Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Города и селения Парагвая. Одежда, ремесла, пища
Этнография - Народы Америки

Столица Парагвая — Асунсьон имеет более 200 тыс. населения. Столица и такие провинциальные города, как Вильяррика, Консепсьон, Ягуарон, подобно многим городам других республик Южной Америки, сохранили планировку и архитектуру старых испанских городов. По своему облику они отличаются от больших городов соседних с Парагваем республик, в которых резко сказывается влияние современной архитектуры. Здесь почти нет многоэтажных домов, нет также заводских зданий. Даже в столице фабрики и заводы — это небольшие предприятия полукустарного типа, по внешнему облику мало чем отличающиеся от жилых домов.

Асунсьон расположен на террасе, возвышающейся на 15 м над левым берегом реки. Его длинные улицы на окраинах зарастают травой и кустарником, а некоторые площади напоминают саванны, по которым извиваются узкие тропинки. За исключением трех-четырех центральных улиц — Авенида Република, Сан Бокада, 14 июля,— остальные похожи на овраги, засыпанные песком и щебнем, точно русла высохших рек, по берегам которых тянутся тротуары то из дерева, то из щебня, то из кирпича. У тротуаров низенькие дома с немногими окнами. Асунсьон, как почти все города испанского происхождения, построен по принципу шахматной доски. Улицы его наподобие линий этой доски расположены с северо-востока на юго-запад и с северо-северо-запада на юго-юго-восток. В центре города находятся Пантеон героев, построенный по типу Дома инвалидов в Париже, и здание тюрьмы — тесный сырой каземат, в дождливое время затапливаемый водой.

Очень интересно побывать на рынке Асунсьона. Рынок имеет довольно примитивный вид. Небольшая площадь покрыта навесом из черепицы, подпираемым деревянными столбами. Под навесом нет ни лавок, ни столов. Чаще всего прямо на земле, а иногда на циновках, искусно сплетенных из водорослей, пальмовых листьев или из кукурузной соломы, разложены маниока, бататы, бананы, апельсины, а также гамаки, пончо, глиняная посуда. Тут же под навесами сидят десятки торговок, продающих мутную желтую местную водку — канъа, полученную в результате перегонки сахарного тростника. Сотни людей шумят, кричат, большинство курит длинные сигары-пахитоски, тяжелый запах которых помогает издалека обнаружить место рынка. После нескольких утренних часов торговли вся толпа продавцов расходится по улицам, ведущим за город.

На окраине столицы расположены небольшие черепичные и мыловаренные заводики. В городе есть стадион примерно на 40 тыс; мест.

При выходе из Асунсьона путешественники, спускающиеся вниз по ]р. Парагвай, вскоре теряют из виду город: он скрывается за высоким холмои Ламбари, который возвышается на 100 м над правым берегом реки. По преданию, этот конический холм получил свое название в память одного индейского военачальника, который храбро сражался здесь против первых испанских завоевателей.

Селения

В сельских местностях большая часть селений состоит из 120—130 деревянных или глиняных хижин, крытых пальмовыми листьями или соломой. Почти в каждом селении имеется небольшая церковь, построенная в староиспанском стиле. Обычно церковь расположена в центре поселка на площади. Около церкви сооружается деревянный помост, на котором располагается столб с колоколом.

В небольших деревнях хижина парагвайца отличается от построек городского типа и крупных сельских селений. Как правило, это три стены из необожженного кирпича, под плоской кровлей, опирающейся на бамбуковые жерди и наклоненной назад для стока воды. Хижины покрыты кукурузной соломой или тростником, а иногда листьями латании. Передняя стена обычно отсутствует. Вместо нее сооружается легкий, редко плетеный забор из тростника с такой же дверцей. Сквозь этот забор свет проникает внутрь жилья. Нары для спанья—также из тростника. Раньше многие парагвайцы спали в гамаках, подвязывавшихся к столбам крыши. Сейчас гамаки почти совсем не употребляются. Пол хижины делают из утрамбованной глины. В одном углу на полках собрана глиняная посуда домашнего производства, а в другом, как правило,— ткацкий станок из бамбука, на котором ткут местные пончо. Недалеко от хижины обычно строится небольшой навес, под которым находится маленькая печка для варки пищи и приспособление для изготовления глиняной посуды — деревянный круг на вбитом в землю коле. Дворик дома обносится забором из тростника или бамбука. В деревянных домах побелка стены делается известью, но потолков в доме нет, над жилым помещением — непосредственно крыша, которая держится на трех столбах, установленных посредине. Сквозь бамбуковые жерди крыши спускаются пучки засохших листьев, тростника и камыша.

Одежда

В настоящее время наиболее обеспеченное городское население, помещики и иммигранты-колонисты носят одежду современного европейского покроя. Большинство же населения одето очень бедно, и его одежда мало изменилась за последние 50—70 лет. «Мужчины носят ободранные внизу штаны, а сверху прикрывают тело изодранным серым или коричневым пончо. Женщины носят юбку, а сверху обматывают себя кусками какого-нибудь ситца. Все ходят босиком. Женщины деревень снизу обертывают себя куском материи, подвернутым у талии, сверху покрывают себя другим квадратом»1.

В Парагвае, как и во многих других странах Латинской Америки,, очень распространены пончо — квадратные плащи с прорезом для головы посредине. Пончо окрашивают растительными красителями. Встречаются старые парагвайские ткани, окрашенные более сотни лет назад краской индиго в неподражаемый голубой цвет. Эти ткани имеют такой вид, что кажется их покрасили только вчера.

Дети до 10—12-летнего возраста обычно в сельской местности вообще не носят одежды.

Ремесла

Парагвайские женщины славятся в Латинской Америке как искусные ткачихи и рукодельницы. Особенно большой известностью пользуются парагваиские кружева нъян- дути — «паутина», получившие свое название из-за их поразительной тонкости и подражания в структуре рисунка паутины. Достоинства таких кружев заключаются и в искусном плетении, в правильности, симметричности и тщательной отделке узора. Узор старых парагвайских кружев был несколько замысловатее нынешних: на фоне паутины наносились различные дополнительные разводы.

В деревнях очень редко можно встретить металлическую посуду. Пищу обычно подают на деревянных блюдах или в тыквах всевозможных размеров и форм. Съестные припасы переносят в цилиндрических или четырехугольных корзинах, сплетенных из волокна пальмы пиндо с продольными деревянными обручами для крепления. Большей частью мастера разукрашивают корзины черным геометрическим узором.

Как правило, парагвайцы сами изготовляют посуду для домашнего обихода. Для этой цели почти в каждом доме имеется простейшее гончарное приспособление. Глиняная посуда не имеет каких-либо оригинальных форм, но всегда имеет тонкие стенки, тщательно обожжена, а иногда и раскрашена красными и белыми разводами. Вообще парагвайцы любят изделия из глины. В каждом доме, в каждой хижине можно встретить любопытные фигурки из глины. Имена наиболее талантливых народных мастеров миниатюрных глиняных статуэток, например Марсала, популярны и в соседних с Парагваем странах.

Украшения

Как и много лет назад, у современных индейцев Парагвая очень распространены украшения для губ. Это палочка 10—15 см, сделанная из смолы или, как исключение, из камня или кости. Женщины носят треугольные серьги из раковин. Вожди племен имеют ожерелья из серебра или меди. Во время религиозных церемоний мужчины надевают на голову убор из перьев, укрепленных на матерчатой полоске или же прикрепленных в виде кисточек к ожерельям, сделанным из семян растений. Подобные ожерелья также надевают по диагонали через грудь. Дети и женщины носят ожерелья из деревянных бус пирамидальной формы и деревянные или костяные подвески в форме животных и человека. Иногда ожерелья составляются из маленьких тыкв, а также из сочленений рыбьих позвонков. В литературе о Парагвае часто встречались упоминания о красивых плащах гуарани, изготовленных из ярких перьев. Сейчас парагвайские индейцы уже больше не делают подобных плащей. То же можно сказать о браслетах и диадемах из перьев, которые сейчас можно встретить только во время исполнения религиозных церемоний.

Как и раньше, парагвайские индейцы прибегают к раскраске тела, в основном нанося точки и штрихи на лицо смесью из угля и воска.

Пища

Социальное неравенство резко сказывается в питании населения. Буржуазия предпочитает кушанья французской и испанской кухни. Широко распространено также потребление концентратов и консервов, получаемых из США, Канады, Швейцарии и Аргентины. В пище иммигрантов-колонистов преобладают их национальные блюда.

Основная масса населения страны питается хлебом и бобами. Однако пшеничного хлеба трудящиеся Парагвая почти не употребляют. Хлеб доступен только буржуазии, потому что стоит дорого: пшеница импортируется из Аргентины и США. То, что в статистических данных именуется хлебом,— это пресные лепешки из кукурузной, маниоковой или другой муки с небольшой примесью пшеничной.

Питание крестьян и рабочих обычно состоит: утром, перед началом работы, из чая мате, в котором размочены лепешки; обед ограничивается похлебкой из кукурузы, маниоки, риса, бобов, иногда с солониной, и чаем. Ужин мало чем отличается от обеда — та же похлебка или каша.

Дукуруза очень распространена в Парагвае. Гуарани знают более двух десятков способов приготовления различных кушаний из маиса. Наиболее'популярное блюдо — это пирожки из маисовой муки — чипас, а также каша из маиса — абати пороро. Тесто из маиса они заворачивают в пальмовые листья и пекут его в горячей золе. В Парагвае везде можно встретить плантации маниоки, или, как ее еще называют, юки. Это куст, достигающий двух метров высоты (из семейства молочайных). Корнеплод маниоки содержит питательное крахмалистое вещество. Клубни маниоки, достигающие веса в несколько килограммов, высушивают и размалывают. Получается так называемая тапиоковая мука. При хранении ее приходится предохранять от сырости, так как при влажном парагвайском климате она быстро портится. Клубни маниоки ядовиты, поэтому их можно есть только в отваренном или тушеном виде. Крахмал из маниоки добывают растиранием клубней на терках и выпариванием массы в воде.

В Парагвае очень мало употребляют соль, гуарани же совсем не солят пищу, используя для этого золу деревьев.

Очень распространена в Парагвае пальма ватаи. Плод ее, будучи сварен, дает масло, употребляемое для приправы. Из ствола добывают сок, делая продольные надрезы на коре; из него после брожения получается напиток — чича, сладковатый и острый. Гуарани широко употребляют дикие плоды и других пальм, особенно пальмы пинто.

Важным источником питания современных индейцев Парагвая служит мед. Первыми начали разводить пчел индейцы племени апапокува.