Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Брак и семья алеутов. Погребения, тайные союзы
Этнография - Народы Америки

Алеутский мальчик в десять лет допускался к участию в охоте и к этому времени нередко оказывался номинально женатым. Особых брачных обрядов не было, но существовали отработка за невесту и подарки, напоминающие уплату за нее. Подобные подарки делались всей родней жениха и распределялись между родичами невесты. Выбор невесты происходил обычно без участия юноши, причем предпочтительно выбирали дочь дяди по матери. Впрочем, иногда инициатива находилась в руках юноши или девушки. В XVIII в. преобладал патрилокальный брак с возможной временной матрилокальностью в виде пережитка. Женщина была обязана после замужества жить несколько лет в доме своего отца, причем нередко молодой муж также жил в доме тестя. Молодая покидала дом отца только после рождения первого ребенка. И. Вениаминов приводит в качестве исключения случай, когда мужчина не только перешел в дом жены, но и принял ее родовое имя. Каждому новорожденному давалось родовое имя по отцу или по матери. В выборе имени для мальчика принимались во внимание личные качества предков или родичей, отличившихся храбростью на войне или удачливостью в охоте и промыслах, например, «л-омающий моржовые клыки» (т. е. сильный человек) или «разрушающий в битве» (т. е. сильный воин) и т. д. Воспитание детей обоего пола лежало на обязанности дяди с материнской стороны. Отец отдавал своего сына брату своей жены, у которого мальчик и жил до полной возмужалости. При разводе дети оставались у матери или чаще при дяде по матери. Пережитки материнского рода также сказывались в обычае, позволявшем соединяться браком детям,одного отца от разных матерей, тогда как дети одной матери, хотя бы и от разных отцов, не могли вступать в„ брак. Представление о брачных запретах и кровосмешании нашло отражение в старом алеутском фольклоре, где встречается тема брака между братом и сестрой, между племянником и теткой и т. д.; потомки от кровосмесительных браков, по верованиям алеутов, отличались чудовищным обличием, например имели клыки наподобие моржовых или обрастали шерстью, превращались, таким образом, в зверей-оборотней.

Пережитки группового брака у алеутов сохранились в обычаях обмена женами, уступки жены гостю, брака одной женщины с несколькими мужчинами и в брачных правах мужчин на двоюродных сестер.

Среди знатных и богатых алеутов существовало многоженство, развившееся -на - основе—рабства-- О наличии экзогамии можно судить по брачным нормам и терминологии родства1.         1

Итак, перед нами общество с сильными пережитками матриархата на стадии перехода к отцовскому роду, который так и не сложился в колониальных условиях. Бытующая в алеутском фольклоре тема мести отцу за оскорбление матери подтверждает пережиточность представлений, характерных для матриархата. При этом переход к отцовскому роду осложнялся начавшимся уже процессом расслоения алеутского общества.

Религиозные верования

Религиозные верования алеутов еще менее изучены, чем их общественная организация. Уже в конце XVIII в. появились русские миссионеры, которые очень быстро обратили алеутов в православие. Миссионеры вели решительную борьбу с «языческими суевериями» и вскоре от прежних верований алеутов почти ничего не осталось.

И. Вениаминов пишет, что, по представлениям алеутов, существуют два вида духов, один из которых действует человеку во вред, а другой на пользу. Духам иногда делали подношения из птичьих перьев. Именно поэтому спутники Беринга были одарены птичьими перьями: алеуты приняли их не за людей, а за духов. Болезни, писал Г. А. Сарычев, считаются происходящими от действия злых духов. На помощь больному призывали шамана, который «вступал в сношения с духами». Кроме лечения больных, шаманы «вызывали духов» для улучшения погоды и т. п.

Роль шамана в обрядах общественного значения была невелика. Отдельные элементы шаманского мировоззрения, как-то: представление о пяти мирах, о вселении болезнетворных духов и другие сохранялись до конца XIX в. Были чрезвычайно развиты магические обряды вызывания зверя, многочисленные охотничьи запреты и ношение амулетов, приносящих удачу в охоте (птичья кость, бедро бобра, лопатка котика, кость из тресковой головы) и сделанных из камня, кости или дерева изображений, представляющих семейных «духов-охранителей», «предков». Так же, как эти изображения, называли алеуты и деревянные маски, надеваемые во время обрядовых плясок. Воплощением семейных духов-охранителей в образе животных считались шкурки птиц, шкуры морских животных и другие амулеты, передаваемые в семье из поколения в поколение. Алеуты верили, что, надев на себя такую шкурку, человек превращается в соответствующее животное, которое является охранителем владельца. В сказаниях алеутов распространен сюжет о герое, который, надев птичью шкурку, обращается в птицу. Связь подобных представлений с шаманизмом находит подтверждение в наблюдениях В. И. Иохельсона над одеждой алеутских шаманов, носившей следы сходства с птичьим обли- чием. Известно, что и у ряда народов Сибири шаманский костюм символизировал птицу.

Тайные союзы

Вместе с тем здесь можно усмотреть и пережитки тотемизма. оаметную роль в социальной жизни алеутов играли тайные мужские организации, связанные с зачатками расслоения внутри алеутского общества, а также с переходом от материнского к отцовскому роду.

Обряды мужских тайных союзов описаны И. Вениаминовым в виде «действий, или явлений, дьяволов». Замаскированные мужчины, изображающие великанов-предков, похищают юношу, в выкуп за которого им выдается женщина. При этом имело место характерное для подобных обрядов запугивание женщин и непосвященных. Прием юноши в тайный союз происходил по представлению дяди с материнской стороны или отца. В целом, однако, организация мужских союзов у алеутов остается малоизученной.

Обряды женских тайных празднеств описаны В. Доллом в виде плясок при луне. Присутствие мужчин на подобных женских тайных празднествах каралось смертью. Но и женщинам было запрещено присутствовать при мужских тайных обрядах. У каждого селения существовали тайные места для жертвоприношений, запретные для женщин и неинициированных. Празднества алеутов описаны Вениаминовым в виде «игрушек». Так, им описан, по-видимому, общественный праздник зимнего солнцестояния, происходивший поочередно в каждом селении, с раздачей имущества гостям. На этих празднествах имели место пляски и драматические представления охотничьих сцен.

Погребения

Материалы путешественников XVIII—XIX вв., сообщающие о наличии социального расслоения у алеутов, подтверждены сведениями о погребении умерших, онатных алеутов, вождей и их семьи, а также почетных охотников погребали в глубине гротов, подвешивая тела между двумя деревянными столбами в люлькообразных корзинах; у входа в пещеру ставился раскрашенный столб. Умерших тщательно бальзамировали; предварительно вынув внутренности, набивали тело сухими травами. После 15-дневного пребывания в жилище одетое в погребальную одежду и в камлейку тело завертывали в травяную рогожу, поверх нее в шкуру, снятую с обтяжки байдарки умершего, затем, придав телу сидячее, с подогнутыми коленками положение, наглухо увязывали ремнями. Образованный таким образом сверток обматывали сетью из сивучьих сухожилий.

Массовые родовые погребения и кладбища для рабов помещались в небольших углублениях в скалах. В этих случаях умерших не бальзамировали, но также придавали их телам сидячее положение.

До соприкосновения с русскими погребение знатных алеутов нередко сопровождалось умерщвлением рабов, поэтому в богатых погребениях имеются скелеты со следами насильственной смерти.

В мужские погребения клали основные промысловые орудия, оружие, посуду, деревянные маски и семейные амулеты. Отмечены и погребения в особых коробах, сделанных из сивучьих кож. Такой «гроб» долгое время оставался в доме.