Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Судьба ирокезов в период колонизации
Этнография - Народы Америки

С середины XVII до середины XVIII в. Союз ирокезов представляв собой грозную политическую силу. И французы, и англичане старались всеми способами снискать дружбу и расположение могущественного, по масштабам места и времени, союза; подкупы, ценные подарки, лесть, заверения в дружбе — все пускалось в ход для достижения этой цели. И когда в 1702 г. прошел слух, что ирокезы намереваются вступить в союз с французами, секретарь колонии Пенсильвания писал в Англию: «Ьсли мы потеряем ирокезов, мы погибли». Сами ирокезы прекрасно понимали свою роль в борьбе европейских наций за господство, что отмечали и французские, и английские историки того времени. Сознавая, что независимость и благосостояние их народа зависели от результатов борьбы между англичанами и французами и от равновесия сил между теми и другими, ирокезские старейшины опасались того, что французы и англичане или придут к соглашению о разделе между собой страны ирокезов и уничтожат самих ирокезов, или одна из этих двух держав станет настолько сильнее другой, что ирокезы потеряют свое значение. В связи с этим, поддерживая внешне дружбу с англичанами и храня «узы договора», ирокезы, особенно после 1700 г., стремились сохранять нейтралитет в столкновениях и войнах английских и французских колоний. Однако ирокезы были связаны с англичанами торговыми отношениями, поэтому их «нейтралитет» в конечном счете оказался проанглийским. Они наотрез отказались пропускать французские войска через свои земли и, стоя непроницаемой стеной у северных границ колоний англичан, разрушили надежду французов на захват Нью-Йорка. В то же время проанглий- ский нейтралитет ирокезов означал, что они всегда могли пропустить через свои земли англичан к Великим озерам и по долине Огайо в долину Миссисипи, где господствовали французы.

Поэтому для защиты своих владений с востока, со стороны распространявшихся на запад английских колоний, французы были вынуждены воздвигнуть линию фортов длиной более 3 тыс. км. Это поневоле повело к распылению французских сил и ослабило их в годы Семилетней войны (в Америке 1755—1763), когда произошла решительная схватка между соперничавши ми державами.

С переходом по окончании войны французских колоний в Канаде в ,руки англичан (1763) и в результате резкой перемены ситуации пало и могущество Союза ирокезов. Уже никто не заискивал больше перед •союзным советом, иссяк поток подарков его членам: англичане, изгнав •своего соперника, не стеснялись больше в выборе способов захвата земель и колониальной экспансии.

Когда вскоре (1755) началась американская революция, Англия вновь попыталась использовать Союз ирокезов. Но интриги и происки англичан на этот раз успеха не имели, и первое время Союз ирокезов оставался •совершенно нейтральным. Лишь через два года (1777) под нажимом англичан собрался в долине Онондага Великий совет шести племен для обсуждения вопроса об отношении ирокезов к революции. Совет не мог прийти к]лединому решению, мнения разошлись, не обошлось, по-видимому, и без стычек между сторонами; древний огонь совета шести племен был погашен, и было решено, что каждое племя поступит по своему разумению. В результате сенека и кайюга открыто и единодушно приняли сторону англичан; могауки и онондаги разделились — часть их присоединилась к британским армиям, а часть осталась нейтральнощонейдаи тускарора старались сохранить нейтралитет, но скоро и они были вовлечены в войну, уже настороне колонистов. Ирокезские отряды, принявшие британскую сторону, настолько затрудняли ведение войны для восставших колоний, что американское командование решило принять самые крутые меры. В августе 1779 г. на земли ирокезов был отправлен карательный корпус генерала Сэлливана, пронесшийся по их земле подобно лесному пожару. Деревни ирокезов были сожжены, дозревающая, но еще не убранная с полей кукуруза была частью выжжена, частью посечена саблями, бесчисленное количество фруктовых деревьев1 вырублено, запасы зерна в житницах сожжены, скот перебит. На предстоящую суровую зиму население, разбежавшееся по окрестным лесам, осталось без крова, без запасов пищи. Все экономические достижения (особенно у сенека) были сведены на нет, всей ирокезской культуре нанесен страшный удар. Экспедиция Сэлливана была последним ударом, покончившим с былой мощью ирокезов; после этого окончательно пала их политическая независимость. С другой стороны, земли онейда и тускарора были опустошены ирокезами — союзниками англичан.

Мирный договор 1783 г. между Великобританией и США не упоминал об ирокезах, которые, таким образом, в тяжелую минуту были покинуты спровоцировавшими их на войну англичанами и оказались брошенными на милость победителя; британское правительство предоставило им самим договариваться с победившей республикой. Значительная часть ирокезов из всех племен, в том числе почти все могауки, больше других подпавшие под влияние англичан, еще до заключения мира ушли в Канаду, где британское правительство поместило своих союзников в резервации. Ирокезы, остававшиеся в штате Нью-Йорк, постепенно вернулись на свои пепелища.

После ряда обманных договоров о продаже земли, постоянно нарушавшихся правительством США, после неоднократных насильственных переселений с насиженных мест на новые малоизвестные земли, потеряв большую часть своих территорий, ирокезы в конце концов оказались загнанными в 16 резерваций, разбросанных по США и Канаде.

Разгром союза и вынужденный уход на новые места оказались гибельными для ирокезской культуры в целом. Распались огромные домохозяйства, и уже не строили больше длинных домов; следовательно, утеряла свое былое значение овачира1, экономической единицей стала моногамная семья. Уже во времена полевой этнографической работы JI. Г. Моргана среди ирокезов (середина XIX в.) ему приходилось восстанавливать картину старого быта, лишь беседуя со старухами ирокезками, на основании их воспоминаний, по «осколкам древнего ирокезского жизненного строя, в настоящее время совершенно исчезнувшего и почти позабытого...»2.

Первое время после падения союза женщины еще продолжали принимать участие в различных совещаниях племен. Имена правительниц и «главных женщин» еще появлялись некоторое время в протоколах советов и звхмельных актах штата Нью-Йорк, однако все это очень быстро прекратилось.

Долго сохранялся обычай усыновления чужаков; из жизненно необходимого фактора пополнения племени, рода, семьи он превратился в символический акт. Ирокезы стали усыновлять отдельных европейцев, тем или иным способом снискавших их расположение. Сведения о таком виде усыновления начали появляться в XVIII в., когда усыновляли миссионеров, агентов торговых компаний и других без всяких перемен в их последующей жизни. Европейцы очень быстро поняли все преимущества и выгоды оыть усыновленными и постепенно стали сознательно использовать этот обычай как один из способов проникновения в индеискую среду в корыстных целях; материалы XVIII в. свидетельствуют об этой своеобразной страничке колониальной политики европейцев. После поселения ирокезов в резервациях (XIX и XX вв.) усыновление практиковалось исключительно в этой редуцированной форме, но уже только в знак уважения к отдельным лицам. Общеизвестен факт усыновления Л. Г. Моргана племенем сенека в 1847 г. в резервации Тонаванда3.

Хотя большая часть ирокезов числится христианами, фактически значительная часть их еще придерживается своих старых верований, правда, сильно уже видоизменившихся под воздействием христианства. Старых обычаев придерживается более консервативная часть населения —«языческая партия», бережно хранящая жалкие остатки былой культуры. Она энергично борется со всем новым, немало способствуя сохранению старых обычаев и традиций и представляя собой известный тормоз на пути культурного развития народа. Наряду с ней существует «христианская партия». Эта группа, отражающая в своих взглядах влияние мелкобуржуазных группировок американского общества, отвергая старые предрассудки и заменяя их предрассудками мелкого американского фермера, быстро ассимилируется с окружающим белым населением.

Будучи издавна земледельческим народом, ирокезы с XVIII в., еще до ухода со своих основных территорий, начали понемногу усваивать приемы и технику сельского хозяйства европейцев, а в течение XI Хв. превратились в типичных мелких американских фермеров, занимаясь полеводством, садоводством и животноводством. Но, за отдельными исключениями, их жизненный уровень был значительно ниже, чем у окружающих их белых фермеров.