Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Письменность Южной Америки
Этнография - Народы Америки

В исследовании языков Америки можно в последнее время обнаружить две тенденции, казалось бы противоположных, но на самом деле идущих рука об руку. С одной стороны, некоторые из прежних «семей» языков, принимавшихся без достаточного исследования, почти «на глаз», в настоящее время дробятся, из них выделяются отдельные, оказавшиеся самостоятельными группы и языки. Так произошло с семьей ж е, которая в старых классификациях охватывала огромное большинство малоизвестных языков восточной Бразилии: в нее зачисляли все языки, которые не удавалось включить в более изученные группы. После новейших исследований (К. Нимуендажу, Ч. Лоукотки, П. Риве) в группе ж е осталось гораздо меньше языков: многие определились как независимые группы. В то же время лингвисты все более разбираются в путанице, порожденной ошибочным объединением разных языков под общим названием; таковы названия «шаванты», «катукина», «бетойя», «маку», «кабиши» и пр.

С другой стороны, в последнее время делаются попытки на основе более глубокого изучения языков установить родственные связи между языками, которые при поверхностном знакомстве никакого родства между собой не обнаруживали. Некоторые исследователи (X.Хихон-и-Кааманьо, О. Мэсон и др.) пытаются укрупнить известные языковые семьи, вводя понятие «макросемья», или «сверхфила». Так, устанавливаются семьи «макро-чибча», «макро-гуайкуру», «макро-же», «макро-тупи-гуарани» и пр. Есть даже тенденция связать эти «сверхсемьи» Южной Америки с североамериканскими. Например, уже говорят о «макросемье» сиу-хока- чибча. В то же время лингвист Гарриман пытается связать ту же семью хока с кечуа Южной Америки.

По мнению некоторых лингвистов, можно говорить даже о родстве и едином происхождении всех индейских языков, несмотря на их видимые глубокие различия. Такого мнения держался итальянский лингвист Альфредо Тромбетти (1926), полагавший, что все языки мира вообще имеют единое происхождение. Более осторожный американский исследователь Пол Радин (1919) пытался установить наличие некоторых общих черт в грамматических формах всех по крайней мере североамериканских языков. Но подобные попытки до сих пор не привели к убедительным результатам.

Отрицая единство происхождения индейских языков Америки, некоторые исследователи зато не раз пытались обнаружить связи отдельных групп этих языков с теми или иными языковыми семьями за пределами Америки. Наиболее известная из таких попыток принадлежит тому же П. Риве1. Он прослеживает ряд сходств и совпадений в словаре и даже в грамматическом строе — языков группы хока (Калифорния) вместе с близкими к ним языками Центральной Америки и языков малайско-полинезийской семьи, в особенности меланезийских. Помимо этого, П. Риве заявил об обнаруженных им многих сходствах в словарях языков группы чон (огнеземельцы и патагонцы) и языков Австралии. Но эти «сходства» гораздо более спорны, а предположение о прямой исторической связи между коренным населением Австралии и Огненной Земли совершенно неправдоподобно.

В последнее время американские лингвисты пытаются разработать новый метод изучения языков и взаимоотношений между ними: метод «глоттохронологии», основанный на «лексико-статистическом» исследовании языков. Дело началось с попыток определить лишь степень взаимной близости родственных языков путем подсчета количественного соотношения сходных и несходных слов (корней) в этих языках. Чем выше коэффициент сходства и чем, следовательно, ближе друг к другу сравниваемые языки, тем меньше время, протекшее с момента их разделения. Отсюда исследователи заключали и об исторической последовательности появления в данной области отдельных языков и их групп; при этом учитывалось и их географическое распределение в настоящее время. В такой форме данный метод практиковался, как известно, еще раньше европейскими лингвистами (применительно к изучению индоевропейских языков). Из американских же языковедов его впервые систематически применил Э. Сэпир (1916); а один из его последователей К. Ф. Вёгелин сделал на основании исследований как Сэпира, так и других лингвистов вывод о порядке, в каком появились шесть основных языковых семей Северной Америки: по его мнению, самой древней из них надо считать большую семью сиу-хока, более поздними — алгонкино-вакаш- скую и пенути, затем на-дене и юто-ацтекскую, наконец, самой поздней— эскимосско-алеутскую*.

В самые же последние годы некоторые лингвисты пытаются определить даже абсолютную хронологию самостоятельного существования отдельных языков. Моррис Свадеш и Джозеф Гринберг открыли, как они полагают, некий постоянный, приблизительно одинаковый для всех языков коэффициент изменчивости, измеряемый процентом сходства в словаре: на основании изучения хода изменения некоторых европейских и других языков, засвидетельствованного письменными памятниками, Свадеш считает, что за тысячу лет в словаре каждого языка сохраняется 76—85% преяших слов, остальные меняются; за две тысячй лет сохраняется будто бы около 66% и т. д. (при этом в подсчет входят только слова из основного словарного фонда, но не «культурные слова»). Следовательно, если сравнение двух или нескольких языков обнаруживает примерно 80% совпадений, это значит, что данные языки разошлись из общего корня около тысячи лет тому назад. При помощи подобных расчетов Свадеш пришел к выводу, что, например, некоторые языки группы селиш, которые он изучал особенно тщательно, разошлись от общего праязыка около 19 веков (1900 лет) тому назад; этот праязык был распространен некогда, как он полагает, в районе Пьюджет-Саунда или о-ва Ванкувера; общин же праязык всех селишей существовал, по этим расчетам, около 3400 лет назад2.

Подобные вычисления малоубедительны: ведь, прежде всего, исходное положение о равномерном и постоянном темпе изменения всех языков противоречит общеизвестным фактам. Тем не менее какая-то доля истины в основе этих рассуждений, видимо, имеется, и «глоттохронологический» метод Э. Свадеша и его единомышленников заслуживает внимания.

Письменность

Древние цивилизованные народы Америки (майя, сапотеки, ольмеки, кечуа и аймара) пользовались иероглифическим письмом^ которое, в отличие от пиктографического (рисунчатого) письма, передает звуковую, речь.

В развалинах древних городов майя обнаружено около тысячи надписей на камне. В конце XIX — начале XX в. появились обширные публикации этих надписей, собранных Моудсли и Малером. Кроме того, в европейских библиотеках найдены три рукописи майя, вывезенные из Америки в XVI в. Рукописи эти называются по месту хранения: Дрезденская, хМадридская и Парижская.

Письменность майя возникла, по-видимому, в первых веках до нашей эры. Она сохранилась без существенных изменений вплоть до испанского завоевания. Изобретение письменности жрецы приписывали богу К'инич Ахав («солнечноглазый владыка»); она считалась священной и была распространена почти исключительно среди жрецов. Среди иероглифических текстов преобладали календарные, ритуальные, мифологические, исторические, пророческие. Вероятно, записывались также эпические песни, драматические произведения и т. д. Некоторые отрывки в так называемых книгах «Чилам Балам» (написанных на языке майя испанскими буквами в колониальный период), возможно, представляют собой транслитерацию иероглифических текстов. В качестве орудия письма употреби лялась волосяная кисточка, а бумага изготовлялась из луба фикуса. В рукописях обычно идут параллельно письмена и разноцветные рисунки. Надписи на камне сделаны особым шрифтом, знаки которого иногда довольно сильно отличаются от знаков, употреблявшихся в рукописях. Общее число знаков около 300, но часть из них встречается очень редко, в единичных случаях.

Слова записывались обычно при помощи фонетических знаков, передающих открытые или закрытые слоги. Были отдельные знаки для гласных звуков. Особенностью письма майя является широкое употребление так называемых алфавитно-слоговых знаков. Эти знаки в начале или середине слова передают открытый слог, но могут также употребляться для передачи одного согласного звука в конце слова.

Наряду с фонетическими знаками употреблялись также идеограммы и ключевые знаки. Идеограммы передают целые слова (точнее корни слов), указывая одновременно и на звучание, и на смысл. Значение некоторых идеограмм прямо соответствует изображенному (полностью или частично) предмету. Например, изображение головы попугая является идеограммой моо (попугай). В других случаях значение идеограммы соответствует признаку изображенного предмета, например изображение растения является идеограммой йаш (зеленый). Ключевые знаки не читаются, а поясняют смысл слова, записанного при помощи фонетических или идеографических знаков. Таким образом, по основным принципам письмо майя не отличается от иероглифических систем письма Старого Света.

Смысл многих иероглифов майя был известен по источникам XVI в. Диего де Ланда в своей работе «Сообщение о делах в Юкатане» (1566) привел иероглифы 20 дней и 18 месяцев. В других рукописях колониального периода были приведены древние цифры майя. Зная цифры, иероглифы дней и месяцев и календарь майя, уже первые исследователи XIX в. определили смысл ряда иероглифов на основании арифметических расчетов. Рукописи майя в основном календарного содержания, и каждый параграф относится к определенному дню и числу. Так как даты в параграфах рукописей идут в строго определенном порядке, можно легко подсчитать очередную дату, даже если она полностью стерлась. В некоторых случаях цифры заменены иероглифами, математический смысл которых легко определить подсчетом. Так были определены иероглифы, означающие нуль, 20 и различные периоды времени, уцотребляемые в датах (год, двадцатилетие, 400 лет). Цифры и календарные иероглифы подробно изучены Ферстеманном и Баудичем. Исследования XX в. шли почти исключительно по линии попыток определения смысла иероглифов путем арифметических расчетов (С. Морли, Э. Томпсон). Этим путем можно было определить смысл только тех иероглифов, которые так или иначе связаны со счетом. Таких иероглифов нашлось немного, да и то смысл их удалось определить самым приблизительным образом, например «иероглиф счета вперед», «иероглиф счета назад» и т. д. Как читаются все эти иероглифы, математический смысл которых удалось определить, оставалось неизвестным. Для обозначения иероглифов дней и месяцев употреблялись названия, приведенные де Ланда, хотя они во многих случаях не являются чтением иероглифов.

Путем сличения текста и рисунков в рукописях майя также оказалось возможным определить смысл ряда иероглифов, передающих названия животных (А.-М. Тоззер). Определения были основаны на том, что над изображением какого-либо животного обычно встречается один и тот же иероглиф. В ряде случаев такие определения оказались правильными. Аналогичным образом были определены иероглифы богов (П. Шелльхас). Так как оставались неизвестными имена этих богов, их обозначали буквами латинского алфавита: бог А, бог В и т. д.

Расшифровка письма майя значительно облегчалась тем, что Ланда привел в своей работе список 30 алфавитных и слоговых знаков. Однако многие знаки у де Ланда были написаны неясно. Кроме того, Ланда одним и тем же знакам давал совершенно различные толкования. Многим исследователям эти противоречия казались непреодолимыми.

Попытки расшифровать письмо майя, т. е. перейти от толкования смысла к точному фонетическому чтению иероглифов, неоднократно предпринимались в XIX в. Наибольшие успехи были достигнуты французским ученым Леоном де Рони. Используя алфавит де Ланда, он первый правильно прочел слово «индюк», записанное фонетическими знаками, и первый правильно объяснил характер письма майя. Кроме того, он определил иероглифы, обозначающие различные цвета и страны света, хотя и не смог их прочесть. Примеру де Рони последовал американский ученый Сайрус Томас, которому удалось правильно прочесть еще три слова. Однако правильные чтения отдельных слов у Леона де Рони и Сайруса Томаса были случайными, несистематическими. Только сейчас выяснилось, какие из многих десятков предложенных этими учеными чтений действительно правильны.

Противникам фонетического чтения иероглифов майя удалось к началу XX          в. свести на нет все достигнутые успехи. В отрицании первых попыток расшифровки основную роль сыграли теоретические взгляды, возобладавшие в XX в. Письмо майя стало рассматриваться как идеографическое. Наличие алфавитных знаков отрицалось полностью, и все знаки толковались как идеограммы, символы или ребусы.

В 1951 г. советскому ученому Ю. В. Кнорозову удалось доказать, что слова майя записывались главным образом при помощи слоговых знаков, и прочесть несколько слов, записанных фонетически. Основным критерием правильности расшифровки служили перекрестные чтения (когда знак читался одинаково в нескольких словах).

В качестве примера можно привести несколько прочтенных слов. Знаки Kjyj и л/у/ взяты из списка де Ланда (который ученые XX в. полностью игнорировали). В начале слова они читаются как слоговые знаки (кг/, лу), а в конце слова как алфавитные (к, л). Точно так же читаются знаки (б/г//, ц/yl). Знак к/у/ встречается в словах куц (индюк), цук (отряд), булук (одиннадцать); знак л/yj — в словах цул (собака), булук и луб (падать); знак ц/yl — в словах куц, цул и цук\ знак 6jyj—в словах булук и луб. Таким образом, чтение одного слова подтверждается чтением других слов. Кроме того, смысл всех этих слов подтверждается также сопровождающими фразы рисунками и контекстом.

Опираясь на первые прочтенные знаки, в дальнейшем было уже сравнительно легко установить другие знаки алфавита майя и изучить принципы написания слов. В настоящее время наиболее важной проблемой является изучение лексики и грамматики языка иероглифических текстов. Монополизировавшие письменность жрецы майя писали на древнем языке, который сильно отличается от известного нам по записям миссионеров языка майя XVI в. Поэтому чтение надписей майя зависит от успехов филологии.

Сохранились также иероглифические надписи ольмеков и сапотеков. «Ольмеками» принято называть неизвестный народ, живший на побережье Мексиканского залива на территории современных штатов Табаско и Веракрус. Памятники цивилизации «ольмеков» стали известны главным образом в результате раскопок американского археолога М. Стирлинга в Ла-Вента, Трес-Сапотес и Серро-де-лас-Месас. Иероглифических надписей «ольмеков» пока найдено немного: стела С из Трес-Сапотес, три стелы из Серро-де-лас-Месас и надпись на статуэтке из Тушлы. Общее число знаков в «ольмекских» надписях — более 50. Около одной трети всех знаков —очень близкие варианты знаков майя. Общий стиль знаков весьма напоминает письмо майя. В «ольмекских» надписях имеются даты, записанные теми же цифрами, которые употребляли маня (точка для единицы и черточки для пяти). Даты в «ольмекских» надписях вызвали много споров, так как оказалось, что две из них древнеб, чем самые ранние датированные надписи майя. Письмо «ольмеков» совершенно не изучено.

В изучении древней цивилизации сапотеков (штат Оахака) основную роль сыграли раскопки мексиканского ученого Альфонсо Касо. Важнейшими центрами здесь были Монте-Альбан и Митла (сапотек- ское название Йоо-паа). В Монте-Альбане открыто более 20 иероглифических надписей, главным образом на стелах. Самые древние короткие надписи—из трех-четырех знаков на каменных плитах с изображениями «танцоров». Кроме того, найдены надписи в Киулапане, Сосо, пять надписей в Сачилья и более 15 надписей опубликовано без указания места находки. Опубликовано более 50 сапотекских надписей. Общее количество знаков в сапотекских надписях более 100. Некоторые сапотекские знаки весьма близки к знакам майя, однако большинство их отличается и от знаков майя, и от «ольмекских». А. Касо определил сапотекские знаки, обозначающие названия дней, пользуясь сходством между календарями сапотеков майя и ацтеков. В сапотекских надписях употребляются такие же цифры, как у майя и «ольмеков».

Три центральноамериканские системы письма — майя, сапотеков и «ольмеков» — весьма сходны между собой, и вряд ли возможно отрицать их общее происхождение, несмотря на то, что многие знаки сапотеков не имеют никаких аналогий у майя. «Ольмекское» письмо, несомненно, ближе к майя, чем сапотекское. При этом следует отметить, что майя и сапотекп относятся к различным языковым семьям, а языковая принадлежность «ольмеков» неизвестна. У всех трех систем письма есть много общих черт. Знаки обычно заключены в овал или прямоугольник. Фигуры людей и животных, как правило, не встречаются, изображены только их головы в профиль («лицевые» знаки). Знаки обычно соединены в группы, соответствующие словам. Строки писались слева направо и сверху вниз. Во всех трех системах употреблены одинаковые цифры.

Древнейшие надписи у всех трех народов восходят к рубежу нашей эры. Большинство ученых сходятся на том, что письменность у этих народов возникла в первые века до нащей эры. До расшифровки письмен сапотеков и «ольмеков» нет возможности точно определить, насколько они связаны с письмом майя и какойнарод первым изобрел письменность. Однако соответствие названий изображенных предметов и фонетического значения знаков у майя дает возможность предполагать, что иероглифическое письмо впервые появилось у них. Это предположение подтверждается также тем, что именно у майя найдено громадное количество памятников письменности.

Центральноамериканские иероглифические системы письма оказали сильное влияние на пиктографию племен, говоривших на языках нахуа. Пока неясно, какое письмо употреблялось в государстве тольтеков. В развалинах древнего тольтекского города Толлан (Туле) около изображений встречаются отдельные знаки, похожие на иероглифы майя и сапотеков, но не найдено ни одной надписи. Такие же знаки встречаются над изображениями различных персонажей в «Храме воинов», построенном в г. Чичен Ица притольтекском владычестве. Эти знаки, по-видимому, передают имена изображенных лиц. По сообщению мексиканского историка Иштлиль- шочитля, у тольтеков были книги с записями исторических событий и пророчеств. Тольтекские рукописи не сохранились, но имеется большое количество позднейших ацтекских рукописей, возможно, следующих тольтекской традиции. Ацтекские рукописи были пиктографическими; в них обычно изображается ряд сценок, каждая из которых соответствовала целому рассказу или, реже, фразе. Основной пиктографический текст часто дополнялся отдельными словами, записанными при помощи идеограмм и фонетических знаков, т. е. иероглифическим способом. Однако иероглифы никогда не употреблялись для записи целых фраз, а исключительно для передачи имен собственных, географических названий и дат. Таким образом, у тольтеков и ацтеков были только начатки иероглифического письма, дополнявшие пиктографию. Ацтекские иероглифы почти совершенно не стандартизированы. Ряд знаков совпадает со знаками майя и сапотеков. Начатки иероглифики у тольтеков и ацтеков, несомненно, возникли под влиянием древнейших центрально- американских систем письма.

Среди ацтекских рукописей имеются записи о взимании дани с подвластных селений, трактат о воспитании детей, священные календари, исторические хроники и т. д. Ацтекские пиктографические хроники с элементами иероглифики распадаются на две группы: тескоканскую и теночтитланскую. В~тескоканских хрониках излагаются важнейшие события, причем народы или племена и местности, а также даты обозначены иероглифами. В теночтитланских рукописях перечисляются подряд годы и указывается, что произошло в тот или иной год (например, завоевание, смерть правителя и т. д.). Такого рода летописи появились, по-видимому, после того, как вождь теночков Ицкоатль (1428—1440) сжег древние ацтекские исторические рукописи.

Долгое время считалось, что древние цивилизованные народы Южной Америки — кечуа и аймара—не знали письменности. Между тем ранние испанские источники определенно указывают на существование какой-то письменности в древнем государстве Перу.

П. Сармиенто де Гамбоа сообщает, что инка (правитель) Пачакуто Юпанки собрал из всех подчиненных ему провинций в Куско мудрецов и расспрашивал их о замечательных событиях прежнего времени. Затем он приказал описать жизнь каждого инки и земли, которые он завоевал. Также было записано предание о происхождении инков, легенда о потопе и т. д. Тексты были написаны на полотнищах, наклеенных на большие доски, украшенные золотом. Эти доски хранились в храме солнца (По- кен Канта) в Куско, в особом зале, куда могли входить только некоторые амаута (ученые жрецы), умевшие читать и объяснять тексты. ИнкаТупак Юпанки приказал составить описание всех провинций своего государства, и через два года амаута представили ему такое описание (на полотнищах). Аналогичные сведения сообщает Кристобаль де Молина. Наиболее компетентный автор, Бернабе Кобо, утверждает, что он лично видел подобные полотнища в Куско. В 1572 г. четыре полотнища с описанием истории инков были отправлены испанскому королю Филиппу II. Полагают, что корабль, который их вез, потонул. Фернандо Монтесинос сообщает, что при 78-м, по его списку, правителе, которого он называет Тупак Пачакути VII, началась эпидемия. Инка запросил оракула бога

Виракоча, как прекратить эпидемию. Оракул ответил, что для этого необходимо запретить употребление письма. Инка так и сделал, и с тех пор для государственных статистических целей стали широко употребляться кипу (связки шнурков с узелками; цвет шнурка указывал предмет, узелки— количество). Впоследствии один амаута снова изобрел письмена, но его за это сожгли живым. Может быть, в легенде о запрещении письма следует видеть указание на борьбу двух групп жречества.

Древнее перуанское письмо называлось килька (qiiillca). Как выяснилось в результате недавних исследований боливийского ученого Д.-Э. Ибарра Грассо, в Боливии (зона Анд) и в большей части Перу до настоящего времени широко распространена местная иероглифическая письменность, носящая такое же название. Эта письменность употребляется во всей области распространения языка аймара и среди большей части населения, говорящего на языке кечуа. Письменность эта употребляется почти исключительно для записи католических молитв. Это, однако, не означает, что она приспособлена только для молитв. Имеются записи государственных гимнов. Под диктовку Ибарра Грассо был записан текст языческой песни.

Знатоками местной письменности являются писцы-специалисты (часто, женщины)^ Пишут соком кактуса (или анилиновыми красками) при помощи палочки. В XIX в. обычно писали на коже, сейчас пишут на бумаге. Текст начинается, как правило, справа внизу и идет в бустрофедонном порядке (т. е. в одной строке — слева направо, а в следующей — справа налево). Слова одно от другого не отделяются. Общее число знаков — несколько сот, но знаки весьма сильно отличаются в разных местностях. Например, в качестве идеограммы слова «радость» (cusiy) в одном случае изображается паук (cusi) сбоку, в другом — паук сверху, в третьем — палочка с паутиной. Имеется значительное различие между знаками текстов XIX в. и современными.

Поданным Ибарра Грассо, наиболее совершенное письмо употребляется в районе Сан-Лукас. В нем передаются полностью не только все слова предложения, но и окончания, частицы, суффиксы глаголов и т. д. Число фонетических знаков доходит до 55%. В других местностях аффиксы и служебные тексты речи передаются эпизодически. В районе Сан-Лукас знаки наиболее стилизованы.

Письмо-килька, употреблявшееся до наших дней у кечуа п аймара, представляет собой древнее перуанское (андское) письмо, но сильно измененное и, по-виднмому. деградировавшее. Можно предполагать, что иероглифическое письмо, запрещенное инками незадолго до испанского завоевания, сохранялось в провинциях. После завоевания запрет потерял силу, и обращенные в христианство индейцы с одобрения миссионеров стали использовать свои письмена для записи католических молитв.

В настоящее время уже найдено несколько коротких надписей на статуэтках и камнях, относящихся ко временам до испанского завоевания. Раскопки в Анконе дали образцы доинкской пиктографии (анконские погребальные таблицы).

В андских системах письма, в отличие от центрально-американских, фигуры людей гг животных изображаются полностью. Текст начинается, как правило, справа внизу и идет вверх горизонтальными строками в бустрофедонном порядке.Слова при написании не отделяются. Центрально- американские иероглифические системы письма возникли и развивались независимо от перуанских.

Древнее андское письмо, вероятно, оказало влияние на пиктографию соседних племен. У племени куна (Панама), наряду с пиктографией, до сих пор употребляется примитивное иероглифическое письмо, отчасти сходное с современным письмом кечуа и аймара. Образцом письма куна может служить запись песни о птице веко, опубликованная Вассеном.

Многие племена Северной и Южной Америки имели развитую пиктографию.. Так, например, у делаваров сохранилась длинная запись легенд о            странствовании племени, сделанная пиктографическим письмом («Валам Олум»). В этой записи каждый рисунок, или, вернее, сценка соответствует целой фразе. Уоджибвеев были пиктографические записи магических и любовных песен. Дакоты вели своеобразные летописи, в которых важней* шее событие года передавалось рисунком или сценкой. Особенно широко были распространены различные пиктографические охотничьи записи. У племени куна до настоящего времени сохраняются пиктографические записи. Вассен опубликовал целую книгу куна о лечении болезней, записанную развитым пиктографическим письмом. По данным Крушента, различные пиктографические записи до сих пор употребляются у индейцев Венесуэлы.

Сохранению пиктографии, конечно, способствует неграмотность. Первые попытки создать алфавиты индейских языков на латинской основе относятся к XVI в. Католические миссионеры приспособили испанский алфавит к языкам ацтеков, майя, кечуа и других народов, чтобы иметь возможность перевести христианскую литературу на эти языки. Грамотность распространения не получила, но благодаря созданию индейских алфавитов уцелел ряд памятников литературы, как например ацтекские песни, эпос киче «Пополь Вух», книги «Чилам Балам» у майя, драма кечуа «Ольяи- тай», Иногда миссионеры делали попытки создать искусственные системы письма специально для записи молитв. Якобо де Тестера (XVI в.) приспособил для этой цели видоизмененную пиктографию.Эти записи молитв сохранялись у отоми до XX в. Каудер в 1866 г. написал катехизис для племени микмак при помощи сложнейшего символического письма (отчасти на базе местной пиктографии), однако его никто не понял. Были попытки создания алфавита, исходящие и от самих индейцев. Метис Секвойя (1821) разработал чирокский силлабический алфавит из 84 знаков. В основу были взяты латинские буквы, но читались они по-другому. На основе этого алфавита чироки, чоктавы и крики издавали в XIX в. журналы и газеты.

В настоящее время в США создана письменность для ряда индейских языков. Но у индейцев нет средств для перевода на родной язык классиков мировой литературы, для издания газет,нет учебников и квалифицированных учителей. Правительство и миссионеры озабочены лишь тем, чтобы снабдить индейские школы книгами религиозного содержания. Управление по делам индейцев вводит обучение лишь на родном языке — в ущерб знанию английского языка, без которого невозможно получить образование. Индейцы прекрасно понимают, что таким способом правительство стремится укрепить систему их изоляции от англоязычного населения, и требует ьведения в резервациях общей программы обучения.

Во многих странах Латинской Америки за последнее время также создана письменность для многих индейских языков. В Мексике разработана письменность для 17 языков.

В Гватемале проводилась работа по созданию письменности на пяти основных индейских языках. Создана письменность для языка гуарани (Парагвай). Однако эта письменность пока не получает широкого рас- лространения в связи с тяжелым экономическим положением основной массы индейского населения. Значительная часть индейского населения Америки остается неграмотной.