Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Майя: ольмекская и сапотекская культура
Этнография - Народы Америки

Эта замечательная, но еще мало исследованная культура была обнаружена дашь два десятилетия тому назад (1938—1946)1. Основные памятники ее были найдены при раскопках на юге штата Веракрус и в Табаско, в поселениях Ла-Венте, Трес Сапотес, Серро-де-лас-Месас и Сан- Лоренсо, являвшихся, по всей видимости, крупными культовыми центрами. Языковая принадлежность ее создателей неизвестна.

Ранние испанские и индейские хронисты (Саагун, Иштлилшочитль, Торквемада) упоминают в своих сочинениях, что в древности эти области были населены народностью ольмеков. Эти упоминания очень скудны. Саагун, более подробно сообщающий об ольмеках, ограничивается описанием их внешности (татуировка тела, подпиливание и чернение зубов, искусственно деформированные в младенческом возрасте черепа, бритые головы, ношение бороды) и некоторыми данными об их религиозных праздниках. Он также сообщает об их жестокости по отношению к врагам.

Исходя из этих сведений, археологи стали называть найденные памятники ольмекскими, хотя доказательством для подобного отождествления являлось лишь то, что они были обнаружены в той местности, где, по свидетельствам хронистов, жили ольмеки. Другие исследователи, указывая, что в исторические времена ольмеков как этнического и лингвистического единства не существовало, предполагают, что эта культура не связана с какой-либо определенной этнической группой и что в ее создании на протяжении длительного периода принимали участие различные племена и народности: майя, тотонаки и др. Вопрос этот может быть окончательно выяснен лишь после детального археологического исследования всей территории южной Мексики.

Архитектурные памятники ольмекской культуры мало чем отличались от архитектурных памятников майя или обитателей Теотихуакана, но уступали им по размерам и прочности сооружений. Раскопки в Ла-Венте показывают это с полной ясностью.1 Пирамиды, лестницы и платформы воздвигались из земли и щебня и покрывались толстым слоем штука. Самих зданий не сохранилось, так как в этой местности, почти совершенно лишенной камня, для построек употреблялись исключительно глина, бамбук и тростник. Из черт, отличающих ольмекскую архитектуру от архитектуры майя и тольтекской, следует отметить применение шестигранных монолитных базальтовых столбов, использовавшихся как колонны, и употребление в зданиях мозаичных полов. Материал для колонн, равно как и для мозаик, доставлялся издалека.

Значительно более высокого уровня, чем архитектура, достигла скульптура ольмеков. Их скульптурные памятники поражают своей монументальностью, широтой] замысла, величественностью пропорций и уверенностью выполнения. На первом месте следует, конечно, поставить те гигантские изображения человеческих голов, которые были обнаружены в Трес-Сапотес, Ла-Венте и Сан-Лоренсо. Назначение этих памятников неясно, но не подлежит сомнению, что они были связаны с культом.

Наиболее грандиозная из этих скульптур имеет высоту свыше двух с половиной метров и весит более 30 тонн. Она изображает голову юноши с широким и плоским, как бы сплющенным посредине, носом, большими толстыми губами и миндалевидными глазами, полуприкрытыми тяжелыми веками. На голове изображен плотно прилегающий к ней шлем с наушниками, украшенный рельефным узором. Следует отметить, что около этих голов не было обнаружено никаких скульптурных фрагментов, которые указывали бы на изображение тела. Монолит, из которого изготовлена эта скульптура, был доставлен из вулканической каменоломни, отстоявшей на 50 км от места установки памятника. Легко представить себе, каких усилий стоило это перемещение, учитывая, что оно производилось без помощи тягловых животных (отсутствовавших в этом районе) и без каких бы то ни было механизмов.

Другой интересной разновидностью памятников ольмекской скульптуры являются алтари — украшенные рельефами монолиты, служившие площадкой для жертвоприношений. Среди них особенно выделяется монументальный алтарь № 5 в Ла-Венте, высеченный из серо-зеленого базальта. На его сторонах в низком рельефе изображены четыре жреца, держащих на руках детей; на передней стороне высечено горельефное изображение мужской фигуры (около 1 м высоты), находящееся в глубокой нише, оформленной в виде раскрытой пасти ягуара. Этот мужчина, вероятнее всего также жрец, в высоком головном уборе и с крупными дисковидными серьгами в ушах, держит на руках тело ребенка.

Из многочисленных стел, найденных в ольмекских поселениях, особое внимание привлекает базальтовая стела № 3 в Ла-Венте (высота около 3 м). На ней высечены фигуры двух вождей или жрецов, стоящих друг против друга. Лицо одного из них повреждено, но тело и головной убор сохранились. Судя по ним, это изображение ольмекского вождя или жреца с типичной обрюзгшей фигурой, короткими руками, в высоком головном уборе с изображением головы ягуара впереди. Против него стоит человек совершенно иного этнического типа: острый, орлиный нос, остроконечная борода от самых ушей. Его головной убор напоминает убор правителя у майя. Можно предположить, что повреждения, причиненные первой фигуре, не случайны и находятся в связи с определенными историческими событиями: позднейшие победители пытались уничтожить свидетельства былой славы побежденных. Следы таких преднамеренных разрушений можно обнаружить на целом ряде памятников не только Ла-Венты, но и Трес Сапотес, и Сан-Лоренсо.

Не только памятники крупной скульптуры, но и мелкая пластика из нефрита, серпентина и керамики показывает, что ольмекская скульптура не уступала по своему уровню скульптуре майя, а в некоторых случаях (например, в колоссальных изображениях человеческих лиц, трактованных с большой реалистичностью) даже превосходила ее. Не удивительно поэтому, что влияние ольмекской культуры заметно и на ранних памятниках искусства других центральноамериканских племен и народностей. У ольмеков было иероглифическое письмо, сходное с письмом майя. Найдено несколько ольмекских надписей на камне.

САПОТЕКСКАЯ КУЛЬТУРА

Известный мексиканский ученый Альфонсо Касо, исследовавший в течение многих лет археологические памятники Монте-Альбана (штат Оахака), относит их к пяти большим периодам. Памятники первого периода (II в. до н. э. — II в. н. э.) свидетельствуют уже о высокоразвитой культуре, близкой в ряде черт к культуре обитателей JIa-Венты (ольмеков). Следует отметить, что никаких более ранних памятников (близкихг например, Средней культуре долины Мехико) в Монте-Альбане обнаружено не было. Это указывает на то, что население первого периода Монте- Альбана появилось на данной территории, уже обладая высокой уль- турой.

Из скульптурных памятников этого периода наиболее интересными являются большие рельефы, изображающие танцующих людей в причудливых головных уборах. Около некоторых из этих фигур имеются короткие иероглифические надписи. Назначение зданий, стены которых украшались такими рельефами, остается для нас не вполне ясным.

Второй период Монте-Альбана (И—V вв. н. э.) характеризуется прежде всего появлением керамических погребальных урн, украшенных замечательными по реалистичности изображениями человеческих лиц в натуральную величину. Многие из этих изображений, по-видимому, являются портретными.

В третий период (V—X вв.) искусство Монте-Альбана достигает своего расцвета. Создаются крупнейшие архитектурные памятники, воздвигаются стелы с барельефными изображениями богов или правителей и надписями. Но стиль этих изображений уже более декоративен и менее реалистичен, чем в предшествующую эпоху. То же явление наблюдается и на погребальных урнах. Скульптор уделяет больше внимания передаче деталей головного убора и одежды, чем портретным чертам. Могилы из четырех комнат, расположенных крестообразно, украшаются яркой живописью. В последней чувствуется влияние искусства тольтеков Те- отихуакана.

Последние два периода показывают постепенное угасание Монте-Альбана как политического и религиозного “центра. В конце четвертого и начале пятого периода (XIII в.) на месте поселения появляются археологические памятники, указывающие на проникновение в Монте-Альбан иных этнических элементов, отличных от его прежних обитателей.