Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Индейцы районов Пампы и Патагонии: общие сведения
Этнография - Народы Америки

Южную часть Аргентины (приблизительно к югу от 34° ю. ш.) ко времени завоевания населяли индейцы, принадлежавшие к разным лингвистическим группам, но имевшие много общих черт в культуре. К сожалению, сведения об их образе жизни ко времени прихода европейцев скудны и носят лишь самый общий характер. В описаниях последующих эпох самым слабым местом являются описания общественных отношений.

Авторы работ XVII—XVIII вв. (миссионеры Лосано, Санчес Лабрадор, Добрицхоффер, Фалькнер и др.) внесли основательную путаницу в этнографическую номенклатуру южной Аргентины. В те времена «Патагонией» называли обширный район от широты Буэнос-Айреса до южной оконечности материка. Обитатели всей этой области для вышеуказанных авторов были «патагонцами». При чтении старых работ это необходимо иметь ввиду. В настоящее время северной границей Патагонии в географическом значении считается Рио-Негро, и название патагонцы соответствует обитателям именно этой географической области.

Если проследить названия племен у отдельных авторов, то мы видим, что одни и то же племена носят в разных работах различные названия. Английский миссионер Фалькнер в своей работе «Описание Патагонии...» (1774) дал первую подробную этнографическую характеристику племен Аргентины. Он жил среди индейцев южнее Буэнос-Айреса; при описании внутренних частей материка к югу от Рио-Негро Фалькнер пользовался не всегда точными данными других миссионеров, индейцев или же испанцев, освободившихся из индейского плена. Нелегко разобраться в его названиях племен и отнести их к той или иной группе.

Впервые с более ясным представлением о племенах Аргентины мы встречаемся в работах Орбиньи (он критикует в этом отношении Фальк- нера). В описании его путешествий 1826—1833 гг.1, а также в работе Мустерса (1869—1870)2 и других, более поздних, описываются точно локализованные группы племен. Правда, названия отдельных племен все же варьируют у разных авторов.

Испанцы вначале не были заинтересованы в колонизации этой части1 страны и лишь время от времени сталкивались с отдельными группами индейцев в пограничных с ними районах, поэтому общая численность индейцев того периода совершенно неизвестна.

На островах дельты Параны жили гуаранй, называемые ранними путешественниками «гуарани островов»; они являлись самой южной ветвью* столь широко распространенной в Южной Америке группы тупи-гуарани. Следы языка гуарани сохранились главным образом в топонимике района их обитания. По всей вероятности, они попали сюда из Парагвая, незадолго до прихода испанцев. Немногие археологические данные подтверждают это предположение и говорят о сходстве их культуры с культурой гуарани Парагвая.

Гуарани островов — самые южные земледельцы восточной части материка. Они выращивали кукурузу и тыкву. Занимались они также рыболовством и делали хорошие лодки с длинными веслами. Селения их были постоянными. По-видимому, они вели обмен с другими племенами. Кабот упоминает украшения из золота и серебра, которые они получали, по всеж вероятности, от северных племен, так как на островах металлов не было. К середине XVII в. они уже вымерли. Данные, приводимые о них первыми исследователями, очень скудны.

Южнее Ла-Платы и Параны, от атлантического побережья до предгорий района Кордовы, по пампе кочевали индейцы керандй.

Основой их существования была охота и в меньшей степени — рыбная ловля. Для охоты они употребляли луки, стрелы, дротики; при верховой охоте основным оружием были копья и бола. Для охоты на крупную дичь бола было основным оружием. Керандй, как и другие племена аргентинских равнин, очень искусно пользовались им как на охоте, так и в борьбе с испанской кавалерией.

Одежда керандй состояла из меховых накидок и передников. Жилищем служил заслон из раскрашенных шкур оленей или других животных. Иногда вместо шкур употребляли плетеные циновки, эта черта роднила их с чарруа Уругвая и щгеменами Чако, в то время как шкуры для жилища употреблялись южными индейцами.

Название этого племени неоднократно встречается в XVI в. в связи с нападениями на испанцев. В последний раз керандй упоминались в 1678 г. в списке энкомиенд, дарованных в Санта-Фе. Они, по-видимому, слились с индейцами пампы (пуэльче).

В бескрайних степях южной части пампы, к югу и юго-западу от Буэнос-Айреса обитали индейцы группы хэт.

Хэт делились на две группы: талухэт обитали на севере и востоке района, диуихэт — на западе и юге. Язык их почти неизвестен; отрывочные данные о нем содержатся в работах Эрваса, Добрицхоффера и Фалькнера1. Около линии фронтеры (границы) они непосредственно соприкасались с завоевателями. Стычки с испанцами, а также эпидемии оспы в конце XVIII в. привели к окончательному исчезновению группы хэт.

К югу от хэт жили индейцы группы пуэльче. Южной границей их расселения была р. Чубут. Этих индейцев называли также генакен, кюнню, пампа и др. Название пуэльче впервые для всей группы встречается у Орбиньи, и с тех пор оно утвердилось в научной литературе. Испанцы именно этих индейцев называли «пампасскими индейцами» или просто «пампа».

К югу от пуэльче жили индейцы группы чон, включавшей в себя индейцев техуэльче и она1. Индейцы техуэльче делились на две группы — северную (пайнекен) и южную (аоэникен); название техуэльче эти индейцы получили от арауканов2. Техуэльче — наиболее изученная в языковом отношении группа пампы и Патагонии. Они являются собственно патагонцами 3, с которыми впервые встретились участники экспедиции Маге ллана.

С начала XVIII в. в пампу стали переселяться значительные группы арауканов из Чили4. Восставшие и непокоренные арауканы нашли в пампе убежище от преследований испанцев. Это не было внезапное и массовое вторжение, а постепенное проникновение отдельных групп. Процесс переселения длился десятилетиями. Не встречая большого сопротивления, арауканы постепенно распространялись из района Неукена к северу и югу по восточпым склонам Анд и равнинам до современной провинции Буэнос-Айрес. Арауканы оказали значительное влияние на культуру племен пампы и части Патагонии.

Арауканы Аргентины распадались на отдельные группы, расселившиеся на громадном пространстве. Оказав значительное культурное влияние на индейцев пампы, они сохранили свой язык и отдельные черты культуры. Но под влиянием новых условий, они не могли не изменить своего образа жизни. Оседлые земледельцы Чили превратились в охотников, объединившихся в небольшие группы и кочевавших верхом с места на место в поисках дичи и пастбищ для лошадей.

Образ жизни до прихода испанцев

Ко времени прихода испанцев (первая половина XVI в.) индейцы пампы и Патагонии были бродячими охотниками и собирателями. Небольшими группами они переходили с места на место в поисках пищи, охотясь на гуанако, страусов, а на севере — на оленей. Основным их оружием были лук и стрелы. Луки были небольшие, около 80 см длины, из светлого дерева, с тетивой из сухожилий. Стрелы — очень короткие, деревянные с кремневыми наконечниками, слабо привязанными к древку сухожилием; наконечник обычно оставался в ране. Оперение делали из коротко подрезанных белых перьев. Кроме того, некоторые племена для охоты и нападений употребляли бола и пращи. Значительную роль в хозяйстве играло собирание корней и семян разных растений.

Эти племена не знали ни гончарства, ни плетения. Нужные им предметы получали путем обмена от своих западных и северных соседей. Сосудами служили панцири броненосцев, раковины; иногда делали сосуды из кожи 5.

Одеждой для мужчин и женщин служили плащи, сшитые из шкур гуанако, лисиц и других животных. Некоторые группы получали от арауканов Чили путем обмена тканые пончо и плащи.

Жилищем у всех групп служили шалаши из жердей, покрытые шкурами животных; у одних групп это были примитивные заслоны от ветра, у других — более солидные навесы, защищавшие и от дождя.

Племена пампы и Патагонии находились на стадии первобытнообщинного строя. Сведения об их общественной организации чрезвычайно скудны. Известно лишь, что отдельные семьи объединялись в группы, во главе которых стояли вожди. Обычно эти группы носили названия животных. Некоторые авторы склонны видеть в этом следы древнего тотемизма6. Ни состав, ни величина, ни функции этих групп неизвестны.

Последующие изменения

В XVIII в. начинается новый этап в образе жизни племен пампы и северной и южной Патагонии. Во-первых, как говорилось выше, в начале века значительные группы арауканов Чили, преследуемые испанцами, начали переселяться в аргентинскую пампу. Еще до конкисты арауканы южного Чили ежегодно, во время сбора шишек араукарии1, переходили на восточные склоны Анд, где они соприкасались с местными племенами, вступая с ними в обмен. Уже в середине XVIII в. Фалькнер писал, что язык арауканов был наиболее широко известен среди индейцев равнины. К концу века они распространились между горами и побережьем на территории современных провинций Буэнос-Айрес, Кордова, Сан-Луис и Рио-Негро. Из пампы арауканы стали проникать в южные районы и к началу XIX в. окончательно ассимилировали северную группу техуэльче (пайнекен)2.

Во-вторых, со второй половины XVIII в. в Патагонии появляются лошади, завезенные испанцами еще в XVI в. в район Буэнос-Айреса; интересно, что лошади, брошеные испанцами, необычайно быстро одичали и размножились. Все экспедиции, начиная с Магеллановой (1520), в течение полутора веков (за это время было девять экспедиций) описывали патагонцев как «пеших» индейцев. Затем около 70 лет в литературе не имелось никаких сведений о них. В 1741 г. впервые было отмечено наличие у них лошадей. В дальнейшей литературе техуэльче, так же как и пуэльче и арауканы Аргентины, описываются как племена, владеющие лошадью, что, конечно, отразилось на их образе жизни.

Пешие охотники, овладев лошадью, вскоре сделались, одни раньше,

другие позже, ловкими наездниками. Прежде район их кочевий и переходов был невелик. С появлением лошади они стали при йерекочевках покрывать большие расстояния, увеличивая ареал, занимаемый отдельными группами. Легко стало пересекать пустынные места, лишенные дичи и необходимых теперь пастбищ. Изменился и весь уклад жизни: способы охоты, оружие, отчасти жилище и одежда.

На женщинах лежали все работы по дому. Они приносили воду, дрова, рарили пищу, занимались выделкой шкур, шитьем одежды, расставляли и собирали палатки — толъдо, нагружали и разгружалй лошадей при переездах с места на место.

Мужчины занимались охотой, изготовлением оружия, деревянных седел и посуды, серебряных украшений; из железа, которое они получали от белых, они делали ножи и украшения.

Выделку деревянных и серебряных вещей племена пампы переняли у арауканов.