Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Сельское хозяйство французской Канады. Промышленность
Этнография - Народы Америки

К началу XX в. французская Канада все еще оста валась сельскохозяйственной провинцией.

До 1850-х годов это был район экстенсивного пшеничного земледелия. Но начавшийся ввоз из США дешевой пшеницы заставил крестьян французской Канады перейти к посевам овса, ячменя и гречихи. Преобладало натуральное хозяйство, каждая крестьянская семья жила почти исключительно на самоснабжении. Проведение железных дорог через страну, начало развития промышленности послужили толчком к росту товарности продукции сельского хозяйства. Рост промышленных центров вызвал спрос на продукты молочного животноводства, овощеводства и садоводства. Начало XX в. характеризуется развитием молочного животноводства. Молочная ферма с 12 коровами в среднем считается типичной для Квебека. Все работы на ней ведутся членами семьи. Провинция занимает первое место в стране по вывозу масла. Но в связи с сокращением рынков сбыта наблюдается обеднение и разорение этих ферм. Чтобы свести концы с концами, фермеры выращивают свиней или обращаются к птицеводству; зимой же обычно работают на лесозаготовках или уходят в города на заработки. Более устойчивыми оказались смешанные хозяйства, например фермы вокруг Монреаля, специализирующиеся на выращивании плодов, ягод и овощей, на птицеводстве для снабжения городских рынков. В годы второй мировой войны франкоканадские фермеры значительно расширили посевы сахарной свеклы, сокращающиеся теперь из года в год. В незначительных количествах выращивается также лен.

Восточные районы провинции являются центром производства клено-’ вого сахара и сиропа. Многие фермеры значительную часть своих потребностей в сахаре удовлетворяют за счет сока сахарного клена. Существует промышленная обработка кленового сахара, которая несколько сократилась в XX в. в связи с ввозом из США дешевого тростникового сахара, но с начала второй мировой войны вновь восстановилась до прежних размеров: в годы второй мировой войны Канада давала в год свыше 13 млн. литров сахарного сиропа. В 1953 г. эти районы дали 93% сиропа и 96% кленового сахара, производившихся в стране1.

За период между двумя мировыми войнами и особенно после второй мировой войны сельское хозяйство провинции Квебек из натурального превратилось в товарное. Усиленно идет процесс классового расслоения в деревне: выделяется фермерская буржуазия, маломощные фермеры разоряются, растет количество безземельного крестьянства. Но наряду с этим до последнего времени в целом ряде глухих франкоканадских деревень сохраняется много элементов старого, отсталого быта.

Сельскохозяйственная деятельность современного франкоканадского крестьянина в этих деревнях носит черты известной отсталости: раздробленность полей на узкие полосы, трехпольный севооборот, слабая механизация. Для провинции Квебек наряду с приморскими провинциями наиболее характерны маленькие фермы, размером от 4 до 40 га, обрабатываемые членами семьи фермера. По данным 1953 г. 94% ферм Квебека обрабатывались без применения наемного труда.

Каждый участок огорожен и разбит на отдельные, также огороженные поля, используемые для различных культур. Жилищем фермеру обычно «служит деревянный одноэтажный (в последнее время они заменяются частично каменными или железобетонными постройками) дом, построенный близко от дороги и окруженный хозяйственными постройками — амбарами, хлевами, несколькими навесами. Дома выстраиваются в двойные линии по обе стороны деревенской дороги. Центром каждой деревни служат церковь и школа.

Отсталость сельскохозяйственного производства французской Канады особенно показательна при сравнении ее с земледелием соседней провинции Онтарио, почти равной ей по количеству населения и по соотношению между земледелием и промышленностью в экономике провинции. В Онтарио в 1952 г. сельским хозяйством занималось 17,7% самодеятельного населения и доходность его исчислялась в 344,8 млн. долларов, в Квебеке же сельским хозяйством занято 22% самодеятельного населения, а доход- ность его была равна 169 млн. долларов. Стоимость сельскохозяйственных машин в провинции Квебек — 66,4 млн. долларов, в Онтарио — 116,7 млн. долларов. Удобрений в Квебеке употребляется вдвое меньше,, чем в Онтарио. При этом необходимо учесть, что это средние цифры для всей провинции, в которой особняком стоят восточные тауншипы между р. Св. Лаврентия и границей с США, где не было феодального землевладения и земля разбита на отдельные дачи1. В этих тауншипах сосредоточено большинство англоканадских фермеров французской Канады. Здесь расположены сравнительно более развитые современные капиталистические фермы, отличающиеся от отсталых крестьянских хозяйств франкоканадцев.

Для франкоканадских фермеров, как и для всей Канады, характерно развитие сельскохозяйственной сбытовой и закупочной кооперации, сыгравшей положительную роль в борьбе фермеров с монополиями. В провинции организован оптовый, сбытовой и закупочный кооператив — «Федерэ дэ Кэбек», имеющий местные отделения.

Промышленность

Наряду с сельским Квебеком существует современный индустриальный Квебек, второй развитый промышленный район Канады. Это юго-запад провинции. В Монреале — крупнейшем промышленном и деловом центре Канады и его окрестностях сосредоточена четвертая часть всех промышленных предприятий страны. Если 60 лет назад немногочисленные мелкие промышленные предприятия провинции были связаны главным образом с переработкой сельскохозяйственного сырья, то теперь в ее промышленности господствует крупный монополистический капитал, в большей своей части принадлежащий империалистическим монополиям США. Последние 50 лет и главным образом годы с начала второй мировой войны были периодом бурной индустриализации провинции.

Особенно развилась обрабатывающая промышленность, которая в 1951      г. дала 63% общего производства провинции, тогда как доля сельского хозяйства равнялась 11%. Квебек занимает первое место в стране по количеству и использованию гидроэнергетических ресурсов, по развитию текстильной, швейной и кожевенной промышленности. Особое место занимает сейчас разработка в провинции железной руды. Недавно открытые в Лабрадоре богатые месторождения этой руды находятся уже в руках американских компаний, которые не перерабатывают ее в Канаде, а вывозят как сырье в США. Это вызывает протест среди широких прогрессивных кругов Канады.

Начиная со второй мировой войны развивается самолетостроение, кораблестроение, производство подвижного железнодорожного состава, особенно развилась химическая промышленность (производство искусственного каучука, нейлона и др.). В провинции добывается 70% мирового производства асбеста, который вывозится как сырье в США. Важное- значение в экономике провинции имеют ее лесные богатства. Развита, целлюлозно-бумажная промышленность, принадлежащая в основном американскому капиталу. Уже в 1949 г. предприятия, принадлежащие американцам, дали третью часть всего производства лесной промышленности провинции.

Промышленное развитие отразилось на динамике населения. Сельскохозяйственное население оставалось почти стабильным (705 578 человек в 1871, 705 204 — в 1931 г., 766 910 — в 1951 г.). Почти весь прирост населения за эти годы приходится на города. В городах и поселках городского типа сосредоточено больше половины населения провинции. В 1951 г. почти 80% самодеятельного населения провинции занято было в промышленности. В провинции вырос и сформировался рабочий класс, в основной своей массе городской пролетариат.

Меняется облик жителя провинции. Если до начала XX столетия фран- коканадский крестьянин был типичной фигурой провинции, то теперь ею стал франкоканадский рабочий. Если раньше деревня была центром национальной жизни, то теперь этот центр переместился в город.

Провинция стала страной контрастов, промышленной культуры и отсталого сельского быта. Наряду с промышленным пролетарием в провинции можно встретить своеобразный тип рабочего-дровосека. В нескольких милях от г. Квебека и современных промышленных предприятий, автомобильного транспорта расположен лесной Квебек, страна дровосеков, где транспортным средством служит еще собачья упряжка. Всю свою жизнь дровосек живет в лесу. Многие дровосеки дальше Квебека нигде не бывали. Живут они заготовкой дров для города, несколькими месяцами работы на лесозаготовках для бумажной фабрики и обработкой маленьких участков отвоеванной у леса земли. Поселки дровосеков состоят из 12—13 домов, среди которых можно увидеть старые каменные здания французского стиля, длинные, низкие с большими трубами на каждом конце, и новые — деревянные, окна и двери которых покрыты резьбой и окрашены в яркие цвета.

«Это бедная страна,— пишет канадский публицист Б. Хатчисон.— Лес поддерживает жизнь дровосека, дает возможность выписывать по* каталогу дешевую одежду его жене — и не больше»1.

Капитализм развивался во французской Канаде, несмотря на пережит* ки феодализма, но как следствие этих пережитков он развивался на капиталы, притекавшие извне, — сначала английские, потом на капиталы американских монополий, которые занимают ведущее место в экономике провинции. Национальный франкоканадский капитализм развивался в основном в различных отраслях легкой промышленности — обувной, мебельной, швейной и по переработке сельскохозяйственного сырья. Нередки были небольшие семейные предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции. В больших семьях франкоканадцев хватало своих рабочих рук для работы на такого рода заводиках. Крупные владельцы капиталов вложили свои накопления сначала в железные дороги, позже стали акционерами английских и американских монополий.

Крупная франкоканадская буржуазия относительно слаба и малочисленна (хотя и есть несколько семей миллионеров), только 12% всех капиталовложений провинции принадлежит ей. В директоратах фирм французской Канады она занимает только 10% мест (1952 г.).

В результате этого своеобразия развития капитализма в провинции сложилась особая расстановка сил, когда классовые и национальные отношения тесно переплелись. Эксплуатирующим классом как в городе, так и в деревне является преимущественно англоязычный элемент — англоканадцы, американцы; руководящий административный и технический персонал предприятий также по преимуществу англоязычен. Среди инженеров франкоканадцы составляют всего около 5%. Пролетариат же этих предприятий — почти исключительно франкоканадцы. Владельцы мелких предприятий, люди свободных профессий, духовенство — также по преимуществу франкоканадцы. Основную массу франкоканадского населения составляют лица наемного труда. Эти классовые и национальные противоречия особенно ярко проявляются в Монреале,, где существует поговорка «англичанам принадлежит все богатство, а французам вся работа»2. Хозяев предприятий и их административно-технический персонал трудящиеся франкоканадцы называют «людьми компаний». Эти люди являются господами провинции, живут изолированно от франкоканадского населения в особых привилегированных кварталах городов и промышленных центров. Город Квебек3, например, состоит из двух частей: верхний город, где живут «люди компаний», американские туристы, и франкоканадская верхушка; в его ресторанах и отелях 'нет места французскому трудящемуся; нижний город — город дыма и копоти,, средоточие заводов и фабрик и маленьких домишек франкоканадских трудящихся. Здесь же расположены католические приходские церкви. Монреаль — второй французский город в мире после Парижа, в нем живет третья часть всего населения провинции. Франкоканадцы составляют 60% его населения. В нем также существуют особые кварталы финансовых магнатов и франкоканадского трудящегося населения, разницу между которыми ярко описывает побывавший в Канаде советский общественный деятель Н. С. Пилипчук: «Утопающие в зелени кварталы с особняками богачей, построенными в английском, французском или скандинавском стиле, ультрасовременный особняк архитектора итальянца и лишенные зелени скученные кварталы, где живет французская беднота...»1 «Уэст маунт это английский город во французском Монреале. Он имеет свою полицию и свои законы», — пишет канадская публицистка М. Шэпин. «Мак Гилл — это университет для англоканадцев Квебека»2.

Капиталисты всех мастей считают провинцию Квебек золотым дному нигде в других провинциях они не получают таких сверх-прибылей как здесь. Условия национального неравноправия, в котором находятся франкоканадцы, наиболее ярко проявляются в условиях их труда. Труд франкоканадского рабочего оплачивается значительно ниже, чем труд рабочих английской Канады. Они работают и живут в значительно худших условиях. Разница в условиях труда из года в год увеличивается. Если средний недельный заработок при почасовой оплате рабочего провинции Онтарио принять за 100%, то этот заработок квебекского рабочего составлял (в проц.)3:

'                                                                  4946 г. 1953 г.

В обрабатывающей промышленности 92 89 В химической промышленности . . 95 86

В лесной промышленности................ 94 89

В текстильной промышленности . . 94 90

В среднем рабочий день во Французской Канаде больше, чем в Онтарио. Здесь нет закона о максимальной продолжительности рабочего дня, который существует в степных провинциях, в Онтарио и Британской Колумбии. Лишь в отношении молодежи до 18 лет продолжительность рабочего дня «ограничивается» 10 часами. Широко применяется эксплуатация детского труда. Детский труд разрешен законом с 14 лет, в других провинциях с 15—16 лет. Безработица прежде всего ударяет по франкоканадским рабочим. К концу 1952 г. одна треть всех безработных Канады была зарегистрирована в провинции Квебек.

Национальное неравноправие сказывается и в более низких покупных ценах на товары фермеров, в дискриминации франкоканадцев при найме на высокооплачиваемые, квалифицированные работы. Франкоканадские рабочие ведут активную борьбу за уравнение условий труда в провинции Квебек с условиями труда в английской Канаде. Участники забастовок требуют уравнения оплаты труда с оплатой рабочих английской Канады, и в некоторых отраслях они добились этого.

Национальное неравноправие особенно сказывается на положении трудящихся женщин французской Канады, труд которых оплачивается еще ниже, чем. труд мужчин. Нуждающиеся матери Квебека получают значительно меньшее пособие, чем в других частях Канады, кроме Приморья. Мать с четырьмя детьми в провинции Квебек может рассчитывать на пособие в 52 доллара, в Онтарио же оно равно 140 долларам; в Манитобе — 158; в Альберте — 145, в Саскачеване — 75 долларам4.

Все это усугубляется патриархально-феодальными пережитками в быту и провинциальном законодательстве, ставящими женщину в бесправное, подчиненное по отношению к отцу или мужу положение. Только в 1931 г. замужние франкоканадки получили право самим получать заработную плату за свой труд. По законам провинции муж считается главой семьи и полновластным распорядителем ее имущества. Без его разрешения даже богатые франкоканадки, имеющие свой счет в банке, не могут им пользоваться5. Только имея письменное разрешение мужа женщина может занять ноет директора или возглавить какой-либо комитет. Его согласие необходимо, чтобы женщине или ее ребенку была оказана хирургическая помощь. До 1954 г. право на развод имели только мужчины, но и им не разрешался второй брак. Упорной борьбой женщины Квебека добились уравнения своих прав в этом вопросе.

Только за последние годы в провинции стали появляться женщины- юристы, женщины-врачи, но профессии судьи или хирурга до сих пор для них закрыты. Вместе с тем наблюдается рост активности франкоканадок в общественной жизни провинции. Отмечается большое участие женщин в кооперативном движении, в организации ремесла. В силу целого ряда правовых ограничений участие франкоканадок в политической жизни пока что незначительно. Только в 1943 г. они получили право участия в провинциальных выборах. «От женщин Квебека, — пишет М. Шэпин, — требуются исключительные способности и мужество, чтобы преодолеть все препятствия и пробиться в политическую жизнь провинции»1.

Канадский конгресс женщин, в который входят и франкоканадки, ведет активную борьбу за равноправие женщин.