Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Промышленный пролетариат Чили. Города, селения, жилища
Этнография - Народы Америки

В конце XIX в. в сельском хозяйстве Чили из-за разорения основной массы мелких арендаторов начинало высвобождаться значительное количество рабочих рук. Те, кто находил себе применение в сельском хозяйстве, становились временными рабочими, так называемыми рбто. В поисках работы они переходили с места на место, не имея постоянного местожительства. С развитием во второй половине XIX в. горнорудной и мелкой обрабатывающей промышленности начался приток населения в северные районы и процесс образования промышленного пролетариата.

Ведущим отрядом пролетариата Чили являются горняки — рабочие медных рудников и угольных шахт, селитренных разработок. Но для Чили, как и для других стран Латинской Америки, характерно численное преобладание рабочих, занятых в легкой промышленности, мелких промышленных предприятиях, на транспорте и т. п.

Рабочий класс Чили находится в невыносимых условиях. Стоимость жизни с 1937 г. поднялась к 1950 г. в 10 раз. В июле-августе 1953 г.-стоимость жизни увеличилась примерно еще на 20%. Реальная заработная плата постоянно сокращается из-за роста цен на съестные припасы и промышленные товары. Заработок подавляющего большинства чилийских рабочих составляет не больше 30% прожиточного минимума. Не приходится говорить о том, что и так называемый прожиточный минимум едва дает возможность вести полуголодное существование. Чилийский рабочий тратит около 90% заработка на еду для себя и семьи, а беднейшие слои тратят на это весь заработок, и все же большинство населения Чили страдает от физических последствий голода.

500 тыс. семей не имеют крова4. В рабочих поселках Чили широко распространена так называемая «система теплой постели», при которой рабочие, вернувшиеся с работы, занимают еще теплые койки рабочих следующей смены. Нередко целой семье приходится спать на одной койке.

Скученность, антисанитарные условия и систематическое недоедание вызывают социальные заболевания. По смертности от туберкулеза Чили стоит на одном из первых мест в мире. 80% случаев туберкулеза приходится на районы рабочих трущоб.

«Если бы вы знали трущобы, в которых живет чилийский народ, вы поняли бы, что, однажды встав на путь борьбы, нельзя не отдать ей всю жизнь»,—писал Пабло Неруда5.

Города, селения, жилища

Долгие войны с индейцами, нередкие землетрясения, а в некоторых частях побережья центрального Чили наводнения разрушали первоначальные поселения, а затем и возникавшие города. Поэтому города Чили имеют меньше построек, сохранившихся от колониального периода, чем другие республики. Кроме того, на архитектуре Чили не сказалось влияние архитектуры и искусства индейского населения, как это имело место в соседних Перу и Боливии.

При этом географические особенности отдельных районов наложили свой отпечаток на материал и внешний вид построек. Для севера характерно применение камня; в среднем Чили в колониальный период, а в сельских местностях и в настоящее время дома делают глинобитные или из кирпича-сырца; на юге основным материалом является дерево.

В северном Чили в сельскохозяйственных оазисах, населенных главным образом индейцами, дома складывают из камней; перекладины для соломенной крыши и двери делают из стволов кактусов.

В сельских местностях нередки помещичьи дома старинной постройки, напоминающие дома южной Испании. В этом же стиле построены сохранившиеся со времен колонии дома в старых городах (Сант-Яго, Вальпараисо, Консепсьон и др.)* Если дом имел второй этаж, то он обычно был окружен балконами и галереями. Еще в первой половине прошлого столетия бросалась в глаза резкая разница между постройками центра и окраин города. Уже в то время дома на центральных улицах обычно имели стекла; балконы, ставни и входные двери были покрыты богатой резьбой или металлическими украшениями; на окраинах, в узких боковых улочках окна низких домов, скорее хижин, зачастую покрытых соломой, а не черепицей, не имели стекол, а были загорожены грубыми деревянными решетками и пестро раскрашенными ставнями, которые приходилось закрывать в холодное время.

Большинство городов южного Чили строилось в XIX столетии. Некоторые из них носят следы типично испанской планировки, другие, возникшие или разросшиеся с появлением немецкой иммиграции, напоминают собой небольшие города Германии. В этом районе, богатом лесами, дома, естественно, строились из дерева.

Горнопромышленные центры и портовые города имеют вид типично капиталистических городов: большие здания учреждений, стандартные домики для служащих и мелкие лачуги и хижины рабочих окраин.

Около трети населения Чили не имеет жилищ, которые соответствовали бы минимальным санитарным требованиям.

Особенно резко бросаются в глаза контрасты богатства и нищеты в Сант-Яго. В центре города сохранился от прошлых времен небольшой район со старинными домами аристократии колониальной эпохи. Но сейчас все больше высоких зданий административных учреждений, построенных в современном стиле.

После 30-х годов стали бурно расти пригороды столицы; на востоке, в районе Баррио-Альто, родился новый город богачей — «замкнутый, элегантный и пышный город-сад», в котором живут главным образом иностранцы; к югу на много километров идут кварталы, населенные средней буржуазией; к северу и северо- западу протянулись кварталы низких построек бедноты. Подобное разделение на «кварталы», «пригороды» прикрывает самую откровенную и строго проводимую социальную сегрегацию.

Значительное жилищное строительство, осуществляемое муниципалитетами, не удовлетворяет потребности в жилье. Поэтому жалкие лачуги — один из наиболее обычных пейзажей столицы. Город (без пригородов) опоясан трущобами, в которых живет около трети населения столицы. Рабочие вынуждены ютиться в так называемых конвентилъо или калъямпа1. Иногда это старые, обветшалые дома буржуазии, а обычно специальные постройки — вытянутые вдоль бесконечного коридора крошечные каморки, без окон, полов, с дверьми, выходящими прямо на общий двор (патио), который служит одновременно кухней, прачечной и местом для игр детей десятков семейств. Если средняя плотность населения в Сант-Яго несколько лет назад была 127 человек на гектар, то в районах рабочих трущоб она достигала 500 человек.

Быт

В XVI—XVIII вв. высшие слои общества в Чили следовали испанским придворным модам и внешне резко отличались от остального населения. Отдельные группы городского населения отличались друг от друга по внешним признакам, и всегда можно было узнать князя, дворянина или обычного горожанина па одежде и оружию.

Испанскую одежду носили богатые испанцы, жившие в Чили, и высшее чиновничество. В Чили, однако, эта одежда была менее пышна и более темных расцветок, чем в соседнем Перу. В народной одежде чилийцы, как и жители многих других колоний Южной Америки, восприняли отдельные индейские элементы, наиболее характерным из которых было пончо. Пончо сохранялось до конца XIX в., его носили для защиты от дождя и холода вне города, а всадники и в городах. Народная одежда мало изменилась с XVII в. Национальная мужская одежда сохранилась среди так называемых уасо — наездников-пастухов и других сельскохозяйственных рабочих больших поместий. Некогда одежда уасо была повседневной: широкий и длинный плащ-пончо, ноговицы из плотной шерстяной ткани или из сыромятной кожи, широкие штаны, тканый пояс, короткая куртка, сомбреро разного фасона (в зависимости от района). К концу XIX в. этот костюм стал изменяться, соединив в себе черты юдежды пастуха, погонщика мулов и сельского дворянина. В настоящее время сомбреро обычно черные, с невысокой плоской тульей; рубашка белая, с манишкой, заложенной вертикальными складками. Люди побогаче носят шелковые рубашки, бедняки — фланелевые; сверху надевают очень открытый жилет и короткую куртку из светлой или бело-клетчатой ткани, обшитую пуговицами; талия стянута узким пояском из плотной шерсти, обычно красного цвета; сапоги из черной, красной или желтой кожи; плащи бывают двух типов; обычные пончо, защищающие от холода и непогоды, и так называемые чаманто— очень короткая, не доходящая до талии накидка с разрезом для головы, как у пончо; чаманто ткут из шерсти очень ярких цветов, с разнообразными узорами. Такие накидки стали носить лет тридцать тому назад. Стоимость полного такого костюма очень дорога и даже выше стоимости обычной городской одежды.

Но даже батраки стараются приобрести и тщательно оберегают хоть некоторые части этого традиционного костюма.

Вызвано это, несомненно, тем, что этот костюм стал обязательным для участников родео, в которых молодежь показывает свою ловкость, пытаясь заарканить и усмирить быков, выпускаемых в особые загоны. Родео являются любимым национальным зрелищем чилийцев. Выступают на них чаще парами, состязаясь в силе и умении владеть лассо. Участниками состязаний обычно бывают работники эстансий, лошади же чаще принадлежат хозяевам эстансий.

В перерывах между отдельными состязаниями исполняются песни под аккомпанемент гитары. Еще лет пятнадцать — двадцать тому назад под гитару пели только женщины, теперь поют и мужчины.

Национальный танец куэка, старые песни, исполняемые также под гитару, очень популярны. Возникает много народных молодежных ансамблей. Народные танцы и так называемая креольская музыка стали популярны и на эстраде. Участники подобных выступлений одеты в костюм уасо, однако сильно стилизованный — подчеркнуто стянутые талии, странных форм сомбреро, слишком короткие накидки. По мнению одного из крупнейших знатоков чилийского народного искусства Томаса Лаго, такие костюмы начинают «дискредитировать национальную одежду».

Во .многих местах Чили, главным образом на севере, существовали местные религиозные праздники, в которых христианство было сильно перемешано с элементами индейских религиозных представлений. Особенно популярен был праздник в местечке Андакольо, на котором присутствовало в качестве непосредственных участников до двух тысяч человек. Участники-танцоры делились на несколько групп, каждая из которых имела своеобразные костюмы. Подобные праздники, правда менее популярные, существовали и в других местах.

Кустарная промышленность сосредоточена главным образом в центральной части страны и на о-ве Чилоэ. В основном это изделия из глины, дерева, тканье из шерсти и плетение. Особо стоят изделия арауканов — тканые пончо и украшения из серебра. Керамика делится на два вида: предметы хозяйственного обихода и игрушки. В некоторых районах она носит следы старых индейских традиций. Игрушки — это мелкие сосудики, а также самые разнообразные фигурки, изображающие животных и людей. Они довольно примитивны по форме и раскрашены в яркие цвета.

Из дерева делают такие игрушки, и, кроме того, своеобразные стремена, богато украшенные резьбой.

Ткачество, известное индейцам Чили еще до прихода испанцев, до сих пор сохранило свою примитивную технику. Арауканы ткут плотные пончо, полосатые или с геометрическим узором. В некоторых местах стали изготовлять короткие накидки из более тонкой ткани, богато орнаментированные. Не так давно, лет 15—20 назад, начали изготовлять шерстяные пестрые ковры, которые имеют большой спрос.

Очень оригинальны и изящны игрушки и украшения, плетеные из крашеного конского волоса и из тонких волокон тополевого корня.