Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Начало русской колонизации Америки
Этнография - Народы Америки

Северо-западную часть американского континента в XVIII и XIX вв. называли «Русской Америкой». В эту область включали Аляску, Алеутские острова и колонию Росс, расположенную на берегу залива Румянцева в Калифорнии.

История этих земель неотделима от замечательных исследований российских моряков, ученых, землепроходцев-сибиряков. Они первыми изучили огромный район стыка азиатского и американского континентов и распространили свои исследования на западное побережье Америки от Аляски до Калифорнии.

Начало русской колонизации Америки

В 1937 г. на Аляске (на п-ове Кенай) были обнаружены остатки поселения (31 дом со стенами из морской- галькиг дерна, бревен и кирпича). Характер его жилищ указывает на то, что поселение могло быть основано только европейцами примерно триста лет назад. В 1648 г. Семен Дежнев с товарищами открыл пролив между Азией и Европой. О других, более ранних посещениях этого района какими-либо европейцами достоверных сообщений нет. Поэтому возникло предположение, что поселение на п-ове Кенай создали спутники Дежнева (четыре судна его флотилии пропали без вести и, возможно, достигли Аляски).

Планомерное и широкое изучение русскими северной части Тихого океана началось в XVIII в. Одна за другой снаряжались морские экспедиции. В 1728 г. экспедиция В. Беринга (датчанина на русской службе) и А. И. Чирикова повторила открытие Дежнева, пройдя проливом из Тихого в Ледовитый океан. В 1732 г. бот подштурмана Ивана Федорова и геодезиста Михаила Гвоздева,.входивший в состав экспедиции Шестакова — Павлуцкого, достиг Аляски. Суда второй экспедиции Беринга — Чирикова в 1741 г. исследовали побережье Аляски в районе горы Св. Ильи, о-в Кадьяк и некоторые из Алеутских островов. Результаты более чем двадцатилетних работ экспедиций Беринга — Чирикова, а также материалы, собранные Лаптевыми, Ртищевым и др., были обобщены в 1746 г. в сводной карте Морской академии.

О значении вклада русских в освоение этого района может дать некоторое представление то, что флот США даже в 40-х годах XX в. пользовался русскими картами и лоциями XIX в. при плавании к Алеутским островам*. Факт знаменательный, свидетельствующий о высокой точности тех результатов, которых добились российские исследователи.

Открытие русскими Аляски явилось естественным продолжением заселения Сибири, которое началось в XVI в. Впоследствии, в XVII—XVIII вв., это продвижение получило дальнейший размах в связи с развитием в недрах феодально-крепостнического Российского государства капиталистических отношений. Вновь открываемые области, свободные от пут крепостного права, представляли богатые возможности для купцов и промышленников—охотников на пушного и морского зверя. Сибирская, а затем американская пушнина составляла немалую статью дохода во внешней торговле России. Привлекали новые края и простой люд — бежавших от помещиков крестьян, разорившихся ремесленников и др.

В начале добыча пушнины сосредоточивалась в руках мелких торговых компаний, артелей, на свой риск и страх предпринимавших далекие и опасные экспедиции. Это были мелкие и зачастую жестокие хищники, которые не стеснялись в средствах добычи пушнины. Печальную память оставили промышленники Глотов и Соловьев, истребившие целые селения алеутов.

На смену небольшим артелям промышленников пришли торгово-промышленные компании, которые имели достаточно средств, чтобы быть дальновиднее в обращении с местным населением, приносившим им огромные прибыли. Одну из таких компаний возглавлял купец из г. Рыльска Г. И. Шелихов, основатель первых прочных русских поселений на Аляске и инициатор многих начинаний в развитии производительных сил края, которые были впоследствии осуществлены при освоении Русской Америки. 3 августа 1784 г. его суда пришли к о-ву Кадьяку, о котором до этого времени имелись лишь поверхностные сведения. Шелихов основал здесь первые постоянные русские поселения (в бухте Трех Святителей, на о-ве Афогнаке и на побережье Кенайского залива).

На базе торговой компании Шелихова уже после его смерти была создана Российско-Американская компания (1799), которая получила от Павла I монополию на ведение промыслов в Русской Америке и на управление колонией. Первым главным правителем Русской Америки был каргопольский купец А. А. Баранов, приглашенный на этот пост еще Ше- лиховым. Баранов развивал и претворял в жизнь многое из задуманного Шелиховым в деле колонизации Америки.

Российско-Американская компания была создана по образцу голландских, французских и английских монопольных торговых компаний XVII в. Она имела свои корабли, свои крепости с гарнизонами. Обычно раз в год компания посылала в Русскую Америку корабли за ясаком и ценной пушниной, добытой служащими компании. Компания наживалась на торговле с местным населением и извлекала немалые барыши из эксплуатации пришлого русского люда.

Коренное население Русской Америки разделялось на три категории: «действительно зависимые» (алеуты и тихоокеанские эскимосы), «полузависимые» (кенайцы и прочие атапаски), «не совершенно зависимые» (тлин- киты).

Как видно из этого подразделения, основная тяжесть колониального гнета пала на алеутов pi кадьякцев; компания пользовалась их принудительным трудом. Алеуты и кадьякцы составляли основное ядро промысловых рабочих Российско-Американской компании. Хотя юридически в Русской Америке не было крепостного права, но в привилегиях компании, возобновленных в 1821 г., отмечалось ее право пользоваться принудительным трудом местного населения. Так называемое «действительно зависимое население» несло и барщину в виде обязательного участия в промыслах компании, и оброк, ежегодно поставляя компании определенное количество птицы, рыбы, ягод, сараны и пр.

«Российско-Американская компания не покупает у коняг и других подвластных ей народов звериных шкур, но посылает их промышлять оные в дальние места, редко платит им европейскими товарами, а по большей части награждает их птичьими и еврашечьими парками, камлейками, тюленьими кожами, сетками, разными плетеными из жил вещами и даже иногда жиром. Все сие добывается женами и детьми тех американцев, кои ловят зверей; а потому платеж за шкуру приходится очень мал»1, — сообщал о конягах (кадьякцах^) мореплаватель Г. И. Давыдов. Б таком же положении были и чугачи, и алеуты, короче говоря, все «зависимое население», о тяжелом положении которого с негодованием писали многие русские путешественники. Говоря о положении кадьякцев, Ю. Ф. Лисянский отметил, что оно не только «противно правилам справедливости», но «вредно и для самой компании»2.

Несколько лучше было положение кенайцев. Их нельзя было использовать, как алеутов и кадьякцев, на морских промыслах, так как они не были привычны к плаванию в байдарках и не занимались охотой на морского зверя. Кенайцы и другие «полузависимые» нанимались на различные работы Российско-Американской компании, велн с ней торговлю. Что касается тлинкитов, то они оказывали более сильное сопротивление русской колонизации, чем остальные народы Аляски, и компания не имела возможности пользоваться их трудом, не числила их «зависимыми». Занимая юго- восток Аляски, тлинкиты граничили с англичанами из Компании Гудзонова залива и с американцами, которые стремились вытеснить Российско- Американскую компанию из этих богатейших областей, настраивали тлинкитов против русских и сбывали индейцам в числе других товаров и оружие.

И все же колонизация русскими Северо-Западной Америки по своим методами задачам выгодно отличалась от испанской или английской колонизации Америки, которая сопровождалась систематическим истреблением местных жителей. Базировавшаяся в основном на добыче пушнины русская колонизация требовала установления нормальных отношений с коренным населением — поставщиками пушнины.

Русские поселенцы, среди которых были беглые крепостные, разорившиеся ремесленники, ссыльные и другие демократические элементы, очень быстро налаживали с индейцами добрососедские отношения. Среди поселенцев значительную часть составляли промысловые рабочие, страдавшие от притеснений Российско-Американской компании почти в той же мере, как и коренные жители. Срок контракта их работы в Русской Америке был установлен в семь лет, но компания старалась этот срок продлить; с 1821 г. ей удалось добиться у правительства разрешения задерживать рабочих по истечении этого срока еще на семь лет. Вначале рабочие получали половину с добычи, но с 1803 г. компания всю добычу стала брать себе, отдавая «промышленникам» деньги за их половину. В 1815 г. промысловые рабочие были переведены на заработную плату, которая равнялась 300 руб. ассигнациями в год. Эта сумма была вдвое меньше прожиточного минимума для семейного рабочего. Рабочие почти постоянно находились в долговой кабале у Российско-Американской компании.

Не удивительно, что трудовое население колонии находило с угнетенными коренными жителями общий язык. Русские знакомили их с землепашеством и скотоводством, обучали новым методам охоты и обращению с более совершенными орудиями труда. Смешанные браки между русскими и индейцами были в Русской Америке частым явлением.

Уроженцы Русской Америки, дети от смешанных браков между русскими и женщинами из местных племен, назывались креолами. Это слово имело здесь совсем не то значение, как в испанских или в португальских колониях. Креолы составляли значительную прослойку населения русских колоний в Америке. Администрация Российско-Американской компании поощряла смешанные браки, а креолов ставила в лучшие условия по сравнению с индейцами и эскимосами. Креолы могли иметь собственное хозяйство. В 1844 г. креолы официально были приравнены к мещанскому сословию России. Российско-Американская компания на свои средства давала креолам образование, за что они должны были отработать на службе компании в течение десяти-пятнадцати лет. Некоторые креолы отправлялись в Петербург для получения образования. Из числа креолов вышел не один выдающийся исследователь Аляски.

В 1861 г., накануне ликвидации Российско-Американской компании, в Русской Америке насчитывалось около 2 тыс. креолов.

Трудом русского рабочего люда и коренного населения подымалось хозяйство края. Наряду с основным занятием — добычей пушнины в колонии появились новые для этих мест отрасли хозяйства: судостроение, добыча угля, железоплавильное и медеплавильное дело, земледелие и скотоводство.

По мере укрепления колонии росло число ее поселений, сначала возникавших с расширением торговых отношений с аборигенами, а впоследствии на базе новых отраслей хозяйства. К середине XIX в. на Аляске было 45 русских поселений. Всего в Русской Америке в эти годы жило русских, креолов, алеутов, эскимосов и курильцев 11200 человек и около 50 тыс. индейцев*.

В 1811 г. в Калифорнии близ нынешнего г. Сан-Франциско возник еще один русский форт, положивший начало колонии Росс. Срздание новой колонии на юге Северной Америки было связано с проблемой снабжения населения Русской Америки продовольствием.

Российско-Американская компания, затруднявшаяся обеспечить себя промысловыми рабочими, не могла создать в значительных размерах сельское население в колониях. Некоторые состарившиеся «промышленные», жившие с семьями, получили разрешение не возвращаться в Россию, и им давалась земля в Русской Америке (так называемые колониальные граждане). Однако эта группа населения была очень малочисленна: в 1861 г. колониальных граждан оказалось лишь 94 человека. Широкой земледельческой колонизации Аляски мешали феодально-крепостнические отношения в самой России: крестьяне, составлявшие большинство населения страны, были прикреплены к земле. Коренное рыболовческо-охотничье население никогда не занималось земледелием. Развитие сельского хозяйства на Аляске осложнялось не только отсутствием свободных рабочих рук, по также и неблагоприятными природными условиями, которые требовали больших и длительных усилий. Шелихов ввез на Аляску партию домашнего скота. Он также положил начало огородничеству и зерновым посевам, но удался только ячмень. Таким образом, русские колонии в Америке не имели своей продовольственной базы.

Продовольствие в Русскую Америку с первых годов XIX в. стали завозить корабли, отправлявшиеся в кругосветное путешествие. Эти экспедиции не только снабжали колонии всем необходимым — участники их занимались исследованием Аляски, собирали там различные коллекции. Особенно велико было значение первой кругосветной экспедиции 1803—1806 гг., проведенной под командованием И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского. Это путешествие было большим событием и для России в целом, и для Русской Америки в особенности. С тех пор русские кругосветные путешествия совершались почти ежегодно. На русской Аляске побывали черноморские моряки А. П. Лазарев и П. С. Нахимов и морские офицеры, будущие декабристы — Дмитрий Завалишин и Федор Вишневский.

Участники первой кругосветной экспедиции проявляли большой интерес к жизни Русской Америки. Так, они помогли построить новую крепость на Ситхе (Новую Ситху, или Ново-Архангельск). Ново-Архангельск был не только крепостью, он стал административным и культурным центром Русской Америки. В 1805 г. в Ново-Архангельске были основаны библиотекаимузей. В обеспечении библиотеки книгами приняли участие Н. М. Карамзин, М. М. Херасков, И. И. ДхМитриев, известный меценат Румянцев, Строганов, Чичагов и др. В числе пожертвований были не только книги, но и картины, географические карты и др. Для музея был изготовлен ряд звериных чучел в качестве учебных пособий по естествознанию. В 1822 г. ново-архангельская библиотека состояла из 1200 томов; половина книг была на русском языке, остальные на французском, немецком, английском, голландском, испанском, латинском и пр. Библиотека продолжала пополняться и позже.