Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



История изучения языков Америки
Этнография - Народы Америки

Языки коренного населения обеих Америк чрезвычайно многообразны по типу и структуре и еще очень плохо изучены. Первыми исследователями: амерлкалских языков были миссионеры, которые изучдли эти ааыки для потребностей пропаганды христианства. Плодами их трудов (XVI—XIX вв.) явились переводы на индейские языки библии, псалтыря и молитвенников, а в качестве побочных продуктов от этой работы остались многочисленные словари и грамматики. В XIX в. материалы по индейским языкам собирались также инженерами при правительственных исследовательских партиях, врачами гарнизонных отрядов армии Соединенных Штатов и другими случайными в науке людьми.

Научное изучение американских языков началось лишь с 80-х годов XIX в., когда при Смитсоновском институте в Вашингтоне было основано Бюро американской этнологии (1879). Возглавивший его майор Джон Уэсли Пауэлл, хотя и был геологом по специальности, а не лингвистом, удачно справился с трудной задачей, которая была не по плечу многим лингвистам. Он привел в систему все накопившиеся к его времени сведения о языках многочисленных племен Северной Америки и дал их первую обоснованную классификацию, насчитав в общей сложности 58 языковых групп.

Выход в свет капитального труда Пауэлла1 знаменовал собой конец первого периода изучения языков в Америке, периода в основном «мисионерского», и начало второго периода, когда лингвистическая работа стимулировалась уже научным интересом к предмету. Правда, сам этот научный интерес диктовался в конечном счете целями «индейской политики» правительства США, стремившегося как раз в эти годы покончить с самостоятельностью индейских племен.

Классификация Пауэлла построена исключительно на сравнении словарного материала разных языков. Грамматический строй он оставлял без внимания. Классификация эта сохранила доныне свое научное значение, и позднейшие работы приводили преимущественно лишь к сокращению в ней числа мелких групп.

В 1886 г. при Пенсильванском университете была учреждена кафедра, посвященная изучению языков американских индейцев. Руководил ею известный профессор американской лингвистики и археологии Даниел Бринтон. В том же 1891 г., когда появилась работа Пауэлла, Вринтон опубликовал свое исследование «The American race», главную часть которого составляла как раз классификация языков,— и притом всей Америки, а не только Северной. К своей задаче Бринтон подошел совсем иначе, чем Пауэлл: в противоположность ему, он сопоставлял как раз не словари, а грамматический строй языков. Бринтон попытался уложить все многочисленные языки Америки в пять основных групп: 1) североатлантическую, 2) северотпхоокеапскую, 3) центральную, 4) южнотихоокеанскую и 5) южноатлаптическую. Каждую группу он делил па семьи, которых насчитал всего 45; из них J3 пришлось па Северную Америку.

В результате кропотливой собирательской работы многих десятков исследователей в течение почти 70 лет накоплен громадный текстовой, словарный и грамматический материал, описанный и классифицированный по отдельным языкам; по до сих пор еще не дано серьезных обобщений этого материала. Единичные попытки отдельных лингвистов подойти к нему с позиций традиционного сравнительного метода неизменно оканчивались неудачей: отсутствие четких родственных группировок языков не давало возможности восстанавливать «праязыки»; обилие лингвистических групп не позволяло разработать генеалогическую классификацию языков по признаку родства; своеобразие и разнообразие морфологического и синтаксического строя не позволяли отнести эти языки к тому или иному из трех известных тогда структурных типов языков: изолирующему, или корневому,— типа китайского языка, агглютинирующему — типа тюркских и финско-угорских языков или флектирующему — тина индоевропейских и семитских языков. Морфологический тип большинства американских языков оказался совершенно своеобразным.

Еще В. Гумбольдт, известный филолог XIX в., предложил выделить американские и некоторые палеоазиатские языки (гилякский, чукотский) в особую группу, которую лингвисты обозначают термином «полисинтетические», или «инкорпорирующие» языки (инкорпорация — лат. «внедрение»). 13 этих языках предложения образуются путем включения в главные его члены, преимущественно в сказуемое, второстепенных членов предложения, а иногда и подлежащего. Таким образом, при инкорпорирующем, или полисинтетическом, строе речи предложение представляет собой как бы одно длинное слово. Так, например, на эскимосском языке слово-предложение «Tacusariartorumagaluarnerpa?» означает: «Вы думаете, что он действительно имеет намерение этим заняться?». На языке индейцев микмаков (алгонкинская группа) предложение: «Они собираются вместе есть свою пищу» также выражено одним комплексом: «Najdejemauweeoolowgooddullaolteedissuneega». В языке тарасков (Мексика) «hoponi»—значит мыть, «Ьороспш»—мыть руки, «hopodini»— мыть ушп. При этом имя существительное включается в состав: глагола между корнем и окончанием. На языке ипурина (араваки Бразилии) слово-предложение «Nigugacatcaurumatinii» означает: «затягиваю пояс вокруг твоего тела»1.

Но далее оказалось, что к этой группе чисто полисинтетических языков принадлежат лишь некоторые американские языки, например эскимосские, алгонкинские, ирокезские, кэддо, юто-ацтекские, квакиютль; в значительной же части американских языков этого объединения многих элементов в одно слово почти не наблюдается; так обстоит дело в языкал чинук, атапаскских, тлинкитском, хайда, отоми, майя и др.

Значительный шаг вперед в изучении взаимных связей американских языков был сделан работами А. Крёбера, Ф. Боаса и Э. Сэпира — выдающихся американских этнографов и лингвистов. Крёбер первым указал на непригодность того отвлеченно-филологического метода, каким работало большинство лингвистов (индоевропеистов)2. Для классификации американских языков гораздо больше могут сделать, и уже сделали, этнографы, историки, чем собственно лингвисты: ведь здесь важно исследование реальных историко-культурных связей между племенами и группами племен. Сходство грамматики, на которое постоянно упирают лингвисты,— это только одна сторона вопроса. Важен и метод сопоставления словарей, но при этом необходимо строго учитывать географические связи между народами, ибо в языках соседних народов обычно оказывается много взаимно заимствованных слов и форм. Крёбер иллюстрирует свои положения на материале хорошо изученных им языков Калифорнии.

Статья Крёбера была началом нового этапа в изучении американских языков. Гораздо полнее развил положения Крёбера Ф. Боас, который в своих позднейших работах совершенно по-новому поставил вопрос о родстве языков. В статье «Классификация языков индейцев Америки»3 13оас хорошо показал, что родство языков — понятие сложное. Сходство н близость языков могут порождаться не только происхождением их из общего ствола, ио и длительным соседством и историческими связями. Языки соседних племен, хотя бы по происхождению и различные, нередко обнаруживают поразительное сходство грамматического строя, не говоря уже об общности словарного запаса. Поэтому Боас считает возможным говорить о факте «диффузии грамматических процессов», охватывающей соседние, хотя бы и не родственные языки. Так могли возникать смешанные языки (аналогичные факты установлены Лепсиусом в Африке). Свое исследование Боас заключает таким выводом: «Если изложенный здесь взгляд вереи, то невозможно сгруппировать американские языки по строго генеалогической схеме, в которой каждая лингвистическая семья развивалась бы вплоть до новейших форм; но мы должны признать, что многие языки имеют множественные корни (multiple roots)»4. В основном вполне правильные мысли Боаса не должны, однако, мешать исследователям продолжать искать глубокие исторические связи между языками, связи, которые могут говорить именно об общности происхождения. Такие поиски действительно продолжаются. Решающий шаг в этом направлении был сделан видным американским лингвистом Эдуардом Сэпиромх.

Сэпир еще в 1929 г.2 путем кропотливого сравнительного изучения североамериканских языков пришел к выводу о глубоком историческом родстве между группами, которые до сих пор считались друг другу чуждыми; это историческое родство обнаруживается, по его мнению, в виде остатков уже омертвевших древних грамматических форм, которые оказываются общими многим языкам. Действуя этим методом, Сэпир свел прежние многочисленные семьи языков Северной Америки (которых, по Пауэллу, насчитывалось 58) в шесть крупных групп (stocks), или «больших семей», «сверхсемей». Это языки: 1) эскимосско-алеутские; 2) алгонкин- ско-вакашские; 3) сиу-хока; 4) на-дене; 5) пенути; 6) таньо-юто-ацтекские.

В настоящее время большинство американских и европейских лингвистов принимают, хотя с теми или иными оговорками, схему Сэпира и кладут ее в основу группировки североамериканских языков. Ее приняли К.-Ф. Вёгелин, П. Риве, Ч. Лоукотка, Г. Хойджер и др.; с некоторыми колебаниями — также А.-Л. Крёбер. И в самом деле, схема Сэпира полезна уже одним тем, что она толкает к более конкретному изучению исторических связей между племенами, частью далекими друг от друга географически и по культуре. Она намечает пути более глубокого исследования заселения североамериканского материка.