Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семья и общественный строй у древних чибча-муиска
Этнография - Народы Америки

По сообщению хронистов, в каждом доме жила одна большая семья, состоявшая из нескольких поколении. Экзогамии не существовало, запрещалось вступать в орак только с отцом, матерью, сестрой и племянницей с материнской стороны. Частично сохранилась классификационная система родства: дети братьев называли друг друга братьями и сестрами; то же и дети сестер. Но дети брата и сестры назывались кузенами. Из того факта, что одним и тем же словом обозначался муж и кузен, следует, что существовал кросс-кузен- ный брак. Обычно мужчина, женясь, отдавал свою сестру или племянницу в жены брату своей невесты. По-видимому, установилась патриархальная семья, хотя и с многими пережитками материнского рода.

Брак был патрилокальным, но во многих случаях (развод, смерть мужа или даже просто ссора родных жены с мужем) жена возвращалась в семью отца или брата, взяв с собой своих детей. Однако отмечены и порядки левирата. Брак совершался путем покупки.

Была распространена полигамия. Простые люди имели по шесть — десять жен; у знатных их было по нескольку десятков. Правдтели владели сотнями жен и наложниц. Очевидно, кроме соплеменниц, брали в жены и наложниц и пленных женщин.

В знатных семьях сан переходил от дяди к племяннику, сыну сестры. Это дает повод исследователю Баррадасу говорить о матриархате у муиска. Однако описание семейных порядков муиска, составленное им же на основании хроник, позволяет отметить лишь некоторые пережитки мат- рилинейных и авункулатных порядков.

Общественный строй

В обществе муиска четко разграничивались классовые группировки. Помимо верховных правителей хронисты называют следующие категории знати: 1) глашатаи, 2) знатные дворяне, так называемые у саке, 3) военные высшего ранга, охранявшие границы, так называемые гена. Особую привилегированную группу составляло жречество. Знать пользовалась трудом рядового населения — «платящих подать», или «зависимых», а также рабов. Знатные отличались внешним видом: только им разрешалось носить раскрашенные плащи, которые служили знаком общественной привилегии, наградой правителя; их носили спущенными с плеч, так что они волочились по земле. Головные уборы и украшения из золота и изумрудов также имели лишь знатные. Знать жила в деревянных дворцах, украшенных резьбой и росписью, огороженных палисадами; из дворцов в храмы и святилища вели вымощенные дороги, иногда на несколько десятков километров. На воротах дворцов в Тунхе и в Согамосо висели золотые щиты, которые на ветру издавали звон.

Быт верховных правителей был пышно обставлен: их носили на выложенных золотыми пластинками носилках, перед ними устилали дорогу тканями или усыпали цветами. Верховный правитель готовился к занятию своего места в течение шести лет, изолированный в храме, с запретом выходить днем.

Верховный правитель пользовался величайшим почетом: никто не смел ему смотреть в лицо, это считалось страшным и опасным. Никто не смел приближаться к нему, не поднеся дара.

При вступлении в свои права правитель княжества Гуатавита отправлялся на берег священного озера Гуатавита: жрецы смазывали его тело смолой и обсыпали золотым песком. Затем в сопровождении четырех жрецов он выезжал на плоту на середину озера и бросал в воду жертвоприношения священному озеру — золотые, украшенные изумрудами фигурки людей и животных — после чего смывал с себя золотой песок.

Во времена испанского завоевания эта церемония породила легенду об эльдорадо (золотом человеке), царе, который будто бы каждое утро обсыпается золотым песком. Страна муиска превратилась в представлениях колонизаторов в страну золота, а слово эльдорадо стало синонимом страны сказочных богатств.

Испанские хронисты, уделив много внимания и места внешнему положению правителей и знати, слабо осветили жизнь трудящихся слоев и формы эксплуатации их труда. Рядовые муиска работали на знать и вносили подати продуктами сельского хозяйства, а также простыми ремесленными изделиями. О том, что подати взимались с большой строгостью, свидетельствует следующий обычай: в случае недоимки, в доме недоимщика поселялся посланец правителя с медведем или пумой на привязи до тех пор, пока подать не вносилась. Такой порядок дает основание полагать, что подати взимались не с общины, а с отдельных землевладельцев. Этого мало, чтобы предположить отсутствие общины, но во всяком случае никакого описания общины в источниках нет.

Судя по развитию техники, должны были существовать специалисты- ремесленники, но сведения о них очень скудны. Хронист епископ Пиед- раита сообщает, что лучшими мастерами по обработке золота были обитатели области Гуатавита, и что поэтому многие гуатавитяне «жили рассеянно по всем областям страны, изготовляя золотые изделия. Они приобретали таким образом средства для содержания самих себя и семей, не выполняя обязанностей по отношению к своим правителям, согласно законам»1. Отсюда можно сделать вывод, что ремесленники составляли особую группу среди «платящих подати», или «зависимых». Ремесленники выделялись в особую группу потому, что общественное разделение труда стояло уже достаточно высоко; это объясняет и большое развитие обмена.

Еще меньше, чем о «платящих подати», сообщается о рабах. Очевидно, рабами были только военнопленные; порабощения единоплеменников не было, так как воры, убийцы и прелюбодеи подвергались смертной казни, а с недоимщиками и должниками расправлялись описанным выше способом.

Религия

Мифология чибча-муиска не представляет четкой картины: космогонические мифы не составляют единого цикла. В пантеоне наиболее чтима была богиня земли и плодоро* дия Бачуе. Одним из главных божеств был Чибчачум, покровитель области Баката. Он считался также богом обработки золота и обмена. Миф повествует, что он, разгневанный на нерадивых почитателей, наслал на людей наводнение, соединив две реки. Бедствие устранил мифический герой Бочика, явившийся на радуге; он ударил золотым жезлом и сделал большой водопад Текендама, к которому устремились излишние воды. Чибчачум был принужден уйти под землю. Здесь он поддерживает мир на своих плечах; когда он перекладывает тяжесть с одного плеча на другое, происходит землетрясение.

Первое место занимал культ сил природы — почитание солнца, луны, священного озера Гуатавита, водопада Такендама и т. п. Главными предметами жертвоприношений были культовые фигурки людей, отлитые из золота. Чтобы отвратить засуху, на вершине горы приносили в жертву живых мальчиков. Кровью жертвы мазали те скалы, которые первыми освещались солнечными лучами при восходе светила. Тела оставлялись «на съедение солнцу».

Большое место занимал культ предков. Муиска мумифицировали знатных умерших, на лицо надевалась золотая маска. Мумию одевали в нарядное платье, убирали золотыми украшениями. На похоронах пра** вителя убивали его жен и рабов, их тела хоронили вместе с мумией.

В гробницу клали амулеты, оружие, съестные припасы. Мумии верховных правителей не погребались; они почитались священными и обладающими особой силой: их брали в военные походы и выносили на поле боя.

Жречество составляло господствующую верхушку наряду с военными и знатью. Жреческое звание переходило так же, как сан правителя, к сыну сестры;. Кандидат в жрецы готовился в течение двенадцати лет, проходил посвящение в храме, которое совершалось верховным правителем, награжу давшим нового жреца раскрашенным плащом.

Жрецы жили при храмах и получали жертвы от молящихся — золото, йзумруды, а также продовольствие. Близки к жрецам были шаманы-гадатели, которые отгадывали сны и «исцеляли» больных.

Особый интерес представляет тот факт, что культы божеств были клас- <5дйо дифференцированы. Главные божества, которым требовалось приносить золото и изумруды, считались покровителями знати, простой народ посещал святилища и храмы другим богам, которым можно было приносить в жертву плоды и малоценные предметы.

От муиска не сохранилось никаких следов письменности. Однако нельзя не отметить того факта, ^то одно из племен семьи чибча — племя куна с Панамского перешейка — имеет идеографическую письменность, открытую в наше время исследователем Норденшельдом. Возможно, что дальнейшие археологические раскопки и исследования письменности современных племен чибча позволят найти следы ее и у древних муиска.

Очевидно, одним из благоприятных факторов развития культуры лгу- иска были прекрасные природные условия. Развитие металлургии и ткачества привело к общественному разделению труда и обмену. Широкий размах обмена у племен Колумбии, хотя и стоявших по общему куль турному развитию ниже майя, ацтеков и инков, привел к возникновению всеобщего эквивалента в виде золотых дисков и хлопчатобумажных полотнищ.

Обмен способствовал имущественной дифференциации, возникновению частной собственности. С разложением родовых отношений общество разделилось на классы и возникла государственность в форме мелких царств. Будучи неустойчивыми, царства муиска не сплотились даже перед лицом общего врага и не оказали серьезного сопротивления испанцам, которые в течение 1536—1541 гг. завладели всей страной.