Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Индейцы пима и папаго. Навахи и апачи
Этнография - Народы Америки

По образу жизни пима и папаго (штат Аризона) во многом напоминают индейцев пуэбло. Они также занимались земледелием, причем пима издавна применяли искусственное орошение. Наряду с множеством черт, общих с культурой индейцев пуэбло, культура пима и папаго имеет свои особенности. Родовая организация у пима, очевидно, давно уступила место территориальным общинным ^отношениям. Общинные отношения укреплялись в связи с необходимостью поддерживать ирригационную сеть. Всеми сельскохозяйственными работами, в том числе проведением каналов, занимались мужчины. Преобладающая роль труда мужчин в экономике отразилась и на их общественном положении. Родство и право наследования земли передавались у пима по отцовской линии. Глава патриархальной семьи распоряжался сельскохозяйственными работами. Урожай делился поровну между членами домохозяйства, причем женщины имели долю в урожае как участницы сельскохозяйственных работ. Вдова сохраняла свое право на долю в урожае домохозяйства до тех пор,пока оставалась в семье мужа. Интересно отметить своеобразное право владения плодовыми деревьями. Только владелец участка, на котором растут фрук^ товые деревья и кактусы, имеет право их срубать, но плодами с деревьев может воспользоваться всякий2.

У индейцев пима деревня некогда также представляла самоуправляющуюся общину, важнейшей задачей которой было обеспечение орошения, распределение земли, а также защита от врагов. Возглавлял общину вождь, который представлял свою деревню перед советом племени. Совет племени состоял из вождей селений и главного вождя, которого вожди селений избирали из своей среды. Все работы по поддержанию ирригационной системы, расчистка участков и другие трудоемкие работы проводились сообща, под руководством вождя селения.

В экономике индейцев пима необходимо отметить большое значение, наряду с земледелием, собирания диких съедобных растений, в особенности плодов и семян кактусов (Carnegica gigantea и Lemoireocereus thur- beri). Выбор места для селения зависел от близости произрастания этих пород кактусов. Об их хозяйственном значении свидетельствует то, что в календаре пима и папаго новый год начинался со времени урожая как* туса. Не менее важными были плоды и семена мескито (Pro sop is chi- lenesis) и многих других дикорастущих.

Индейцы пима и папаго не строили таких грандиозных домов, как индейцы пуэбло. Наиболее древний тип жилищ индейцев пима — круглая или овальная в плане каркасная постройка из стволов гибких деревьев, похожая на вигвам лесных индейцев восточных областей Северной Америки. Потолок Поддерживался четырьмя-девятью столбами. Поверх ветвей, заполнявших промежутки плетеного каркаса, насыпали землю. Входом в дом служило узкое и низкое отверстие, завешиваемое кусками кожи или одеялами. В таком доме помещалось от одной до трех родственных семей, каждая из которых имела свое определенное место для сна — по обеим сторонам от входа в хижину. Сооружение жилых построек производилось сообща мужчинами.

Кроме таких построек, в каждой деревне индейцев пима был дом совета. Он был прямоугольным в плане и вмещал до 80 человек *.

Навахи и апачи

Навахи и апачи представляют собой сложное этническое образование. Как известно, они сравнительно недавно появились на юго-западе Северной Америки. По путина юг в их состав вливались чужеродные этнические элементы. Ко времени испанского завоевания навахи жили по соседству с селениями индейцев пуэбло в северо-западной части нынешнего пггата Нью-Мексико по р. Чаме. Затем за два столетия они отошли на запад в горы — в каньоны Челли и Дель-Муэрто, где и жили до столкновения с американцами. К ним бежали целыми родами индейцы пуэбло, спасаясь от испанцев, в особенности после восстания 1680 г. Войны, которые велись апачами и навахами, также способствовали притоку к ним иноплеменников; навахи в особенности охотно брали в плен женщин из селений индейцев пуэбло. Все это вело к сближению племен и отражалось на их физическом типе (в результате межплеменных браков), языке и культуре.

Тесное общение с земледельческими племенами и мексиканцами не могло не отразиться благоприятно на культуре навахов. Связи с индейцами пуэбло обогатили культуру этого народа, помогли ему быстрее перейти к оседлости и освоить земледелие. Археологические находки на месте давних поселений навахов в Нью-Мексико, датируемые XIV —XVвв., свидетельствуют о том, что уже в то время они перешли к оседлому образу жизни, связанному с земледелием. Основным сельскохозяйственным орудием у них, как и у индейцев пуэбло, была заостренная палка. Навахи не применяли искусственного орошения, известного индейцам пуьбло издавна. Навахи возделывали те же культуры, что и их соседи: кукурузу, тыкву, фасоль, подсолнух, а в XVII в. они уже научились от испанцев выращивать пшеницу и фруктовые деревья, главным образом персиковые.

Вместе с тем навахи продолжали заниматься охотой, доставлявшей им мясную пищу. Охотились они при помощи лука и стрел. В отличие от соседних индейских племен, пользовавшихся простым луком, навахи употребляли более совершенный тип лука, известный под названием уси* ленного.

Появление скота, завезенного на Юго-Запад испанскими колонистами, произвело большие изменения в жизни навахов. Земледелие отошло на второй план. Скотоводство, расцвет которого относится к XVIII в., дало навахам более регулярный источник мясной пищи, шерсть, шкуры, обеспечило излишком продуктов для обмена. Навахи стали разводить овец, коз, крупный рогатый скот и лошадей. Летом скот перегоняли на высокогорные пастбища; не занятые уходом за скотом индейцы оставались в селении для присмотра за посевами.

Поселения навахов, в течение шести веков почти не изменившие своего характера, отличались большим своеобразием. В них бывало от трех до десяти жилых построек, отстоящих одна от другой на несколько десятков метров. Поселение имело свою пахотную землю, выгон для скота и закрепленный традицией участок в горах, куда на лето отгоняли скот.

Жилище навахов сохранило черты северного происхождения. Хоган (местное название жилища) — полуземлянка с характерным для север-* ного жилища входным коридором. В хогане помещалась семья из 5— 10 человек. Обычно площадь хогана не превышала 20 кв. м., и вся жизнь семьи, из-за тесноты в хогане, протекала в основном на воздухе.

Навахи издавна славились своими ремеслами, среди которых самым развитым было плетение; особо следует отметить круглые корзины с просмоленными стенками, которые не пропускали воды. Гончарство у навахов большого развития не получило. Расцвет ремесел, как и всей культуры навахов, приходится на XVIII в. Удивительна быстрота, с которой эгот народ воспринимал новые для него культурные достижения, придавая им в то же время своеобразные черты своей национальной культуры. Это прежде всего относится к ткачеству. С развитием овцеводства навахи освоили ткачество, специализируясь главным образом на изготовлении орнаментированных одеял. Считается, что они научились ткачеству от индейцев пуэбло. У последних ткачеством занимались мужчины, у навахов — женщины. Очень скоро они превзошли своих учителей, хотя работали на таком же примитивном ткацком стане. Для окраски шерсти навахи не только применяли давно известные индейцам растительные краски, но покупали у мексиканцев индиго и красную ткань, полоски которой вплетали вместе с шерстяными нитями. В XVIII—XIX вв. навахские одеяла имелись в каждой испанской, а позже и мексиканской семье. В войнах с навахами и индейцы, и испанцы стремились захватить в рабство навахских женщин — искусных ткачих, труд которых приносил хозяевам большие доходы. Навахи успешно развили и другое ремесло, также заимствованное, на этот раз от испанцев,— чеканку серебра. Это было делом мужчин. Для работы навахи употребляли мексиканские и американские монеты, чеканя из них прекрасные украшения для сбруи, подвески, пояса и т. д. Навахи заимствовали и развили древнее искусство пуэбло, так называемые песчаные рисунки, на которых изображались мифологические сюжеты1.

Расцвет культуры бывших бродячих охотников — навахов, перешедших на Юго-Западе к оседлому образу жизни, сказался и в их одежде. До XVIII в. одежда навахов отличалась примитивностью: мужчины носили сплетенную из травы набедренную повязку, женщины — такую же юбку. В холодную погоду прикрывали тело шкурами или плетеными одеялами; носили ноговицы и мокассины. В XIX в. мужчина-навах носил кожаные короткие брюки, рубашку из прямого куска бязи или из одеяла, перевязанную узким сзади и широким спереди кожаным поясом с большой серебряной пряжкой. Женское платье изготовлялось из двух кусков домотканой материи, сшитых на плечах и по бокам. Оно перехватывалось красным шерстяным поясом, зачастую украшенным серебряными бляшками. И мужчины, и женщины носили многочисленные украшения— серебряные, — своего производства, а также из ракушек, кото^ рые выменивали у индейцев юта.

Родо-племенная организация навахов изучена слабо. Исследователи не могли найти у них следов четкой племенной организации с советом племени, вождем и др. Вместе с тем они отмечали большое число матрилинейных и матрилокальных родов, часть которых носила тотемические названия. Судя по названиям, многие из родов вели свое происхождение от, соседних народов — индейцев пуэбло, юта, апачей и др. Установлено, что навахские роды группировались в фратрии, однако фратриальное деление в XIX — начале XX в., к которому относится это наблюдение/ не было четким и, очевидно, начинало навахами забываться. Роды одной фратрии селились неподалеку один от другого. Родовая экзогамия еще соблюдалась до недавнего времени.

Материнско-родовая организация, очевидно с конца XVII в., с развитием скотоводства и ростом обмена, подвергалась разложению. Домохозяйства, выделявшиеся из рода, еще сохраняли черты, характерные для эпохи матриархата (наличие раздельной собственности у мужей и жен, матрилокальное поселение, наследование по материнской линии и т. д.). Однако с накоплением богатств и зарождением частной собственности на скот проявляется стремление к передаче имущества от отца к сыну.

Разложение материнского рода сопровождалось вытеснением родовых отношений территориальными. В поселении жили люди разных родов, которые объединялись общими экономическими и социальными интересами. Складывалась сельская община. Жители селения имели общий выгон; пахотная земля при селении распределялась между родами, а позже и между семьями. Обычай соседской взаимопомощи был тесно связан с земледельческими работами: во время больших хозяйственных работ объединялись семьи, не всегда принадлежавшие к одному и тому же роду. Селение избирало вождя, в обязанности которого входило наблюдать за порядком в хозяйственных работах, разрешать споры и т. п.

Развитие скотоводства и земледелия, рост внутреннего и межплеменного обмена способствовали социальному расслоению в общине. Среди рядовых общинников появились богатые и бедные. Быстрое расслоение проходило в овцеводческих районах, где получило развитие ткацкое ремесло. Располагая постоянным запасом овечьей шерсти, навахи уже в XVIII в. изготовляли ткани не только для своих нужд, но и на обмен. Постепенно ремесло отделилось от земледелия и скотоводства. Появилось рабство, хотя и патриархальное. Рабов выменивали или захватывали во время частых стычек с соседними индейскими племенами, с колонистами, так что в селениях навахов можно было видеть в качестве рабов испанцев, а позже — и мексиканцев. Рабов часто принимали в семью, и дети от браков рабов со свободными были свободными, равноправными членами общины. Но все же именно рабов приносили в жертву при совершении некоторых религиозных обрядов. Рабы выполняли различные домашние работы и главным образом на поле освободив от нее частично самих навахов. Применение рабского труда (не без влияния примера североамериканцев) особенно распространилось с XVIII в., когда окрепшие и разбогатевшие навахи вели оживленную торговлю с соседними индейцами и испанцами. Рабство не стало основным типом производственных отношений у навахов, но оно ускорило разложение первобыт- но-общинных отношений.