Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Климат, флора и фауна Восточной Азии
Этнография - Народы Восточной Азии

Равномерное изменение муссонного климата Восточной Азии от влажного тропического на юге до умеренного на севере имело огромное значение для развития человека и разводимых им растений и животных. Сухие области Монголии и Северо- Западного Китая, кроме орошаемых районов и оазисов в пустынях, заселены слабо, но вся огромная территория влажных областей Китая, Кореи и Японии заселена более или менее густо, за исключением горных местностей. В высокогорных районах суровые климатические условия ограничивают деятельность человека, однако в Тибете крайне высоко проходящая граница вечных снегов и наличие знойных дней в течение в общем прохладного лета позволяют заниматься земледелием и животноводством на высоте до 5000 м.

Восточная Азия расположена на стыке величайшего в мире материка и величайшего океана. Поэтому климат Восточного Китая, Кореи и Японии отличается необычайной для приморских стран континентальностью.

Зимний, континентальный муссон, резкий и постоянный, охлаждает и иссушает окраину материка. Солнечной, но холодной и малоснежной зимой почва в Монголии и Маньчжурии трескается, промерзая на глубину до 2 м. Летний, морской муссон, слабый и непостоянный, почти не проникает в глубь материка. Влияние этих ветров на природу и хозяйственную деятельность людей велико и разнообразно. К ним приспособлены циклы сельскохозяйственных работ, типы жилищ, одежды и обуви. Сухой зимний и дождливый летний сезоны ярко выражены на севере и юге Китая, где летом выпадает соответственно 60—75 и 75— 90% годовых осадков. Затяжные «сливовые» дожди (мэй юй) в Центральном Китае, Корее и Японии (цую) в июне—июле вместе с изнуряющей душной жарой как днем, так и ночью создают трудности для хозяйства и нормальной жизни. Частые тропические циклоны (тайфуны) приносят скоро проходящие ливни с колоссальным обилием влаги (порой до 700 мм в сутки). Заходя со стороны Филиппин, они с ураганной силой проносятся над побережьем Китая, Кореей и Японией, нередко становясь стихийным бедствием. Тайфуны топят суда, сносят крыши, создают наводнения, а иногда выбрасывают гигантскую приливную волну, не уступающую грандиозной волне цунами, порождаемой землетрясением. Так, от тайфуна и обрушенной им волны в августе 1922 г. в районе Сватоу (Шаньтоу) погибло 200 тыс. человек. А семь тайфунов, пронесшихся один за другим над долиной Янцзы в июле 1931 г., вызвали катастрофическое наводнение. Выло затоплено 90 тыс. км2, утонуло 140 тыс. человек и 2.5 млн осталось без крова. В Японии убытки от тайфунов более значительны, чем от землетрясений или волн цунами (высотой до 30—50 м), иногда смывающих целые селения (например, в 1855, 1896 и 1946 гг.).

Близостью «полюса холода» объясняются очень низкие зимние температуры обширных районов МНР, КНР и даже Японии. В Китае ледостав и устойчивый, но тонкий снежный покров, обычно быстро испаряющийся, образуются к северу от Циньлина и Хуанхэ, а у моря — к северу от дельты Янцзы. Сибирский антициклон приносит в Шанхай (31° с. ш.) морозы до 10°, снег изредка выпадает даже в Гуанчжоу, расположенном южнее тропика. Недолго лежит снег в Корее, задерживаясь лишь в горах. Резко влияет континент и на климат Японии, в целом муссонный, мягкий, влажный, по преимуществу субтропический. Зимние муссоны создают особенно холодные для этих широт зимы, несмотря на смягчающее влияние морей и особенно теплого течения Куросио, обогревающего Японские острова вплоть до 38° с. ш. Встреча его здесь с холодным течением Оясио обусловливает влажное и туманное лето в этой части Японии.

Почвы

Исключительное разнообразие климата и рельефа Восточной Азии особенно ярко отразилось на ее почвах. Во влажных южных районах Китая и Японии преобладают тропические и субтропические красноземы, латериты и красно-бурые почвы. Широко распространенные в Центральной Азии сероземы, серо-бурые почвы и буроземы обязаны своим происхождением сухому климату и скудному растительному покрову этого района и обычно засолены.

Для Тибета характерны очень слабо развитые почвы высокогорных пустынь и горно-луговые почвы на склонах хребтов, а для Монголии и Синьцзяна — бурые и светло-каштановые почвы. Для Северного и Северо-Восточного Китая типичны каштановые и черноземные почвы (каштановые также для севера Монголии), для Кореи и Японии — лесные щебнистые буроземы, реже горные подзолы.

Лёссовые невьпцелоченные почвы распространены лишь в северной половине Китая. Мощность лёсса (хуанту — желтая земля) местами (Ганьсу и Шэньси) достигает 250 м. Пористость лёсса доходит до 45%, и лёсс впитывает осадки, как губка. Наряду с этим влага из глубин поднимается вместе с практически неограниченным количеством солей, нужных растениям. Такая аккумуляция и круговорот воды смягчают неравномерность годового хода осадков и являются причиной необычайного плодородия лёсса, на котором урожай собирается без удобрений столетиями, и количество его зависит только от осадков.

народы восточной азии

В Восточной Азии большое значение имеют аллювиальные почвы речных долин, дельт и низменностей, часто заболоченные, выщелоченные и лишенные извести. Плодородие их зависит от количества удобрении и тщательности возделывания.

Флора

Территория Восточной Азии входит в Голарктическую группу фитогеографических областей. Центрально-Азиатская область наиболее бедна лесами. Для нее характерна скудная и крайне рассеянная травяная и кустарниковая растительность с преобладанием полыни и солянок. В Монголии типичны саксаул, бобовые кустарники — астрагал, карагана и др. В степях преобладают сложноцветные (главным образом полыни) и различные злаки. Север занят горной лесостепью. Леса, занимая северные и северо-западные склоны, состоят из лиственницы, частично сосны и небольшого количества кедра. Березняки и осинники иногда смешаны с хвойными. Сибирская тайга заходит сюда только краем. В Синьцзяне выходы горных рек и грунтовых вод способствовали образованию богатейших оазисов дикой флоры.

Центральная Азия — пустыни и степи Монголии — еще в значительной мере сохраняет свое первоначальное состояние, но большая часть степей уже распахана и видовой состав флоры обеднен.

В сухом западном Тибете господствуют высокогорные каменистые п холодные пустыни с очень бедной по числу видов флорой, а во влажных понижениях расположены кобрезиевые луга и болота. Восточный Тибет поражает богатством растительности. Здесь наблюдается смена лесов: у подножия гор преобладает сосна с кленом и дубом; далее, до высоты 3000 м, произрастают ель, тис и пихта; между 3600—4200 м образуется кустарниковый пояс рододендрона, а выше — альпийские луга и вечные снега.

Восточноазиатская фитогеографическая область наиболее древняя. Занимая Восточный и Северо-Восточный Китай, Корею и Японские острова, она связана с Индийской палеотропической областью, откуда многие тропические растения проникли на юг Китая и Японии. Во флоре Китая насчитывается более 20 тыс. видов растений. Благодаря отсутствию в течение долгого периода крупных геологических событий и резких колебаний климата здесь сохранились живые ископаемые — мезозойское дерево гинкго, метасеквойя, древние папоротники и др.

Для области характерны три типа лесов: 1) субтропические леса из вечнозеленых дубов, камелий, камфарного лавра и др.; 2) широколиственные леса с исключительным богатством видов листопадных деревьев; 3) хвойные леса из большого количества видов китайских и японских хвойных, в том числе многих реликтовых. Эти типы лесной растительиости в горных районах Южного Китая и Японии имеют вертикальную зональность. Густые и разнообразные по составу леса, сохранившиеся в горах, были характерны для ландшафтов большей части восточной половины Китая и Японии. Вместе с тем в областях древних земледельческих культур, особенно в Восточном Китае, культурный ландшафт целиком заменил леса. Здесь возделаны не только долины, но и все склоны^ доступные террасированию. О былом богатстве лесов говорят лишь их остатки, сохранившиеся в ущельях, на крутых склонах и в заповедных рощах у храмов и монастырей.

Отсутствие крупных широтных водных и горных рубежей к югу и востоку от Циньлина привело к смешению флор, удаленных друг от друга. Поэтому в Восточном Китае листопадные леса умеренного пояса постепенно переходят в субтропические. Очевидно, между ними и до распашки не было пояса степей, так же как между субтропиками и тропиками, здесь нет пояса пустынь и саванн. Растения проникали в соседние зоны и, приспосабливаясь к ним, создали исключительно богатые и сложные по видовому составу ассоциации с изобилием контрастных сочетаний. Так, в Красном бассейне ближайшие родичи малины растут под тенью бамбуков, чередующихся с соснами, а тропические орхидеи свисают с берез и ясеней. В Центральном Китае встречаются растения, родина которых — Европа и Сибирь, Северная Америка и Япония, Вьетнам и Индонезия, Гималаи и Бирма. Многие виды, родиной которых считали Японию, оказались уроженцами Китая. Часть их попала в Японию лишь с помощью человека.

В лесах Северного Китая, уцелевших на склонах Иныпаня и прилегающих хребтах, береза и орешник смешаны с сосной и другими северными хвойными. Сухие южные склоны занимают луга с разреженным травостоем. Бедная видами растительность северных предгорий Циньлина и Лёссового плато похожа на низкотравные сухие степи Центральной Азии, в которые она постепенно и переходит. Естественная растительность Северо-Китайской низменности сохранилась лишь в периодически затопляемой дельте Хуанхэ.

Границей Северо-Китайской и Центрально-Китайской растительных провинций являются хребет Циньлин и горы Шаньдуна. На их северных склонах еще преобладают деревья с опадающей листвой — клены, липа, вяз, ясень, грецкий орех, но уже появляются субтропические растения — кустарниковые колючие дубы, лавровые, камелии, магнолии, гледичия, бамбуки, в верхних поясах — рододендроны. На южном склоне Циньлина растут каштан, лаковое и сальное деревья, кипарисы, туя, вечнозеленые пальмы и др. В Центральном Китае, где дуб наиболее характерен, находится центр распространения восточноазиатских дубов (30 видов), грабов (9), берез (8) и буков (5).

Южно-Китайские горы — область субтропиков, где смешаны северные и южные виды. На склонах и в долинах развиты роскошные леса с преобладанием вечнозеленых деревьев (мирты и особенно лавры), с густым подлеском, обилием лиан и эпифитов, с необычайным разнообразием пород при отсутствии какой-либо господствующей. К дубам и кленам примешаны веерные пальмы, саговники, камелии, южные хвойные, подо- карпус, каннингхэмия, торрея и др. Травянистый покров развит слабо, древесно-кустарниковые доминируют везде, где их не истребляет человек. Леса по виду и почти непрерывной в течение года вегетации похожи на тропические, но проходимы без топора. Полог их не так густ, и в нижние ярусы проникает больше света. Большое хозяйственное значение имеют различные виды бамбука. Некоторые быстрорастущие виды деревьев выращиваются искусственно.

На юге Гуандуна, Гуанси и Фуцзяни нет зимнего перерыва в развитии растений. Тропический лес истреблен и сохранился лишь в храмовых рощах. Встречаются панданусы с воздушными корнями, непентесы с кувшинообразными листьями, приспособленными для ловли насекомых, ореховая пальма и др. В мангровых лесах приливо-отливной полосы побережья преобладают деревья, держащиеся в толще ила изогнутыми корнями-якорями. Типичны бамбуки и камфарный лавр.

Растительность Маньчжурской флористической области пышная и разнообразная, на первый взгляд мало отвечает сравнительно суровому климату. Из более 2000 видов растений почти половина эндемична для Восточной Азии. Ее важная особенность — богатство видов (250) деревьев и кустарников. Сухолюбы встречаются здесь рядом с влаголкь бами, южные виды причудливо сочетаются с северными. Так, мощные, тропического вида лианы — актинидии, амурский виноград, лимонник обвивают стволы кедров, елей и пихт.

Господствуют смешанные хвойно-широколиственные леса, но большие пространства тайги уже сильно разрежены или начисто вырублены и распаханы. Долины заняты вейниковыми и злаково-разнотравными лугами с множеством ирисов, лилий и красодневов.

В Южно-Маньчжурской ботанико-географической области появляется длинноиглая сосна, наблюдается изобилие дубов, цельтиса, дзелквы и других южных форм. Леса здесь истреблены, а южный характер ландшафту придает масса искусственно разведенных видов, завезенных из Центрального Кйтая, Кореи и Японии.

Растительность Кореи имеет характер, переходный между Северо- Восточным Китаем и Японией. Смешанные и широколиственные леса вырублены и большая часть полуострова, включая горы, безлесна. Лесоразведение еще мало возместило уничтоженные леса. Дубняк, зонтикообразные сосны и можжевельник сохранились только у храмов, на кладбищах и труднодоступных кручах. В южной части Кореи среди вечнозеленых видов преобладают японские. Особенно много дубов, камелий и каштана. Выше 1000 м широколиственные леса уступают место хвойным, в частности корейскому кедру.

Япония славится роскошной растительностью (до 1000 родов и свыше 5500 видов). Обилие эндемичных видов обусловлено островной изоляцией. Наибольшее количество общих видов имеется с флорой Восточного Китая, в связи с чем все острова входят в Китайско-Японскую флористическую область Голарктики.

Япония — страна лесов, которые занимают до двух третей ее площади (главным образом горные склоны), а на Хоккайдо даже до трех четвертей. Из 160 видов деревьев многие отличаются превосходной древесиной. Большое внимание уделяется охране лесов и их искусственному разведению для хозяйственных нужд, сохранению режима рек, защите от эрозии и т. п. Специально охраняются леса, украшающие храмы и другие достопримечательные места или произрастающие вдоль популярных туристских дорог, а также национальные парки, сохраняющие ценную для науки девственную природу. Характерная черта ландшафта — многочисленные участки геометрически правильных лесонасаждений.

Гористость и связанная с ней вертикальная зональность обусловили глубокое проникновение растительности различных широтных зон друг в друга.

Зона тропических лесов с круглогодовой вегетацией представлена на Рюкю и на юге Кюсю ниже 300 м. Это влажнотропические дебри с обилием видов, многоярусностью, густотой подлеска, множеством лиан и эпифитов.

Субтропическая зона вечнозеленых дубов и сосен занимает нижние склоны гор (до 800 м) на Кюсю, Сикоку и юге Хонсю. У большинства растений этой зоны яркая и крупная вечнозеленая глянцевитая .кожистая листва. Густые и пышные леса напоминают тропические, и в них ^встречаются представители тропической флоры: к вечнозеленым видам дубов в изобилии примешаны дубы с опадающей листвой, японский клен, несъедобная, но красивоцветущая японская вишня — сакура и др.

Камфарный лавр иногда образует чистые леса и разводится искусственно для добычи камфоры. Встречаются рощи бамбука, доходящего до 30 м высоты при диаметре 30 см. Обильно представлены японские сосны — акамацу и куромацу с причудливыми кронами и корявыми стволами. Особенно замечательны эндемичные хвойные — японские кипарисы, криптомерии, туи, туйопсисы, сциадопитисы, торреи, тисы и др. Величественны высокоствольные леса из криптомерий. Эти деревья обладают изящной остроигольчатой хвоей, великолепным качеством древесины и отличаются быстрым ростом, они достигают 40 м высоты и 2 м в диаметре. У храмов и кладбищ сохраняются рощи реликта гинкго. Яркая черта лесов — густой вечнозеленый подлесок из множества лавро- листных кустарников с красивыми цветами (азалии, аралии, магнолии, гардении, павлонии, вистария).

Пояс широколиственных лесов занимает нижнюю зону гор севера Хонсю и юга Хоккайдо. На юге Хонсю, на Кюсю и Сикоку она расположена на высоте 1000—1800 м. Чрезвычайно распространен бук, образующий местами чистые леса. Характерны ценнейшая по качеству древесины дзелква, клены, каштаны, березы, липы. Обычны смешанные леса. Осенью, благодаря обилию видов, каждый из которых имеет свой оттенок осенней окраски листьев, леса исключительно пестро расцвечиваются яркими тонами — красными, желтыми, фиолетовыми и т. д. Особенно эффектен их контраст с темной зеленью хвойных и глянцевой листвой вечнозеленых кустарников подлеска. Примесь вечнозеленых видов, в том числе магнолий, многочисленные заросли бамбука и масса лиан придают лесам южный оттенок даже в сравнительно северных широтах.

Зона хвойных лесов занимает верхние части склонов гор (выше 2000 м) на южных островах, средние части склонов на севере Хонсю и на юге Хоккайдо (выше 500 м) и опускается к подножиям гор на севере Хоккайдо, где вегетация местами длится менее полугода. Это — еловая горная тайга с суровым северным обликом. От сибирской тайги ее отличает обилие бамбука, кустарников и исключительно высокий травостой на полянах и пойменных лугах.

Высокогорная кустарниковая зона занимает гребни хребтов на Хоккайдо выше 500—1000 м, на Хонсю выше 2000 м. Здесь хвойные леса сменяются лиственным мелколесьем (березой, рябиной), кустарниковыми зарослями рододендронов и непролазными стелющимися переплетениями кедрового стланика.

Горные луга (хара) не приурочены к высотным зонам и чаще вклиниваются в верхние части гор (1500—2500 м). Их несомкнутый травостой составляют многочисленные злаки, разнотравье, мелкие кустарники и бамбуки.

Фауна

Животный мир Восточной Азии, имеющий много реликтовых и эндемичных форм, очень богат. Здесь обитают представители как северной лесной фауны (лось, северный олень, изюбрь, россомаха, горностай, клест и др.), так и южной (китайский аллигатор, короткохвостый ящер — панголин и др.).

Естественный облик разных зон и их фауна в разной степени и форме изменены деятельностью человека (Восточный Китай, Корея).

Большая часть территории Китая входит в Гималайско-Китайскую зоогеографическую подобласть Палеарктики и лишь небольшая часть — в Индо-Малайскую область.

В Монголии, Синьцзяне и Тибете, в зонах степей, пустынь, пустынных гор и нагорий, сохранились редкие дикие животные — лошадь Пржевальского, двугорбый верблюд, як, полуослы — кулан и кианг. Эти районы — прародина домашних лошадей, верблюдов, ослов и яков, — где наиболее типичны копытные и грызуны, входят в Центрально-Азиатскую зоогеографическую подобласть Палеарктики. В северных и западных горных лесах водятся марал, лось и косуля. Для пустынных и пустынностепных гор характерны горные бараны и козлы, антилопы (оронго, ада), байбак, пищуха, иногда снежный барс. Тигр редок. В степях многочисленны антилопы (дзерен, джейран, сайга), сурки, суслики, тушканчики, зайцы, полевки, песчанки. На равнинах обычен волк серый, в горах красный. Распространены корсак, лисица, куница, колонок, хорек, рысь, манул, ежи. Многочисленные виды птиц принадлежат к сибирской, китайской, индийской и средиземноморской фауне. Наиболее типичны монгольский жаворонок, саджа (копытка) с ее своеобразным шумом полета, дрофа, чеканы, пустынная сойка, саксаульный воробей; в уремах — фазаны и воробьиные, в горах — улары и кеклики. На озерах поражает обилие и разнообразие водоплавающих — утки, гуси, пеликаны, бакланы. Бесснежные зимы вызывают скопление разнообразных хищных птиц, питающихся грызунами, не впадающими в спячку. Из птиц Тибета характерны снежный гриф, ягнятник, улары, горный гусь, тибетская саджа, горные галки, вьюрки. Характерно обилие видов пресмыкающихся — круглоголовок, ящериц, щитомордников, гадюк, полозов. Земноводных мало. Виды рыб немногочисленны. Богата фауна беспозвоночных; преобладают прямокрылые насекомые (саранча, прус), встречаются скорпионы.

На востоке Тибета и Юньнаньском плато, в зоне тропических лесов, среди животных высокогорных областей запада встречаются тропические индо-малайские виды, особенно богато представленные в Южном Китае. Это обезьяны и полуобезьяны (гиббон, лемур, лори, макаки), бамбуковый медведь, большой панда, индийский слон, носорог, тапир, тигр, азиатская циветта, виверра, мангуста, панголин, водяной оленек и др. Значительно число грызунов. Много видов летучих мышей. Велико количество разных птиц. В горных южных районах типичны широкорот, птица-носорог, фазаны, павлин, попугай, плодоядные голуби, ткачики и др.; для равнинных восточных районов характерны — утки, гуси, журавли, цапли, пеликаны, фламинго (на юге) и пр. Многочисленны пресмыкающиеся (удав, кобра и др.). Встречаются аллигатор и кожистая черепаха. Много земноводных. В изобилии и разнообразно представлены насекомые. Ихтиофауна насчитывает свыше 1000 видов. Часть южных видов животных распространена до Циньлина (в том числе макака), куда с севера проникают представители таежной фауны.

Для большей части Маньчжурии и Кореи, входящих в Маньчжурскую зоогеографическую провинцию, типичны обилие видов, высокий эндемизм и реликтовый характер фауны. Здесь представлены тигр, леопард, рысь, дальневосточный лесной кот, черный и бурый медведи, соболь, колонок, енотовидная собака, барсук, лисица, серый и красный волки, выдра, изюбр, пятнистый олень, косуля, кабарга, кабан, белка, летяга, маньчжурский заяц, летучие мыши, многие виды мышевидных грызунов. Многочисленны виды птиц. Типичны амурский фазан, японский журавль, голубая сорока, индийская кукушка. Среди массы насекомых замечателен гигантский реликтовый жук-усач калиппогон, из крупных бабочек — хвостоносец Маака. Мучительны для людей и животных многочисленные слепни, комары, гнус, а также клещи — переносчики энцефалита.

В Корее сочетаются северотаежные, субтропические китайско-японские и тропические индо-малайские формы. К характерным видам животных, тем же, что и в Маньчжурии, прибавляются лишь водяной оле- нек и мартышка, встречающаяся на юге. Из птиц типичны фазан, черная кряква, утка-мандаринка и др. Уничтожение лесов сильно обеднило фауну и способствовало проникновению степных форм (дрофа, перепел). Число видов пресмыкающихся невелико.

Островная изоляция Японии, обеднив видовой состав фауны, привела к большому числу эндемиков и значительным различиям в фауне южных, центральных и северных островов.

Особенно бедны видами о-ва Рюкю, где пролив Тогара служит резкой зоогеографической границей между Палеотропической и Палеаркти- ческими фаунистическими областями. Тропическая часть островов бедна млекопитающими и имеет чисто тропические формы, приспособленные к жизни в условиях влажных тропических лесов (летучие собаки), множество тропических птиц (интересен эндемик рюкюйская сойка), пресмыкающихся и насекомых.

Центральная часть Японии заселялась фауной через корейский «мост». Этим объясняется наиболее материковый, хотя и обедненный характер ее фауны. Пролив Цугару — вторая важная .зоогеографическая граница Японии между Гималайско-Китайской и Восточно-Сибирской подобластями Палеарктики. Это северный предел распространения южных видов — исполинской саламандры (до 1.5 м длиной), японского черного медведя и японского макака, который, обитая вплоть до 40° с. ш., выносит морозы трехмесячной снежной зимы. Некоторые виды встречаются по обе стороны этой границы — енотовидная собака, барсук, выдра, волк, лисица, олень, белка, заяц и др. На Хоккайдо обитают северные формы — бурый медведь, соболь, горностай, ласка. Совершенно нет диких представителей кошек. Бедно и семейство грызунов.

Среди 800 видов птиц очень мало певчих, поэтому леса, кроме хоккайдских, безмолвны. Наиболее популярны разноцветный фазан и считавшийся священным японский журавль — частый образ в японском искусстве. Много видов пресмыкающихся. Изумительно разнообразен и ярок мир насекомых, особенно бабочек.

Бедностью фауны объясняется малая .роль охоты в экономике страны.