя и являются примитивными по сравнению с инвентарем позднейших палеолитических культур, но отнюдь не могут рассматриваться в качестве первоначальных изделий человеческих рук. Орудия эти могли возникнуть только в результате длительного развития техники обработки камня.

Такой вывод хорошо согласуется и с данными палеоантропологии, так как синантропов ни в коем случае нельзя считать представителями самого раннего этапа антропогенеза; среди древнейших людей (архантро- пов) они являются скорее более поздними видами. Сложным и по-своему высокоразвитым был также образ жизни синантропов. Главным источником их существования была, вероятно, охота на крупных животных, в первую очередь на различных оленей, которых, промышляли у водопоев и водных переправ во время сезонных передвижений. Из мелких животных объектами охоты служили преимущественно грызуны. Значительную хозяйственную роль играло, вероятно, также собирание съедобных корней и клубней, плодов и ягод. Скопление костных и культурных остатков синантропов в пещерах Чжоукоудяня свидетельствует о том, что они жили здесь в течение большого промежутка времени крупным коллективом.

До сих пор остается нерешенным вопрос о границах расселения синантропов (или других архантропов) в Восточной Азии.

В этой связи большой интерес представляет сообщение о находке в 1963—1964 гг. в уезде Ланьтянь (провинция Шэньси) черепной крышки и нижней челюсти, морфологически очень близкой к челюстям синантропа. По свидетельству У Жу-кана, челюсть эта принадлежит, возможно, особому виду синантропа Sinanthropus lantianensis и датируется средним плейстоценом (500—400 тыс. лет до н. э.). В 1 км от места находки в аналогичных слоях была обнаружена кварцитовая галька со следами искусственной обработки.

Кроме того, в последние годы китайские археологи обнаружили на севере Китая, в провинциях Хэнань, Шаньси и Шэньси, раннепалеолитические стоянки, содержащие различные каменные орудия, часто очень сходные с орудиями из Чжоукоудяня. Особый интерес представляет раскопанная в 1960 г. под руководством Цзя Лань-по стоянка в деревне Аньхэ на берегу р. Хуанхэ (уезд Жуйчэн провинции Шаньси). Здесь были найдены многочисленные орудия, изготовленные из галек, ядрищ и пластин (рубила, скребла, остроконечники и др.)* По мнению Цзя Лань-по и некоторых других китайских археологов, эта стоянка относится к более древнему периоду, чем эпоха синантропа (600—500 тыс. лет до н. э.). Другие раннепалеолитические стоянки бассейна р. Хуанхэ более или менее синхроничны стоянкам Чжоукоудяня.

Орудия всех этих местонахождений обнаруживают определенное сходство с инвентарем других раннепалеолитических культур Юго-Восточной и Южной Азии — патжитанской на Яве, тампанской на Малакке, нньятской в Верхней Бирме и соанской в Пенджабе. Основными типами индустрии всех этих культур можно считать грубые рубящие орудия разной формы, обработанные в отличие от европейских ручных рубил только с одной стороны {чопперы). Некоторые исследователи, например А. П. Окладников, Пэй Вэнь-чжун, М.-Х. Мовиус, выделяют даже особую восточноазиатскую культурную провинцию, противопоставляя ее другой провинции раннего палеолита, охватывающей юг Индии, Переднюю Азию, Африку и Западную Европу и характеризующейся классическими ручными рубилами.