Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Поселения и жилища эскимосов
Этнография - Народы Америки

Эскимосские стойбища состоят из нескольких жилищ, в которых размещаются три или четыре родственные семьи. Жилища эскимосов делятся на два типа: зимнее и летнее. Одним из древнейших типов зимнего жилища, распространенном в прошлом по всей территории расселения эскимосов, была каменная постройка с углубленным в землю полом. К такому дому, расположенному и а склоне, вел снизу длинный проход из камней, частью зарытый в землю; последняя часть прохода выше пола и перекрыта широкой каменной плитой, на той же высоте, как и нары в хижине. Дом имел тот же план, что и современное жилище (см. ниже): спальные нары в глубине и нары для ламп по сторонам. Стены над землей сложены из камней и китовых ребер или из одних китовых ребер, дуги которых поставлены по стенам так, что их концы пересекаются. Где совершенно нет плавного леса, там остов крыши делали из китовых ребер, на подпорках. Этот каркас покрывали тюленьими шкурами, крепко их привязывая; на шкуры клали толстый слой мелкого верескового кустарника, а сверху укрепляли еще слой шкур.

В центральных районах американской Арктики эти каменные жилища сменились снежными хижинами — иглу, которые возводят до настоящего времени.

На Лабрадоре, в северных районах Аляски и Гренландии иглу также были известны, но служили лишь временными жилищами при переездах я охотничьих экспедициях. Иглу строятся из снежных плпт. Укладку их ведут по спирали, справа налево. Чтобы начать спираль, в первом ряду хрезают по диагонали две плиты до середины третьей и начинают второй ряд; каждый следующий ряд наклоняют несколько больше нижнего, 'чтобы получилась сферическая форма. Когда наверху остается небольшое отверстие, строитель поднимает изнутри боком заранее поданную ему глыбу, обрезает ее клинообразно и замыкает ею свод. Замуровав себя в хижине, он заделывает щели снегом; снаружи сквозь сугроб роют туннель, ведущий к хижине и заканчивающийся люком в ее полу; если подстилающий слой снега неглубок, то выкладывают коридор из снежных плит и прорезают входное отверстие в стене иглу.

Наружный вход в снежный туннель имеет в высоту около 1,5 м, так что можно идти согнувшись или с наклоненной головой, но вход из туннеля в самую хижину обычно настолько низок, что вползать в нее надо на четвереньках, а стать во весь рост можно только очутившись внутри. Хижина имеет обычно 3—4 м в диаметре и 2 м в высоту, так что, стоя посередине, можно рукой достать до потолка. Реже строят крупные хижины.Большой снежный дом может быть размером до 9 м в диаметре у пола, с высотой от пола до центра свода около 3—3,5 м; такие крупные дома используются для собраний и празднеств.

Для окончательной отделки хижины зажигают внутри лампу-плошку с тюленьим жиром. От нагревания воздуха снег начинает таять, но не капает, так как образующаяся от таяния вода впитывается толщей снега. Когда внутренний слой свода и стен достаточно увлажняется, в хижину впускают холодный воздух и дают ей промерзнуть; в результате стены жилища покрываются изнутри стекловидной ледяной пленкой (полярники, заимствовавшие снежную строительную технику у эскимосов, называют это глазированием хижины) — это уменьшает теплопроводность, увеличивает прочность стен и делает жизнь в хижине удобнее. Если бы не было ледяной корочки, то стоило бы только задеть за стенку, как снег осыпался бы и приставал к одежде. Пока хижина не выстоялась на морозе, прочность ее невелика. Но благодаря прогреванию происходит общая о.садка снега, швы спаиваются и хижина становится прочной, превращаясь в монолитный снежный купол. На нее могут взобраться несколько человек, а случалось, что влезали и белые медведи, не причиняя ей вреда.

Днем в снежной хижине достаточно светло, даже в пасмурную погоду (можно читать и писать); в солнечные дни освещение настолько ярко* что может вызвать заболевание так называемой снежной слепотой. Но во время полярных сумерек эскимосы вставляют иногда в снежные хижины окна из тонкого озерного льда; для окон вырезают небольшие отверстия над входом. Для освещения и отопления хижины служат лампы- плошки, или жирники; свет их, отражаясь от бесчисленных ледяных кристаллов купола, становится мягким и рассеянным. Если в хижине даже нет ледяных окон, ее видно ночью за полкилометра, благодаря розовому свечению купола.

Если от тепла лампы свод начинает таять, то взбираются на купол снаружи и соскабливают сверху ножом слой снега в 5—10 см, чтобы охладить хижину и прекратить таяние. Если, наоборот, хижину не удается нагреть, а на своде изнутри образуется иней, падающий вниз снежными хлопьями, значит крыша тонка, тогда на купол набрасывают лопатами снег.

Большая часть хижины внутри, против входа, занята снежной лежанкой. Для нее стараются использовать или поверхность сугроба, на котором стоит хижина, или естественный уступ почвы; если этого нет, то складывают ее из снежных глыб. Лежанку устилают двойным слоем шкур; нижний слой обращен шерстью вниз, верхний — шерстью вверх. Иногда под шкуры подкладывают старую кожу с каяка. Эта трехслойная изолирующая подстилка не пропускает тепло человеческого тела и предотвращает таяние снежной лежанки и в то же время защищает спящего от холода. Иногда в толще лежанки сбоку вырезают небольшие углубления для вещей. Ниши эти затыкают небольшими снежными глыбами. На лежанке спят, едят, работают и отдыхают.

Направо и налево от входа к большой спальной лежанке примыкают небольшие снежные нары; на них ближе к лежанке стоят лампы, а у двери лежит мясо и накапливаются отбросы. В середине остается проход метра в полтора шириной.

Хижина занята обычно двумя семьями, одна живет справа, другая слева. У каждой хозяйки своя лампа-плошка, возле которой она сидит на лежанке, готовит пищу, шьет и т. д. На лампе варят пищу, растапливают снег для питья, сушат одежду и пр. Обычно для тепла ставят еще две небольшие лампы: одну в проходе близ входа в хижину для согревания холодного воздуха, идущего через дверь, другую — в дальней части спальной лежанки. Лампа-плошка, или жирник, вырезается из мыльного камня, причем форма ее различна у отдельных групп эскимосов.

Спят .эскимосы головой к двери; ложась, они свою одежду, кроме обуви, кладут в изголотье на край лежанки, под шкуры. В двухсемейной хижине каждая семья занимает половину лежанки. Женщины ложатся по ее краям, рядом укладывают маленьких детей, далее лежат мужчины, а в середине — большие дети или гости. Каждая семья покрывается одним одеялом, сшитым из нескольких оленьих шкур. Иногда употребляют спальные меховые мешки. На ночь вход в хижину загораживается большим снежным блоком, который в течение дня стоит в проходе. Пока его не отодвинут сами хозяева жилья, считается неприличным заходить к ним.

Оленные эскимосы не пользовались лампами-плошками, они освещали свои снежные хижины чадящей сальной свечкой, фитиль которой скручивали из мха и обмакивали в растопленное оленье сало. Ппщу они варили на кострах из кустарников. Для стряпни устраивали перед жилой хижиной кухню с совершенно отвесными стенами, чтобы они не таяли от пламени костра; бывало, что эскимосы по нескольку дней не могли раздобыть топлива, тогда питались только мороженым мясом. Чтобы всегда иметь воду для питья, оленные эскимосы устраивали снеяшые хижины на берегу озера, во льду которого всегда поддерживали открытую прорубь, защищенную снежным колпаком. Сушить обувь им было не на чем, поэтому они просушивали ее ночью у себя за пазухой.

Огонь раньше добывали высеканием, ударяя по куску серного колчедана куском железа, в качестве трута употребляли пух пушицы, пушистые баранки ивы, обрызганный салом сухой мох. Добывание огня вращением деревянного лучка было известно, но мало где применялось.

Из-за накопления копотп, гнилого мяса, отбросов от пищи и засаленной одежды хижина загрязняется очень быстро. Однако, так как снежному стойбищу, в зависимости от условий охоты, часто приходится менять место, грязь не успевает накапливаться; характерно почти полное отсутствие паразитов.

Если несколько семей соединяются вместе, то они строях общее снежное жилище различными способами: или отдельные хижины соединяют снежными туннелями, так что обитатели их могут общаться друг с другом, не выходя на воздух; или делают два помещения с одним входом; или строят несколько пересекающихся куполов, вырезая затем общие сегменты, и таким способом, вместо небольших изолированных хижин, получается сложное здание из трех-пяти помещений, в которых живет несколько семей, всего 20—25 и больше человек.

Особенно усовершенствованы снежные хижины на восточном берегу Баффиновой земли. В них над входом прорезано окно, большей частью полукруглой формы, затянутое перепонкой из тщательно сшитых тюленьих кишок; в середине перепонки оставляется иногда глазок, чтобы можно было выглянуть наружу, в него вставляют пластинку пресноводного льда (получают ее замораживанием воды в тюленьей шкуре). Сразу же, как хижина сложена, ее утепляют тюленьими шкурами; часто это старая покрышка от летнего шатра; она держится при помощи коротких веревок или ремней, пропущенных через снежный свод и закрепленных снаружи костяными палочками.

В снежной хижине с внутренней покрышкой температуру при помощи жировой плошки можно поднять до 20оЦз тогда как без нее — только до 2—3° выше нуля. Проход в хижину состоит из двух, реже трех небольших сводов. Слева пристраивают чуланчик для хранения одежды и собачьей упряжи и кладовую, где держат запасы мяса и жира. Такие кладовые пристраивают иногда и справа, и в дальней части хижины.

Снежные хижины, несомненно, были известны в эпоху туле, о чем можно судить по большому количеству находимых снеговых ножей, применявшихся при постройке иглу, но, видимо, служили лишь временным убежищем во время передвижений. Развитие снежных хижин связано с подвижной жизнью охотников на тюленя, нередко вынужденных разбивать стойбища на морском льду вдали от берега; снежные хижины были необходимы также оленным эскимосам; они достигли у них высокой степени совершенства. Обычно европейцы и американцы, выезжающие в дальние зимние поездки, берут с собой эскимосов для постройки в пути снежных хижин.

На Аляске эскимосы жили в четырехугольных полуземлянках с основой из дерева. Для постройки такого жилища выкапывали четырехугольную яму глубиной более метра, по углам которой ставились столбы высотой до 4 м. Затем строили стены из досок. Крыша делалась костром, из толстых бревен. Посередине крыши оставлялось окно — квадратное отверстие. Пол настилался из досок. В середине его оставлялось место для очага. Дымовым отверстием служило окно. В северных районах Аляски кухня находилась сбоку от длинного подземного коридора, который вел в жилище. У кадьякцев вход в жилище был наземный и представлял собой квадратное отверстие в метр величиной. Снаружи жилище было обложено дерном и засыпано землей.

Внутреннее убранство жилища эскимосов Аляски было просто. Основной мебелью служили нары шириной в 1,5 м приподнятые над полом. Эскимосы спали обычно поперек нар, ногами к стене. В одном жилище помещалось несколько семейств. Каждая семья имела свое место на нарах, отделенное от другого сплетенной из травы циновкой.

Предметы домашнего обихода, запасы жира в пузырях и другие припасы хранились под нарами у каждой семьи. Издавна существовали и специальные кладовые. На Севере, в условиях вечной мерзлоты, запасы мяса обычно хранили в специальных ямах; часто ямы эти выкапывали сбоку от коридора, ведущего в жилище. Иногда кладовая была расположена при входе в коридор.Строились кладовые и в виде помостов на деревянных сваях,вбитых в землю,чтобы защитить припасы как от волков, так и от своих собак. На помосте помещались также каяк, сани, лыжи и пр.

В Гренландии, по-видимому, под влиянием норвежцев и исландцев, возводили четырехугольные постройки с более совершенной укладкой каменных стен, поднимающихся до высоты 2 м. Углублять их в землю стали меньше. На зимний период в большом доме объединялись 2—11 семей. В зависимости от этого и размеры знмних жилищ гренландских эскимосов колебались в пределах от 4 X 8 до 6 X 18 м. Часто в Гренландии все селение состояло из одного дома1. Неподалеку от дома каждая семья имела свой каменный амбарчик, в котором хранили запасы мяса и рыбы. Между домами селения встречались пирамидки и столбы, сложенные из камня; они заменяли деревянные столбы и служили для поддержания на известной высоте над землей в перевернутом виде кожаных байдар.

Летом эскимосы жили и отчасти до сих пор живут в палатках; жерди для них, при бедности лесом, часто составлены из нескольких частей, а в тех районах, где нет дерева, эскимосы для шестов и для древка гарпунов распаривают в горячей воде оленьи рога и надставляют колено на колено, пока не получат нужную длину; или составляют каркасы шатров из моржовых и китовых костей, связывая их ремнями. При разбивке палатки ставят две пары сходящихся жердей: одну — у входа, вторую — у переднего края постели; к ним привязывают горизонтальную продольную жердь, служащую коньком; ко второй паре прислоняют наклонно полукругом остальные шесты и этот остов покрывают прочно подогнанной покрышкой из тюленьих или оленьих шкур. Полы покрышки у входа заходят одна на другую, чтобы не дуло. Низ покрышки прикрепляется тяжелыми камнями.

В районе Берингова пролива эскимосы летом живут не в палатках, а в легких деревянных домах.