Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Брак у арауканов. Инициации, войны. История колонизации Араукании
Этнография - Народы Америки

При заключении брака муж обязан был внести родственникам невесты в виде выкупа за жену определенную плату. Этот вид брака испанцы называли покупкой жены (compra de mujeres). О размере взноса жених договаривался предварительно с отцом невесты. Имеются сведения, что в редких, правда, случаях сговор этот происходил между родителями, когда жених и невеста находились еще в детском возрасте. Размер выкупа зависел от общественного положения невесты. Жених обязан был также устроить угощение для свадебного пира.

Брак считался действительным лишь после уплаты выкупа. В том случае, если жених не мог внести сам весь выкуп сразу, сородичи его помогали ему в этом. Иначе ему приходилось жить у жены до тех пор, пока он не выплачивал всю сумму.

Частью брачного обряда было притворное похищение — жених с группой товарищей должен был «похитить» невесту. В случае же несогласия родителей невесты на брак, устраивалось настоящее похищение. Молодые временно укрывались либо в лесу, либо у родственников в другом селении. В этих случаях об условиях уплаты сговаривались впоследствии,, когда отец невесты соглашался признать брак. Обрядовое похищение совершалось только в отношении первой жены. При заключении браков со следующими женами похищение не устраивалось, достаточно было внести условленную сумму.

Свадебные обряды заканчивались праздником, принесением жертвы и возлиянием духам предков. Всем этим руководил отец невесты, отец жениха лишь принимал участие.

Во время столкновений с соседними племенами арауканы нередко уводили женщин в плен. Эти пленницы не считались женами и назывались гапинъ (краденая женщина). Они занимали подчиненное положение по отношению к настоящим женам.

После смерти мужчины жены переходили к его старшему сыну, кроме матери этого сына и тех женщин, которые принадлежали к одной с ним тотемной группе. Его мать после смерти мужа становилась свободной и возвращалась со своими младшими детьми в дом своих родителей. Если у покойного не было сыновей или если старший сын умирал раньше отца, то жен наследовал старший брат, или же первая жена доставалась старшему брату, вторая следующему и т. д. При отсутствии этих родственников, жены наследовались младшими сыновьями или другими ближайшими родственниками по мужской линии. Иногда женщина могла вернуть себе свободу после смерти мужа, возвратив наследовавшему ее мужчине уплаченную за нее стоимость.

Первая жена считалась главной и обозначалась термином, отличным от того, которым обозначались остальные жены. Она называлась унен- домо или уненкуре, т. е. первая жена, а остальные инандомо или налендомо, т. е. следующие жены или буквально жены, следующие после.

Объединения арауканов

Войны с испанцами оказали сильнейшее влияние на изменение социального строя арауканов. Отдельные айльяреуэ для защиты своей страны от завоевателей вынуждены были объединяться для совместной борьбы. Возникали объединения племен, вначале временные, впоследствии превратившиеся в более продолжительные объединения.В конце концов арауканы представляли собой своего рода союз племен, сходный, в известной степени, с союзом пяти племен ирокезов или союзом «Семи костров» у дакота. Во главе союза стояло несколько вождей.

До прихода испанцев вожди отдельных реуэ (группы селений) были также и военными предводителями, но после того, как арауканы стали объединяться, за вождями сохранились только функции внутреннего управления, а военное руководство перешло в руки выборных военных вождей, которые объединяли под своим руководством всех воинов племени.

Каждый из союзных вождей возглавлял так называемое вутан-мапу {большая земля), которое объединяло все айльяреуэ определенного района. Объединения эти сложились лишь в эпоху борьбы с испанцами. Каждое вутан-мапу имело свое название — «Земля моря» (побережье), «Земля равнин», «Земля, близкая к снегу», «Земля снега» и «Земля людей юга». Вначале вожди этих объединений избирались лишь на время войны. Впоследствии эта должность сделалась наследственной и передавалась от отца к сыну. Во время общих войн на время военных действий из числа этих вождей (испанцы называли их «большой токи» или «верховный токи») выбирался главный военачальник.

Каждое вутан-мапу объединяло несколько айльяреуэ (обычно пять- шесть), за исключением «Земли людей юга», объединявшей 14—15 айльяреуэ. После того, как начались постоянные войны арауканов с испанцами айльяреуэ получили значение, которого прежде не имели. Вождь племени или айльяреуэ назывался теперь мапу-токи (т. е. хозяин земли).

Инициации

По достижении половой зрелости юноши и девушки подвергались в течение довольно длительного периода инициациям, во время которых их знакомили (юношей — старики, девушек — пожилые женщины) с различными тотемическими и религиозными запретами, с обычаями предков, с обязанностями по отношению к семье, роду. Мальчиков учили обращению с оружием, красноречию, девушек — различным домашним работам. При этих обучениях и следовавших за ними испытаниях соблюдали строгую тайну. Юноши после инициации еще в течение двух-трех лет проходили особую подготовку для посвящения в1 воины.

Войны

Воины объединялись в группы, которые имели свои названия и свои отличительные знаки во время походов. Эти знаки обычно соответствовали тотемам членов этих объединений. Испанцы неоднократно отмечали своеобразную окраску лица и тела, украшения из перьев определенных птиц, из когтей, хвостов, голов и шкур животных у индейцев во время боев.

Все вопросы, связанные с войной, решались при участии всех взрослых мужчин племени (каждое айльяреуэ объединяло воинов отдельных групп, подчинявшихся лишь военному вождю). Для этого вождь племени посылал гонца с окровавленной стрелой к вождям всех реуэ, предупреждая их о времени и месте собрания. Обычно каждый реуэ предварительно собирался и обсуждал вопросы, связанные с полученным предложением. Собрание айльяреуэ начиналось с принесения жертв предкам. В жертву приносили пленника или, если его не было, ламу. Затем следовали обсуждение предполагаемого похода и выборы военного вождя.

Если же предполагались совместные действия нескольких племен, то один из вождей посылал к остальным вождям гонца также со стрелой, к которой привязывали красную нить— символ крови. По получении такой стрелы, каждый вождь, в случае своего согласия, привязывал к ней шерстяной шнур определенного цвета. Число узлов на этом шнуре указывало на число воинов, которым он располагал. Получив такие шнуры, вождь мог определить, на какие силы он мог рассчитывать. Эти шнуры, сходные с перуанскими кипу, назывались прон. После совета вождей, на котором избирали общего военного вождя и обсуждали подробности будущего выступления, все возвращались в свои селения для подготовки. О времени выступления извещали также посредством шнуров разного цвета, на которых завязывали узлы, указывавшие на число дней.

В случае победы опять приносились жертвы, но на этот раз обязательно человеческие. Во время боев выделялись воины, на обязанности которых лежало взять в плен живыми несколько воинов противной стороны. Изредка, когда число пленников было значительно, убивали столько человек, сколько считали необходимым, чтобы умилостивить предков и духов, остальных оставляли в живых. Некоторых из них обменивали, наиболее храбрых иногда усыновляли, остальных оставляли рабами. К сожалению, мы не имеем указаний, как использовались эти рабы.

Религиозные представления

По представлениям арауканов, духи населяют всн> природу и разделяются на враждебных и благосклонных. Хроники XVI — начала XVII столетия дают много описаний обрядов, связанных с земледелием (просили об удачном урожае, ниспослании дождя или прекращении засухи).

Большинство религиозных обрядов у арауканов было связано с тотемами. Участники этих обрядов надевали маски или головные уборыу сделанные из шкур или голов животных или птиц. Маски делали также из дерева или плели из растительных волокон. В этих обрядах принимали участие члены отдельных кюга или дэвов, и руководили ими лишь лонпо (голова), т. е. вожди этих тотемных групп.

Каждая тотемная группа (кюга) имела своего пильяна, который, по- видимому, считался предком группы и был тесно связан с тотемом. Постепенно, с рассредоточением uленов материнского рода между различными патрилокальными группами, пильян потерял свое первоначальное значение предка каждого отдельного рода. По мере того, как терялась живая связь пильяна с исчезавшими материнскими родами, уменьшалось и число этих пильянов. Постепенно представление о всех этих предках слилось в общее для всех арауканов представление о едином предке. Писатели XIX в. обычно ^принимали его за верховное существо арауканов.

Пильяна стали изображать в виде деревянных скульптурных фигур на кладбищах или столбов, покрытых резьбой, которые ставили у хижин, вождей.

Культ предков и связанный с ним культ мертвых занимали одно из основных мест в религиозных представлениях арауканов. Смерть, по их представлениям, не была естественным явлением и, если человек не был убит во время войны или во время какой-нибудь стычки, то она рассматривалась как следствие колдовства или влияния злых духов.

Арауканы верили в загробную жизнь, которая была фантастическим отражением их земной жизни. До прихода испанцев они хоронили своих умерших в лодках, которые помещались на земле и после погребальных обрядов засыпались землей и камнями. С конца XVI в. стали погребать Bf могилах, вырытых в земле. Вокруг трупа клали оружие — у мужчин, хозяйственные принадлежности — у женщин. Позднее ценные вещи, например из серебра, которые прежде также клались в могилу, стали заменять деревянными изображениями. На могилу ставили в большом количестве пищу и питье. На могиле вождя обычно убивали его любимую лошадь и вывешивали ее шкуру, растянутую между шестами.

В стране арауканов обнаружены погребения в глиняных урнах. Возможно, однако, что это было лишь вторичное погребение костей. Трупы людей, умерших вдали от селения, обычно сжигали, и пепел хоронили на родовом кладбище. Чаще всего это были воины, погибшие во время военных столкновений.

Немногие отрывочные данные, приводимые разными авторами, дают некоторые сведения о существовании у арауканов различных категорий колдунов, функции и образ действия которых были различны и которые имели разные названия. Одни занимались главным образом лечением, другие — предсказаниями, приводя себя в экстатическое состояние; третьих спрашивали о причине смерти. Наконец, существовали «официальные жрецы», которыми вначале являлись старшие в роде (позднее в тотемной группе).

Таковы данные, характеризующие арауканов XVI—XVIII вв.

История колонизации Араукании

В начале XVII в. губернаторы колонии пытались сократить территорию, занимаемую арауканами: они строили крепости на границах территории арауканов и постепенно продвигали свои укрепления все дальше, оттесняя таким образом индейцев в глубь страны и к югу1. Все же в 1655 г. мирным договором в Кильине Испания признала северной границей Араукании р. Био-Био. Все попытки продвижения к югу терпели неудачу. Однако с юга {где Араукания долго не имела определенных границ) испанские поселения довольно рано стали теснить арауканов.

В конце концов Испания вынуждена была, хотя бы формально, признать независимость арауканов (1773). Права арауканов на землю к югу «от Био-Био также были признаны договором2.

Одновременно испанцы пытались привлечь на свою сторону отдельных вождей или влиятельных лиц. Это было началом политики, приведшей к изданию в 1868 г. закона о поселении индейцев в резервациях якобы для защиты от незаконного вторжения белых на принадлежащую им территорию. При этом определенные территории тогда закрепляли на имя вождей для пользования всей группой. Эти родственные группы обычно были невелики и включали от пяти до десяти семей. Земли находились в общественном пользовании и не могли быть проданы. Первоначально наделы были довольно значительны по своим размерам и варьировали в зависимости от величины отдельных групп. С усилением колонизации этих районов поселенцы постепенно вторгались и на территории, отведенные индейцам.

Отдельные восстания и стычки арауканов с поселенцами продолжались па всем протяжении XVIII—XIX столетий. После окончания Тихоокеанской войны в 1883 г. правительство Чили бросило войска на покорение Араукании. Страна была присоединена к республике Чили.

Правительство, идя навстречу интересам колонистов, издавало ряд постановлений, сокращавших количество неотчуждаемых общинных земель индейцев. Аграрная политика по отношению к индейцам, проводимая Ибаньесом (1927—1931), одним из президентов Чили, в основном сводилась к стремлению уничтожить их права на общинное владение землей. Участки предполагалось закреплять за отдельными семьями. Арауканы вначале упорно сопротивлялись этому, но в конце концов в 1930 г. в лице 6 тыс. своих представителей, собравшихся в Бороа, вынуждены были прийти к решению, что единственной возможностью сохранить за собой вообще какие-либо права на землю является подчинение законам республики на общих основаниях с остальным ее населением, т. е. признание частной собственности на землю. Но это по существу означало путь к обезземеливанию инттейпев поп покповительством закона.