Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Провинция Квебек
Этнография - Народы Америки

Провинция Квебек в течение 300 лет является французской частью Канады. По своим размерам она почти в три раза превосходит Францию. До сих пор франкоканадцы составляют абсолютное большинство (80%) населения провинции, и в ней сосредоточено 80% всего французского населения Канады (насчитывавшего в 1956 г. 4628 тыс. человек). Остальные 20% расселены по другим провинциям, составляя до 36% населения Нью-Брансуика, 10% населения Онтарио и 6 % населения степных провинций.

Предки франкоканадцев в основной своей массе были крестьяне и ремесленники, выходцы из различных частей Франции. Их привозили в качестве цензитариев или феодальных держателей наследственных наделов — цензив, на которые была разбита земля крупных феодальных (сеньериальных) владений, насажденных здесь французской монархией времен Людовика XV. Ко времени захвата Канады Англией (1763 г.) здесь вполне сложилась система крупного феодального землевладения. На 375 феодалов (сеньеров), владевших 6 млн. акрами земли, насчитывалось 60 000 крестьян-цензитариев. Земельные владения католической церкви исчислялись в 2 с лишним млн. акров1.

После захвата Канады Англией (1763 г.) большая часть французских феодалов, чиновников и купцов выехала во Францию. Их земли были переданы на тех же феодальных условиях английским купцам и офицерам.

Все феодальные права католической церкви были сохранены за нею. Положение трудящегося населения ухудшилось, так как к классовому гнету прибавился гнет национальный.

С установлением английского господства в Канаде население французской Канады увеличивалось главным образом за счет естественного прироста, норма которого всегда была довольно высока (2,34% в 1921 г., 2,28% — в 1954 г.1). С 1760 г. (когда насчитывалось около 63 тыс. человек) до 1951 г. франкоканадское население выросло почти в семь раз (за десятилетие 1941—1951 гг. численность его увеличилась на 810 тыс. человек). Франкоканадцы, как правило, многосемейны: семьи, имеющие 10—12 человек детей, не являются редкостью. Высокая степень естественного прироста объясняется социальными условиями. Земледельческое хозяйство на первых порах требовало большого количества рабочих рук, спрос на которые с прекращением иммиграции мог быть покрыт только за счет естественного прироста. Католическая церковь, крупнейший феодальный собственник и эксплуататор крестьян, была также кровно заинтересована в дополнительных рабочих руках. Пользуясь своим огромным влиянием на крестьянскую массу, она сыграла в этом вопросе большую роль. Она выдвинула принцип «реванша люльками» (revanche des berceaux); освятила многосемейность, бездетность считала тягчайшим грехом перед церковью, осуждала холостяков, пропагандировала ранние браки, выступала противницей всякого рода средств по ограничению деторождения. За последнее время наблюдается снижение естественного прироста среди франкоканадцев особенно в городах 2. Средний брачный возраст достиг сейчас 25 лет, что уже в значительной мере снижает рождаемость3. Семьи с 2—3 детьми стали обычным явлением.

В некоторой степени франкоканадское население росло также за счет ассимиляции других этнических элементов. Шотландцы и англичане, поселившиеся между франкоканадцами, и даже сыновья солдат, пришедших в качестве врагов и господ, нередко кончали тем, что забывали свой язык, свою национальность и совершенно офранцуживались; многие даже перевели на французский язык или изменили свои фамилии.

До конца XIX в. 90% населения французской Канады занималось земледелием. Но еще в 1848 г. вся пахотная земля сеньерий была занята и распределена без остатка между семьями цензитариев. Семейные участки, делившиеся между сыновьями из поколения в поколение, к этому времени представляли собой узкие, длинные полосы шириной иногда в 180—200 м и длиною до 1,5 км, тянувшиеся от реки или выходящие передней, узкой стороной на дорогу. Такими они остались в основном и по сей день. Поселению за пределами сеньерий мешала земельная монополия. С 1854 г. было запрещено дробление семейного надела между членами семьи, надел передавался теперь одному из сыновей, остальные члены больших семей образовали армию безземельного крестьянства, которую не могла поглотить только еще зарождавшаяся промышленность. Это вызвало ко второй половине XIX в. массовую эмиграцию безземельного крестьянства из французской Канады в другие части страны и особенно в США. Двухмиллионное население франкоканадцев в США — плод этой эмиграции.

Во всех городах соседних с Канадой штатов США— Мэна, Вермонта, Нью-Гэмпшира, в главных городах Массачусетса, Род-Айленда, Коннектикута появились, таким образом, колонии франкоканадцев; во всех этих городах есть кварталы, известные под названием «Малой Канады». Уже в конце XIX столетия, когда французское население Канады равнялось приблизительно 1,5 млн. чел., франкоканадцев в США насчитывалось 600 тыс. человек.

Тысячи канадских семейств в США переделали свои французские фамилии на английский лад. Но, наряду с постоянным поселением в США, часть франкоканадской молодежи уходила из Канады лишь на временные заработки, и, сколотив небольшую сумму денег, возвращалась на родину. Девушки часто ездили в близкие к Канаде города США заработать себе на приданое.

К этому же периоду относится начало поселения франкоканадцев в других провинциях Канады, особенно в степных провинциях — Альберте, Манитобе и Саскачеване. Здесь они стремились жить обособленно и заселяли сплошными массивами предоставляемые им участки земли, сосредоточенные преимущественно в лесостепной полосе. Франкоканадцы и французские метисы, потомки от смешанных браков между французами и индейцами, были первыми поселенцами в прериях еще в эпоху пушной торговли в первой половине XIX в. Французские колонии в западной Канаде возникали постепенно, в течение многих лет; французы прибывали сюда из разных мест: из Квебека, с востока США, из Франции, Бельгии; однако до 84% их были уроженцами Канады. Большая часть их были охотниками и торговцами, работниками торговых компаний, меньшинство занимались земледелием. Крестьяне нарезали землю длинными, узкими участками, идущими от берегов рек, как то было в обычае в старых приречных поселениях провинции Квебек, сооружали бревенчатые хижины в 200—400 м. одна от другой, так что все селение имело вид длинной деревенской улицы; жизнь деревнями, а не хуторами облегчала общинный труд при постройке домов, мостов, дорог, церквей и пр.; она отличала франкоканадцев от англоязычного и прочего населения этих мест.

Настоящая колонизация прерий французами-земледельцами началась с проведением железных дорог. Большая часть французского землевладения здесь организована по принципу квадратных земельных дач1. Для французских колоний характерно смешанное хозяйство — наряду с растениеводством развито и молочное животноводство. По признаку религиозной общности селятся вместе с французами бельгийцы, ирландцы и славяне- католики; во многих приходах франкоканадцы, иммиграция которых в западную Канаду за последние десятилетия резко сократилась, составляют уже менее половины всего населения.

Франкоканадцы степных провинций упорно держатся за свой язык. Поддерживая связи со своей родиной—восточной Канадой, они энергичнее сопротивляются ассимиляции, чем национальные группы, прибывшие из других стран. Они добились в 1896 г. законодательного разрешения для французского языка быть языком преподавания в начальной школе (хотя с 1916 г. на несколько лет этот закон был отменен), затем включения французского языка, как отдельного предмета в программу средних и старших классов.

В Виннипеге печатается журнал «La Liberte et le Patriote» для французского населения Манитобы.

Всего в английской Канаде насчитывается до 1 млн. франкоканадцев и около половины из них живут в Онтарио.

Франкоканадцы в Онтарио — это преимущественно рабочие в лесной и горнодобывающей промышленности. В Нью-Брансуике они являются потомками франузского населения Акадии, так называемых акадий- цев, которые в 1753 г. были изгнаны английскими карательными отрядами с насиженных мест, причем их скот, дома и имущество были разграблены или сожжены. Они нашли тогда убежище частью в Новой Англии, частью в местности, ставшей позже провинцией Нью-Брансуик, и на западном побережье Новой Шотландии, на западе о-ва Принца Эдуарда. В настоящее время это преимущественно мелкие крестьяне и рыбаки*

Как уже отмечалось выше, англоязычное население появилось во Французской Канаде вскоре после капитуляции французских колоний в Северной Америке. В настоящее время оно составляет 20% всего населения провинции Квебек.

Среди населения английской Канады довольно широко распространено мнение, что сельские районы Квебека представляют собой уголок старой, чуть ли не феодальной Франции, что их «обитатели» (habitants2) — живописные, но крайне отсталые и примитивные провинциалы.

Действительно, в этой провинции, больше чем где-либо можно найти простую сельскую жизнь на фермах ив деревнях. Хотя старый патриархальный семейный уклад крестьянской деревни рушится, однако все еще сохраняется много старинных обычаев и навыков, давно уже ушедших из быта самой Франции: в некоторых деревнях можно еще видеть около домов общинные хлебные печи; не исчезло еще домашнее прядение и ткачество, некоторые местности славятся своими яркими коврами со сложными растительными узорами, вышитыми шерстью высоким петельным швом при помощи крючка. Ткацкий станок и прялка до сих пор не редкость в доме франкоканадского крестьянина. Обращают на себя внимание деревенские качели, на которых летом развлекается молодежь. Кое-где сохраняется еще вол как упряжное животное. Но эти черты старого быта сохраняются в глухих районах, как пережитки старого консервативного уклада.

Действительная экономическая отсталость сельского Квебека являет- ся следствием специфических исторически сложившихся здесь условий: феодальных форм землепользования, остатки которого не изжиты и до сих пор, и реакционной роли католической церкви в экономической и политической жизни и в быту населения французской Канады.

Это единственная часть Канады, где крепостничество, феодальные привилегии, всесилие католической церкви, насажденные здесь еще феодальной французской монархией, охранялись и консервировались особой милостью английской короны и правящими кругами Канады вплоть до 1940 г. Насколько цепко держится правящий класс и верная ему католическая церковь Канады за эти привилегии, показывает история их отмены, растянувшаяся на период более чем 100 лет. С 1822 по 1940 г. издавался целый ряд актов, якобы отменявших те или иные права феодалов. В 1854 г. был принят акт об отмене феодальных прав земельных магнатов с условием многомиллионной «компенсации». В силу этого акта около 60 тыс. франкоканадских крестьян, бывших цензитариев, до сих пор считаются должниками сеньеров и обязаны выплачивать сеньериальные ренты до 1980 г. Создана даже особая корпорация по «выкупу сенъериаль- ной ренты».

Канадский феодализм, однако, отличался от феодализма средневековой Франции тем, что он существовал наряду с более развитыми капиталистическими отношениями в английских владениях Нового Света. Владения французских феодалов перешли в руки английских офицеров и купцов. Новые сеньеры предпочитали денежную оплату всех феодальных повинностей, что стимулировало рост товарности сельского хозяйства.

Феодальная эксплуатация крестьян-цензитариев в Канаде, как и во Франции, была жестока, но не так безысходна. Редко населенные пространства Канады давали убежище людям, спасавшимся от непосильных притеснений сеньеров. Так появился^ своеобразный элемент в населении

.Канады «Coureurs de bois» — «лесные; беглецы» — вольные охотники я траперы лесов Канады.