Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Занятия индейцев Северной Америки. Охота, ремесла. Одежда и украшения
Этнография - Народы Америки

Рыболовство было главным занятием индейцев. Реки и фиорды побережья "изобиловали различными породами рыбы (треска, палтус, сельдь и особенно лососевые). Главное значение имели лососи, составлявшие основу питания индейцев. Лососи, поднимались в реки побережья в таких количествах, что, как замечает один из первых колонистов, «по их спинам можно было ходить». Большое экономическое значение имела также рыба-свеча (Thalichthus pacificus), которая была настолько жирна, что в высушенном виде горела ярким пламенем. Из нее индейцы вываривали рыбий жир. Запасавшийся в огромных количествах, он был любимой приправой jko всякой другой пище и пользовался большим спросом не только на побережье, но и среди материковых племен. Существовали специальные «жировые» пути, по которым жир доставлялся к материковым индейцам.

В больших количествах запасали икру. Ее собирали на еловые ветки,, прикрепляемые на дне у берегов рек перед метанием икры и сохраняли в сушеном виде. Высоко ценился также палтус, вылавливавшийся не везде и служивший предметом оживленного обмена между племенами. Ловили также навагу, камбалу, форель.

Рыболовная техника у индейцев достигла большого совершенства в отношении дифференциации орудий и методов лова и приспособления их к различным видам рыбы и разнообразным условиям лова. На лососей устраивались запруды различных типов, в зависимости от ширины реки и быстроты течения. Некоторые из них были очень сложной конструкции и сооружение их стоило большого труда. В мелких реках кету ловили на крючки (деревянные или костяные). В поздние осенние месяцы били рыбу острогой. В устьях рек пользовались неводами, натянутыми между двумя лодками. Рыбу-свечу вылавливали сетями или специальными граблями с костяными зубцами, замененными потом железными гвоздями. На палтуса и треску имелись специальные крючки. Лодка была непременным орудием производства индейских рыбаков. Развитые индейцами методы рыболовства были очень эффективны и обеспечивали им большие уловы.

Исконные методы ловли рыбы стали основой современной рыболовной техники на побережье. Сами индейцы до сих пор слывут искуснейшими рыбаками, и среди рыбопромышленников Британской Колумбии распространено мнение, что «индеец в любых условиях добудет рыбу»1.

По свидетельству исследователей района, индейцы вылавливали рыбу в большом количестве, запасая на зиму до тысячи лососей на семью.

О  количестве запасаемого рыбьего жира можно судить по данным Краузе, который отметил, что в 1882 г. у чилкатов было запасено 1800—2000 л. жира на человека2. В рыболовстве индейцы достигли такого уровня развития производства, при котором, как указывал Ф. Энгельс, «рабочая сила человека становится способной давать значительно больше продук- тов, чем это необходимо для существования производителя»3. Это было главным условием возможности использования труда рабов, накопления запасов пищи, значительно превышавших потребности самих производителей, и развития оживленного обмена.

Охота

Продукты рыболовства в значительной мере пополнялись охотой на гусей, уток и куропаток, на лосей, оленей, медведей, горных коз, а также на тюленей, китов, бобров и выдр. Охота доставляла не только мясо и жир, но и шкуры и меха, ценившиеся как материал для одежды и как товарный эквивалент на межплеменном рынке. Охота на выдр, бобров и морских котиков приобрела важное значение только с появлением на побережье европейцев—скупщиков мехов. До этого она была наследственной привилегией определенных семей, так же как и охота на китов (у племени нутка), что, несомненно, было дережитком тотемистических представлений индейцев. Имеются, например, указания на то, что у тлинкитов и квакиютлей охотд на тот или иной вид животных была привилегией родов, считавших это животное своим тотемом. Подсобным источником питания служили лесные ягоды и дикие фрукты, различные корни и луковицы, морская капуста, моллюски, .собираемые женщинами летом в больших количествах.'

Земледелие не получило на побережье развития и ограничилось лишь разведением табака. Высушенные листья его толкли в каменной ступе с пережженными раковинами, и из смеси изготовляли лепешки, которые .сосали или жевали; позже на празднествах стали курить табак в трубках. Встречаются также упоминания о попытках ухода за участками дикора- .стущего клевера, корни которого были одним из любимых кушаний. После появления на побережье белых колонистов были попытки приучить индейцев к земледелию. Первое время некоторые индейцы начали выращивать картофель, и с 1830-х г. хайда выступали на межплеменном рынке как поставщики картофеля. Но и эта культура была оставлена. Квакиют- ли показывали автору этой статьи в 1930 г. лишь места, поросшие густой травой, где были когда-то огороды. Картофель покупали у финнов, живших на о-ве Малколме, близ поселений квакиютлей.

В описываемом районе отмечены единственные на севере американского материка зачатки скотоводства. Селиши и тлинкиты разводили специальную цороду собак с длинной белой шерстью, из которой изготовляли пряжу для тканья одежды. Собак этих держали отдельно от охотничьих.

Организация труда

В рыбной ловле принимало участие почти все население. Индейцы покидали зимние селения и выезжали на свои рыболовные угодья, где разбивали временные жилища. Рыбная ловля и охота были преимущественно мужским занятием, очистка рыбы и ее консервирование — делом женщин. Консервирование запасов пищи было не менее важным делом, чем ее добыча: оно было непременным условием для сохранения и накопления продуктов. Поэтому женский труд в хозяйстве занимал не менее важное место, чем мужской. Индейские женщины знали множество рецептов консервирования различных видов пищевых продуктов. Рыбу и мясо вялили и сушили на солнце, коптили в специальных коптильнях-хижинах, ягоды и фрукты заливали рыбьим жиром или засушивали в форме плиток.

Непосредственное участие в рыболовстве уже считалось постыдной работой для вождей. Они только наблюдали за работой своих родственников, жен, детей и рабов. Их жены руководили работой рабынь и родственниц. Менее зазорной для вождей была охота, но в фольклоре часты указания на специалистов-охотников, которые обязаны были давать вождям часть своей добычи. У нутка, до появления европейской торговли, шкуры морского котика охотник должен был отдавать вождю своего рода.

Орудия и оружие

Все орудия и оружие (топоры, ножи, наконечники копий и стрел, скребки, шилья, иголки) северо-западные индейцы выделывали из камня’, кости и раковин. Известна была холодная ковка самородной меди, но из нее изготовляли главным образом украшения. (браслеты, кольца, ожерелья, серьги), своеобразной формы медные пластины, служившие средством накопления сскровищ, и кинжалы, считавшиеся дорогим оружием.

Охотились при.'помощи гарпунов, копий, луков и стрел с каменными костяными и медными наконечниками. Лук очень быстро уступил место огнестрельному оружию европейцев, дольше сохранялись гарпуны и копья, но вместо каменных, костяных и медных наконечников появились железные. Орудия охоты были и военным снаряжением индейцев. Непременным спутником охотника и воина был кинжал, сначала каменный, потом медный и, наконец, железный, свешивавшийся на ремешке с шеи. Костяные и деревянные палицы были также оружием индейского воина.

Стремление к накоплению имущества и к обладанию рабами из военнопленных привело к тому, что война превратилась у северо-западных индейцев в способ обогащения н ремесло. Звание воина стало наследственным, а войны приобрели характер разбойничьих набегов с целью захвата рабов и имущества. Набегам подвергались племена, жившие на р. Колумбии, и соседи на материке. Получила развитие своеобразная военная техника в виде средств личной защиты, о чем свидетельствует сложный военный костюм тлинкитского воина, состоявший из рубашки из нескольких слоев кожи, пластинчатого панциря, шлема и забрала, изготовлявшихся из дерева. Этот костюм хорошо оппсан С. А. Штернберг по материалам коллекций Музея антропологии и этнографии1. Были разработаны также приемы коллективной защиты: укрепление селений на труднодоступных скалах, обнесение их толстыми деревянными заборами и др.

Ремесла

Несмотря на примитивность орудий, индейцы высоко развили свои ремесла. Особенного совершенства они достигли в технике оораоотки дерева, равных примеров которому нет на американском континенте. При помощи каменных топоров они срубали огромные кедры, из которых выдалбливали лодки, сооружали запруды. Бревна индейцы раскалывали на толстые доски, из которых строили стены и крыши домов. Толстые, врытые в землю столбы, поддерживавшие двускатную крышу и порталы, покрывались искусной резьбой, изображавшей родовые тотемы обитателей дома. Особенно хороши были дома хайда. Около каждого дома стоял красиво орнаментированный тотемный столб (у других племен столбы ставились только около дома вождя). Эти столбы придавали индейским деревням своеобразный колорит.

Одним из основных средств производства индейцев была лодка, поэтому лодочное производство у них достигло большого совершенства. •Выделились мастера-лодочники, пользовавшиеся большим уважением общины. Лодки выдалбливались из одного ствола большого кедра, были легки и быстроходны. Они подразделялись на пять-шесть типов, отвечавших различным хозяйственным задачам: для рыбной ловли в реках, для ловли трески и палтуса на отмелях, для морской охоты, для торговых и военных экспедиций. Размеры и вместительность их были различны — от рыболовных, рассчитанных на двух-трех человек, до больших торговых лодок, поднимавших от четырех до пятнадцати человек и выдерживавших груз до 2 и более тонн. Самыми большими были военные лодки на 50—60 человек. «Хотя лодки эти однодеревки,— писал Ю. Ф. Лисян- ский,— однако же некоторые из них могут вмещать до 60 человек. Я видел несколько таких лодок, длиной около 45 футов [13,5 м], обыкновенные же имеют около 30 футов [9 м]»1. У хайда, славившихся своим мастерством, встречались лодки, вмещавшие до 100 человек. На приподнятых носу и корме больших лодок нередко изображались росписью или резьбой тотемы рода их владельцев; по тотему называлась и лодка. Это указывает на то, что большие лодки некогда были родовой собственностью, но к приходу европейцев они считались уже частной собственностью вождей. Особенно славились вдоль побережья лодки хайда, нутка и селишей.

Из дерева делали всевозможную утварь: блюда, ковши, ложки; водонепроницаемые ящики для варки пищи и хранения продуктов; сундуки, покрытые росписью или резьбой с инкрустацией из зубов морской выдры и раковин, изображавшей тотемных животных. В сундуках хранились ценности: медные пластины, украшения из медп и раковин, шерстяные накидки, меха и обрядовые принадлежности. Особенно отличалась разнообразием деревянная утварь квакиютлей. Из дерева же изготовлялись надмогильные ящики (урны), маски, трещотки, посохи или жезлы вождей. Все изделия отличались законченностью форм и искусным орнаментом. Наиболее искусны в резьбе были северные племена — тлинкиты, хайда, цимшиан; у южных племен она была менее развита и не отличалась той чистотой и пропорциональностью форм, что на Севере.

Все это достигалось при помощи довольно примитивного инструмента, состоявшего из каменного молота, каменного тесла, долота с костяным лезвием, деревянных клиньев, простейшего сверла с костяным наконечником, точильного камня из песчаника для окончательной отделки и куска кожи акулы для полировки. Орудиями для резьбы служили вогнутые остроконечные ножи из кремня, кости или нефрита. Широко применялось распаривание дерева для придачи ему нужной формы. Методом обжига добивались гладкой и ровной поверхности изготовляемых предметов.

В самый ранний период контакта с европейцами (начало XVIII в.) широкое распространение получили железные орудия, из железа делались ножи той же формы, что и из кости и камня.

Большого мастерства достигли индейские женщины этого района в плетении. Из расщепленных продольно корней канадской сосны и из луба изготовлялись всевозможных форм и размеров корзины, сумки, тарелки, шляпы. Известны были два вида плетения: рогожный и витой концентрическими кругами. Изделия изящно орнаментировались вплетением цветных стеблей, а некоторые раскрашивались.

Одежда и украшения

Индейцы плели из лыка простые дешевые накидки, которые служили одеждой беднякам. Из лыка же изготовлялись водонепроницаемые пелерины и шляпы, переднички и короткие юбочки, а также циновки, на которых спали, сидели. Перед едой расстилались специальные циновки, на которые ставили блюда с пищей. Из мочалы, окрашенной в красный цвет наваром из коры ольхи, квакиютли и нутка делали ожерелья, венки и браслеты, надевавшиеся во время обрядовых плясок.

По всему побережью было известно ткачество, наиболее развитое у тлинкитов-чилкатов и у макахов. Особенно ценились по всему побережью накидки чилкат. Тлинкитки ткали их из пряжи, сделанной из пуха горных коз на лыковой основе1. Несмотря на примитивную технику ткачества накидки чилкат отличались хорошей выработкой и сложным узором из цветных ниток. При помощи характерного глазного орнамента на них изображались родовые тотемы. Шерстяные накидки были очень дороги, и их носили только вожди и богатые. Вообще шерсть и шерстяная пряжа очень высоко ценились на побережье и играли роль товарных эквивалентов наряду с рабами, раковинами, мехами и пр.

Обработка кожи была менее развита, чем у материковых индейцев только богатые носили накидки из мехов и кож. Обуви индейцы не носили, лишь зимой надевали мокассины для хождения на лыжах-ракетках.

Широко было распространено раскрашивание лица и тела (у хайда — татуировка), ношение ожерелий и браслетов — медных, плетеных, из раковин, подвесок из денталий в ушах. Богатые тлинкитки носили в нижней губе калужку2, которая являлась признаком высокого социального положения.

Как показывают материалы, на северо-западном побережье уже существовала ремесленная специализация. Рыболовное хозяйство было настолько производительным, что допускало некоторую степень общественного разделения труда; из общей массы непосредственных производителей средств существования выделялись мастера по обработке дерева, ковали меди, спсцпалпсты-охотиики, воины, певцы-компознторы, шаманы. Из среды женщин также выделялись искусные ткачихи шерстяных накидок, корзиночницы н шаманки. Благодаря специализации индейские ремесла достигли высокого совершенства как но качеству отделки изделий разнообразных форм, так и по их художественному оформлению. Их можно назвать по праву художественными ремеслами.

Искусство индейцев северо-западного побережья развивалось по двум направлениям: резьбы по дереву, кости, рогу и сланцу и живописи по дереву и коже. Это определяло также и характер орнаментики тканых изделий. Резьбой покрывались тотемные столбы, надгробные памятники, блюда, ложки, ящики, маски, шлемы и забрала воинов, обрядовые жезлы. Иногда резные фигуры раскрашивались, но обычно живопись наносилась на гладкие поверхности: на стены домов, на ящики, лодки, поля обрядовых шляп. Изображения животных, птиц н людей составляют главное содержание искусства. В резных фигурах они более реалистичны, чем в живописи, а в орнаменте тканых изделий подверглись наибольшей стилизации. Для изображения каждого я^ивотного существовала определенная система символов его характерных черт. В индейском искусстве ярко отразились тотемистические представления.

Ремесла считались наследственной привилегией определенных семей. Бела-кула, например, по сообщению канадского этнографа Т. Мак Ил^- рета, верят, что способности человека как охотника, деревщика, песенника и т. д. зависят не от его мастерства, а от унаследованного права, которое утверждается через раздачу подарков1. Однако самобытные художники-резчики по дереву, певцы-композиторы и другие нередко славились как мастера своего дела, не имея наследственных прав; в то же время были «резчики» по наследству, не умевшие даже держать топор в руках. Они нередко нанимали настоящих мастеров для выполнения работы, которую они обязаны были сделать в силу своих родовых наследственных обязанностей. Например, у тлинкитов и цимшиан изображение тотемных животных рода обязан был делать резчик из рода «отцов»; если он не мог это сделать, то нанимал специалиста-резчика, а сам стоял над ним во время работы, как бы соучаствуя в резьбе. Были также наследственные «певцы», не умевшие петь. Очень часто наследственный титул воина носил человек, не имевший качеств воина. Особенным уважением пользовались специалисты, у которых талант и умение совмещались с наследственными правами. От них требовалось не только знание ремесла, но и связанного с ним ритуала. Особенно большим почетом пользовались ковали меди. У квакиютлей «Коваль меди» было наиболее почетным наследственным именем самого выдающегося вождя. В легендах с iiiim связывается представление о несметных медных богатствах. У цимшиан искусство обработки меди считалось даром солнца определенной семье.

Плата за труд ремесленника носила еще архаический характер, отражавший одну из ранних стадий обмена. Труд компенсировали подарками, размеры которых зависели не столько от качества и количества затраченного труда, сколько от состояния и положения в обществе человека, для которого выполнялась работа. Дать больший подарок было делом чести каждого вождя.

Существовала также известная специализация отдельных племен побережья, способствовавшая развитию оживленного обмена. На межплеменном рынке тлинкиты славились своими накидками, хайда — лодками, квакиютли—деревянной посудой. Цимшиане обменивали шерсть,изделия из рога и рыбий жир на палтуса, тюлений жир и морскую капусту. Нутка поставляли на межплеменной рынок дорогие раковины Dentalium.