Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Иностранный капитал Венесуэлы. Положение рабочего класса. Города, поселения
Этнография - Народы Америки

Венесуэла, как и некоторые другие республики Латинской Америки, является типичной полуколонией, экономика которой зависит почти целиком от иностранного капитала.

В конце прошлого и начале настоящего веков продукты земледелия, в частности кофе и какао, составляли около 70% экспорта. Еще в* 1936 г. доля сельскохозяйственной продукции в национальном доходе равнялась 26%, к 1949 г. она упала до 13% и продолжает снижаться до наших дней.

Развитие монокультурного плантационного хозяйства привело к сокращению посевов продовольственных культур. Для США Венесуэла является удобным и близким рынком сбыта как промышленной, так и сельско-хозяйственной продукции. В наше время Венесуэла ввозит из-за границы (главным образом из США) почти все количество потребляемого продовольствия, вплоть до пшеницы, картофеля, мяса, овощей, яиц и др. «Ближайшая к Соединенным Штатам южноамериканская страна Венесуэла теперь является также одним из лучших покупателей США»1, — так довольно откровенно заявляет один из журналистов США.

Начавшаяся в 20-х годах XX в. эксплуатация нефтяных месторождений в Маракаибской низменности в корне изменила экономику Венесуэлы. За последнее десятилетие началась также промышленная разработка нефтяных месторождений и в восточной части страны, в штатах Ансоатеги, Монагас и на территории Дельта Амакура. Этот район дает около 30% всей добычи нефти в республике. Нефть заняла ведущее место в экспорте, составляя уже в 1926 г. 62% всего вывоза, а с конца 40-х годов почти 90%. Среди капиталистических стран Венесуэла стоит на первом месте по экс    порту нефти и на втором по ее добыче. С начала 50-х годов, как упоминалось выше, началась разработка месторождений железа.

Являясь богатым источником сырья, страной, где возможно использование и дешевого труда местного населения, Венесуэла уже давно представляет собой лакомый кусок для иностранных монополий. Почти вся добывающая промышленность находится в руках иностранного капитала. Характерно, что в 1949 г. около 60% вложений США в Латинской Америке приходилось на Венесуэлу. По сумме прямых вложений США в 1950 г. Венесуэла занимала второе место (на первом месте стояла Канада). Подобное положение усилило влияние и вмешательство иностранного капитала в экономическую и политическую жизнь республики. США господствуют и в экспорте и в импорте Венесуэлы (37% и 62% соответственно2), на втором месте стоит Англия, затем Западная Германия и Канада.

Как и в других странах Латинской Америки, промышленные предприятия Венесуэлы почти исключительно перерабатывают местное сельскохозяйственное сырье (фабрики текстильные, кожевенные, бумажные, пищевые, табачные и др.). Не больше 20% добываемой нефти перерабатывается на месте, остальное — за пределами страны.

Слаборазвитая обрабатывающая промышленность во время второй мировой войны получила некоторое развитие. В настоящее время она влачит жалкое существование, так как иностранные компании и в этой отрасли конкурируют с национальной промышленностью.

Положение рабочего класса

До недавнего времени численность промышленного пролетариата была невелика. Однако развитие нефтяной промышленности впервые объединило в Венесуэле значительное число рабочих. Как указывалось выше, в районы нефте- разработок стекались со всей страны обезземеленные крестьяне и батраки, привлеченные обещанными заработками. «Нашим крестьянам, влачившим самое жалкое существование, заработок нефтяного ада обещал более спокойную жизнь, не подверженную превратностям сельской жизни. Затем рабочие почувствовали, что их ожидания не оправдались ни в какой мере... Рабское состояние, в котором пребывало и продолжает оставаться крестьянство, позволило компаниям поддерживать наихудшие условия работы»1.

Кроме местного населения, на промыслах работает большое число негров с Вест-Индских островов, Тринидада и др. Цветные, т. е. негры, мулаты и индейцы, помимо экономической эксплуатации, подвергаются еще и расовой дискриминации со стороны иностранцев, составляющих административный персонал на промыслах. Заработная плата венесуэльца, работающего на нефтепромыслах, втрое меньше заработка иностранного рабочего.

Условия жизни рабочих на промыслах, несмотря на относительно боль- шийчзаработок, чем в других отраслях промышленности, чрезвычайно тяжелы. Необычайно распространены многие болезни. Туберкулезом болеет 75 % взрослых рабочих на нефтяных промыслах. Кроме туберкулеза, распространены желудочные заболевания, сифилис, малярия. В особенности тяжелы последствия малярии. В 1939 г. смертность от нее достигла 12,4% общей смертности по республике.

40,6% детей рабочих на нефтяных промыслах больны туберкулезом. Большинство подростков вынуждено работать на фабриках, чтобы заработать на жизнь. На нефтепромыслах широко используется труд детей, работающих по ,16 часов в сутки. Дети не имеют возможности посещать школу.

Развитие нефтяной^ промышленности сыграло свою положительную роль, увеличив численность рабочего класса и впервые объединив значительное число рабочих. Наличие общих экономических интересов сплотило силы венесуэльского пролетариата в классовой борьбе.

Организованность рабочего класса Венесуэлы усилилась за годы второй мировой войны. На сокращение заработной платы, на «черные' списки», на массовые увольнения рабочие отвечают стачками. НаМежамериканском конгрессе в защиту мира в Мексике представитель венесуэльских нефтяников говорил о том, что «для больших монополий, для провокаторов войны, для географии империализма Венесуэла, моя родина,— это только нефть». Но венесуэльские рабочие, говорил он дальше, «не хотят, чтобы нефть — продукт их труда — превратилась бы в орудие войны»2.

Города, поселения

Как уже указывалось, большая часть городов Венесуэлы расположена на побережье и в умеренном поясе горных районов. Крупнейшими центрами республики являются ее столица Каракас и Маракайбо— старинное поселение, ставшее крупнейшим индустриальным центром страны, основным портом по вывозу нефти и кофе. Развитие промышленности (хотя и не национальной) вызвало необычайно бурный рост городского населения. В столице республики в 1947 г. было 400 тыс. жителей, в 1955 г.— около 900 тыс.; население Маракайбо за этот же промежуток времени выросло со 135 тыс. до 250 тыс. Число жителей других городов этого же района выросло на 30—40 тыс. (например, Баркисимето, Маракай). Население же городов внутренних частей страны крайне незначительно. Лишь города, лежащие в льяно у подножья Кордильер или расположенные на берегах судоходных рек, имеют 10—20 тыс. жителей. Большая часть населения живет в небольших деревнях, в отдельных ранчо (усадьбах) или рабочих поселках на нефтяных разработках и плантациях.

Все старые города и поселки носят на себе отпечаток староиспанского типа городов — с центральной площадью и улицами, пересекающимися под прямым углом и образующими квадратные кварталы. На главную площадь обычно выходят общественные и правительственные здания и собор. Почти все постройки имеют внутренние дворы — патио. Более богатые дома имеют два-три двора; вход с улицы ведет в первый двор, обычно обсаженный пальмами, декоративными деревьями, цветами, задние дворы имеют хозяйственное назначение. Вокруг патио идет крытая веранда, на которую выходят двери комнат. В провинции дома обычно одноэтажные, с красными черепичными крышами и решетками на окнах.

За последние два-три десятилетия в крупных городах выросли кварталы небоскребов и домов, построенных в ультрасовременном стиле. В столице недавно выстроен новый проспект Боливара, делящий город на две части. Это новый деловой и административный центр города.

Жалкие окраины большинства городов и рабочие поселки в промышленных районах ярко иллюстрируют тяжелое положение трудящихся масс Венесуэлы.

У венесуэльского писателя Санчеса в его романе «Нефть» дается следующее правдивое описание поселка для рабочих: «Поселок походил на взбесившийся улей. Дома, домишки, кое-как сколоченные, грязные, лепились друг к другу по обе стороны длинной улицы, которая переходила в нечто вроде моста из черных досок, устроенного на сваях, над озером»1.

Идиллические картины условий работы на промыслах, которые встречаются в рекламных книгах и статьях некоторых американских авторов, относятся лишь к высшей администрации и техническому персоналу американских компаний. Для этих служащих выстроены дома, оборудованные по последнему слову техники.

Одежда

Улицы больших городов, а особенно Каракаса, заполнены пестрой толпой: мужчины обычно носят светлые, но не белые костюмы, женщины — яркие платья и украшения. Жены аристократов-креолов, следуя старинной испанской моде, одеваются в черное. Испанская национальная одежда сохранялась довольно долго, лишь в середине XIX в. в городах стали следовать европейским модам. Ткани для городской одежды употребляются импортные. Но сельские жители носят одежду из местных тканей,-главным образом синего и белого цвета; состоит эта одежда у мужчин из широких штанов, рубахи и пояса-шарфа, у женщин из широкого платья или юбки и кофты. Носят широкополые, сплетенные из соломы шляпы. Ходят босыми или, что значительно реже, носят алъпаргаты — род сандалий.