Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Литература Кубы. Живопись, скульптура. Быт и развлечения
Этнография - Народы Америки

Своеобразие кубинской культуры — в той значительной роли, которую сыграла в ее формировании культура народов Африки. Именно это выделяет Кубу среди других испаноязычных стран Латинской Америки.

В первые века колониального господства испанцев на острове официальная литература носила феодально-религиозный характер. Но наряду с ней на Кубу были занесены и испанские народные песни, сохранявшие популярность до конца XVIII в. Народная поэзия африканцев не получила развития: этому мешало и рабство, и то, что ввезенные на Кубу рабы происходили из самых различных районов Африки, и единственным средством их общения становился испанский язык. Но уже со второй половины XVIII            в. развивается народная поэзия негров на испанском языке, имевшая большое значение в создании национальной кубинской поэзии. Первыми крупными поэтами Кубы были активный участник борьбы за освобождение Хосе Мариа Эредиа (1803—1839) и Доминго Дельмонте-и- Аноте (1804—1853)—поэт, критик, ученый, общественный деятель. Дель- монте выкупил из рабства негра-поэта Хуана Мансано (1797—1857) и дал ему возможность заниматься литературным творчеством.

Так называемая романтическая школа, деятельность которой была связана с борьбой против колонизаторов, представлена поэтом-лирйком мулатом Диего Габриэлем де Консепсьон Вальдес (1809—1844), расстрелянным за участие в освободительной борьбе (писал под псевдонимом Пласидо), и Рафаэлем Мариа Мендива (1821—1886), автором революционных поэм. Крупнейшим прозаиком этой школы был Хосе Антонио Эче- верриа (1815—1855). В конце первой половины XIX в. создается новая школа — костумбристов (от слова постумбрес — быт, нравы). Писатели этой школы стремились правдиво показать жизнь кубинского народа — прежде всего крестьян и рабов, городской бедноты. Наиболее значительным ее представителем был писатель, журналист, активный участник борьбы против колонизаторов Сирило Вильяверде (1812—1894), автор знаменитого романа «Сесилья Вальдес, или Холм Ангела» (о расовой дискриминации и положении цветного населения Кубы).

Крупнейшим поэтом, новеллистом, политическим деятелем и ученым конца XIX в. был Хосе Марти (1853—1895), сыгравший выдающуюся роль в развитии литературы и других областей культуры Кубы. Книга избранных его произведений издана в русском переводе в 1956 г. Марти погиб в 1895 г., участвуя в народно-освободительном восстании1.

После смерти Марти на протяжении двух-трех десятилетий в литературе Кубы, отмеченной влиянием модернизма, не было создано значительных произведений. Положение меняется лишь в начале 30-х годов в связи с подъемом революционного движения на острове. В этот период начинается деятельность выдающегося политического и общественного деятеля, поэта, критика и публициста Хуана Маринельо, являющегося председателем Народно-социалистической партии Кубы. В поэзии появляется так называемая «группа Маяковского»; выходят первые социальные романы: «Экуэямба-о!» Алехо Карпентьера (1933), рассказывающий о жизни негритянских рабочих сахарных плантаций; «Контрабанда» Энрике Серпы — о жизни гаванского «дна»; «Трагедия крестьянина» Сиро Эспиносы (1939); «Приключения неизвестного кубинского солдата» Пабло де Торрьенте Брау (1940). Появляются произведения негритянских поэтов — Рехино Педросо (род. 1899), Хосе Антонио Портуондо и наиболее крупного поэта современной Кубы, одного из лучших поэтов испаноязычной литературы — мулата Николаса Гильена (род. 1902)2.

В литературе Кубы значительную роль играет течение негрисмо (нег- ризм), аналогичное индеанизму в Андских странах Южной Америки. Движение это связано с борьбой за самостоятельность, национальную самобытность кубинской культуры, с обостренным интересом к негритянскому населению, к его культуре и истории. Среди приверженцев негризма есть и литераторы, которых привлекает лишь экзотическое, необычное, пережитки старых африканских верований, колдовство и г. п. Они создают стилизованные произведения, щекочущие нервы читателей необычностью материала. С негризмом, однако, связаны^ и прогрессивные писатели Кубы. Крупнейшему из них — Гильену — удалось дать в своем творчестве очень своеобразное продолжение кубинской поэтической традиции. Именно в его произведениях народная негритянская поэзия нашла сильное и образное воплощение, обрела вторую’ жизнь, вошла в большую литературу—не только кубинскую, но и мировую.

Первые два сборника Гильена — «Мотивы сона»3 (1930) и «Сонгоро* Косонго» (1931) построены на фольклорных мотивах, и в то же время содержание их тесно связано с повседневной жизнью трудящихся негров Куб!ы. В третьей книге стихов — «Вест-Индиз лимитед» (1934) поэт выступает уже против главного врага трудящихся — североамериканского империализма, монополий. Книга «Песни для солдат и соны для туристов» (1937) смело и страстно разоблачает надвигавшуюся мировую войну, реакцию в Европе, в Америке, на самой Кубе. В том же году, во время пребывания поэта в республиканской Испании, выходит «Испания. Поэма о четырех печалях и одной надежде». Поэмы о Жаке Румэне (1948) и Хесусе Менендесе (1951) воспевают героев освободительной борьбы Ка- рибской Америки, отдавших жизнь за дело трудящихся.

Большой и смелый художник, тесно связанный с народом, Николас Гильен активно включился в движение сторонников мира. Он принял участие в ряде Всемирных конгрессов, был избран членом Всемирного Совета Мира. В 1954 г. Гильен был удостоен Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». В своей последней книге «Всемирный голубь» поэт бичует поджигателей войны, любовно рисует бразы простых людей, людей труда, борцов за мир на всей земле.

Как и многие выдающиеся деятели культуры Кубы, Гильен является членом Народно-социалистической партии. Он не раз посещал Советский Союз. На русском языке вышел ряд сборников стихов Николаса Гильена (первый — в 1952 г.)1.

Живопись, скульптура

Живопись на Кубе развивалась под сильным влиянием модных западных течений. Однако многие художники, например Эстебан Вальдеррама, Карлос Энрикес, Орландо, Родригес и другие, посвящают свое творчество родной стране, стремятся передать в своих работах ее национальное своеобразие. Из скульпторов крупнейшим считается Хосе Сикре-и-Велес, автор памятника Марти.

Музыка, танцы

Народная музыка, песни, танцы очень широко распространены на Кубе. Здесь отчетливее всего можно проследить те две струи, которые и образуют истоки кубинской культуры. С одной стороны,— испанская струя, сохранившаяся среди гуахиро (пунто — трехструнная гитара; исполняемые под нее народные песни — пунтос, гуахирас; старинные, ныне почти исчезнувшие танцы вроде сапа- теадо). С другой стороны,— наследие африканской культуры, которому современный кубинский оркестр обязан такими инструментами, как барабаны и маракас (погремушки из тыкв, наполненные семенами), и, главное, рядом народных мелодий, обошедших весь мир — сон, румба, конга. Румба и конга — ближе к африканскому первоисточнику, сон — более «европеизированный» танец. У нас именно последний известен под названием румба. Все эти мелодии исполняются оркестром и певцами, под них же и танцуют. Поют обычно только музыканты, но могут присоединиться и все желающие. Отличительная особенность всех этих мелодий и танцев — очень быстрый темп.

Негритянская музыка стала привлекать внимание композиторов лишь с начала XX в. (Амадео Рольдан и Алехандро Гарсиа Катурла). Наиболее известный за пределами Кубы автор — Эрнесто Лекуона. Существует и течение, основанное только на испанской музыке и музыке гуахиро (Игнасьо Сервантес, Антонио Кеведо). Среди авторов народных песен самые популярные — братья Кренет.

В республике имеется ряд музыкальных обществ, три симфонических оркестра. Крупнейшая прогрессивная музыкальная организация — Национальный институт музыки (существует с 1949 г., его организатор и руководитель — дирижер Энрике Гонсалес Мантичи). При институте есть оркестр, балетная труппа; ежемесячно он проводит бесплатные концерты, пропагандируя реалистическую, близкую народу музыку.

Театр, кино

Театральное искусство не получило на Кубе большого развития. Фактически постоянно работает лишь один Главный театр комедии в Гаване. В кино идут преимущественно североамериканские картины, конкуренция которых препятствует развитию театра, в незначительном количестве — мексиканские, иногда итальянские и др. Национальная кинопромышленность производит лишь хроникальные и документальные фильмы. В 1946 г. начались попытки создания кубинских художественных фильмов, два из которых вышли на экран в 1950 г. Но конкуренция Голливуда положила конец развитию национальной кинематографии Кубы.

Просвещение

Хотя образование для детей 7—14 лет считается обязательным и является бесплатным, лишь половина детей школьного возраста (примерно 550 тыс.) посещает школу, и число неграмотных очень велико (в 1953 г. общий процент неграмотных — 23,6%, а среди детей от 10 до 14 лет — 28,8%). Всего насчитывается около 6,3 тыс. школ и 22,6 тыс. учителей. Только крайне незначительное число учеников получает среднее образование. Имеются университеты в Гаване (основан в 1721 г.), Сантьяго и Санта-Кларе. В Гаване работает также Католический университет. Дети рабочих и крестьян далеко не всегда имели возможность получить даже начальное образование. Учителей не хватает.

Религия

Подавляющее большинство населения исповедует католическую религию, но влияние ее сравнительно невелико: в памяти кубинцев еще свежа помощь церкви испанским колонизаторам. Согласно конституции, все религии равны, и государственной религии не существует. Действует ряд монашеских орденов, в том числе несколько негритянских. Специальных негритянских церквей нет и сегрегации в церквах — тоже. Негру, однако, почти невозможно стать священником. Несколько лет назад во всей республике был всего только один священник-негр, да и то его рукоположение было отложено на десять лет; в 1942 г., получив, наконец, сан, он был отправлен в деревенский приход, один из наиболее глухих на Кубе.

Среди негритянского населения сохранились остатки африканских верований, причем довольно отчетливо прослеживается их связь с религиозными представлениями йоруба. Африканские религиозные культы напоминают культ воду (см. раздел о Гаити). На Кубе они носят наименование нъянигисмо, а жрецы называются нъянъиго. Очень широко распространена вера в негритянских колдунов, предсказателей, «лекарей» — брухо (могут быть обоего пола), популярных среди значительных групп населения, в том числе и среди белых.

Быт и развлечения

Быт современного кубинского населения, особенно городского, подвергался до недавнего времени значительному североамериканскому влиянию. Однако ряд национально-своеобразных черт быта сохранился. Прежде всего, это особые карнавалы, но не европейского типа (масленичные), а длящиеся пять субботних ночей подряд и начинающиеся непосредственно перед великим постом. Называются они лас компарсас и восходят еще ко времени рабовладения, когда негры, имевшие один свободный день в году, устраивали на улицах Гаваны костюмированные представления. Название лас компарсас собственно означает группу ряженых, живущих по соседству, причем все участники этого карнавала — негры и мулаты (немногие белые обычно чернят себе лица). До последнего времени этот карнавал был в пренебрежении, но с 1946 г. его восстановили в целях привлечения туристов.

Проходит он следующим образом. Начиная с девяти часов вечера по Прадо (главная улица Гаваны) непрерывным потоком движутся компарсас, состоящие иа50—100 человек каждая. Они идут двумя рядами, мужчины и женщины отдельно,танцуя в ритме конги под аккомпанемент барабанов и духовых инструментов (корнет и др.).Впереди несут знамясназванием компарсы и датой ее основания (есть группы, существующие по 100 лет и более), а также две фаролы, нечто вроде цветных факелов на высоких подставках. Здесь же танцует руководитель, дирижирующий всем движением.

Некоторые компарсы в своих костюмах сохранили черты, связывающие их с далеким африканским прошлым. Так, эмблемы групп «Эль алакран» («Скорпион») и «Эль маха» («Удав»), вероятно, были когда-то тотемами африканских племен. Члены этих компарс одеваются в костюмы рабов (соломенные шляпы и подоткнутые ситцевые юбки у женщин, высоко закатанные брюки у мужчин), все с оловянными тарелками и чашками у пояса. Группа «Эль маха» носила изображение змеи и исполняла даже танец, напоминавший моления. Компарса «Лас лавандерас» («Прачки») двигалась с деревянными кадками на головах, причем в кадках было не только белье, но и мыльная вода. «Лос мачетерос» размахивали мачете, как на уборке тростника. Среди других масок — работорговец с огромным бичом, симаррон (беглый раб), ночной сторож с собакой и фонарем. Все эти сценки из жизни старой Кубы исполнялись в ритме конги под тот же оркестр.

Затем следуют «Лос мамбисес» («Участники революционных войн»), в лохмотьях, вооруженные, с национальным флагом, поющие «Ла Байа- меса» — гимн кубинской революции.

Некоторые компарсы («Садовницы», украшенные цветами; «Турки» в традиционных костюмах; «Маркизы» в париках и старинных нарядах, танцующие менуэт под оркестр, исполняющий конгу) поражают богатством красок, ритмичностью движений и в то же время несомненными элементами пародии на развлечения господствующих классов. Завершается это все обычно танцем «султанш» в светло-синих и розовых нарядах и их партнеров в алых и белых костюмах. Именно им, красивее всех одетым, обычно и достается первый приз.

Каждую ночь карнавала перед зрителями проходит примерно по 20 различных групп, не сбиваясь с ритма, успевая показать все свое искусство и не задержать тех, кто идет за ними.

Другие национальные развлечения включают спорт (в основном: ‘футбол, бейсбол, называемый на Кубе пелота, и игру в мяч — хай-а- лай — баскского происхождения), а также петушиные бои.

Характерной чертой кубинцев является их своеобразный юмор {чотео, что можно перевести как розыгрыш). Во множестве кабаре, маленьких эстрадных театриков и на радио ежедневно ставятся образцы этого жанра— пьески на злобу дня, написанные на гаванском диалекте, подчас непонятные даже кубинцу из другого города.

Для общественного быта характерно множество клубов, ассоциаций, «патронатов», многие из них построены по национальному признаку.