Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Охота у эскимосов
Этнография - Народы Америки

Морской зверобойный промысел давал эскимосам все необходимое: мясо и жир служили пищей, шкура шла на изготовление одежды, обуви, утвари, для оборудования и утепления полуподземного жилища, на изготовление каяков, упряжи, ремней для гарпунов; из кишок шили непромокаемую одежду, ими затягивали оконные рамы; из сухожилий делали нитки; сало морского зверя, сгорая в каменных лампах, давало свет и тепло; кости кита использовались для сооружения остовов жилищ и крепления подземных ходов к ним. Не случайно, в языке восточногренландских эскимосов понятия «жить» и «ловить в море зверя» совпадают.

Приемы охоты были весьма разнообразны. У всех эскимосов, от Гренландии до Берингова пролива, за исключением живущих в южной Аляске, была распространена зимняя охота на тюленей через дыхательные лунки во льду. Лунка часто разыскивалась с помощью собак. Найдя лунку, охотник определял направление продушины, чтобы заранее рассчитать направление удара гарпуна; для этого ему служил щуп — изогнутый роговой зонд, которым он протыкал прикрытую снегом продушину. Затем охотник вставлял в лунку сквозь снег костяную спицу так, чтобы нижний конец ее погрузился в воду; когда тюлень поднимался, чтобы подышать, он толкал эту спицу-указатель и выдвигал ее вверх. Охотник неподвижно стоял над лункой, иногда в течение нескольких часов (так как тюлень, поднимающийся каждые 15 минут, мог пользоваться десятком и больше лунок на ледяном поле в несколько гектаров), и не спускал глаз с указателя, стоймя торчащего в снегу; при движении указателя он с силой ударял гарпуном вдоль указателя и почти всегда попадал в тюленя, так как канал продушины не бывает шире 5 см, а нос тюленя как раз находится под отверстием. Охотник удерживал загарпуненного тюленя, обмотав линь вокруг ноги, и при помощи ручного ледоруба или ледового зубила расширял лунку настолько, чтобы можно было вытащить тюленя. Если это нерпа (вес ее 60—80 кг), то он справлялся один, но бородатого тюленя (иначе — морской заяц, весом 250—320 кг) с трудом вытаскивали двое. Чтобы сохранить кровь животного, употреблялись костяные затычки, имевшие форму трех- или четырехгранного гвоздя; затычку забивали под кожу, крепко обвязывая последнюю вокруг шляпки затычки.

Охоту у тюленьих продушин, требовавшую огромного терпения, эскимосы называют «выжидание». Известный исследователь Арктики К. Расмуссен был свидетелем, как пятнадцать человек за одиннадцать часов выжидания у продушин добыли всего одного тюленя. Но в разделе добычи, полученной одним охотником, участвовало все стойбище, все пировали одинаково.

Меньше был распространен другой способ — охота на тюленя на льду, так называемое подползанш. Тюлени любят спать на льду, греясь на солнце. Боясь нападения белых медведей, они спят очень беспокойно, просыпаются каждую минуту, поднимают голову и озираются кругом. Охотник ползет, пока тюлень спит; если тюлень заметит охотника, то тот подражает тюленю — поднимает голову и озирается, поворачивается с боку на бок, сгибает ноги в коленях, точно чешет себя задними ластами. Если охотник делает все это умело, то ему удается подползти на расстояние 3—10 м, с которого обычно мечут гарпун; некоторые охотники подползают к тюленю вплотную, хватают его одной рукой за ласт, а другой вонзают нож. Подползание начинается с расстояния около 300 м и продолжается иногда два-три часа.

В дельте р. Макензи эскимосы ставили ременные сети на тюленей под льдом; в эпоху туле этот способ распространен был у всех центральных эскимосов. Сети делались из китового уса.

В Канаде, как и у гренландских эскимосов, охотились на тюленей с кромки льда.

В Гренландии, на Аляске, а также у западных и восточных групп канадских эскимосов, когда море свободно от льда, на тюленей и моржей охотились в открытом море из кожаных байдарок — каяков.

Каяк играл огромную роль в морской охоте эскимосов. Каркас каяка делался из тонких деревянных планок, связанных между собой и обтянутых тюленьей или оленьей кожей. Таким образом по внешнему виду каяк похож на европейскую байдарку. Бывали одно- и двухлючные каяки. Весло было обычно двухлопастное. Лишь в районе от Берингова моря до дельты р. Макензи применялось однолопастное весло. Достоинства каяка — быстрота и бесшумность хода, а также небольшой вес, позволяющий переносить его одному человеку. Вместе с тем каяк очень неустойчив, и нужно большое искусство, чтобы плавать на нем. Эскимосы в совершенстве владели каяком. Для охоты на китов использовались более крупные кожаные лодки — умиаки.

Умиак служил также грузовой лодкой; он имел в длину до 8 м; гребцами на умиаках были женщины, рулевым бывал и мужчина. Рулем служило однолопастное весло. При переездах с места на место в умиаке плыли женщины, дети, старики. При дальних переездах умиак обычно сопровождали мужчины в каяках. В настоящее время каяки и умиаки выходят из употребления и заменяются обычно моторными ботами европейско-американского типа у богатых и лодками у остальных эскимосов.

Основным оружием эскимосов для морской охоты был гарпун с поворотным наконечником. Такой наконечник не вставляется в древко, а вырезанным в нем гнездом насаживается на заостренный конец древка или чаще на специальное костяное острие на конце древка; основание наконечника всегда срезается косо; вследствие этого, будучи всажен в тело животного, наконечник поворачивается, как только раненое животное нырнет, и линь (ремень или сухожильный шнурок) натянется. Вставший поперек наконечник прочно удерживается в теле животного.

Сухопутная охота

С середины лета, когда стада кариоу, спасаясь от комаров и мошек, шли к морскому берегу, начинались облавные охоты на них. Для этого устраивались загоны из двух длинных рядов каменных «стояков», сходящихся в виде буквы У, под углом в 15—45°; чаще всего длина этих рядов составляла 3—5 км, а если облава была рассчитана на большое стадо, то длина ряда достигала 10—15 км. Стояки делались из двух-трех камней, положенных один на другой, или крупных продолговатых камней, поставленных ребром и прикрытых сверху кучками торфа. Олени принимали эти стояки за людей. Сооружали их на расстоянии 50—150 м, в зависимости от рельефа местности. Кое-где в рядах между стояками ставились мужчины, женщины, даже шести-семилетние дети. Часть охотников с луками и стрелами становилась у стояков, а часть ложилась в засаду у вершины угла. Группа женщин и детей обходила с тыла пасущееся стадо и, выстроившись широким полукругом, гнала его к засаде, держа при этом на привязи собак или размахивая шкурами и воя по-волчьи. Перепуганные карибу бежали от загонщиков, попадали внутрь загона и мчались вдоль рядов стояков; не решаясь прорваться сквозь них, они, таким образом, попадали в засаду и становились добычей охотников.

Особенно большое значение эти загонные охоты имели для оленных эскимосов — обитателей тундры, так как они никогда не выходили к морю и охота на оленя была их основным занятием.

Оленные эскимосы применяли также систему засад около мест переправы оленей через озера и реки. Притаившись на воде около берегов, охотники нападали на оленей, когда те были уже в воде, а так как олени не умеют быстро плавать, то охотники в каяках легко настигали их и кололи копьями1. Большие охоты происходили осенью, когда отъевшиеся олени шли обратно в леса. Оленные эскимосы охотились на оленей и зимой в местах их зимовок: в глубоком снегу рыли ямы, прикрывали их сверху ветвями и присыпали снегом, а сверху набрасывали олений мох, обрызгивая его мочой. Привлеченные запахом олени проваливались в ямы.

Существовали и другие способы охоты на оленей. Так, по дороге оленей на водопой охотники расставляли ременные петли, привязывая конец ремня к дереву. Таким образом за ночь иногда добывали два-три десятка оленей. Большая часть оленьих стад на зиму уходила в леса, куда эскимосы боялись заходить, и поэтому в зимние месяцы тундровые эскимосы, в противоположное!!, приморским группам, почти постоянно страдали от голода, кое-как перебиваясь рыбной ловлей да изредка охотой на мускусных быков.

Обнаружив стадо мускусных быков, эскимосы выпускали на него собак. Мускусные быки редко спасаются бегством, стадо почти всегда для обороны сбивается в кучу; при этом взрослые и сильные животные становятся по краям, а более слабые и телята — посередине. Охотники подбегали к выстроившемуся стаду и либо пристреливали животных из луков, либо аакалывали рогатинами. С распространением ружей в американской Арктике истребление мускусных быков пошло очень быстро, так что сейчас они встречаются очень редко. Так, например, во всей Канаде в 1935 г. насчитывалось не более 5—6 тыс. мускусных быков.

Иногда эскимосы охотились и на волков. Голодные волки часто подбирались к селениям. Вблизи своих жилищ эскимосы разбрасывали шарики, сделанные из свернутых в тугую спираль острых и тонких китовых пластинок в полметра длины, густо обмазанных тюленьим жиром и замороженных. Голодный волк этот комок проглатывал п пластинка выпрямляясь, прокалывала его желудок. Обычно это происходило ночью, а на утро охотник шел по следам и находил свою добычу.

Для зимней сухопутной охоты эскимосу нужны лыжи и санп. В саны охотник впрягает собак, с помощью которых доставляет домой промысловую добычу. Собака — единственное домашнее животное эскимосов, собачья упряжка — единственное средство передвижения по суше. На Аляске собачья упряжка такая же, как п в Сибири,— цугом, в Гренландии и.Канаде — веерная.

Наиболее простой тип нарт и теперь встречается у центральных и гренландских эскимосов. Их нарты состоят из двух прямых тяжелых полозьев, соединенных поперечными перекладинами, привязанными к полозьям ремнями из тюленьей кожи. Такие нарты очень тяжелы; чтобы собакам было легче их тащить, весной и осенью на полозья надевают под- полозья из китовой кости, а зимой полозья перед поездкой поливают водой так, чтобы на них образовалась ледяная корка, уменьшающая при движении трение до минимума.

Эскимосы других областей применяли более сложные нарты с загнутыми в передней части полозьями, с копыльями, сидением для ездока и боковыми поручнями.

Эскимосские лыжи-ракетки (или «лапки») помогают охотнику передвигаться, не проваливаясь в глубокий снег. Такие ступательные лыжи распространены также среди чукчей, северных атапасков, лесных индейцев Соединенных Штатов. Скользящих лыж, как у народов Сибири, племена Америки вообще не знали.

Ловля птиц имела существенное значение только для некоторых групп эскимосов. Для охоты на птпц служили специальные дротики с двумя или тремя зубцами, их бросали при помощи метательной дощечки. Такие дротики также были распространены на северо-востоке Сибири, где они известны под названием гаатин. Сбивали птиц и обыкновенным камнем, а также применяли бола. Это несколько шариков из кости с просверленными дырочками, через которые к каждому из них привязана сухожпльная нить, другие концы каждой нити соединены между собою.

Важное значение для эскимосов имело и имеет рыболовство. Рыбу ловили сетями, сачками, запорами и пр. Иногда также стреляли рыб из лука.

Морская и сухопутная охота, рыболовство и ловля птиц были занятиями мужчин. Женщины занимались собирательством, а также гребли на умиаках при охоте на китов.