Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Политический строй Парагвая. Краткий исторический очерк
Этнография - Народы Америки

Парагвай — одна из небольших по площади и по щие сведения ЧИСЛу жителей республик Южной Америки. Ее территория занимает 406,7 тыс. км2, население (по оценке на 1957 г.) — 1638 тыс. жителей.

Видный естествоиспытатель Феликс де Асара считает, что название Парагвай произошло от имени племени паягуа. Это племя занимало большую территорию, прилегающую к реке (которая теперь носит название Парагвай) выше того места, где в настоящее время находится Асунсьон. Последняя буква й (у) на языке гуарани означает вода. Полный перевод названия Парагвай означает вода племени паягуа.

Политический строй

Официально Парагвай считается республикой. Фактически же в стране господствует режим полицейской диктатуры. Власть формально разделяется на законодательную, исполнительную и судебную. По парагвайской конституции исполнительная власть осуществляется президентом республики, избираемым на пять лет. Президент назначает кабинет министров. Законодательная власть должна осуществляться палатой представителей, депутаты которой должны избираться на прямых выборах из расчета один депутат от 25 тыс. жителей. Судебная власть принадлежит Верховному суду из трех членов и трибуналу.

Такова схема высшего государственного устройства Парагвая, предусмотренная конституцией 1940 г. Однако конституция в том виде, как «она составлена, никогда не применялась на практике. Население участвует в выборах формально или вовсе устранено от них. Например, существует ценз грамотности: не умеющих читать и писать не допускают к голосованию, а большинство населения страны неграмотно. Касаясь политического положения в Парагвае, бразильская газета «Вое операриа» писала: «Режим, царящий в Парагвае, не имеет себе равного в Южной Америке. Это режим постоянного осадного положения». Президентом Парагвая в настоящее время является Альфредо Стреснер, избранный в 1954 г. Выборы проходили в условиях полицейского произвола, заранее обеспечившего победу партии «Колорадо», представителем которой был генерал Стреснер.

В административном отношении Парагвай делится на две области: Восточный Парагвай, который разбит на тринадцать департаментов, и Западный Парагвай или Северное Чако, в состав которого входят три департамента. Департаменты состоят из районов, а те в свою очередь делятся на общины. Во главе каждого департамента стоит губернатор, назначаемый президентом по представлению министерства? внутренних дел, а во главе района или общины находится так называемый политический руководитель — хефе политипо (нечто вроде префекта). Роль последних с установлением в стране режима полицейской диктатуры свелась к нулю. Они не имеют права без одобрения губернатора решать даже такие, например, вопросы, как постройка в общине загона для скота или рытье колодца.

Краткий исторический очерк

История Парагвая от эпохи завоевания его испанцами до конца колониального периода тесно связана с историей лаплатских, а также андских колоний Испании.

Открытием в начале XVI в. южной части материка и в особенности реки, которая впоследствии получила название Ла-Плата, было положено начало продвижению испанцев в глубь материка. 8 мая 1527 г. Себастьян Кабот и Диего Гарсиа де Могер с немногочисленным отрядом испанцев впервые вышли в район р. Парагвай.

15 августа 1537 г. Хуан де Салазар де Эспиноса со своим отрядом испанцев заложил форт, на месте которого ныне находится столица Парагвая — Асунсьон. Вскоре Асунсьон становится главным центром испанских колоний в бассейне Ла-Платы.

Первый этап завоевания и колонизации Парагвая ограничился восточной его частью. Здесь испанцы застали сравнительно многочисленное население, состоявшее из племен индейцев гуарани. Сопротивление их было сломлено, но лишь после многочисленных кровопролитных стычек и массового уничтожения индейцев.

С индейцами западной части Парагвая (Чако) испанцы впервые встретились во время походов Хуана де Айоласа (1537), Иралы (1542), Кабеса де Вака (1543) и других конкистадоров, когда они, поднимаясь вверх по р. Парагваю, направлялись через Чако в Перу. В течение нескольких десятилетий их проникновение ограничивалось левобережьем Парагвая и окраинными районами нынешнего аргентинского и боливийского Чако, где было построено несколько фортов для защиты от нападений индейцев.

Парагвай в 1617 г. был объявлен частью вице-королевства Лима (Перу). В 1776 г. он был включен в состав выделенного из Лимы вице-королевства Ла-Плата.

В первые же годы после завоевания в Парагвай, как и в другие колонии, направились миссионеры. Но нигде в колониях церковь не играла такой роли в порабощении коренного населения, нигде она не достигла такого могущества, как в Парагвае. Из-за отсутствия золота и других драгоценных металлов испанские завоеватели мало интересовались этой областью. Испанской колониальной администрации здесь фактически не было, и это обстоятельство открывало широкое поле деятельности для католической церкви. С конца XVI в. стали основывать свои миссии иезуиты.

Король и правящие круги Испании рассчитывали найти в лице церкви верную помощницу в деле ограбления колонии и эксплуатации коренного населения. Объявив себя защитниками местных индейцев гуарани, иезуиты обещали испанскому королю мирным путем приучить индейцев к оседлой жизни и превратить их в покорных слуг короны.

В южной части тогдашнего Парагвая были созданы так называемые редукции (поселения). Они были объединены под управлением ордена и образовывали особую колонию, широко известную в буржуазной литературе под названием «христианской республики». Фактически иезуиты создали теократическое рабовладельческое государство. Подкупая индейских вождей — касиков, иезуиты вовлекли в свои миссии десятки' тысяч индейцев, переселяя их с мест исконного обитания в редукции — поселки казарменного образца, состоявшие под непосредственным управлением миссионеров.

Вначале индейцы добровольно шли в миссии, привлеченные обещаниями иезуитов спасти их от преследований испанских светских властей и помещиков. Но вскоре индейцы убедились, что иезуиты заставляют их работать не меньше, чем энкомендеро. Иезуиты стали завлекать индейцев в миссии обманом и прямым насилием, превратив касиков в надсмотрщиков.

Жителей редукции обучили различным ремеслам. Были организованы прядильные, ткацкие, кожевенные, литейные и оружейные мастерские, кузницы, лесопильни, кирпичные заводы. Индейцы были обязаны подчиняться строгому регламенту. Продукты их труда обеспечивали жизнь миссионеров и продавались в другие колонии, обогащая орден.

В течение нескольких десятилетий деятельность иезуитов настолько* развилась, что власть метрополии здесь стала чисто номинальной. Иезуиты были непосредственно подчинены только своему ордену. Более того, они стали вести широкую внешнюю торговлю, не считаясь с монополией короны.

Теократическое государство иезуитов существовало в течение более полутораста лет (с конца XVI в. по 1768 г.). За это время иезуиты разрушили самобытную культуру индейцев и привели племена гуарани на край гибели. Тяжелый труд, строгий регламент всей жизни, казарменный режим, жестокие наказания за его нарушения, искоренение старых обычаев и традиционных обрядов, обязательство посещать церковь и выполнять христианские обряды, наконец, постоянное недоедание — все это действовало угнетающе на физическое и моральное состояние индейцев и привело к их вымиранию.

Население редукций, которое в XVI в. насчитывало 150 тыс. человек, в начале XVII в. сократилось до 120 тыс., а к 1739 г. — до 74 тыс. человек1.

Орден извлекал огромные прибыли из миссий в Парагвае, не делясь ими со рветскими властями. С каждым годом росло недовольство против иезуитов как в Испании, так и среди креольской верхушки в колониях. Крупные помещики были заинтересованы в ликвидации миссий для того, чтобы получить в свое распоряжение даровую рабочую силу — индейцев, огромнее площади обработанной земли и рынки сбыта, захваченные иезуитами.

В 1767 г. был издан указ об изгнании иезуитов из испанских колоний в Америке. Вскоре после опубликования этого указа «христианская республика» прекратила свое существование. В течение нескольких десятилетий миссии пришли в полный упадок. Сохранившиеся до наших дней остатки католических храмов (например, развалины Сан-Игнасио на границе Аргентины и Парагвая) и других памятников архитектуры — единственные свидетели деятельности иезуитов в Парагвае.

В освободительном движении лаплатских провинций парагвайцы вначале почти не принимали участия; они не признавали лаплатского правительства в Буэнос-Айресе.

В 1810 г. Парагвай отделился от Ла-Платы. В 1811 г. испанские власти были свергнуты, Парагвай был объявлен самостоятельным государством.

С первых же лет существования Парагвая как независимого государства власть фактически попала в руки Хосе Родригеса Гаспара Франсиа, которого в 1814 г. Национальный конгресс провозгласил диктатором на пять лет, а в 1816 г.— пожизненным диктатором.

Франсиа провел ряд важнейших прогрессивных мероприятий. Он провел чистку армии и добился серьезного ослабления влияния военщины на политическую жизнь страны. Монашеские ордена были распущены, их земли и имущество конфискованы. У крупных землевладельцев была отобрана почти половина земли, которая затем передавалась за незначительную арендную плату мелким собственникам. На свободных землях создавались государственные фермы, главным образом животноводческие. Франсиа заботился о повышении уровня земледелия и стимулировал внедрение новых методов ведения хозяйства. В области торговли был введен максимум цен на продовольственные товары, что ограничивало возможность спекуляции. В его правление была значительно улучшена дорожная сеть страны, построены пороховой и оружейные заводы и т. д. Проведение в жизнь этих реформ дало некоторым советским и зарубежным исследователям повод говорить о том, что диктатура Франсии была проявлением диктатуры народа, что власть принадлежала революционно- демократическому правительству, что сам Гаспар Франсиа — ни мало, ни много — вождь революционной демократии. Разумеется, никаких оснований для подобных выводов нет.

Более 85% населения Парагвая времен Франсии — индейцы, негры, мулаты — не пользовались никакими гражданскими правами. Земли, конфискованные Франсией у крупных земельных собственников и монашеских орденов, передавались не индейцам, а белым землевладельцам.

Мероприятия Франсии были вызваны отнюдь не стремлением к социальному равенству или социальному переустройству, а необходимостью защиты Парагвая от иностранного вторжения и стремлением установить сильную централизованную власть.

Постройка промышленных предприятий диктовалась прежде всего потребностями большой и сильной армии в снаряжении и вооружении. Для содержания армии шли также доходы и продукты с государственных •ферм. Ограничивая духовенство, Франсиа стремился не к ликвидации его, <а к подчинению светской власти.

Диктатура Франсии опиралась на верхушку общества: чиновничество, военных, землевладельцев, духовенство, купцов. Это к тому же была дик* татура белого меньшинства населения над цветным. Внешнюю политику, заключавшуюся в полной самоизоляции Парагвая от внешнего мира, Франсиа также проводил в целях укрепления независимости страны, в целях ограждения ее от влияния и воздействия других стран.

Та же политика, что и при Франсии, проводилась в период правления его преемника — Карлоса Антонио Лопеса (1841—1862) и в первые годы правления его сына Солано Лопеса.

В этот период наряду с сельским хозяйством начала развиваться промышленность. Укрепление экономики страны позволило ослабить систему самоизоляции Парагвая. Торговые связи с иностранными государствами все же были ограничены и находились под строгим контролем правительства. В середине XIX в. началась иммиграция в Парагвай из Европы, которая, однако, была очень незначительной.

К середине XIX в. Парагвай превратился в одно из наиболее экономически развитых государств Южной Америки. Он все более и более привлекал внимание соседних с ним республик, а также США и капиталистических стран Европы. К этому времени относится закончившаяся неудачей первая попытка интервенции США.

Процесс дальнейшего развития Парагвая был прерван войной с Бразилией, Аргентиной и Уругваем (1864—1870). Война эта была вызвана рядом обстоятельств, прежде всего стремлением этих стран захватить пограничные территории Парагвая и желанием господствовавших в этих странах крупных помещиков помешать дальнейшему развитию экономики и политической независимости Парагвая.

Война, длившаяся в течение шести лет, закончилась поражением Парагвая. Парагвайский народ героически боролся за свою свободу, против иностранных войск и местных реакционеров. В последние годы в войне участвовало почти все мужское население республики. Несмотря на хорошо организованную армию, Парагвай не мог выдержать натиска армий трех стран.

Очень ослабляли позиции парагвайцев и внутренние враги. Крупные помещики, недовольные изъятием половины их земель, встали на сторону врагов республики.

Бразильцы в этой войне использовали также и пограничное индейское население Парагвая, особенно мбайя-гуайкуру, обещав им различные льготы и, в первую очередь, передачу в полную собственность их земель. Эта часть индейцев также перешла на сторону врагов Парагвая.

С окончанием войны не прекратились бедствия парагвайского народа. Враги, оккупировавшие страну в 1870 г., совершали неслыханные жестокости. Следом за войной пришли голод и эпидемии. Страна обезлюдела от войны, голода и болезней. Погибло около 75% ее населения. Она лишилась также значительных территорий, которые отошли к Бразилии и Аргентине.

Одним из самых тяжелых последствий войны была потеря экономической самостоятельности. Парагвай снова превратился в одну из самых отсталых стран Латинской Америки, каковой продолжает оставаться и поныне.

Власть в стране захватила реакционная помещичья партия «Колорадо».

В поисках возможности повысить свои доходы правительство с конца XIX в. занялось распродажей государственных земель иностранцам. Следуя примеру Аргентины, правительство Парагвая «разослало также рекламы по Америке и Европе о великолепии своих лесов, о плодородии их почвы, о мире и тишине в стране и предлагало европейцам воспользоваться дешевизною этих благ. Лихорадка, охватившая людей на Ла-Плате, а за ними и Европу, была в самом деле так сильна, что когда 'все земли были почти уже раскуплены в Аргентинской республике, спе- куляторы принялись за Парагвай. Продавали же здесь казенную землю вначале в самом деле дешево: по 100 долларов за квадратную испанскую милю, легуа.

Правительство продало скоро все свои земли и заплатило долги, а затем землями этими стали спекулировать на бирже в Буэнос-Айресе, и дошло до того, что... квадратную милю парагвайской земли продавали не менее как за 2500 или 3000 долларов»1.

Иммиграция в Парагвай все же в то время была не велика. Плантационное хозяйство не получило широкого развития. Реакционный режим партии «Колорадо», связанной с капиталом США, поддерживался в интересах крупных помещиков и не способствовал экономическому развитию республики.

Иностранные государства, особенно Аргентина, Англия и США, получили широкий доступ в ранее закрытую для них страну. Возраставшие с каждым годом инвестиции капиталов все более и более закабаляли Парагвай. Даже сбор ербы (парагвайского чая)2, составлявший государственную монополию, перешел в руки иностранных компаний.