Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Национально-революционные движения в Андских странах
Этнография - Народы Америки

В Андских странах классовые группировки в значительной мер соответствуют расово-национальным. Подобное явление наблюдается и в других странах Латинской Америки, однако в Перу, Эквадоре и Боливии оно проявляется особенно отчетливо. Завоевание и последующее за ним порабощение привели к тому, что трудовая, производительная часть населения принадлежит к так называемым цветным: индейцам, метисам и в небольшой мере к неграм, мулатам и самбо. Крестьянство — в подавляющей массе индейцы; рабочие — большей частью метисы, частично индейцы; среди них немного негров, мулатов и самбо.

Освобождение от испанской зависимости в очень слабой степени отразилось на положении индейцев. И после провозглашения независимости индейцы продолжали платить особую подать, как и в колониальный период. Только в 1918 г. были отменены долговые тюрьмы и ответственность сына за долг отца.

Расовая дискриминация, исторически сложившаяся, хотя и не при^ знаваемая законом, а также зависимость Андских стран от североамериканского капитала усиливают эксплуатацию, делают положение крестьян и горнопромышленных рабочих еще более тяжелым. Их лишают политических прав под предлогом неграмотности и плохого знания испанского языка.

Всем этим объясняется, что революционные движения трудящихся и в новое время, как и в колониальный период, имели одновременно э классовый и национальный характер. Движения конца XIX и начала XX в. унаследовали от предыдущих столетий лозунг восстановления инкского государства. Но содержание этого лозунга изменилось. Индейские крестьянские массы подразумевали под ним прежде всего возвращение отнятых у них креолами-помещиками общинных земель и освобождение от тяжелых повинностей.

В 1885 г. в Перу, в округе Уарас департамента Анкаш, вспыхнуло восстание под предводительством Педро Пабло Атуспария. Кроме крестьян- горцев, пришедших в долину для выполнения принудительных работ и принесших в связках соломы ножи, в восстании участвовали и рудокопы.

Восстание Атуспарии, открывшее новый этап национально-революционного движения, было первым крупным выступлением индейцев кечуа после движения Тупак Амару II в 1780—1781 гг. Вожди восстания не имели четкой программы действий, но все группировки этого движения исходили из признания кечуа самостоятельным народом, способным существовать в качестве такового. В среде восставших возникли разногласия в отношении к креольскому населению. Атуспария считал, что кечуа могут добиться освобождения в союзе с креолами и метисами или хотя бы при нейтрализации их. Против Атуспарии выступали крайние националисты, которые требовали безоговорочной расправы со всеми креолами. Атуспария, обвиненный в измене, принял яд, что ускорило поражение восстания.

Тема этих разногласий и споров свидетельствует о зарождении в тот период у кечуа национального самосознания. О вожде восстания Атуспарии сложены легенды.

Следующее крупное восстание индейцев произошло в 1914 г., как и в предыдущий раз, в Перу. Вождем восстания был майор перуанской армии Теодомиро Гутьеррес, по всей видимости выходец из богатой семьи индейцев кечуа. Помимо испанского, он имел также кечуанское имя Румимаки и считал себя «искупителем» своего народа. К тому времени индейцы испытывали столь невыносимый гнет, а их недовольство, готовое каждую минуту вылиться в народное восстание, было столь очевидным, что правительство президента ТЗилингхерста вынуждено было послать Румимаки в качестве своего официального представителя в департамент Пуно для расследования положения. Прибыв на место, Румимаки вошел в тесный контакт с местными индейцами (кечуа и аймара) и вскоре после падения правительства Билингхерста, встав во главе поднявшегося восстания, двинулся к столице.

Многие тысячи индейцев, присоединившиеся к нему в пути, были плохо вооружены и экипированы, и восстание было потоплено в крови правительственными войсками.

Дальнейшее развитие национального движения происходит в условиях общего кризиса капитализма. Серьезное влияние на него оказала Великая Октябрьская социалистическая революция, раскол мира на две системы. В этих условиях начинается второй этап национально-революционного движения.

Непрекращавшаяся в течение многих десятилетий борьба индейского крестьянства Перу за самоуправление и землю, против, захвата общинных земель помещиками приняла столь широкие масштабы, что перуанское правительство вынуждено было в 1919 г. издать закон о закреплении за индейскими общинами права на их земли. Однако закон фактически: остался на бумаге, и борьба индейского крестьянства продолжалась.

В 1921 г., желая разрядить обстановку, перуанское правительство организовало созыв Индейского конгресса. На конгресс прибыли делегаты общин и других групп индейского населения. Однако он принял не тот характер, какой был желателен правительству. Конгресс был направлен против помещиков, духовенства и властей. Боясь народного восстания, правительство не посмело разогнать этот конгресс. В результате был создан комитет «В защиту прав индейцев Тауантинсуйу», но он не имел каких-либо административных прав. Революционные элементы были представлены в комитете очень слабо. Все это лишало комитет серьезного значения.

В 1922 г. началось новое восстание; вождь его принял титул верховного инки. Особенно большой силы восстание достигло в 1923 г.

Под влиянием роста революционных настроений комитет «В защиту прав индейцев Тауантинсуйу» выступил с требованиями отделения церкви от государства и отмены закона о дорожной повинности крестьян- индейцев.

В том же 1923 г. была создана Региональная индейская рабочая федерация. Руководство ею оказалось в руках мелкобуржуазных элементов. Подавление восстания дало правительству возможность перейти к политике жестоких преследований и репрессий. В 1924 г. были арестованы все революционно настроенные члены комитета «В защиту прав индейцев Тауантинсуйу». В 1927 г. комитет был ликвидирован полностью. Последним отзвуком вышеописанных событий было образование в 1927 г. в г. Куско «Группы Возрождения», носившей характер культурно-просветительной организации. В деятельности группы, помимо интеллигенции, принимали участие также индейцы-рабочие. «Группа Возрождения» вскоре была разогнана, а ее руководитель арестован.

Показательно, что на втором этапе, особенно к концу его, наблюдается значительный рост духовной культуры кечуа. Оживляется драматургия. Молодой кечуанский драматург Иносенсио Мамани пишет комедии и ставит их в театре. Группа деятелей индеанизма во главе с Марьятеги издает журнал «AMayTa»(«Amauta»), ставящий проблемы, связанные с социальным положением индейцев, их бытом, культурой и искусством.

Третий этап национально-революционного движения наступил в начале 30-х годов XX в. Он характеризовался активным участием пролетариата и его классовых организаций.

К этому периоду в Эквадоре и Перу образовались коммунистические партии.

Еще в 1919 г. в Перу возникло мощное стачечное движение рабочих. Бастующие требовали установления 8-часового рабочего дня. В 20-х годах в Эквадоре значительно укрепились профсоюзы.

В 1923 г. в Перу происходили крупные рабочие и студенческие антиправительственные выступления, способствовавшие росту сплоченности рабочего класса.

В 1927 г. в Перу было вынесено решение о создании Конфедерации труда. В 1929 г. в Монтевидео был создан профсоюзный центр — Латиноамериканская конфедерация профсоюзов.

Мировой экономический кризис начала 30-х годов ударил также и по Андским странам, где кризис перепроизводства сочетался, как и во всех полуколониальных и колониальных странах, с разрушением крестьянского хозяйства. Факторы эти имели революционизирующее значение.

В 1931 г. в Перу вспыхнуло крупное восстание кечуа и аймара. Созданная к тому времени Коммунистическая партия Перу поддержала его. Компартия установила связь с восставшими и выдвинула лозунг создания федерации самостоятельных республик кечуа и аймара. Лозунг этот нашел горячий отклик среди трудящегося индейского населения. Восстание, однако, было подавлено.

На президентских выборах в Перу в 1932 г. один из вождей восстания индеец-коммунист Киспе-и-Киспе получил 20% общего числа голосов, несмотря на то, что правительство аннулировало его кандидатуру и фактически устранило от голосования многочисленные массы индейцев, не умеющих читать и писать по-испански.

Выступления трудящихся индейских масс продолжались в годы второй мировой войны и после нее. Этот период характерен повышением чувства интернациональной солидарности индейцев и некоторым ослаблением их недоверия к людям «белой расы».

Все чаще выступления проводятся совместно с метисами и креолами, все чаще выступления индейцев встречают горячее сочувствие и действенную поддержку со стороны передовой общественности андских и других стран Латинской Америки. Так было во время забастовки боливийских горняков в 1942 г. в Катави; на место событий прибыл руководитель Конфедерации профсоюзов Латинской Америки — Ломбардо Толедано, выступивший в защиту бастовавших индейцев-горняков от нападок реакции.

Знаменательные события имели место в 1947 г. в Перу в районе Уан- кайо. Здесь одновременно начались выступления рабочих на предприятиях американской компании и креетьян кечуа близлежащей местности. Наряду с индейцами в этом движении участвовали метисы и креолы. Существенную поддержку трудящимся оказала Коммунистическая партия, представители которой настаивали в парламенте на удовлетворении требований народа.

Главные события в послевоенный период развернулись в Боливии. Во второй половине 1947 г. здесь разгорелось крупное восстание кечуа и аймара, охватившее большую часть страны. В восстании, наряду с крестьянами, принимали участие рабочие. Компартии в то время в Боливии не было. Взять руководство восстанием в свои руки попытались профсоюзы. Они распространили большое количество листовок с требованием отобрать землю у помещиков. Но они не сумели правильно сочетать классовые и национальные требования, и восстание в значительной мере продолжалось стихийно, без единых лозунгов и единого руководства. Восстание было зверски подавлено, многие сотни активных участников арестованы, казнены, сосланы.

В это время в Боливии партия Революционное националистическое движение делает серьезные попытки подчинить движение индейцев своему влиянию.

В 1948 г. начались волнения крестьян кечуа в районе Кочабамбы, возглавленные ставленником этой партии Мануэлем Андиа. Последний провозгласил себя «Инкой». Однако обескровленные после восстания в 1947 г. индейцы кечуа не могли подняться на массовое движение. Выступления их были разрозненными, и их быстро ликвидировали.

Мощное забастовочное движение, главной движущей силой которого были индейцы-горняки, имело место в 1949 г. в Боливии. Это движение проходило под политическим лозунгом «Долой американский империализм!». О размахе его можно судить по тому факту, что для его подавления

США выделили боливийскому правительству военно-воздушные силы_ Забастовка была поддержана многочисленными прогрессивными организациями. Более того, в Боливии началась всеобщая забастовка солидарности, которая и спасла горняков от жестокой расправы. События 1949 г. еще более содействовали укреплению в сознании кечуанского пролетариата идей интернационализма.

Волнения в Боливии продолжались почти непрерывно, пока в 1952 г.,. не поднялось крупное восстание, основной движущей силой которого были рабочие горняки, большей частью индейцы кечуа и аймара. На гребне восстания масс к власти пришла партия Революционное националистическое движение. Под напором требований и выступлений трудящихся правительство Боливии приняло закон о национализации оловянных рудников компаний Патиньо, Хохшильда и Арамайо, тесно связанных с североамериканским капиталом. Непрекращающиеся волнения крестьян, кечуа и в меньшей степени аймара вынудили правительство Пас Эстенсоро издать декрет об аграрной реформе. Безземельные крестьяне были наделены небольшими земельными участками. Наконец, в Боливии был принят закон о реформе системы образования, в силу которого в начальной школе введено преподавание на индейских языках (кечуа, аймара и. гуарани).

Однако очень скоро правящие круги Боливии во главе с Пас Эстенсоро^ шаг за шагом стали сдавать позиции иностранному капиталу. Дело дошло до того, что незадолго до президентских выборов в середине 1956 г. Пас Эстенсоро повел речь о возвращении оловянной промышленности в частные руки «ввиду ее нерентабельности».

Поднявшаяся вскоре после выборов волна народного недовольства заставила нового президента Силес Суасо выступить с заверениями о том,, что оловянные рудники останутся в руках государства. В то же время Силес Суасо продолжал политику капитуляции перед иностранным капиталом. Используя тяжелое экономическое положение страны, американские монополии предоставили Боливии заем в 25 млн. долл. Принимая заем, правительство Боливии приняло в декабре 1956 г. также план «экономического оздоровления» финансов, выработанный американскими специалистами. На основе этого плана был отменен контроль над ценами и над импортом, была заморожена на год заработная плата и предусмотрена возможность повышения арендной платы. Проведение плана в жизнь привело к резкому снижению покупательной способности населения, к инфляции и к наводнению рынков страны американскими товарами.

Под нажимом иностранных монополий (главным образом североамериканских) боливийское правительство предоставило им свыше четырех миллионов гектаров нефтеносной земли под разведку и эксплуатацию. Политика закабаления страны монополиями США вызывает резкий протест самых различных слоев населения. В первых рядах борцов за интересы народов Боливии идет Коммунистическая партия.

В последнее время недовольство проявляется даже в рядах самой правящей партии. Показательно, что в апреле 1957 г. с резкой критикой проамериканской политики Силеса Суасо выступил вице-президент Чавес Ортис. С подобной же критикой выступают представители Боливийской профсоюзной конфедерации, одной из самых массовых организаций страны. В марте 1959 г. по всей Боливии прокатилась волна антиамериканских выступлений, вызванная оскорбительным для страны заявлением американского дипломата, опубликованным в журнале «Тайм».

В особом положении находится Эквадор. Здесь не было таких крупных вооруженных выступлений индейцев, как в Перу и Боливии. Зато их движение приняло^в Эквадоре^более четкие организационные формы. В стране была создана «Эквадорская конфедерация индейцев», издающая газету на кечуа и ведущая успешную борьбу за жизненные интересы трудовых индейских масс. Конфедерация находится под руководством Коммунистической партии и активно поддерживает все ее действия.

Можно сделать некоторые обобщения о характере движущих и руководящих сил в национально-революционном движении индейцев. На первом этапе, в восстании Атуспарии и Румимаки, среди движущих сил мы не видим иных социальных групп, кроме крестьянства. Участие рудокопов слишком незначительно, и к тому же это, как правило, те же кре» стьяне, занимающиеся отхожим промыслом. Сам Румимаки, видимо, происходил из буржуазной семьи. Руководство восстанием Атуспарии находилось в руках общинной верхушки. О руководящей роли буржуазии можно говорить с большой осторожностью.

Яснее выступает соотношение классовых сил на втором этапе движения. Среди движущих сил, наряду с крестьянством, как самостоятельная сила выступает пролетариат, однако общее руководство движением прочно находится в руках индейской сельской, торговой буржуазии и мелкобуржуазной интеллигенции.

В восстании 1931 г. пролетариат выступает не только как движущая, но и как руководящая сила. Однако руководящая роль пролетариата в Перу была* затем сведена на нет годами жестокой реакции и террора.

Довольно успешно осуществляет руководство национально-революционным движением пролетариат в Эквадоре. Что касается Боливии, то здесь большинство пролетариата и его профессиональных организаций находится под влиянием мелкобуржуазной идеологии партии Революционное националистическое движение. Созданная в 1950 г. Коммунистическая партия Боливии, ведущая борьбу за создание широкого патриотического фронта национального освобождения, успешно укрепляет свой авторитет среди масс индейского пролетариата и крестьянства.