Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Охота алеутов
Этнография - Народы Америки

Алеуты — прежде всего охотники на морского зверя. Вся их жизнь связана с суровым северным морем и кожаной лодкой — байдаркой, по форме и употреблению тождественной эскимосскому каяку.

Важным объектом морской охоты алеутов был морской бобр1, некогда в изобилии водившийся у Алеутских островов. Охотились на бобров только в море (охота на лежбищах не производилась, так как при малейших признаках появления человека около лежбища бобры навсегда покидали эти места). Для промысла охотники объединялись в группы по 15—20 человек, выходивших в море каждый на своей байдарке. В море байдарки шли выстроившись по одной линии на таком расстоянии одна от другой, чтобы между ними можно было увидеть бобра (в большой партии байдарки растягивались на несколько километров). Увидевший бобра поднимал кверху весло, и его окружали ближние байдарки. После попадания первого гарпуна в ныряющего бобра продолжали метать гарпуны, преследуя зверя, пока не удавалось его убить. В случае появления нескольких бобров охотники разбивались на самостоятельно действующие группы.

Иная техника применялась при охоте на сивуча. Лежащих на берегу сивучей охотники отгоняли от воды, били палками по носу и кололи копьями. Этот промысел играл большую роль в хозяйстве алеутов: мясо, жир и внутренности его употреблялись в пищу; шкура шла на обшивку байдарок и на подошвы к обувжг го^ло — на голенища; из кишок изготовлялась водонепроницаемая охотничья одежда; желудок в раздутом и высушенном виде служил для хранения зимних запасов жира.

Моржи водились преимущественно около берегов Аляски и лишь изредка заплывали к берегам Унимака. Пользуясь тем, что моржи передвигаются по суше медленно, главным образом опираясь на клыки, их обходили с берега и кололи копьями.

Некоторые авторы указывают, что до появления русских охота на котиков ничем не отличалась от описанной охоты на морских бобров; кроме того, применялась охота с отгоном (охотники отгоняли партии животных от берега и убивали ударом палки по носу).

Нерпу заманивали на берег надутой нерпичьей шкурой — манщиком. Охотник, лежащий на берегу, положив перед собою манщик в качестве маскировки, приманивал зверя, имитируя крик самки, и, допустив его на известное расстояние, метал в него гарпун. Затем, вытянув раненого зверя на берег, добивал его палкой.

Охота на кита, как коллективная, так и индивидуальная, велась следующим способом. Увидев в море кита, охотник в байдарке осторожно приближался к нему сзади как можно ближе, бросал копье, наконечник которого был смазан растительным ядом — аконитом и быстро отплывал прочь. Раненый кит через два-три дня умирал, и тело его выбрасывало на ближайший берег. Охота на гиганта моря требовала большой смелости, ловкости и умения. Охотники на китов были самыми почетными людьми в селении.

Средства и орудия морской охоты

Важнейшую роль при морской охоте играла байдарка. Каркас ее составлял эластичный деревянный остов (решетка), сшитый из мелких деревянных частей, скрепленных между собой при помощи кости китового уса. Такой каркас только изгибался, но не ломался под ударами волн. Снаружи байдарку обтягивали сивучьей и нерпичьей кожей; при этом наверху оставлялось круглое отверстие (люк) для гребца. Быстроходность байдарки достигала 10 км в час. На ее изготовление и отделку алеуту, по сообщению Г. А. Сарычева, нужен был целый год. Весла употреблялись легкие двухлопастные. Умение алеута играть с морем во время сильнейших бурунов, прибоя или в водоворотах в проливах, наряду с другими примерами удальства, позволило И. Вениаминову назвать их «морскими казаками».

Одетый в водонепроницаемую одежду из кишок (камлейка) с глухим капюшоном, алеут-охотник, садясь в байдарку, надевал еще цуки. Эта обтяжка в виде широкого пояса из сивучьих кишок плотно охватывала нижним краем при помощи шнурка из китового уса отверстие люка; верхний край обтяжки посредством жильного шнурка или кожаного реМешка стягивал туловище седока повыше пояса. Таким образом, алеут, сидящий в байдарке, представлял с ней как бы одно целое. Опасным мог быть лишь разрыв кожаной оболочки или опрокидывание байдарки. На эти случаи привязывались пузыри из вздутых нерпичьих шкур или сивучьих желудков.

С введением в обиход алеутов огнестрельного оружия стали широко употребляться двухлючные байдарки, так как при стрельбе из ружья руки охотника оказывались занятыми, что затрудняло соблюдение необходимого равновесия. Во втором люке помещался гребец, обычно мальчик или старик. Двухлючные байдарки встречались и ранее. Их употребляли для перевозки легкого груза или при выходе в море стариков, женщин и детей. Для военных походов и перевозки больших грузов употреблялась многовесельная открытая байдара, сходная с эскимосской женской лодкой (умиаком).

С появлением русских получила распространение и трехлючная байдарка, рассчитанная на перевозку пассажиров.

Орудия морской охоты были у алеутов весьма разнообразны. Для охоты на бобра до конца XIX в. употреблялся специальный гарпун, известный в старой литературе под названием «бобровой стрелки». Его древко делалось из самого легкого дерева и окрашивалось,красной или черной краской, растворенной на крови. На древко иногда наносились рисунки охотничьих сцен, служивших магическим целям привлечения зверя. К толстому концу древка приделывалось навершье из моржовых клыков, китовых челюстей или оленьих рогов. Костяное навершье также иногда украшалось гравированным орнаментом. В него вставлялся съемный односторонний или двусторонний зазубренный наконечник. Длинное ременное соединение соединяло наконечник с древком. Попав в бобра, наконечник отделялся от навершья, которое опускалось под воду; тонкий конец древка всплывал над водой и указывал охотнику местонахождение раненого бобра. К байдарке прикреплялись два-три запасных бобровых гарпуна, которые не снимались с нее даже на берегу.

Алеутские копья и гарпуны употреблялись для разных целей1.

Все свои гарпуны и копья, за исключением больших гарпунов на нер-* пу и сивучей, алеуты, как и эскимосы, бросали при помощи копьеметал- ки. Она представляла собой деревянную дощечку 50—70 см длины с продольным желобком. В ее переднем конце делались отверстия для пальцев, поддерживающих гарпун и метательную дощечку, на заднем конце ее имелся костяной упор для копья или гарпуна.

Алеуты употребляли небольшой по размерам «усиленный» лук. Стрелы имели лавровидные наконечники из камня. Лук и стрелы у алеутов применялись исключительно при сухопутной охоте, имевшей ничтожное значение.

Одним из способов охоты на птиц у алеутов было бросдние «бола», которая представляла собой метательный снаряд, составленный из связки ремней, причем к каждому концу ремня прикреплялось каменное или костяное грузило. Охотники, прежде чем бросить болу, придавали ей быстрое вращательное движение. Брошенная в птичью стаю бола задевала сразу много птиц. Птиц били также шатинами и ловили в силки или петли, сделанные из китового уса. Последними промышляли главным образом морскую птицу: ар (Mria lomvia arra), топорков (.Lunda cirrhata) и ипаток (Fratercula corniculata).

Распределение добычи

Дележ охотничьей добычи у алеутов производился по строго установленным правилам.

Когда находили выброшенного на берег кита, обследовали рану, где должен был остаться наконечник копья, по которому и устанавливали, кто убил животное. На шиферных и обсидиановых наконечниках, употреблявшихся при китовой охоте,^сябственшш выцарапывал метку. Если кита убивал охотник из другого селения, то добычу делили сообща с жителями последнего. Охотник, убивший кита, получал определенные, лучшие куски; вождь селения и все остальные охотники получали положенную каждому долю.

Убившему сивуча (таковым признавался тот, кто первым попал в животное) доставались ласты, сердце, язык и другие лакомые куски. Остальные части туши распределялись между охотниками.

При охоте на морского бобра дело осложнялось тем, что особенно ценилась его шкура и, следовательно, требовалось уточнение правил дележа. Если в зверя попадало сразу несколько гарпунов и смертельная рана была на спине зверя, то шкура принадлежала тому, чей гарпун попал ближе к хвосту. В случае, если смертельной оказывалась рана на брюхе, хозяином признавался тот, чей гарпун попал ближе к голове зверя.

Рыболовство и собирательство

Кроме морской охоты и охоты на птиц, мужчины алеуты занимались также и рыбной ловлей.

Археологические находки и литературные данные указывают на широкое употребление костяных крючков для ужения рыбы, .привязываемых к леске из сухожилий или растительных волокон (морской .капусты). Уже в 1762 г. промышленник И. Черепанов обнаружил на Ближних островах костяные крючки, по форме напоминающие русские железные, Для ловли рыбы, идущей нереститься в устья рек, устраивались плотины из дерева и камней. Били рыбу при этом специальным видом остроги или ловили сачками, сплетенными из жил.

Запасов пищи алеуты почти не делали. В случае необходимости рыбу сушили, а в пузырях из желудков морских зверей хранили запасы китового жира, одного из главных пищевых продуктов алеутов.

Собирательством занимались женщины и дети. Широко применялось вылавливание съедобных морских ежей и крабов, собирание птичьих яиц, моллюсков, морской капусты, ягод; выкапывали луковицы сараны (Lilium artagon), коренья макарши и петрушки.