Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Коренное население Мексики в колониальный период
Этнография - Народы Америки

Непрерывные истребительные войны в течение более чем столетия, а также эпидемии вызвали значительное сокращение численности индейского населения.

Первая большая эпидемия разразилась при осаде Теночтитлана, когда один из солдат Кортеса заболел оспой1. Болезнь перекинулась и на коренное население, индейцы умирали тысячами.

Когда испанцы в поисках золота пришли в область чинантеков (северная Оахака), они принесли с собой сильнейшую эпидемию оспы и како- го-то горлового заболевания2. Жертвами страшной эпидемии 1545 гм длившейся шесть месяцев и охватившей всю страну, стало, по некоторым данным, около миллиона индейцев3. В 1570 г. эпидемия какой-то неизвестной болезни опустошила область индейцев отоми. В 1576 г., весной, Мексика была охвачена эпидемией тифа с очень высокой смерт- * ностью4.

Это были самые опустошительные эпидемии периода завоевания. Бесчисленные жертвы вызваны были и другими менее значительными эпидемиями , вспыхивавшими повсеместно.

Катастрофическому сокращению численности коренного населения Мексики способствовали также экономические и политические причины.

Непрерывные войны периода конкисты и последующие восстания подрывали сельское хозяйство индейского населения и приводили к периодическим неурожаям и голоду.

Одновременно с завоеванием шло постепенное обезземеливание индейцев. Конкистадоры, чиновники административного аппарата и монастыри отбирали у индейцев обработанные участки земли. Тогда же в Мексике закладываются основы энкомиендарной системы. Будучи, как правило, и алькальдами своих округов, владельцы энкомиенд обладали неограниченной властью над индейским населением и жестоко его притесняли.

Первыми были распределены среди энкомендерос те индейские племена, которые «добровольно» приняли испанское подданство. Попытки сопротивления жестоко подавлялись, а индейцев обращали в рабство.

Энкомиенда была отменена лишь в 1720 г. Однако это не улучшило положения индейских масс, так как безземельные индейцы вынуждены были идти батрачить в крупных поместьях, где они вскоре попадали в долговую кабалу. Энкомиендарная зависимость сменялась долговым рабством — пеонажем. Лишившись земли бодыпинстшо индейцев превращалось в батраков — пеонов.

Одновременно с энкомиендарной зависимостью в Мексике существовало рабство индейцев. Согласно королевскому эдикту, изданному еще* в 1504 г., в рабство можно было обращать только людоедов (карибов),, взятых в плен на поле сражения. Однако в действительности это ограничение не соблюдалось, так как по произволу завоевателей любая группа индейцев могла быть объявлена «карибами»; В самой Мексике чаще всего* обращались в рабство индейцы тех племен или селений, которые восставали против испанцев, а так как в период завоевания восстания индейских племен буквально следовали одно за другим, то порабощение индейцев приобрело довольно большой размах. Индейцев-рабов тысячами отправляли в Вест-Индию (где не хватало рабочей силы), и они гибли там? через два-три года от непосильного труда.

Открытие богатых месторождений серебра в Сакатекасе и. Гуанахуато привело к значительному развитию горного дела. Для работы на рудниках, где условия труда были крайне тяжелыми, требовались новые тысячи рабов. В поисках рабочей силы владельцы рудников организовывали специальные экспедиции охотников за рабами. Для обеспечения эксплуатации приисков, принадлежавших короне, была введена специальная повинность.

Рабство, подневольный труд на рудниках и энкомиенда не в меньшей степени способствовали сокращению индейского населения, чем войныг неурожаи и эпидемии.

Насколько губительными для индейцев были все названные экономические и политические факторы, видно из сопоставления следующих цифр: численность индейцев, составлявшая в 1570 г. 3*3 млн., понизилась к 1646 г. до 1,3 млн.1 Сокращение индейского населения продолжалось в течение всей первой половины XVII в.

Помимо тех изменений, которые происходили в количественном составе индейского населения Мексики, на протяжении всех трех столетий колониального господства Испании шло непрерывное сокращение территорий, на которых жили отдельные индейские группы.

Нет возможности, за недостатком материала, проследить подробна этот процесс (во времени и для отдельных районов), но существующие разрозненные сведения по отдельным племенам и конечные результаты достаточно показательны.

В центральной и южной Мексике наиболее интенсивно процесс сокращения этнических территорий индейских народов проходил в XVI в.г когда индейское население здесь катастрофически уменьшалось из-за непрерывных войн и под влиянием других причин, о которых уже говорилось выше. Помимо того, многие индейские группы уходили от испанцев в малодоступные, изолированные районы. Так поступили индейцы амусго. Ушли на юг тлапанеки. Передвинулись в более высокогорные районы чинантеки, цоцили и многие другие.

В дальнейшем большую роль в этом процессе сыграл захват наиболее пригодной для обработки земли у индейских общин. Часто, лишившись своих земель, общины переселялись на новые места. Захват индейских общинных земель особенно усилился после отмены энкомиендарной системы в 1720 г.

Колоссальные пространства северной Мексики и ее население долгое время оставались вне интересов испанских колонизаторов. Но с развитием пастбищного скотоводства] и горного дела началось вытеснение многочисленных племен бродячих охотников-собирателей с их исконных земель. Вынужденные уйти в малопригодные для обитания человека районы, они медленно вымирали.

В несколько лучшем положении оказались земледельческие народы северной Мексики, которые легче могли приспособиться к новым условиям, но и они вынуждены были уступить часть освоенных земель. Большое земледельческое племя тарахумара, занимавшее почти весь современный штат Чиуауа, с приходом испанцев все более и более оттеснялось в пустынные, неплодородные районы. В результате область расселения тарахумара сокращалась до тех пор, пока за ними не остался лишь бесплодный горный участок в Западной Сьерра-Мадре.

Вытеснение индейцев с их земель в XVI и особенно в XVII в. шло не только под давлением собственно испанской колонизации. В этот период непрерывно возрастает численность метисов — населения смешанного, главным образом индейско-испанского происхождения. Расселейие метисных групп также вело к сокращению территорий, принадлежавших ранее индейцам.

Со второй половины XVII в. массовое вымирание индейцев прекратилось, и численность их начала медленно возрастать.

Причины начавшегося прироста индейского населения следует искать не только в прекращении истребительных войн против индейцев, но и в изменении экономических условий их существования. От прямого грабежа и истребления коренного населения колонизаторы переходят к феодально-крепостнической эксплуатации его труда.

Несмотря на экономический гнет метрополии, новые хозяйственные условия были все же более благоприятны для существования индейцев, чем полная разруха и военный произвол колонизаторов в кровавую эпоху завоевания.

К 1742 г. численность индейцев достигла 1,5 млн., а к 1810 г.— 3,7 млн. Однако теперь они уже составляли лишь 60% всего населения страны1.

Новые этнические образования

Переселение испанцев в Мексику началось сразу же после ее открытия, но шло оно чрезвычайно медленно. Из других же стран Европы въезд в испанские колонии был запрещен.

Первые испанцы, появившиеся в Мексике, не были колонистами в прямом смысле слова. Это были завоеватели, которые уезжали из Испании только с целью обогатиться и стремились возможно скорее вернуться домой. Лишь немногие оседали на вновь завоеванных землях. В 1570 г. в Мексике было всего 6,5 тыс. испанцев, причем половина их жила в столице вице-королевства — Мехико2. Испанская иммиграция в Мексику и в дальнейшем оставалась незначительной. В отсталой крепостной Испании не было сколько-нибудь значительного избыточного населения, да и само испанское правительство препятствовало переселению в колонии людей из народа — крестьян, ремесленников, мелких торговцев.

В 1584 г. было издано специальное постановление, по которому переселиться в любую из американских колоний можно было лишь с разрешения властей. Свободно могли переселяться только те, кто принадлежал к придворной и чиновной знати.

В колониальной Мексике, как и во всей Испанской Америке, всегда проживало некоторое число испанцев — уроженцев метрополии. Они занимали посты в колониальной администрации и оставались в стране лишь на срок службы, после чего возвращались на родину.

В 1646 г. численность этой группы достигла 13 800 человек i затем, вплоть до конца колониального периода, никогда не превышала указанной цифры1.

Однако часть испанцев все же оседала в Мексике навсегда. Их потомки назывались креолами. Численность креолов из года в год возрастала. Не следует считать, что креолы действительно сохраняли в течение столетий «чистоту» испанской крови, так как даже аристократы смешивались с местным населением, беря себе в жены знатных индейских женщин.

Появление в Мексике другой, совершенно новой группы населения — негров — было связано с нехваткой рабочей силы из-за истребления значительной части коренного населения. Ввоз негров начался с первого десятилетия завоевания Мексики. К 1570 г. число негров-рабов достигло 20 тыс.

Эксплуатация негров была более выгодной для испанских колонизаторов, чем эксплуатация индейцев. Негры в меньшей степени могли сопротивляться угнетению. Им было труднее объединиться для борьбы: они были оторваны от своей родины и часто даже не могли объясняться друг с другом, так как принадлежали к различным негритянским племенам и говорили на разных языках.

Однако, несмотря на это, негры неоднократно организовывали заговоры и восставали.

Первый массовый заговор негров-рабов в Мексике, имевший целью вооруженное восстание, относится к 1537 г. Он был раскрыт из-за предательства одного из участников. Вице-король жестоко расправился с главарями: они были четвертованы. Для устрашения устраивались публичные казни участников заговора на рудниках и плантациях, где работали негры. Испанские власти были так напуганы этим заговором, что вице- король Антонио де Мендоса обратился к королю с просьбой временно прекратить ввоз негров в Мексику2.

Однако негритянские восстания не повели к прекращению ввоза негров в Мексику, так как рабский труд в Испанской Америке был выгодным. В течение всего XVII столетия численность негритянского населения Мексики возрастала, в основном за счет ввоза новых и новых партий рабов. .

Ввоз негров в Мексику начал сокращаться лишь с первых десятилетий XVIII в., так как в это время несколько увеличивается индейское население и сокращается потребность в привозной рабочей силе.

Если в 1646 г. негров-рабов было более 35 тыс., что составляло 2% всей массы] населения, то к 1793 г., согласно переписи, в Мексике насчитывалось всего около 6100 негров, т. е. 0,1% к общей численности населения3.

Негры никогда не ввозились в Мексику в таком огромном количестве, как, например, в Бразилию и впоследствии в США, так как в Мексике всегда существовало значительное индейское население, которое могло быть использовано в качестве рабочей силы.

В колониальный период в Мексике активно протекал процесс смешения всех этих трех групп населения: индейцев, испанцев и негров. Однако негритянские смешанные группы никогда не имели преобладающего значения. Они не распространились за пределы тех районов, в которые ввозились негры-рабы. Потомков от смешанных браков негров и индейцев называли самбо, потомков от смешанных браков негров и белых — мулатами. Общая численность этих двух метисных групп с примесью негритянской крови к 1646 г. достигла 168 тыс. и впоследствии непрерывно возрастала, дойдя к 1810 г. до 624 500 человек1. Самбо, как и негры*, были наиболее угнетаемой частью населения. Для них рабство сохранялось в течение всего колониального периода.

Другая группа смешанного населения, индейско-испанского происхождения, т. е. собственно метисы, распространилась очень широко. В первые десятилетия завоевания и в последующие годы в Мексику переселялось очень мало испанских женщин, и завоеватели брали себе жен и наложниц среди индианок. Существовали, правда, законы, запрещавшие- испанцам и креолам браки с индианками, но, несмотря на все запреты, процесс смешения шел очень интенсивно. Метисное население к концу колониального периода по численности стояло на втором месте после^ индейцев. К 1810 г. число одних только индейско-испанских метисов приближалось к двум миллионам человек, и вместе с мулатами они составляли 39,5% от общей численности населения Мексики2.