Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Борьба за отмену рабства, формирование бразильской нации. Иммигранты в Бразилии
Этнография - Народы Америки

Дальнейшее развитие Бразилии как самостоятельного государства ознаменовалось прежде всего расцветом южных и центральных районов, которые начали играть ведущую роль в экономической жизни Бразилии. Если Север пришел в упадок из-за того, что бразильский тростниковый сахар был вытеснен с международного рынка свекловичным сахаром, то Юг нашел заменитель культуре сахарного тростника в виде кофе, которое в течение XIX в. приобрело особое коммерческое значение. На Юге новая культура нашла весьма благоприятные условия. Помимо больших резервов нетронутых земель с очень плодородной почвой, юг Бразилии отличался мягким климатом с равномерным распределением осадков. Во второй половине XIX в. кофейные плантации заняли уже громадные районы провинций Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро, частично Минас-Жераиса и Эспириту Санту, продолжая распространяться дальше.

При разведении кофе использовались традиционные обычаи земледелия Бразилии: хозяйства плантационного типа, основанные на крупной земельной собственности, с использованием труда черных рабов, замененных впоследствии наемными рабочими. К этому следует добавить, что выращивание такого многолетнего растения, как кофейное дерево, требовало вложения больших капиталов. Таким образом, производство кофе оказалось совсем недоступным мелким собственникам. В Бразилии получила распространение крупная кофейная плантация — фазенда. В провинции Сан-Паулу, например, к концу XIX в. возникли огромные плантации, насчитывавшие по нескольку миллионов деревьев каждая. Кофе заняло в экономической эволюции Бразилии ведущее положение. На его долю падало свыше 70% стоимости всего бразильского экспорта.

Развитию промышленности и больших кофейных плантаций мешало существование рабства.

В самом деле, рабство тормозило развитие как кофейного производства, так и зарождавшейся промышленности. Труд раба при данном развитии производительных сил становился невыгоден. После запрещения в 1850 г. торговли рабами плантаторы пробовали свободные места, образовавшиеся в результате нехватки рабов, заполнить европейскими колонистами. Однако практика показала, что существование двух форм труда — свободного и рабского — в одном хозяйстве невозможно. Это послужило одним из важных факторов, дискредитировавших рабство в Бразилии.

С 1860 г. в стране стало подниматься широкое движение за отмену рабства. Однако рабовладельческое правительство пыталось отделаться полумерами. Так, в 1871 г.был издан «закон свободной утробы», по которому дета рабов, родившиеся после издания закона, считались свободными. Но на деле этот закон ничего реального не дал. Хозяин, призванный по закону опекать детей рабов, мог использовать их для работы, и они оставались такими же рабами, как и их родители. «Было подсчитано, — пишет Прада Жуниор, — что при такой форме освобождения понадобилось бы от 50 до 60 лет, чтобы рабство в Бразилии исчезло»1. После 1880 г. вопрос об отмене рабства снова выдвинулся на первый план среди проблем,' волновавших: страну. Речь шла уже не о частичных решениях*и полумерах,— в порядок дня стал вопрос о безусловном и немедленном уничтожении рабства. В 1880 г. в столице страны организовалось два общества, отстаивавших отмену рабства, «Бразильское общество борьбы против рабства» и «Центральная освободительная ассоциация». В 1883 г. организовалась конфедерация для борьбы за отмену рабства, поставившая своей целью объединить все антирабовладельческие общества и группировки в стране. Возбуждение усилилось в этот период в результате выступлений тех, кто был наиболее сильно и непосредственно заинтересован в отмене рабства, — самих рабов.

Негры совершали коллективные побеги, массами оставляя плантации. Тогда реакция решилась на крутые меры. В правительство была введена группа политиков, настроенных безоговорочно в пользу рабовладения и готовая Защищать его любой ценой. В ответ на это среди рабов усилилось волнение. Армия оказалась ненадежным орудием для подавления движения рабов. Рабовладельцы почувствовали, что почва ускользает у них из- под ног. В м&рте 1888 г. пало последнее рабовладельческое правительство, а два месяца спустя Генеральная ассамблея почти единогласно утвердила «Закон от 13 мая», который положил конец рабству в Бразилии^ Упразднение монархии, опиравшейся главным образом на рабовладельцев, не заставило себя долго ждать. 15 ноября 1889 г. в результате военного переворота Бразилия была провозглашена федеративной республикой под названием Соединенные Штаты Бразилии.

Значительное развитие производительных сил, наблюдавшееся в последние десятилетия в Бразилии, еще более усилилось с провозглашением’ республики. Этому способствовало, с одной стороны, благоприятное для Бразилии положение на международном рынке, стимулировавшее развитие производства таких тропических культур, как, например, кофе. С другой стороны, в стране более или менее была разрешена проблема рабочей силы, так как отмена рабства устранила препятствие, мешавшее развитию системы свободного труда, а усилившаяся иммиграция из стран Европы в Бразилию обеспечила хозяйство постоянным притоком рабочих 'рук.

К этому же времени относится усиление вторжения иностранного капитала в экономику страны, главным образом финансового капитала, который внедрился во все основные секторы бразильского хозяйства и поставил его полностью себе на службу.. Он проник также в крупнейшую хозяйственную отрасль страны — производство кофе. В стране были учреждены филиалы крупнейших банков (английских, немецких, французских, американских), взявших под контроль все финансовые операции. Ориентация бразильской экономики на производство тропических экспортных культур, хозяйничанье в стране иностранных компаний, конкуренция иностранных фирм, заваливших бразильский рынок своими товарами, сильно тормозили развитие национальной промышленности.

Только во время первой мировой войны, в результате нарушения торговых связей с Европой, в Бразилии начали развиваться некоторые отрасли обрабатывающей промышленности (в первую очередь текстильной и пищевой).

С развитием капитализма в Бразилии наблюдалась еще большая дифференциация отдельных районов. Так, район Сан-Паулу, ориентировавшийся на производство кофе, оказался зависимым в снабжении продовольствием от других районов. В то же время обширные пастбища на юге Мату- Гросу, Гояса и Минас-Жераиса использовались для разведения скота, перегонявшегося затем в главные потребляющие районы — Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. Хлопок в основном выращивался на северо-востоке страны.

На протяжении всей своей истории бразильская экономика отличалась ярко выраженной порайонной специализацией в производстве отдельных продуктов. Так было с сахаром, золотом, каучуком, кофе. Но если раньше такие районы, производя продукты на вывоз, были слабо связаны друг с другом, а рабство сужало до минимума внутренний рынок, то с развитием капиталистических отношений в Бразилии емкость внутреннего рынка неизмеримо выросла, а экономические связи между отдельными районами усилились. При этом уровень производства в одних районах в сильной степени зависел от положения дел в других районах. Взять хотя бы вопрос о рабочей силе. Так, расширению производства кофе в Сан-Паулу способствовал упадок Северо-Востока, откуда переселилось в поисках работы большое число жителей. А огромные армии серингейро (собирателей дикорастущего каучука) на Амазонке удалось набрать из жителей Сеара, изгнанных из родных мест жестокой засухой. Участившиеся кризисы в производстве таких культур как кофе, хлопок и каучук, повели к тому, что массовые миграции населения из района в район, часто на сотни и тысячи километров, стали постоянным явлением в Бразилии.

Все это вместе взятое — и усилившаяся взаимосвязь отдельных районов,и расширение внутреннего рынка, и рост транспортной сети и, наконец, миграция населения — было как раз проявлением той общности экономической жизни, экономической связи, которых нехватало народам, населяющим Бразилию, для консолидации в единую нацию. Действительно, в Бразилии на протяжении веков сложилась определенная общность людей с общим языком и своеобразной культурой, выработавшейся в результате длительного общения на бразильской территории людей трех различных народов — португальцев, негров и индейцев. Таким общим языком, не только официальным,но и разговорным,стал португальский язык,обогащенный большим количеством индейских, негритянских слов и выражений. Шел усиленный процесс метисации, который размыл границы отдельных этнических групп, составлявших население Бразилии. По данным бразильского историка Роша Помбо (он специально занимался анализом этнического состава бразильского народа), следует, что к 1910 г. больше половины населения Бразилии по своему национальному и расовому происхождению было смешанным, т. е. состояло из метисов индейского происхождения, мулатов, кафузо (негро-индейцев) и метисов, происшедших от смешения вышеуказанных групп между собой. Все они, наряду с кабокло, неграми (в основном это были креолы1, т. е. уроженцы Бразилии, так как доставка негров из Африки прекратилась еще в середине XIX в.) и португальцами, родившимися в стране, образовали народ, называемый ныне бразильским. Развитие капитализма в конце XIXв. способствовало окончательному оформлению бразильской наций.

Современные данные о Бразилии позволяют сделать вывод о том, что на бразильской земле сейчас существует вполне сложившаяся ’нация с общим языком, традиционной национальной культурой, которая, кстати сказать, довольно сильно отличается не только от культуры бывшей метрополии, но и от культуры соседних латиноамериканских стран.

Иммигранты в Бразилии

В Бразилию за последнее столетие переселилось значительное число колонистов различного происхождения. Часть из них, образовав в стране свои поселки-колонии, слабо подверглась ассимиляции. Поэтому в Бразилии население страны делят на бразильцев и иностранцев, подразумевая под последними неассимилировавшихся иммигрантов из различных стран. Иммиграция в Бразилию развивалась из-за постоянной нехватки рабочих рук в стране. Поток иммигрантов особенно возрос после отмены рабства, когда владельцы кофейных и сахарных плантаций вынуждены были перейти к системе наемного труда.

Различались два вида иммигрантов. Одних местные власти наделяли небольшими участками земли, главным образом в неосвоенных областях, с тем, чтобы там со временем образовались резервы рабочей силы, необходимые для эксплуатации природных богатств этих районов. Такого рода меры, получившие общее название «колонизация», практиковались главным образом в Риу-Гранди-ду-Сул, Санта-Катарине и Парана. Однако наибольшая масса иммигрантов попадала на плантации в качестве наемных рабочих. Для закрепления колонистов за определенными фазендами владельцы часто применяли систему, при которой сельскохозяйственному рабочему вместо части заработка предоставлялось право обрабатывать небольшой участок на плантации для себя.

Наибольшее число колонистов-иммигрантов поглощалось кофейным производством, процветавшим в центральной восточной зоне и на юге страны. Такое положение объяснялось не только тем, что юг страны переживал экономический расцвет; некоторую роль сыграли также природные условия. Европейские колонисты с трудом привыкали к климату северо-востока с его зноем и засухами. На юге страны климат был более мягкий и ровный. Всего в Бразилию с 1820 г. по 1947 г., по официальным данным, иммигрировало около 4770 тыс. человек. Правда, значительная часть (15—20%) иммигрантов не осела в стране и реэмигрировала. Обратный отлив иммигрантов происходил главным образом из плантационных районов, где колонистам было очень трудно приобрести собственные наделы. Кроме того* на крупных кофейных фазендах, куда попадало большинство прибывших иммигрантов, условия труда были тяжелыми и царил произвол в обращении с рабочими. Плантаторы, привыкшие к условиям старого рабовладельческого режима, с трудом и неохотно переходили к новым отношениям с вольнонаемными рабочими.

Часть прибывших в страну иммигрантов, особенно та, которую составляли наемные сельскохозяйственные рабочие, быстро растворялась среди коренного населения страны. Однако существовали группы более состоятельных иммигрантов, селившихся компактными массами и образовавших ряд иммигрантских колоний в южных и центральных штатах страны. В таких поселениях-колониях и по сей день продолжают сохраняться 'многие из обычаев, свойственных народам той страны, откуда ведут свое про- исхощдение жители этих поселков.

Хотя первоначально основная масса иммигрантов направлялась в сельские местности, в Бразилии наблюдается преобладание иммигрантов, живущих в городах. Причиной тому служат тяжелые условия труда, существующие в бразильской деревне, что ведет к постоянному отливу иммигрантов, большая часть которых не связана с землей, в бразильские города. Так, в штате Сан-Паулу, первом штате по концентрации иммигрантов, иностранцы составляли в 1934 г. 11,5% от сельского населения, в то время как их число среди городского населения штата выражалось цифрой и 19,6%.

По официальным статистическим данным, опубликованным в Бразилии после переписи 1940 г., на 41,2 млн. жителей приходилось 1,4 млн. иностранцев и лиц, натурализовавшихся в стране. Эти данные, однако, не дают возможности судить о действительной численности национальных меньшинств в стране, так как официальная статистика не относит к этой группе родившихся на бразильской земле немцев, итальянцев, португальцев, японцев и других, которые, хотя и в меньшей степени, чем их родители, но все же продолжают сохранять присущие своей национальности обычаи и язык. Большинство авторов приводит для иностранцев и граждан иностранного происхождения, живущих в Бразилии, цифру в 5,2% от общего населения страны.

Следующими по числу иностранцев являются штаты Мату-Гросу (10,4%), Парана (9,2%), Риу-Гранди-ду-Сул (7,1%) и Санта-Катарина (4,8%). Вообще юг страны и центрально-восточный район являются той областью, где процент жителей иностранного происхождения особенно высок. Именно здесь во времена экономического расцвета этих штатов осела основная масса иммигрантов,направлявшаяся из Европы в Бразилию. Север и северо-восток страны в результате экономического застоя и тяжелого климата оказались слабо заселены иностранцами.

Из лиц иностранного происхождения, населяющих Бразилию, в северных и северо-восточных штатах и Минас-Жераисе больше всего португальцев: они составляют 32—37% от общего числа иностранцев. В Пернамбуку и Рио-де-Жанейро их около половины. Однако в таких штатах, как Сан-Паулу и Риу-Гранди-ду-Сул, португальских иммигрантов меньше одной пятой. Здесь преобладают итальянцы, которые представляют собой наиболее многочисленную группу иммигрантов в Бразилии. Массовый приток итальянцев в страну начался с 80-х годов прошлого века, когда нехватка рабочих рук на бразильских плантациях, вызванная отменой рабства, совпала с периодом тяжелых экономических потрясений в Италии.

В провинции Сан-Паулу, например, в 1886 г. насчитывалось всего 6 тыс. итальянцев, но всего через два года,в 1888 г.(год отмены рабства), их было уже 80 тыс. В дальнейшем итальянская иммиграция постоянно держалась на высоком уровне. Заодно последнее десятилетие XIX в. в Бразилию переселилось около 700 тыс. итальянцев. Подавляющая масса иммигрантов из Италии представляла собой поток спасающихся от нужды людей, готовых работать в любой отрасли на любых условиях. Они влились в армию сельскохозяйственных рабочих. Но, кроме иммигрантов, искавших работу, в Бразилию направлялись и дельцы, жаждавшие найти место, куда бы можно было с выгодой вложить свои капиталы. Из таких итальянских иммигрантов, наживших себе огромные богатства в Бразилии, можно назвать Лунарделли, ставшего одним из «королей кофе»— владельцем миллионов кофейных деревьев. Промышленник Матараззо обзавелся сотней предприятий с 20 тыс. рабочих. А Родолфо' Креспи стал одним из воротил текстильной промышленности страны. Именно эта группа капиталистов и предпринимателей из числа итальянских иммигрантов в Бразилии оказывала постоянную поддержку фашистскому режиму в Италии.

Довольно значительно в Бразилии и число иммигрантов немцев. Первые немцы в Бразилии появились еще в 1819 г., когда при императорском дворе в Бразилии были сформированы четыре батальона специальной гвардии из числа наемников — ландскнехтов. В-1824 г. группа немецких иммигрантов основала на юге страны несколько поселений, в том числе г. Сан-Леополду. Сейчас наибольшее число немцев проживает в штатах Парана и Санта-Катарина. Часть из них сосредоточена в городах, а часть— поселениях-колониях, расположенных во внутренних районах южных штатов. Жители таких колоний занимаются в основном сельским хозяйством. По всей Бразилии насчитывается несколько сотен тысяч немецких иммигрантов и их потомков.

Начиная с 1910 г. в Бразилию переселилось значительное число японцев. Сейчас их в стране около 250 тыс. Японским колонистам удалось занять ключевые позиции в нескольких важных отраслях сельского хозяйства в стране. Они выращивают рис и занимаются шелководством. Этим заняты латифундии в штатах Пара и Амазонас. Кроме того, японские предприниматели разводят кофе во внутренних районах Сан-Паулу, на землях, расположенных вдоль Северо-Западной железной дороги и дороги Сорокабана. Рис культивируется японцами также в Игуапи и Кананеа на берегу Атлантического океана. Вокруг г. Сан-Паулу японские колонисты выращивают овощи для продажи на городском рынке. В этом же штате в районе Игуапи еще до войны обосновалась огромная японская монополия «Каигаи-Когио-Кабушики-Каиша», охватившая три крупные сельскохозяйственные колонии, расположенные по р. Рибейра. Японцы расширили также посевы хлопка в Бразилии. Само японское правите льдтво,' заинтересованное в снабжении своей промышленности хлопком, закупленным в Бразилии через свои консульства и представительства, всячески поощряло разведение хлопка японскими колонистами. Японским властям удавалось проводить известный политический контроль над своими соотечественниками в Бразилии.

Идею создания в Бразилии своих опорных позиций лелеяли не только японские империалисты. Гитлеровские агенты на протяжении долгого периода не оставляли попыток осуществить старый замысел кайзера о создании в Бразилии так называемой «Новой Германии».

Кроме португальцев, итальянцев, японцев и немцев, в Бразилию иммигрировало некоторое число испанцев, французов и сирийцев. Иммиграция из США и Англии была крайне незначительной. В последнее время, однако, страну наводняют американцы, прибывающие в качестве дельцов и р-азличных военных и технических «специалистов». Все они, занимая ответственные посты в различных смешанных комиссиях при министерствах и других учреждениях, на деле захватывают контроль над армией, промышленностью и финансами страны. Уже к началу генерального наступления североамериканского капитала на Бразилию, в период с 1940 г. по 1944 г., половина прибывавших в страну по служеб-" ным делам лиц являлась гражданами США.