Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Колонизация Северной Америки. Английские колонии
Этнография - Народы Америки

Существует много легенд и более или менее достоверных рассказов о смелых мореплавателях, побывавших в Северной Америке задолго до Колумба. Среди них — китайские монахи, около 458 г. высадившиеся в Калифорнии, португальские, испанские и ирландские путешественники и миссионеры, якобы достигавшие Америки в VI, VII и IX вв.

Предполагают также, что в X в. на ньюфаундлендских отмелях рыбачили баскские рыбаки. Наиболее достоверны, очевидно, сведения о норвежских мореплавателях, которые в X—XIV вв„ посещали Северную Америку, добираясь сюда из Исландии. Полагают, что колонии норманнов были не только в Гренландии, но и на п-ове Лабрадоре, на Ньюфаундленде, в Новой Англии и даже в районе Великих озер. Однако поселения норманнов уже в XIV в. пришли в упадок, не оставив после себя сколько- нибудь заметных следов в отношении связей между культурами северной части американского и европейского континентов. В этом смысле открытие Северной Америки началось заново в XV в. На этот раз раньше других европейцев Северной Америки достигли англичане.

Английские экспедиции в Северной Америке

Английские открытия в Америке начинаются с плаваний Джона Кабота (Джованни Габотто, или Каб- ботто) и его сына Себастьяна, итальянцев на английской службе. Кабот, получив от английского короля две каравеллы, должен был разыскать морской путь в Китай. В 1497 г. он, по-видимому, досшг_„берегов Лабрадора (где встретил эскимосов), а также, возможно, Ньюфаундленда, где видел индейцев, расписанных красной охрой.

Это была первая в XV в. встреча европейцев с «краснокожими» Северной Ахмерики. В 1498 г. экспедиция Джона и Себастьяна Каботов вновь достигла берегов Северной Америки.

Ближайшим практическим результатом этих плаваний явилось открытие богатейших рыбных отхмелей у берегов Ньюфаундленда. Сюда потянулись целые флотилии английских рыбачьих судов, и число их увеличивалось с каждым годом.

Испанская колонизация Северной Америки

Если английские мореплаватели достигли Северной Америки морем, то испанцы продвигались сюда по суше из южных областей, а также из своих островных владении в Америке — Кубы, Пуэрто-Рико, Сан-Доминго и др.

Испанские завоеватели захватывали в плен индейцев, грабили и жгли их деревни. Индейцы отвечали на это упорным сопротивлением. Многие захватчики нашли смерть на земле, так и не покоренной ими. Понсе де Леон, открывший Флориду (1513), был смертельно ранен в 1521 г. индейцами при высадке в заливе Тампа,где он хотел основать колонию. В 1528 г. погиб и охотник за индейским золотом — Нарваес. Кабеса де Вака, казначей экспедиции Нарваеса, девять лет скитался в южной части североамериканского континента среди индейских племен. Вначале он попал в рабство, а потом, освободившись, стал торговцем и знахарем. Наконец в 1536 г.он выбрался к берегам Калифорнийского залива,уже завоеванного испанцами. Де Вака рассказал много чудесного, преувеличив в богатство, и величину индейских поселений, особенно «городов» индейцев пуэбло, в которых ему довелось побывать. Эти рассказы возбудили интерес испанского дворянства к областям, лежащим к северу от Мексики, и дали толчок к поискам сказочных городов на юго-западе Северной Америки. В 1540 г. из Мексики в северо-западном направлении отправилась экспедиция Коронадо, состоявшая из отряда в 250 всадников и пехотинцев, нескольких сот индейцев-союзников и тысяч обращенных в рабство индейцев и негров-рабов. Экспедиция прошла безводные пустыни между реками Рио-Гранде и Колорадо, захватывая с обычной для испанских колонизаторов жестокостью «города» индейцев пуэбло; но ни ожидаемого золота, ни драгоценных камней в них не оказалось. Для дальнейших поисков Коронадо разослал отряды в разные стороны, а сам, перезимовав в долине Рио-Гранде, двинулся на север, где встретил индейцев прерий— пауни (в нынешнем штате Канзас) и познакомился с их полукочевой охотничьей культурой. Не найдя сокровищ, разочарованный Коронадо повернул назад и. собрав по дороге остатки своих войск, в 1542 г. вернулся в Мексику. После этой экспедиции испанцам стала известна значительная часть материка в пределах теперешних штатов Аризона, Нью-Мексико, Канзас и южных частей штатов Юта и Колорадо, открыт Большой каньон Колорадо, получены сведения об индейцах пуэбло и племенах прерий.

В это же время (1539—1542) на юго-восток Северной Америки была снаряжена экспедиция де Сото, участника похода Писарро. Как только до него дошли рассказы Кабеса дё Вака, де Сото распродал свое имущество и снарядил экспедицию в тысячу человек. В 1539 г. он отплыл с Кубы и высадился на западном берегу Флориды. Де Сото со своей армией в течение четырех лет блуждал в поисках золота по огромной территории теперешних штатов США: Флорида, Джорджия, Алабама, Южная Каролина, Теннесси, Миссисипи, Арканзас, Луизиана и южной части штата Миссури, сея в стране мирных земледельцев смерть и разрушение. Как писали о нем современники, этот правитель увлекался убийстаом жндейцев, как спортом.

У?ке на севере Флориды де Сото пришлось иметь дело с индейцами, которые со времениНарваесаиоклялись бороться с пришельцами не на жизнь, а на смерть. Особенно трудно пришлось завоевателям, когда они добрались до земель индейцев племени чикасавов. В ответ на бесчинства и насилия испанцев индейцы однажды подожгли лагерь де Сото, уничтожив почти все запасы пищи и военного снаряжения. Только в 1542 г., когда сам де Сото умер от лихорадки, жалкие остатки (около трехсот человек) его когда-то богато снаряженной армии на самодельных судах с трудом добрались до берегов Мексики. Этим закончились испанские экспедиции XVI в. в глубь Северной Америки.

К началу XVII в. испанские поселения занимали довольно большую территорию как на атлантическом побережье Северной Америки (во Флориде, Джорджии, Северной Каролине), так и на берегах Мексиканского залива. На западе им принадлежала Калифорния и области, примерно соответствовавшие нынешним штатам Техас, Аризона, Нью-Мексико. Но в том же XVII в. Испанию начали теснить Франция и Англия. Французские колониивдельтеМиссисипиразобщили владения испанской короны в Мексике и во Флориде. На север от Флориды дальнейшему проникновению испанцев преградили путь англичане.

Таким образом, влияние испанской колонизации ограничивалось юго-западом. Вскоре после экспедиции Коронадо в долине Рио-Гранде появились миссионеры, солдаты, поселенцы. Они заставляли индейцев строить здесь форты и миссии. Одними из первых были построены Сан-Габ- риель (1599) и Санта-Фе (1609), где сосредоточилось испанское население.

Неуклонное ослабление Испании, особенно с конца XVI в., падение ее военной, и прежде всего, морской мощи, подорвало ее позиции. Наиболее серьезными претендентами на господство в американских колониях стали Англия, Голландия и Франция.

Основатель первого голландского поселения в Америке, Генри Гудзон, в 1613 г. построил на о-ве Манхаттане хижины для хранения пушнины. На этом месте вскоре возник город Новый Амстердам (впоследствии Нью-Йорк), ставший центром голландской колонии. Голландские колонии, половину населения которых составляли англичане, вскоре перешли во владение Англии.

Начало французской колонизации положили предприниматели-рыболовы. Еще с 1504 г. ньюфаундлендские мели начали посещать бретонские и нормандские рыбаки; появились первые карты американских берегов; в 1508 г. привезли во Францию «напоказ» одного индейца. С 1524 г. французский король Франциск I посылал мореплавателей в Новый Свет с целью дальнейших открытий. Особенно примечательны плавания Жака Картье, моряка из Сен-Мало (Бретань), который в течение восьми лет (1534—1542) исследовал окрестности залива Св. Лаврентия, поднялся по реке того же названия до острова, наименованного им Mont Royal (Королевская Гора; теперь, г. Монреаль), и назвал землю по берегам реки Новой Францией. Ему мы обязаны самыми ранними известиями об ирокезских племенах р. Св. Лаврентия; очень интересны сделанные им зарисовка и описание укрепленного ирокезского селения (Ошелага, или Хохелага) и составленный им словарь индейских слов.

В 1541 г. Картье основал первую земледельческую колонию в районе Квебека, но из-за недостатка съестных припасов колонистов пришлось увезти обратно во^ Францию. На этом прервались попытки французской колонизации Северной Америки в XVI в. Они возобновились позже — спустя столетие.

Основание французских колоний в Северной Америке

Главной движущей силой французской колонизации долгое время была погоня за ценной пушниной,, Захват земли не играл для французов существенной роли. Французские крестьяне, хотя и обремененные феодальными повинностями, оставались, в отличие от обезземеленных английских йоменов, землевладельцами, и из Франции не было массового потока переселенцев.

Закрепляться в Канаде французы стали лишь в начале XVII в., когда Самюэлем Шампленом была основана небольшая колония на п-ове Акадии (к юго-западу от Ньюфаундленда), а затем город Квебек (1608).

К 1615 г. французы дошли уже до озер Гурона и Онтарио. Открытые территории отдавались французской короной торговым компаниям; львиную долю захватила Компания Гудзонова залива. Получив в 1670 г. хартию, эта компания монополизировала скупку пушнины и рыбы у индейцев. По берегам рек и озер на пути индейских кочевок были поставлены посты компании. Они превратили местные племена в «данников» компании, опутав их сетями долгов и обязательств. Индейцев спаивали, развращали; их обирали, выменивая драгоценные меха на безделушки. Появившиеся в Канаде с 1611 г. иезуиты старательно обращали индейцев в католичество, проповедуя смирение перед колонизаторами. Но с еще большим рвением, не отставая от агентов торговой компании, иезуиты скупали у индейцев меха. Эта деятельность ордена ни для кого не была секретом. Так, губернатор Канады Фронтенак сообщал правительству Франции (70-е годы XVII в.), что иезуиты не будут цивилизовать индейцев, ибо они желают сохранить над ними свою опеку, что они заботятся не столько о спасении душ, сколько о добыче всякого добра, миссионерская же их деятельность — пустая комедия.

Начало английской колонизации и первые постоянные английские колонии XVII в.

У французских колонизаторов Канады очень скоро появились конкуренты в лице англичан. Английское правительство считало Канаду естественным продолжением владений британской короны в Америке, основываясь на том, что канадское побережье было открыто английской экспедицией Кабота задолго до первого плавания Жака Картье. Попытки основания колонии в Северной Америке англичанами имели место еще в XVI в., однако все они оказались безуспешными: золота на Севере англичане не нашли, а земледелием искатели легкой наживы пренебрегали. Только в начале XVII в. здесь возникли первые настоящие земледельческие английские колонии.

Начало массового заселения английских колоний в XVII в. открыло новый этап колонизации Северной Америки.

Развитие капитализма в Англии было связано с успехами внешней торговли и созданием монопольных колониальных торговых компаний. Для колонизации Северной Америки путем подписки на паи были образованы две торговые компании, располагавшие большими средствами: Лондонская (Южная.,.пли Варгинская) и Плимутская (Северная); королевские грамоты передали в их распоряжение земли между 34 и 41° с. ш. и неограниченно в глубь страны, как будто земли эти принадлежали не индейцам, а правительству Англии. Первую хартию на основание колонии в Америке получил сэр Хэмфрд Д>кильберт. Он провел предварительную экспедицию в Ньюфаундленд и потерпел на обратном пути крушение. Права Джильберта перешли к его родственнику, сэру Вальтеру Рейли, фавориту королевы Елизаветы. В 1584 г. Рейли решил основать колонию в области южнее Чесапикского залива и назвал ее Виргинией в честь «королевы-девственницы» (лат. virgo — девушка). В следующем году в Виргинию отправилась группа колонистов, обосновавшаяся на о-ве Роаноке (в нынешнем штате Северная Каролина). Через год колонисты вернулись в Англию, так как избранное место оказалось вредным для здоровья. Среди колонистов был известный художник Джон Уайт. Он сделал много зарисовок из жизни местных индейцев — алгоикинов1. Судьба второй группы колонистов, прибывших в Виргинию в 1587 г., неизвестна.

В начале XVII в. проект Вальтера Рейли создать в Виргинии колонию был осуществлен коммерческой Виргинской компанией, ожидавшей больших доходов от этого предприятия. Компания за свой счет доставляла в Виргинию переселенцев, которые были обязаны отработать свой долг в течение четырех-пяти лет.

Место для колонии (Джемстаун), основанной в 1607 г., было выбрано неудачно — болотистое, со множеством москитов, нездоровое. Кроме того, колонисты очень скоро восстановили против себя индейцев. Болезни и стычки с индейцами за несколько месяцев унесли две трети колонистов. Жизнь в колонии была построена на военный лад. Дважды в день колонистов собирали барабанным боем и строем, отправляли в поле на работу, каждый вечер они так же возвращались в Джемстаун на обед и для молитвы. С 1613 г. колонист Джон Рольф (взявший в жены дочь вождя племени повхатан — «принцессу» Покахонтас) начал культивировать табак. С этого времени табак надолго стал статьей дохода колонистов и еще более — Виргинской компании. Поощряя иммиграцию, компания давала колонистам земельные наделы. Бедняки, отработавшие стоимость пути из Англии в Америку, также получали надел, за который вносили владельцу земли платежи в твердо фиксированном размере. Позже, когда Виргиния стала королевской колонией (1624), и когда управление ею перешло от компании в руки назначенного королем губернатора, при наличии цензовых представительных учреждений, эта повинность превратилась в своего рода земельный налог. Иммиграция бедняков вскоре еще более возросла. Если в 1640 г. в Виргинии было 8 тыс. жителей, то в 1700 г. их стало 70 тыс..1 В другой английской колонии — Мэриленде, основанной в 1634 г., лорд Балтимор сразу же по основании колонии ввел наделение землей колонистов — плантаторов, крупных предпринимателей.

Обе колонии специализировались на выращивании табака и поэтому зависели от привозных английских товаров. Основной рабочей силой на крупных плантациях Виргинии и Мэриленда являлись вывезенные из Англии бедняки. На всем протяжении XVII в. «кабальные слуги» (indentured servants), как называли этих бедняков, обязанных отработать стоимость пути в Америку, составляли большинство иммигрантов в Виргинию и Мэриленд.

Очень скоро труд кабальных слуг был заменен рабским трудом негров, которых начали ввозить в южные колонии с первой половины XVII в. (первая большая партия рабов была доставлена в Виргинию в 1619 г.),

С XVII в. среди колонистов появились свободные поселенцы. В северную, Плимутскую колонию направились английские пуритане — «отцы пилигримы», часть которых была сектантами, бежавшими от религиозных преследований на родине. В этой партии были поселенцы, примыкавшие к секте браунистов2. Выйдя в сентябре 1620 г. из Плимута, корабль «Майский цветок» («May flower») с пилигримами в ноябре прибыл к мысу Кейп-Коду. В первую зиму половина колонистов умерла: поселенцы — преимущественно горожане—не умели ни охотиться, ни возделывать землю, ни ловить рыбу. С помощью индейцев, научивших поселенцев выращивать кукурузу, остальная часть в конце концов не только не погибла от голода, но даже выплатила долги за свой проезд на корабле. Колония, основанная сектантами из Плимута, называлась Нью-Плимут.

В 1628 г. пуритане, терпевшие притеснения в годы правления Стюартов, основали в Америке колонию Массачусетс. Пуританская церковь пользовалась в колонии большой властью. Колонист получал право голоса только в том случае, если он принадлежал к пуританской церкви и имел хорошие отзывы проповедника. При таком порядке лишь одна пятая часть взрослого мужского населения Массачусетса имела право голоса.

В годы английской революции в американские колонии стали прибывать эмигранты-аристократы («кавалеры»), не желавшие мириться с новым, революционным режимом на своей родине. Эти колонисты обосновались главным образом в южной колонии (Виргинии).

В 1663 г. восемь придворных Карла II получили в дар земли южнее Виргинии, где была основана колония Каролина (впоследствии разделившаяся на Южную и Северную). Культура табака, обогатившая крупных землевладельцев Виргинии, распространилась в соседних колониях. Однако в долине Шенандоа, в западном Мэриленде, а также к югу от Виргинии— в заболоченных районах Южной Каролины — условий для выращивания табака не было; там, как и в Джорджии, разводили рис. Владельцы Каролины строили планы нажить состояние на разведении сахарного тростника, риса, конопли, льна, производстве индиго, шелка, т. е. дефицитных в Англии товаров, импортируемых из других стран. В 1696 г. в Каролину был ввезен мадагаскарский сорт риса. С этих пор его выращивание на сто лет стало основным занятием колонии. Рис разводили в приречных болотах и на морском берегу. Тяжелый труд под палящим солнцем в малярийных болотах был взвален на плечи негров рабов, которые в 1700 г. составляли половину населения колонии. В южной части колонии (ныне штат Южная Каролина) в еще большей степени, чем в Виргинии, укоренилось рабовладение. Крупные плантаторы-рабовладельцы, владевшие почти всей землей, имели богатые дома в Чарлстоне — административном и культурном центре колонии. В 1719 г. наследники первых владельцев колонии продали свои права английской короне.

Иной характер носила Северная Каролина, заселенная главным образом квакерами и беженцами из Виргинии — мелкими фермерами, укрывавшимися от долгов и непосильных налогов. Крупных плантаций и нег- ров-рабов там было совсем мало. Северная Каролина стала колонией короны в 1726 г.

Во всех этих колониях население по преимуществу пополнялось переселенцами из Англии, Шотландии и Ирландии.

Гораздо более пестрым было население колонии Нью-Йорк (ранее голландской колонии Новые Нидерланды) с городом Новым Амстердамом (ныне Нью-Йорк). После захвата этой колонии англичанами ее получил герцог Йоркский, брат английского короля Карла II. В это время в колонии было не более 10 тыс. жителей, говоривших однако на 18 различных языках. Хотя голландцы не составляли большинства, голландское влияние в американских колониях было велико, богатые голландские семьи пользовались в Нью-Йорке большим политическим весом. Следы этого влияния сохраняются и поныне: голландские слова вошли в язык американцев; голландский архитектурный стиль наложил свой отпечаток на облик американских городов и местечек.

Английская колонизация Северной Америки проводилась в широких масштабах. Америка представлялась беднякам в Европе землей обетованной, где можно найти спасение от притеснений крупных землевладельцев, от религиозных гонений, от долгов.

Предприниматели вербовали переселенцев в Америку; не ограничиваясь этим, они устраивали настоящие облавы, их агенты спаивали людей в трактирах и отправляли на корабли завербованных в нетрезвом виде.

Английские колонии возникали одна за другой1. Население в них очень быстро увеличивалось. Аграрная революция в Англии, сопровождавшаяся массовым обезземеливанием крестьянства, вытеснила из страны множество ограбленных бедняков, искавших возможность получить землю в колониях. В 1625 г, в Северной Америке было всего 1980 колонистов, в 1641 г.— 50 тыс. одних только выходцев из Англии2. По другим данным, в 1641 г. в английских колониях было всего 25 тыс. колонистов3. Через 50 лет население выросло до 200 тыс.4. В 1760 г. оно достигло 1695 тыс. (из них 310 тыс. негров-рабов)5, а через пять лет число колонистов возросло почти вдвое.

Колонисты вели истребительную войну против хозяев страны — индейцев, отнимая у них землю. Всего за несколько лет (1706—1722), были почти полностью истреблены племена Виргинии, несмотря на «родственные» узы, связавшие самого могущественного из вождей виргинских индейцев с англичанами.

На севере, в Новой Англии, пуритане прибегли к иным средствам: они приобретали землю у индейцев путем «торговых сделок». Впоследствии это дало повод официальным историографам утверждать, что предки англо- американцев не посягали на свободу индейцев и не захватывали, а покупали их земли, заключая договора с индейцами. За горсть пороха, снизку бисера и т. п. можно было «купить» громадный участок земли, причем индейцы, не знавшие частной собственности, обычно оставались в неведении о существе заключенной с ними сделки. В фарисейском сознании своей юридической'правоты поселенцы изгоняли индейцев с их земель; если те не соглашались уходить с облюбованной колонистами земли, их истребляли. Особенной свирепостью отличались религиозные фанатики Массачусетса.

Церковь проповедовала, что избиение индейцев угодно господу богу. В рукописях XVII в. сообщается, что некий пастор, услышав об уничтожении большого индейского селения, с церковной кафедры восхвалил бога за то, что в этот день было отправлено в ад шестьсот языческих «душ».

Позорную страницу колониальной политики в Северной Америке представляли премии за скальпы («scalp bounty»). Как показали историко-этнографические исследования (Георг Фридерици), обывательское мнение о том, что обычай скальпирования был издавна очень широко распространен у индейцев Северной Америки,— совершенно неверно. Этот обычай был прежде знаком только немногим племенам восточных районов, но и у них применялся сравнительно редко. Лишь с приходом колонизаторов варварский обычай скальпирования действительно стал распространяться все шире и шире. Причиной этого было прежде всего усиление междоусобных войн, разжигаемых колониальными властями; войны, с введением огнестрельного оружия, стали гораздо более кровопролитными, а распространение железных ножей сделало более легкой операцию срезания скальпа (раньше употреблялись деревянные и костяные ножи). Колониальные власти прямо и непосредственно поощряли распространение обычая скальпирования, назначая премии за скальпы врагов — как индейцев, так и белых, своих соперников по колонизации.

Первая премия за скальпы была назначена в 1641 г. в голландской колонии Новые Нидерланды: по 20 м вампума1 за каждый скальп индейца (метр вампума приравнивался к 5 голландским гульденам). С этих пор в течение 170 с лишним лет (1641—1814) администрация отдельных колоний неоднократно назначала такие премии (выраженные в английских фунтах, в испанских и американских долларах). Даже квакерская Пенсильвания, славившаяся своей сравнительно миролюбивой политикой по отношению к индейцам, в 1756 г. ассигновала 60 тыс. ф. ст. специально на премии за скальпы индейцев. Последняя премия была предложена в 1814 г. на территории Индианы.

Некоторое исключение в жестокой политике уничтожения индейцев составляла, как сказано выше, Пенсильвания — колония, которую основал в 1682 г. богатый квакер, сын английского адмирала, Уильям Пенн для своих единомышленников, преследуемых в Англии. Пенн стремился поддерживать дружественные отношения с индейцами, продолжавшими жить в колонии. Однако, когда начались войны между английскими и французскими колониями (1744—1748 и 1755—1763), индейцы, заключившие союз с французами, оказались вовлеченными в войну и были вытеснены из пределов Пенсильвании.

В американской историографии колонизация Америки чаще всего представляется так, будто европейцы колонизовали «свободные земли», т. е. территории, фактически не заселенные индейцами1. На самом деле Северная Америка, и ее восточная часть в особенности, была, по условиям хозяйственной деятельности индейцев, заселена довольно густо (в XVI в. на территории нынешних США обитало около 1 млн. индейцев). Индейцам, занимавшимся охотой и подсечным земледелием, требовались большие земельные пространства. Сгоняя индейцев с земли, «покупая» у них земельные участки, европейцы обрекали их на гибель. Естественно, что индейцы сопротивлялись, как могли. Борьба за землю сопровождалась целым рядом индейских восстаний, из которых особенно известна так называемая «война короля Филиппа» (индейское имя — Метаком), талантливого вождя одного из прибрежных алгонкинских племен. В 1675—1676гг. Метаком поднял многие племена Новой Англии, и лишь предательство группы индейцев спасло колонистов. К первой четверти XVIII в. прибрежные племена Новой Англии и Виргинии были истреблены почти совершенно.

Отношения колонистов с местными жителями — индейцами не всегда были враждебными. Простые люди — бедные фермеры очень часто поддерживали добрососедские отношения с ними, перенимали опыт индейцев в земледелии, учились у них приспосабливаться к местным условиям. Так, весной 1609 г. колонисты Джемстауна научились от пленных индейцев выращивать кукурузу. Индейцы поджигали лес и сажали кукурузу вперемежку с бобами между обугленными стволами, удобряя почву золой. Они тщательно ухаживали за посевами, окучивали проросшую кукурузу и уничтожали сорняки. Индейская кукуруза спасала колонистов от голодной смерти.

Не менее были обязаны индейцам и жители Нью-Плимута. Проведя первую тяжелую зиму, во время которой половина переселенцев погибла, они весной 1621 г. расчистили оставленные индейцами поля и засеяли в виде опыта 5 акров английской пшеницей и горохом и 20 акров — под руководством одного индейца — кукурузой. Пшеница не уродилась, а кукуруза взошла, и с тех пор на протяжении всего колониального периода была основной земледельческой культурой в Новой Англии. Позже колонисты добились хороших урожаев пшеницы, но кукурузу она не вытеснила.

Как и индейцы, английские колонисты тушили мясо с зерном и овощами, обжаривяли кукурузные зерна, _размалывали зерно в муку, пользуясь деревянными индайскимж._стулами. Следы многих заимствований из индейской кухни нашли отражение в языке и пище американцев. Так, в американском языке имеется ряд названий блюд из кукурузы: поун (кукурузная лепешка), хомини (мамалыга), мага (каша из кукурузной муки), хейсти пуддинг («импровизированный» мучной заварной пуддинг), халъд корн (лущеная кукуруза), саккоташ (блюдо из кукурузы, бобов и свинины)2.

Кроме кукурузы, европейские колонисты заимствовали у индейцев культуру картофеля, земляных орехов, тыквы, кабачков, помидоров, некоторых разновидностей хлопка и бобов. Многие из этих растений были вывезены европейцами из Центральной и Южной Америки в XVII в. в Европу, а оттуда уже попади в Северную Америку. Так было, например, с табаком.

Испанцы, первыми из европейцев перенявшие от индейцев обычай курения табака, присвоили себе монополию его продажи. Колонисты Виргинии, как только была разрешена проблема продовольствия, принялись экспериментировать с местными сортами табака. Но так как они были не очень хороши, то все свободные от посевов кукурузы и других злаков удоб- лые земли в колонии они засеяли табаком с о-ва Тринидада.

В 1618 г. Виргиния отправила в Англию табака на 20 тыс. ф. ст.., в 1629 г. — на 500 тыс. Табак в Виргинии в эти годы служил средством обмена: налоги и долги уплачивали табаком, первые тридцать женихов колонии уплатили за невест, привезенных из Европы, той же «валютой».

Три группы английских колоний

Но характеру производства и по оощественному строю английские колоний можно подразделить на три группы.

В южных колониях (Виргиния, Мэриленд, Северная и Южная Каролина, Джорджия) развилось плантационное рабство. Здесь возникли крупные плантации, принадлежавшие земельной аристократии, более связанной происхождением и экономическими интересами с аристократией Англии, чем с буржуазией северных колоний. Более всего в Англию вывозилось товаров именно из южных колоний.

Применение рабского труда негров и труда «кабальных слуг» получило здесь самое широкое распространение. Как известно, первые негры невольники были привезены в Виргинию в 1619 г.; в 1683 г. там было уже 3 тыс. рабов и 12 тыс. «кабальных слуг»1. После войны за испанское наследство (1701—1714) английское правительство получило монопольное право на работорговлю. С этого времени число рабов-негров в южных колониях все^бсУлее возрастало. Перед войной за независимость в Южной Каролине негров было вдвое больше, чем белых. В начале XVIII в. во всех английских колониях Северной Америки было 60 тыс., а к началу войны за независимость — около 500 тыс. негров рабов2. Южане специализировались на возделывании культуры риса, пшеницы, индиго и, в особенности в первые годы колонизации, табака. Был известен и хлопок, но производство его до изобретения хлопкоочистительной машины (1793) не играло почти никакой роли.

Рядом с обширными угодьями плантатора селились арендаторы, снимавшие землю на началах издольщины, отработки или за деньги. Плантационное хозяйство требовало обширных земель, и захват новых земель шел ускоренным темпом.

В северных колониях, объединившихся в 1642 г., в год начала гражданской войны в Англии, в одну колонию — Новую Англию (Нью-Гэмп- шир, Массачусетс, Род-Айленд, Коннектикут), преобладали колонисты- пуритане.

Расположенные по рекам и около бухт колонии Новой Англии долго оставались изолированными друг от друга. Расселение шло по рекам, связывающим побережье с внутренними частями материка. Захватывались все большие территории. Колонисты селились небольшими поселками, организованными на общинных началах, первоначально с периодическими переделами пахотной земли, затем только с общим выгоном.

В северных колониях складывалось мелкое фермерское землевладение, и рабовладение распространения не получило. Большое значение имели судостроение, торговля рыбой, лесом. Развивалась морская торговля, промышленность, росла промышленная буржуазия, заинтересованная в свободе торговли, стесняемой Англией. Широкий размах получила торговля рабами.

Но даже здесь, в северных колониях, сельское население составляло подавляющее большинство, и горожане долгое время держали скот, имели огороды.

В средних колониях (Нью-Йорк, Нью-Джерси, Делавэр, Пенсильвания) на плодородных землях развивалось фермерское хозяйство, производившее зерновые культуры или специализировавшееся на выращивании скота. В Нью-Йорке и Нью-Джерси больше, чем в других, было распространено крупное землевладение, и хозяева земли отдавали ее участками в аренду. В этих колониях поселения носили смешанный характер: мелкие городки в долине Гудзона и Олбани и крупные земельные владения в Пенсильвании и в отдельных частях колоний Нью-Йорк и Нью-Джерси.

Таким образом, в английских колониях долгое время сосуществовало несколько укладов: капитализм в мануфактурной стадии, более близкий к английскому, чем, например, к прусскому или русскому того же времени; рабство как уклад мануфактурного капитализма до XIX в., а затем (до войны Севера с Югом) — в виде плантационного рабства в капиталистическом обществе; феодальные отношения в виде пережитков; патриархальный уклад в виде мелкособственнического фермерства (в горных западных районах Севера и Юга), в среде которого, хотя и с меньшей силой, чем среди фермерства восточных областей, происходило капиталистическое расслоение.

Все процессы развития капитализма в Северной Америке протекали в своеобразных условиях наличия значительных масс свободного фермерства.

Во всех трех экономических районах, на которые разделялись английские колонии, создавалось две зоны: восточная -заселенная издавна, и западная, пограничная с индейскими территориями полоса — так называемая «граница» (frontier). Граница непрерывно отступала на запад. В XVII в. она проходила по Аллеганскому хребту, в первой четверти XIX в. — уже по р. Миссисипи. Жители «границы» вели жизнь полную опасностей и тяжкой борьбы с природой, требовавшую большого мужества и спаянности. Это были бежавшие с плантаций «кабальные слуги»г фермеры, притесняемые крупными землевладельцами, городской люд, спасавшийся от налогов и религиозной нетерпимости сектантов. Самовольный захват земель (скваттерство) был особой формой классовой борьбы в колониях.