Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Сельскохозяйственное население Чили. Положение индейского населения
Этнография - Народы Америки

В Чили (как и в большинстве стран Латинской Америки) возделывается лишь незначительная часть земельной площади, всего около 8%. Большая ч^сть земли, пригодной под обработку, вовсе не используется или, в лучшем случае, идет под выпас скота. Причина этого ненормального положения коренится в концентрации земли в руках крупных полуфео- далов-помещиков, владельцев плантаций, местных и иностранных скотоводческих компаний; 70% обрабатываемой земли находится в руках всего 600 крупнейших помещиков, в то время как остальные 30% принадлежат 400 тыс. мелких хозяев1.

Концентрация земель препятствует развитию мелкого крестьянского землевладения. До настоящего времени сохраняются полуфеодальные отношения между помещиком и массой крестьян и мелких арендаторов — инкилино. Термин инкилино появился в Чили в начале XVII в. в применении к индейцам, не приписанным к энкомиендам. Тогда были изданы постановления (в 1619 г.), определявшие взаимоотношения, права и обязанности хозяина и арендатора. Эти отношения прошли нетронутыми через века. С развитием экономики страны в» XVIII в. сильно возросла потребность в рабочих руках. Владельцы стремились поэтому закрепить наличную рабочую силу. Все рабочее население асиенд (поместий) системой мелкой аренды было прикреплено к земле. Название инкилино перешло на них.

Юридически положение современных инкилино разнится от положения пеонов остальной части Латинской Америки, так как долговая кабала не признается законами Чили. Но фактически здесь налицо то же самое долговое рабство. Говоря о том, что пеонаж в наиболее неприкрытой форме встречается в Боливии и Перу, некоторые буржуазные авторы вынуждены признать, что «в меньшей степени и под различными названиями, но системы пеонажа встречаются также и в других латиноамериканских странах (...писатарио в Венесуэле, инкилино в Чили...)»2, и констатировать полурабское положение инкилино: «В Чили крестьянин это инкилино, что можно перевести как «арендатор», но «крепостщ>й» будет точнее. Он как будто бы получает оплату, имеет один или два акра земли, нищенскую хижину из необожженных кирпичей с тростниковой крышей, привилегию пользоваться некоторыми животными с фермы и совершенно феодальные обязанности обслуживать все потребности своего хозяина и его семьи также. Инкилино должен выполнять любую работу, какую потребует с него patron. Он работает сверх сил и живет нищенски»3.

Русский путешественник А. С. Ионин в своей книге «По Южной Америке» дает ряд интересных наблюдений над положением инкилино в 1880—1890 гг. Положение их мало изменилось за три столетия, прошедших с XVII в. до времени его путешествия, не изменилось оно к лучшему и за последние 60—70 лет.

«...Обрабатывают эту долину... инквилины4. Уже право не знаю, как перевести это слово по отношению к Чили — вассалы или крепостные, потому что отношения между господами и рабочими чрезвычайно похожи на прежние крепостные порядки в России, до того похожи, что даже трудно себе представить что-либо более идентичное, несмотря на то, что законы, конечно, не признают никакой крепостной зависимости одного человека от другого. Но закон одно, а жизнь другое.,.

Инквилинов не нанимают, а дают им хижину и на все их семейство клочок земли различных размеров: в тех местах, где земля плодородная и существует орошение,— поменьше, там, где орошения нети земли побольше, но она похуже, дают побольше, но всегда так, что клочка этого недостаточно для пропитания семейства... За пользование этой землей инквилин принимает на себя обязанность возделывать барское поле три дня в неделю... Остальные дни инквилин может работать на себя, или в своем поле, или как ему угодно, но это только по закону, потому что на практике он может работать только на своем поле, которое ввиду его микроскопических размеров не требует в неделю и одного дня работы* Это еще ничего — свобода инквилина, таким образом, еще не связана; если он не доволен своим хозяином, то по закону может его оставить и пойти к другому, но это только по теории, а на практике он этого не может сделать, ибо вечно в долгу у своего хозяина, а не выплатив этого долга, он не может его оставить. Долг же этот происходит таким образом: не имея возможности даже пропитаться как следует на своем наделе, инквилин, конечно, еще менее имеет возможности удовлетворить другим своим потребностям — ему нужно одеться, обуться... Таким образом, инквили- ну приходится у того же хозяина выслуживать средства для удовлетворения всех своих потребностей, кроме самой элементарной еды... так как у инквилина денег нет за это заплатить, то дается все это в долг и на него насчитываются, кроме трех дней, новые работы...

Конечно, всегда принимаются меры для того, чтобы инквилин оставался постоянно в долгу»1.

В Чили ширится движение за проведение аграрной реформы, как единственного средства решения крестьянского вопроса. Одним из основных пунктов поддерживаемой Коммунистической партией программы является «расширение площади обрабатываемой земли для обеспечения снабжения страны путем реквизиции и экспроприации необрабатываемых земель и передачи их крестьянам и проведения коренной аграрной реформы»2.

Положение индейского населения

Обособленное положение среди сельскохозяйственного населения Чили занимают индейцы. Наиболее многочисленную часть их составляют теперь, как и прежде, арауканы.

Основная масса арауканов живет ныне в резервациях; некоторые же работают в сельском хозяйстве или в промышленных предприятиях южных районов центрального Чили.

Селения арауканов управляются вождями, которые обыкновенно являются старейшими членами общины. Каждый район, кроме того, имее! своего общего старейшину.

Вожди управляют в резервациях «в соответствии с обычаями предков» и объединяются между собой для «защиты народа»3.

У арауканов в основном сохранилась их национальная одежда, старые формы жилища и утварь. Мужчины носят грубые шерстяные рубашки, широкие штаны. Голову повязывают куском ткани, хотя иногда надевают широкополые шляпы. Шерстяные пончо по-прежнему являются непременной частью одежды. Женщины носят широкие кофты; юбка — четырехугольный кусок шерстяной ткани. Как и прежде, носят плащ и большое количество серебряных украшений.

Хотя за последние 40—50 лет все чаще строят деревянные дома, все же наиболее распространенным типом жилища являются плетеные хижины с тростниковой крышей. В этих хижинах, называемых и теперь р$ка, нередко живет несколько семей. Каждая семья имеет отдельный очаг.

Попытки внедрения христианства, которые проводились в XVI — XVIII вв. отдельными миссионерами и миссионерскими школами, организованными в некоторых населенных пунктах, в XIX в. имели весьма сомнительный успех. Несмотря на то, что часть арауканов официально обращена в христианство, старые религиозные представления все же до сих пор остаются в силе.

Основными занятиями являются скотоводство и земледелие, которые ведутся в небольших размерах. Разводят овец, в меньшей степени лошадей и рогатый скот. Выращивают главным образом пшеницу и картофель, а также кукурузу, вику, бобы.

Из ремесел значительное развитие получили ткачество, обработка кожи, серебра, меньше развито гончарство. Выделывают прекрасного качества шерстяные пончо, одеяла, кожаные седла, упряжь и серебряные украшения.

По переписи 1920 г. среди арауканов было около 7,5% грамотных. Лишь отдельным лицам с большим трудом удается получить образование. Среди арауканов есть врачи, судьи, адвокаты, учителя, но пока что это лишь единицы. Существует определенное имущественное расслоение. Зажиточная верхушка — вожди и лица, владеющие большими участками земли и большим количеством скота,— нередко эксплуатируют своих соплеменников.

Захват индейских земель продолжается до последнего времени. Но уже существуют организации арауканов для защиты своих интересов. Многие арауканы понимают, что «они являются жертвой нечеловеческой эксплуатации из-за современной юридической системы, господствующей в судах по индейским делам. Их (арауканов.— Ред.) современная ужасающая бедность является результатом утверждения экспроприации и незаконной продажи их земель»1.

Коммунистическая пресса Чили помещала на своих страницах материалы, разоблачающие мошенническую «продажу» или откровенный захват земель, принадлежащих индейцам. Приведем один пример. В Сант-Яго прибыла делегация вождей из резервации Чапилькауина, наивно пытавшаяся добиться справедливости и правосудия в столице.

«Сначала начинали с каких-нибудь долгов,— рассказывал один из старейшин,— потом их увеличивали без нашего ведома. Пользовались нашим неведением и тем, что большинство из нас не умеет читать. По договоренности с властями составляли фальшивые нотариальные акты и па прошествии некоторого времени являлись и, применяя силу, отнимали наше имущество... У нас отнимали земли, потому что права, которые мы имели, основаны на памяти наших авторитетных людей, и наследство- мы не оставляем в завещаниях, так как не умеем их составлять; этим пользуются для того, чтобы отнять у нас то, что нам оставили предки». Дальше описывается, как по приказу судьи солдаты отняли имущество,, подожгли пять домов и арестовали их обитателей. Через некоторое время солдаты опять пришли в эту же резервацию и «снова пытались отнять часть наших земель. Они вырывали растения и бросали их в реку и уничтожали посевы». С горечью рассказывали старики-вожди, что власти не оказывают индейцам никакой помощи; преступления, совершаемые белыми против индейцев, остаются безнаказанными, и последним приходится покидать свои земли.

На вопрос, кто же отнимает землю, последовал ответ: «Отнимают у нас земли немецкие колонисты, а также некоторые чилийцы, которым покровительствует закон».

Старики-вожди считают, что арауканы слишком «угнетены и отделены друг от друга, чтоб объединяться для общей борьбы»1, но среди арауканов уже растет чувство национального единства, существуют объединения, ставящие перед собой политические цели.

Коммунистическая партия Чили поддерживает арауканов в их стремлении добиться политических и экономических прав. В плане аграрной реформы, принятой Коммунистической партией Чили на XVI сессии КП, говорится: «Что касается мапуче2, у которых грабят землю,, то должны быть окончательно' восстановлены их права на владение ею»3.